Трансгуманизм может уничтожить человека

Известный религиовед рассказала «Колоколу России» о скрытой сути трансгуманизма и духовно-преступных аспектах глобализации. Начало 2017 года ознаменовалось для России очередной волной наступления глобализаторов. Готовится новый вариант закона о сборе персональных данных учащихся без согласия родителей для системы «Контингент», госуслуги становятся все более электронными и удаленными, детей в школах пересаживают за компьютеры, пускают в учебные заведения и кормят по биометрическим данным (система «Ладошка»), готовятся навязать систему врачебных консультаций на расстоянии (телемедицину).

Из семей россиян массово изымают детей по навету школьных психологов или иным мнимым причинам, принимаются новые ограничения на пользование наличными деньгами (последнее – назначение комиссии за снятие средств в банкомате «родного» банка), создание «групп смерти» в соцсетях и иные психоатаки на детей через интернет стали массовым явлением, усиливаются апостасийные явления в Русской Православной Церкви…

Не спешите думать, что глобализаторы и трансгуманисты являются чистыми материалистами и желают блага для всего человечества.

«Колокол России» поговорил об истоках глобализма и духовного отступления в стране с известным публицистом и религиоведом, доцентом МГИМО Ольгой Четвериковой.

Человек без личности и души 

«Колокол России»:   Ольга Николаевна, у нас эксперты любят рассуждать о смене технологических укладов, о постоянном техническом прогрессе как залоге всеобщего благоденствия. Звучит здорово, но немного страшно – как бы в глобальном мире не изменился сам статус человека разумного. Может ли такое случиться?

Ольга Четверикова: Сегодня ученые, предприниматели, бизнесмены – все, кто определяет технический прогресс, – изменили условия формирования личности. Новые технологии вносят изменения во все сферы нашей жизни: производство, сферу услуг, гуманитарную сферу…

Они меняют уже не только сознание, но и самого человека. В том мире, который они создают, – а сейчас он уже постинформационный – мы подошли к такому этапу, когда объектом изменений является не природа, не окружающий нас мир, а человеческая личность.

Вместо человека-личности инициаторы этих перемен говорят о «человеческом ресурсе», «человеческом капитале». Они воспринимают нас исключительно как удобных производителей предметов и товаров, востребованных сегодня на рынке.

Все, что способствует формированию человека-потребителя, обладающего определенным набором «компетенций» для обслуживания транснационального бизнеса, – это приветствуется. А все, что не вписывается в этот подход, что способствует формированию человека как личности, – отрицается за ненадобностью.

То есть, происходит не просто духовное принижение человека – нас реально превращают в нечто совершенно иное.

И делают это не какие-то маргиналы – все развитие человечества повернуто в этом направлении. Я бы вообще использовала сейчас слово «прогресс» в негативном смысле, потому что техническое развитие неизбежно сопряжено с нравственным падением.

Вспомним хотя бы историю о создании Вавилонской башни…

Как строили каинитскую цивилизацию тысячелетия назад, так и продолжают это делать.

Причем все это – за счет уничтожения в человеке его духовного начала, его личности.

Сегодня эти тенденции достигли апогея, поэтому на слуху и становится все более распространенным понятие «трансгуманизм», являющееся концептуальной основой, определяющей, что есть человек.

Для трансгуманистов человек – это некое переходное звено к постчеловеку, лишенному своей духовной сущности.

Мы видим движение к постчеловечеству во всех областях: экономике, социальной политике, образовании, культуре, искусстве, здравоохранении. В медицине развивается подход к человеку как к биообъекту, набитому органами, которые можно использовать для трансплантации, разного рода генетических экспериментов.

Если бы человек воспринимался как самостоятельная личность, это все было бы невозможно. Традиционная система ценностей, морали и нравственности заменяется предельно практичной и гибкой для бизнеса биоэтикой.

Биоэтика усердно занимается оправданием возможностей ученых-экспериментаторов ставить опыты над человеком – в техническом, биологическом, культурном, идейном плане.

Она максимально расширяет рамки дозволенного, чтобы снять ограничения в нравственных вопросах и делать с человеком, что заблагорассудится. Поэтому уже сейчас в школах и детсадах повсеместно проводятся интеллектуальные и психологические эксперименты над юношеством.

КР:  И новое поколение, очевидно, будет воспринимать себя как «человеческий капитал» уже без всяких усилий и внушений сверху?

О.Ч.: Да, в этом ключевую роль играет перестройка образования. Точнее, о реформе или перестройке говорить даже глупо – речь идет о полном демонтаже старой системы. Еще в 2009 году авторы известного форсайт-проекта «Образование-2035», в частности, Дмитрий Песков, позже назначенный главой отделения «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив, изложили нам свои планы.

Фактически речь шла о том, что вся эпоха Нового времени, основавшая классическое образование, уже подошла к концу и образование в его нынешнем виде больше не нужно. Оно не отвечает потребностям технологического и информационного общества…

То, что было основано еще в 17 веке, – образование с оценками, учебниками, стабильными коллективами-классами, программами, учителями – все это нужно убирать.

Соответственно, новая система совсем иная, потому что ранее готовили образованных во всех отношениях личностей, в том числе и развитых нравственно. То есть закладывались основы воспитания человека, ребенку помогали сформировать морально-нравственные качества.

Но сегодня это стало вредить вершителям прогресса, для которых человек – винтик в системе производства и потребления. Современный рынок определяется потребностями высокотехнологичного транснационального бизнеса. Соответственно, вся система образования должна работать на него.

Стратегия «Образования-2035», которой до последнего времени следовало Министерство образования России, определяет четко: к 2035 году все традиционные формы обучения должны быть уничтожены. 

Поэтому когда сегодня нас пугают переводом ряда школ на электронное, дистанционное образование, нет смысла критиковать отдельные аспекты – это общий процесс. Как тяжелая болезнь, захватившая весь организм, делает бесполезным обращение внимания на отдельные покраснения или язвы.

КР:  Но педагоги 21 века рассказывают нам, что компьютер и интернет – настоящее окно в мир для школьника. Дескать, с его помощью проще познавать происходящее, находить контакты с друзьями, проводить время с пользой.

О.Ч.: Все современные формы обучения с помощью компьютера, погружение ребенка в виртуальный мир с детского сада приводят к тому, что у него наступает так называемое «цифровое слабоумие».

Многие участки его мозга, как отмечают специалисты, перестают развиваться и атрофируются. Мы получаем «эффект Маугли», когда люди, выросшие среди зверей, при попадании обратно в человеческий мир уже не могут воспитать в себе качества развитого индивида.

Сейчас это происходит повсеместно, и я как преподаватель могу сказать, что ребята просто не готовы нормально воспринимать информацию – у них нарушены нейронные связи, помогающие мыслить и анализировать. Позитивная реклама-схема новой модели образования У нас стало общим местом со смешком и сарказмом говорить о нынешнем «дебильном веке».

Но когда с любовью относишься к своим студентам, понимаешь – это настоящая катастрофа, которая начинается у человека с раннего детства. И родители должны осознавать – как только они сажают ребенка за компьютер, сразу начинается его интеллектуальное и моральное уродование.

В виртуальном мире нет сострадания, солидарности – человек попадает в совершенно чуждую ему среду. Потому наши дети сегодня обделены любовью, теплом, возможностями познания реальности. Буквально через поколение мы можем получить существ, которым будет чуждо все человеческое.

Они будут воспринимать мир исключительно как набор био- и нанотехнологий.

Футуролог Рэймонд Курцвейл, одним из первых заговоривший о переносе мозга на электронный носитель, определил главную проблему: можно ли признать информационный носитель, работающий отдельно от мозга человека, продолжением данной личности? Очевидно, что с созданием таких киборгов человек в известном нам виде и традиционном понимании попросту будет уничтожен. Это самое настоящее сумасшествие.

Технический директор Google Рэймонд Курцвейл

КР: Биотехнологии пока еще принимаются не так охотно – и в этом, думается, главная проблема глобалистов. Им же придется убеждать людей отдавать свое тело «в пользование» кибертехнологиям. Думается, кому-то по душе придутся истории о расширенных возможностях организма и мозга. Но будут ли такие существа полноценными людьми? О.Ч.: Трансгуманизм как раз занимается созданием антропоморфных существ, которые призваны заменить человека. Это происходит двумя путями: с одной стороны, человек превращается в киборга, c другой – роботов делают все более человекоподобными. Потом они сходятся в определенной точке, и вы уже не можете отличить человека от робота. На смену интернету приходит нейронет – единый мировой электронно-биологический мозг, который будет объединять всех пользователей. Об этих процессах прямо говорит президент Курчатовского института Михаил Ковальчук.

Таково главное стратегическое направление реформаторов.

Президент Курчатовского института Михаил Ковальчук

Неслучайно нашу классическую Академию наук сегодня всячески теснят и прессуют. 23 марта этого года сложил полномочия (официально – по собственному желанию, – прим. ред.) Владимир Фортов – президент РАН с 2013 по 2017 гг.

Его сложно назвать ярым оппозиционером по отношению к проводимым реформам, но как только он заявил о недопустимости закрытия госинститутов, сокращения финансирования и т.д., участь академика стала понятна.

Прогресс для избранных 

КР: Мы плавно перешли от образования к науке. В ней, надо думать, развиваются те же процессы?

О.Ч.: Та наука, которая занималась облегчением человеку жизни и помощью в сохранении человеческой натуры, сегодня, напротив, направлена на ликвидацию всего человеческого, на интересы новых технологий. А это технологии по изменению человека, независимо от его личной воли.

Поэтому, если говорить прямо, трансгуманистический проект несовместим с человеческой жизнью, полностью античеловечен по своей сути.

Пока мы это открыто не произнесем, так и будут продолжаться местечковые обсуждения того или иного аспекта, мешающие перейти к практике.

КР: Но ведь человечеству предлагают передовые достижения, в будущем сулящие цифровое бессмертие. Очень заманчивая перспектива для многих, особенно очень богатых людей, не находите? И потом, есть люди глубоко атеистичные по складу ума, искренне не понимающие, в чем проблема стремительно развивающегося прогресса. Они готовы будут вживить себе какие угодно имплантанты, подключиться к мировой системе и увидят в этом только позитив: удобство, новые возможности. Как бы вы объяснили таким гражданам пагубность происходящего?

О.Ч.: В основе технопрогресса лежит мировоззрение, отличное от традиционного. Поэтому те, кто добиваются цифрового бессмертия, прежде всего делают это для себя, а далеко не для всех.

Защити свои данные! Активируй антивирус, защиту от подписок и облачное хранение данных на всех тарифах Smart.
Реклама

Само состояние бессмертия определяется скорее не научными разработками, а верой.

Вообще, в основе философии трансгуманизма лежит гностико-манихейская философия, представляющая сегодня ядро всех эзотерических, оккультных учений.

Христианская вера же основывается на том, что человек создан по образу и подобию Божьему, создан в своем естестве.

Соответственно, наша цель и задача, если мы хотим спастись, жить в соответствии с Божьими заповедями. А спасение для верующих – и есть бессмертие. Поэтому православному человеку смешно что-то объяснять об этом явлении – он и так знает о вечности души и о воскресении. Никакое другое бессмертие ему не нужно.

Но поскольку у нас мало истинно верующих, в эту образующуюся лакуну можно засунуть все, что угодно – и цифровое бессмертие, и технологическое, и биологическое. Пытаться соревноваться с трансгуманистами на этом поле бесполезно – их религия рано или поздно победит. Трансгуманисты или оккультисты?

КР: Значит, трансгуманизм – это религия?

О.Ч.: Конечно, это никоим образом не наука, а завораживающая доктрина, которая отвечает современному состоянию души нашей молодежи, пребывающей постоянно в компьютерах, виртуальной реальности. Они могут получить полную иллюзию многообразия цифровой жизни, выбрать себе любую из ролей в игре, построить там собственный мир, а в случае виртуальной смерти – просто загрузить сохраненную игру.

После такого они с неохотой возвращаются сюда к нам, где надо стареть и умирать… Многие ученые-трансгуманисты просто не понимают, кто ими руководит. А ведь это гностики, исходящие из того, что есть избранные и стадо. 

Первые получили божественное знание – «гнозис», и потому достойны бессмертия. Их будущее – освободить оболочки от плоти и соединиться с некой высшей духовной сущностью. Просвещенные оккультисты прекрасно понимают, что они делают,

а внешняя оболочка – эта армия ученых-трудяг, которые совершенно искренне надеются на научный прогресс и свои достижения. Это просто прикрытие для их кураторов.

Поэтому если мы вступим с каинитами в публичную дискуссию, они по традиции объявят себя жертвой и добью