Яд антимонархизма

Не для всех православных священнослужителей тема почитания св. Царя действительно важна …

Чем ближе мы к скорбному юбилею расправы над последними суверенными монархами исторической России, тем угрюмее становятся разговоры на эту тему в среде русских православных конспирологов. «Мундиаль окаянный специально затеяли, чтоб народу совсем не дать вспомнить о том, что же произошло сто лет назад…» «Кино это негодное опять крутят, чтобы лишний раз людям в душу плюнуть…» И т.д. и т.п.

 Мотив этих мрачных сетований ясен: «представители государственного управления нынешней РФ изо всех сил стараются маргинализировать почитание свв. Царственных Страстотерпцев».
Маргинализировать – это значит спихнуть на обочину, преподнести нечто важное и значимое в общественном сознании в качестве малозначимого и даже случайного.
Для людей, воспринявших примерно четверть века назад корпус идей Русского Православного Патриотизма, почитание св. Царя в качестве «христианина в нехристианском окружении», было и остаётся одним из наиболее важных моментов в осмыслении нашей Трагедии 1917 года. Осмыслении, которое помогает выстроить мировоззренчески целостную альтернативу не только усвоенными на занятиях по марксистско-ленинской философии штампам, но и штампам антикоммунистическим. Под коими в данном случае подразумеваем «чудесное» превращение Февраля из первого акта Трагедии в нечто, типа, «хотели ведь как лучше, но не получилось». Да даже и не это главное. Удобную схему осмысления предложили разнообразные конспирологи, детально проработавшие «британский», «еврейский», «немецкий» и тому подобные следы в деятельности агентов влияния, способствовавших разрушению русской Государственности. Государственности, якобы почивавшей на всенародном согласии и благорастворении воздухов. Народ, дескать, не при чём, это всё интеллигенты, евреи, революционеры-бомбисты и т.д.
Схема эта не просто вредна для трезвого взгляда на осмысление существовавших тогда в России комплекса проблем, но и грешит против Промысла Божия.
Неужто кто-то до такой степени деист, что полагает Спасителя Кем-то, самоустранившимся от всего, происходящего со Своими чадами?!
Господь является Врачом, незримо присутствующим рядом с каждой человеческой душой. Врач, желающий каждой душе лишь спасения и прописывающий каждой конкретной душе конкретные методы исцеления от беды укоренения в наших сердцах тех или иных гибельных страстей.
Это, конечно, прекрасно понимает всякий православно верующий христианин, но проговариваем для того, чтобы определить – насколько можно – координаты, в рамках которых попытаемся разговоры разговаривать.
Государь наш Николай Александрович оказался христианином в нехристианском окружении.
И речь, увы, не только о масонах из Государственной Думы, не о фронде великокняжеской, и не о патриотично настроенных генералах, мечтавших о диктатуре, но о самых широких народных массах, увы, дошедших до такого состояния, что, по всей вероятности, дальше было бы только хуже…
Вот об этом между собою чаще всего говорим мы в кругу Русских Православных патриотов, общаясь с русскими и нерусскими монархистами, русскими и нерусскими православными. Об этом иногда пытаемся говорить в том числе и с нерусскими неправославными непатриотами – обозначая свою позицию по существу вопроса.
И вот теперь приближается столетняя годовщина Екатеринбургского злодеяния.
Как уже отмечалось выше, мы, общаясь между собою, порою глухо ропщем, что управляющие телевизором делают всё, лишь бы отвлечь народ от мыслей о свв.Страстотерпцах.
Но, для того чтобы ропот этот имел под собою более-менее объективные основания, следовало бы дать ответ вот, на какой вопрос: «А действительно ли тема почитания свв.Царственных Страстотерпцев является настолько важной… Нет, не для народа РФ, а, хотя бы для священства РПЦ? И в чём это почитание выражается?»
Был проведён небольшой эксперимент, который, несомненно, не претендует на статистическую корректность. Но, тем не менее, является неплохой, на наш взгляд, иллюстрацией состояния умов рядового священства в провинции российской.
(Тем более, что небольшой комментарий, в котором приводилось несколько эпизодов, показывающих некоторые типичные для нашей церковной жизни моменты в восприятии образа последнего Императора, вызвали довольно оживлённую дискуссию не только на нашем форуме, но и за пределами его).
Это подтолкнуло к идее подготовки следующего текста, в котором – в числе прочего – хотелось развенчать один небезопасный на наш взгляд штамп, бытующий среди русских православных людей.
Речь идёт о том, что в настоящее время немало наших единоверцев относятся к святому страстотерпцу Царю Николаю примерно следующим образом: «Политик, дескать, он был, конечно, так себе. Но пострадал от рук безбожников, проявив при этом подвиг христианского смирения. За что Церковь и Его, и Семью Его причислила к Лику Угодников Божиих».
Опасность укоренения в церковном сознании этого штампа заключается в том, что эпоха последнего Императора будет восприниматься уже как череда роковых просчётов, обусловленных якобы бездарностью и бесхребетностью Императора; который, впрочем, был хорошим семьянином. Однако, поставил интересы своей семьи над интересами государства. И – поскольку был самодержцем – и сам ничего не делал, и другим не давал делать.
Несложно увидеть в этой схеме не просто выпад против личности последнего Императора, но и против понятия «Самодержавие» в целом. При этом, чаще всего, демократически мыслящие единоверцы наши лёгким движением руки совершают подмены, что открывает им широкие возможности для бичевания «деспотичного самодурства».
Подчёркиваем особо: в манипуляции этой замечены не только представители рукопожатной квазилиберальной российской общественности, но и вполне патриотично настроенные православные наши современники.
Вот чтобы поговорить обо всё этом я стал рассылать некоторым знакомым отцам предложения ответить на вопрос: «Что для них свв.Царственные Страстотерпцы?» «В чём, на ваш взгляд, заключается их христианский подвиг?» Просил прокомментировать этот штамп, о котором мы только что говорили.
В целом, предполагаемый анализ ответов помог бы ответить на вопрос о духовно-нравственных ориентирах, играющих существенную роль в формировании современного православного патриотического мировоззрения.
Результаты такого субъективного – не претендующего, повторимся ещё раз, на репрезентативность – опроса не на шутку огорошили.
Мы ожидали услышать в худшем случае нечто, вроде того, что утверждают протестантствующие наши собратья, дескать, «поторопились с канонизацией», что речь идёт о «политически мотивированном прославлении». И т.д. и т.п.
Но один из ответов просто привёл в оторопь: «Да. Есть в святцах такие».
Дальнейшие разговоры с отцами, служащими на провинциальных приходах, а также с осведомлёнными в настроениях алтарниками, несколько прояснили картину.
В ходе разговоров выяснилось, что апатия, царящая в душах определённой части рядового священства, обусловлена не какими-то малосовместимыми с пастырством хобби или же сомнительными идеями, но реакцией на превращение церкви (с маленькой буквы) в очень несимпатичную систему.
Чтобы не быть голословным приведу некоторые примеры.
Все мы понимаем, что церковь живёт с пожертвований. Разнообразных. И приведение потоков и даже ручейков этих в некое упорядочивание, как правило, не радует рядового настоятеля сельского храма. И дело не только в дополнительных налогах, отправляемых в расплодившиеся после разделения епархий Епархиальные управления. Дело ещё и в том, что требования полной финансовой отчётности ставят настоятелей в двусмысленное положение: все знают о всевозможных дополнительных сборах, которые, разумеется, никакими документами не фиксируются. В результате образуются дыры в отчётности, которые как-то надо латать.
Отчётность – это вообще отдельная головная боль для провинциального священника. В данном случае речь идёт не о финансовой отчётности, а, к примеру, об отчётности по миссионерской работе.
Доходит до курьёзов: поскольку отчёт о проделанной миссионерской работе должен содержать фотодокументы, фиксирующие дела милосердия, то например, с отчётами по работе с заключёнными возникают сложности, обусловленные тем, что на режимные объекты проносить фотоаппараты нельзя.
Конечно, выручают госучреждения: полиция, армия, больница. Там хоть и не особо рады этим «миссионерам», но деваться некуда – дело государственное. Сделали «себяшку» на мобильник – и уже можно присовокупить к бумажному сочинению.
Всё это тем более горько, что, к примеру, параллельно к деяниям, столь милым сердцу идеологов централизации миссии, происходит умерщвление живых проектов. Например – ликвидация подобия скаутских лагерей для отроков и юношества.
(Сейчас мы не будем углубляться в конспирологию, в разговоры о том, что трагедии с погибшими детьми и истерики на тему педофилии священников как раз подготовили почву для уничтожения этой едва возродившейся традиции.
Просто факт. Лагерей при епархиях нет. Отдыхайте, школьники, в своих квартирах. Сидя за компьютерными играми).
Ну, ладно. Система неуклюжая. Если не смиряет, то возгревает весьма недобрые чувства. Но при чём же тут свв. Царственные Страстотерпцы?!
А при том, что мероприятия, связанные со столетней годовщиной екатеринбургского злодеяния, воспринимаются у наших провинциальных пастырей в одном ряду с прочими навязанными сверху «миссионерскими мероприятиями». Которые нужно провести и предоставить отчёт о проведении.
Складывается какая-то сюрреалистическая картина: украинские умеренные националисты (из числа чад УПЦ МП, разумеется) «лайкают» материалы «Русской народной линии», например, материал «Царская Свеча», а в это самое время русские попы демонстративно пренебрежительно относятся к мероприятиям, связанным со столетием Царской Голгофы, под предлогом того, что «казёнщина», «мероприятие, навязанное горе-миссионерами» и т.д. и т.п.
Хорошо. Карикатурность миссионерствования давно стала уже притчей во языцех. Но ведь одно дело посетовать на то, что неуклюжими деяниями губится доброе дело, а совсем другое – демонстрировать убеждённость в том, что «и дела-то доброго никакого нет».
Как же дошло до того, что вещи, ещё 20-25 лет назад воспринимавшиеся как нечто, что само собой разумеется, нынче уже воспринимается чуть ли не с отторжением?!
Только ли проповеди известных церковных модернистов, попадающие на почву, унавоженную скепсисом и нарастающим нигилизмом, сыграли в этом роль?
Мы сетуем на практически тотальное игнорирование работниками индустрии СМИ темы рокового юбилея. Ругаем этих работников всякими нехорошими словами, преподнося в качестве неких антинародных сил.
А выясняется, что самим верующим, а что еще трагичнее – большинству духовенства, действительно, этого не нужно!
Павел Тихомиров, помощник главного редактора «Русской народной линии»
.
.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники