Шкуры продажные

О сепаратистской информационной политике, газете «Взгляд» и о том, что накануне войны России необходимо срочно избавляться от тех, кто стреляет ей в спину …

Уже не гнилым ветерком тянет с Украины. Уже буря надвигается с бандеровских краев. А все начиналось с обыкновенной информационной политики. Сегодня Украина – Антироссия. Была Малороссия – стала Анти-россия. Антироссия сосредотачивает в себе антироссийские силы. От Вашингтона до Варфоломея. Украина притягивает эти антироссийские силы, стимулирует самим фактом своего существования всех, кто ненавидит Россию. Всех, кто мечтает о «другой России», «иной России», «альтернативной России», Антироссии. И в этих процессах огромную роль играет информационная политика.

Россия – большая наша страна. Но ведь умом Россию не понять. И многие не понимают. Стоят под потоками информационными, прополаскивают мозги свои. Украина была окраиной России. Прополоскали мозги людям – не стало Украины. Украли укры Украину. Не для себя старались. Для Вашингтона с Варфоломеем.
У нас в России еще есть окраины. И их давно стащить хотят. Те, для кого укры Украину воровали. Но, прежде чем стащить, надо политику информационную развернуть. Мозги промыть населению. Тогда и напрягаться не надо. Сами украсть помогут. Лондон, Вашингтон с Варфоломеем шустрые урки. Зазеваешься – в момент часы снимут. Да что часы! Шкуру живьем спустят. Но сначала – политика информационная. Да такая, что сами из шкуры лезть будете.
Дальний Восток часто называют окраиной России. Вот она, политика информационная. Недавно порошенковская банда заявила, что пора проводить «украинизацию Дальнего Востока». «Неожиданно!» – скажете вы. А как раз ожидаемо. Украинцев сюда очень-очень много переселялось во все времена. Но более существенно то, что сегодня элемент сепаратистский антироссийский на Дальнем Востоке вполне осязаем, зрим и активен. И информационные посылы «киевской хунты» для этого элемента космополитского очень даже тонизирующе действуют.
Еще в конце 2015 года бандеровский сайт Depo.ua предложил провокационную аналитику. Статья на этом сайте называлась так: «Когда развалится Россия: возродится ли Дальневосточная республика». В статье укры называют основные сепаратистские факторы на Дальнем Востоке. К таким факторам, помимо всего, они относят местные оппозиционные силы и местный криминалитет. Конечно, бандеровцы не называют американский фактор, который питает и координирует оппозиционные силы. Ведь порошенковцы сами являются грязной мозолистой пяткой этого американского фактора. Бандеровцы вспоминают ДВР и приводят высказывание, которое выдают за слова бывшего министра Дальнего Востока Александра Галушки. Хотя эти слова принадлежат хабаровскому либерал-политологу Бляхеру: «Помните, в 20-е годы прошлого века здесь была Дальневосточная республика… Что помешает России создать этот буфер здесь вновь? …Для этого можно объединить усилия и ученых, и политиков, и бизнеса, и, наверное, военных», – напомнил товарищ Бляхер.
Сегодня сторонник ДВР Бляхер, отстаивающий идею обособления Дальнего Востока от России и создания Дальневосточной республики, публикуется в российской интернет-газете «Взгляд». Там он также высказывает довольно сомнительные вещи, вряд ли способствующие укреплению территориальной целостности России на востоке. Как бы в ответ на заявления бандеровцев об украинизации Дальнего Востока, газета «Взгляд» публикует в конце августа с.г. статью Бляхера: «Почему Дальний Восток не будет украинским». И там есть такие слова: «Педалирование этничности (любой) здесь (на Дальнем Востоке – авт.) не увеличивало шансы на взаимоподдержку, а снижало, без чего выжить здесь было совсем непросто. Потому и возникает особый тип самосознания: мы – дальневосточники».
Известная американская этнокультурная сепаратистская пропаганда: национальность: «сибиряк», «казак», «дальневосточник», «помор»…
Пока информационную войну за Россию и Дальний Восток мы не выигрываем. Мы сочиняем, что в голову придет. И враг сочиняет. И чаще наши сочинения становятся следствием того, что враг подкидывает нам.
Раньше сочиняли про зеленые помидоры и тигров в городах Приморья. И в Москве об этом всерьез говорили. Теперь другое. Теперь о новом «этносе» – «дальневосточник». А еще о том, что если станет на Дальнем Востоке комфортно, то люди сюда обязательно потянутся. А люди-то и так тянутся. С каждым годом азиатских лиц все больше в городах дальневосточных.
Постойте! Вы что-то против азиатских лиц имеете? Вам лица азиатские не нравятся? Да вы – расист обыкновенный. Ку-клукс-клан недобитый.
В таком духе недавно выразилась в весьма абстракционистской статье одна из ведущих субъектов информационной политики православной Якутии. Инокиня Евгения (Сенчукова) – пресс-секретарь Якутской епархии, а ранее журналистка популярного православного портала «Православие и мир», пишет в той же газете «Взгляд»: «Дело было в Якутии. Человек попросил прислать фотографию для иллюстрации текста про исповедь. Я нашла красивую картинку: русский священник, прихожанка-якутка, трогательно и тепло. Ответ был очень странный: «Зачем вы мне прислали фотографию с якуткой? Мне нужно было про то, как верят русские!» Итогда сестрица неожиданно заключает: «Мой дорогой собеседник – расист обыкновенный».
Ее статья внесла информационный вклад в формирование образа Дальнего Востока в России и зарубежом. Вероятно, инокиня об этом не думала. Однако написала, что жители Якутии напоминают ей североамериканских индейцев. «…Якуты внешне похожи на североамериканских индейцев. Это чистая правда. Я не занималась этим вопросом специально, но очень может быть, что северные народы вообще родственники друг другу», – пишет инокиня. И, конечно, очевидно, что она не занималась этим вопросом.И, скорее всего, никогда об этом не думала и не читала. Если бы читала, то, наверное, знала бы, что все эти идеи про малочисленных народов и их угнетение разработаны на Западе. И продвинуты в России с целью стимулирования этносепаратизма.
Статья инокини- вклад в информационную политику о Дальнем Востоке. Провокативный вклад, создающий выдуманную проблему расизма в России. Стимулирующий и без того заметные сепаратистские процессы в Якутии, на Дальнем Востоке.
Пару лет назад стало известно, что Конституционный суд Якутии постановил, что единственным коренным народом республики являются «представители якутского этноса». Учитывая, что в соответствии с республиканской Конституцией, Якутия является «демократическим правовым государством, основанным на праве народа на самоопределение», такое постановление сильно взволновало многих жителей Дальнего Востока и всей России.
Тогда эксперты так прокомментировали событие: «Якутский прецедент с «коренным народом» демонстрирует стремление этнонациональной элиты в этой автономии окончательно разрушить историческую для России форму централизованной государственной земельной собственности. Очевидно, что для осуществления контроля за недрами на территории Якутии якутской элите федеральный центр уже не нужен».
Это постановление как-то тихо замялось, и о нем пока никто не вспоминает. Однако тенденции к обособлению остаются. И стимулируются эти тенденции все теми же геополитическими оппонентами России.
С 1999 года по сей день, в соответствии с указом бывшего президента Якутии М.Е. Николаева, английский язык является языком обязательным для изучения по всей системе образования республики и одним из рабочих языков официальных мероприятий.
В прошлом году Генконсул США Майк Кийс, курирующий Дальний Восток, на конференции в Якутске рассказывал о том, какой интерес для Америки представляет наш Арктический шельф. Телевидение Якутска, с восторгом сообщило, что американцы заинтересованы в ресурсах Якутии, идет конструктивный диалог…
Скажите, зачем газета «Взгляд» на этом фоне публикуетнезрелые и провокативные политические рассуждения инокини Евгении (Сенчуковой)?
Заметно, что газета «Взгляд» в последние несколько месяцев развернулась лицом на Восток. Но вызывает ли доверие у граждан России такое лицо? О Дальнем Востоке газета чаще рассказывает устами либеральных авторов. Не абстрактно либеральных. А вполне конкретных, вполне склонных к сепаратизму, к обособлению Дальнего Востока от России-матушки.
Журналист Василий Авченко из Владивостока – тоже в газете «Взгляд». Он давно продвигает идею создания Тихоокеанской республики со столицей во Владивостоке. Еще в 2011 году вышла книга Василия Авченко «Владивосток 3000». Книга, по сути, идеология для будущих «приморских партизан», готовых заявить о том, что Дальний Восток – это не Россия. Ну, по аналогии: «Украина – не Россия». Забавная аннотация к книге Василия Авченко: «Книга “Владивосток-3000”, киноповесть о Тихоокеанской Республике – …тесно связанная с реальностью киноповесть о существовании параллельного мира-пространства – города Владивосток-3000, в котором черты настоящего Владивостока слились с чертами его альтернативных, но нереализованных воплощений – от английского Порт-Мея до китайского Хайшеньвэя. Владивосток-3000 – романтическая мечта о Тихоокеанской республике… об идеальном городе-порте – свободном, экологически чистом, независимом, где никто не обращает внимание, с какой стороны у машины руль, а добыча даров моря из отрасли экономики превратилась во всеобъемлющую полумистическую республиканскую марикультуру».
 
Удивительно, что Василия Авченко активно и давно поддерживает писатель Захар Прилепин. Странно все это. Ведь Захар – защитник Донбасса. Хотя, вместе с Василием они одновременно сторонники Ленина. Кто их разберет этих ребят? Опять Ленин, опять Прилепин… День сурка какой-то.
Во Владивостоке с начала 1990-х годов сложился небольшой круг лиц, занятых воспеванием совсем «иного Владивостока». Какого-то выдуманного космополитского города, вечного порто-франко, свободного рынка с борделями, легкими наркотиками, с«высшими достижениями» азиатской и европейской цивилизации… Владивосток «кросс-культурное пространство», мультикультурный город, «Владивосток 3000». При этом в придуманном Владивостоке с легкостью стирается, вымарывается его российское начало, его великое предназначение – быть лицом России у пределов Азии, свидетельствовать азиатскому миру о русской культуре, о величии Руси.
Несколько лет назад в городе продвигалось имя американской домохозяйки Элеоноры Прей. Были изданы большими тиражами ее письма, воспоминания о Владивостоке.
Сама Прей удостоилась памятника на улице Светланской. Письма американки Элеоноры, жившей во Владивостоке на рубежах царской и советской эпох, вряд ли представляют какой-то выдающейся историческую или литературную ценность. Большая часть ее текстов – подробности обывательской жизни, скучные бытовые картинки, без претензий на литературное творчество. Однако это взгляд американки. И вот при содействии американского Генконсульства заинтересованные лица вместе с краевым музеем имени Арсеньева предлагают Приморью иных героев и иной взгляд, американский взгляд на дальневосточные рубежи России. Откуда в Приморье такой восторг записками домохозяйки? Откуда этот сюрреализм – «Владивосток эпохи Прей»? С какой стати памятники в центре города? Крестьянину,матросу созидавшему Россию у Тихого океана, памятник поставьте! Во Владивостоке больше половины жителей не знают, что в нашем городе находится могила его основателя генерал-губернатора Николая Николаевича Муравьева-Амурского!
«При участии США мы можем получить и турпоток, и товарооборот, и прямые авиаперевозки, и что угодно. И из местечкового филиала АТР превратится в настоящий международный экономический форпост. Нам необходимо заводить контакты на американском побережье, а функционеры Дальнего Востока должны быть заинтересованы в отношениях с Америкой», – высказывание, явно способствующее продвижению интересов США на Дальнем Востоке России. Эта проамериканская позиция выражена представителем аналитического Центра Дальневосточного федерального университета. И вот еще из недр этого Центра: «Дальний Восток России в среднесрочной перспективе может стать нейтральной площадкой для развития экономических отношений между странами АТР, Россией и США». Опять «буферная зона», опять ДВР, опять «Республика»…
Не слишком ли много тут, на земле Дальневосточной, субъектов отделения этой земли от России?
Летом этого года во Владивостоке вышла книга «Сирень и война». Автор – Ёнэко Тоидзуми, именуемая местными представителями «Новой газеты»: «японская Элеонора Прей». Впервые книга публиковалась в Японии двадцать лет назад. Японка Ёнэко Тоидзуми, жила во Владивостоке в 1921-1937 годах. Она прибыла в город 1921-м году вместе со своими соотечественниками -японскими интервентами. Во Владивостоке Ёнэко вышла замуж за японского разведчика, который находился в Приморье под видом буддийского священника. Об этом автор воспоминаний пишет, рассказывая, как успела утопить пистолет, когда советская контрразведка проводила обыски у владивостокских японцев. Потом, в 1937 году, оказавшись вместе с мужем в Токио, Ёнеко со своим супругом удостоилась высокой благодарности от Генерального штаба сухопутной армии Японии: «…Нас вежливо встретил подполковник г-н Акидзуки. Он похвалил нас за работу во Владивостоке» – вспоминает Ёнеко. И после супруг Ёнеко получает назначение в захваченную японцами Манчжурию, потрудиться в качестве разведчика генерального штаба Квантунской армии. Успешно поработав на «ниве шпионажа» в России, потом в Маньчжурии, автор воспоминаний «Сирень и война» вновь оказывается во Владивостоке. В 1946 году, когда ее работодатель – Квантунская армия – разбита, муж – японский разведчик – пребывает в советских лагерях. Ёнеко становится переводчиком в лагере для японских военнопленных во Владивостоке. Симпатий к советской России она явно не испытывает. Пишет о жалкой одежде жителей Владивостока, скудном образе жизни, разбитых окнах. И заключает: «И вот так выглядит страна, победившая в войне». Вероятно, японка пошла на активное сотрудничество с нашими органами, ее не посадили, а дали возможность принесли пользу СССР. Однако в СССР японская разведчица не задержалась. После смерти И.В. Сталина она благополучно вернулась в Японию, где безусловно очень пригодился наработанный ей опыт.
Неожиданно воспоминания японской разведчицы, ее милые зарисовки Владивостока, рассказы о нересте кеты на Седанке и сожаления, что японцы не смогли оккупировать всю Сибирь, переводятся и публикуются летом сего года в России. В самом Владивостоке.Вышедшая книга тут же получила высокую оценку всех либеральных приморских СМИ. И уверенно предстала на полках книжных магазинов Приморья. «Замечательная книга», по сути,– памятник японской разведке в Русском Приморье.
Владивосток Ёнеко Тоидзуми в своих воспоминаниях именует так, как назвали его японские интервенты: «Урадзио». Автор рассказывает историю о том, что русский царь хотел владеть всем востоком, поэтому назвал город «Владивосток». Но вот японцам это очень не понравилось, поэтому они город переименовали в Урадзио. Историческая чушь, которая с восторгом предлагается приморскому читателю. И, безусловно, поддерживается Генеральным консульством Японии во Владивостоке.
Автор воспоминаний ужасается тому, как громили китайцы в 1946 году город Яньцзы, находившийся под пятой японских оккупантов. Китайцы, по воспоминаниям японской разведчицы, «крушили жилье, лавочки японцев, убивали, воровали… Тихий спокойный город превратился в ужас.» Но при этом Ёнеко не вспоминает, что творили японцы в Маньчжурии. Какие бесчеловечные опыты ставили они над жителями Китая, разрабатывая и испытывая новые виды бактериологического оружия. Вместо подопытных крыс японцы во время оккупации Маньчжурии использовали жителей Китая.
Удивительно, что книга вышла при поддержке Приморского краевого музея им. В.К. Арсеньева и еще ряда представителей всё того же круга приверженцев «другого Владивостока». Заинтересованность крае