РУССКОЕ ЛЕТО ГОСУДАРЯ НИКОЛАЯ I (завершение)

Часть 4. Победное шествие зверя от земли. Разрушение: Удерживающий зверолов (продолжение)

Подвергающееся доселе критике либералов «идеологизация внешней политики» при Николае I как раз и выражало Божью волю о Третьем Риме, призванному Им отнюдь не к низменной и унизительной буржуазной политике корыстных «национальных интересов» (по канонам гуманистической религии земного комфорта), к которой призывают по сей день русский народ разномастные светские «патриоты», отражающие интересы либеральных чиновников и капиталистов и языческую идеологию «хлеба и зрелищ» для масс. Николаевское государство оставило далеко позади многовековую цель собирания русских земель: лишь отчуждённая Карпатская Русь оставалась, в русле лелеяния австрийского «союзника», клеймом европейского обольщения вплоть до Крымской войны. 

Перед русской посольской службой, армией и их верховным Главнокомандующим ясно высились две священные безкорыстные миссии: освобождать православные народы Балкан и Кавказа от чужеземного ига (как вскоре выяснилось, не столько османского, сколько англо-саксонского) ипоражать зверя, устроившего революцию ещё на небесах, не только в туловище, но и в голову – в самую его идеологию «вавилонского вина блудодения» (Откр.17:2). Туловище же «багряного зверя из моря» (Откр.17:3) – Британской империи как возрождённой языческой империи Ветхого Рима – стало быстро распространяться по континентам, погружая их в кровь, нищету и разврат, талассократически обволакивая собой саму русскую державу.

Царству Николая I принадлежит великая честь выведения «на чистую воду» колониальной Британской империи, скрывающей в себе под именем небесного воинства «Англии» главное пристанище падших ангелов во главе с Денницей и их слуг во плоти – прибежище морских разбойников из прόклятого данового колена Израиля, дано-скандинавских колонизаторов, элиты разбитого Дано-хазарского каганата, жестоких дано-норманнских завоевателей, скрывшихся от кары тамплиеров, инкубатор розенкрейцерства, масонства и иллюминатства, вкупе исповедавших талмудическую религию Каббалы. Будучи искони главным врагом Святой Руси, она на протяжении трёх веков умело скрывала свою сущность и намерения, действуя, согласно этой сущности, исподтишка, чужим руками – внутренними агентами и третьими странами. Лишь благоверному царю и искупителю династии Романовых Павлу I было открыто подлинное логово зверя, за что он и был оттуда коварно растерзан. В наследство от Александра I Николаю достался послевенскийЧетвертной союз, включавший в себя Великобританию и главным своим предметом имевший противодействие революциям в Европе, верховным разжигателем которых сама Британия и ее всецелая масонская элита под спудом данитских банкиров и была. Вплоть до эпохальной Крымской войны Британия, почти всегда стоя за нападавшими и всячески подстрекая их, сама явно ни разу не нападала на Россию (лишь единожды почти сторонне вступив против неё в войну). Величайшей трагедией Третьего Рима было то, что загадка Великобритании как древней столицы обоих зверей, как багряного зверя, разоряющего и поглощающего Вавилонскую блудницу (Откр.17:16), а не лишь одна из европейских колониальных империй, так и осталась неразгаданной до 1917 года: выведенную умом русской аристократии и чиновничества легкомысленную формулу «Англичанка гадит» необходимо было сменить на «Британский монстр жаждет крови и смерти».

Русско-турецкая война 1828-1829 годов уже не скрывалась Третьим Римом, объявившим себя покровителем всех христианских подданных султана, как священная война в защиту православного населения и обеспечения его религиозных и гражданских прав. Вместе с тем, Царь и его Государственный Совет, почитая превыше всего Божий Промысел, не позволяли себе своевольно и безосновательно уничтожать законную многовековую власть османского султаната (в том числе видя более националистические, нежели религиозные идеи среди начальников балканских народов) и, тем более, – первыми нападать на соседнюю империю: речь вначале шла только о защите православных в пределах Турции. Но жадность и кровожадность находящейся в агонии исламской державы, отвергнувшей автономию молдавско-валашских княжеств и российское покровительство над ними, жестоко расправившейся над греческим освободительным восстанием, Божьим Промыслом предавали поработителя народов Второго Рима в руки Риму Третьему. Более того, Порта сама замахнулась на Российскую Империю, непосредственно подстрекаемая Британией (с её иллюминатской церковью), вышколившую турецких офицеров и вооружив их армию в надежде сделать с Россией оружием то, что не удалось только что сделать руками декабристов. Русское наступление было молниеносным и достигло предместий Константинополя, в её руках была вся Болгария, древняя Армения и вторая столица империи Адрианополь. По заключённому в нём миру, православные дунайские княжества окончательно получали свободу, белградское ядро будущей Сербии – автономию, а часть православной Греции – полную независимость, Россия же – освобождённую причерноморскую часть Грузии, даровав свободу ещё одному православному народу, порабощённому около трёх столетий. Против такого хода событий нарастало враждебное сопротивление западных сран во главе с «владычицей морей» (как водных, так и революционных), которая захватила только что освободившуюся при решающей помощи единоверной России Грецию под свою власть по сей самый день.

Южные рубежи России в первой половине XIX века превратились в исключительное поле сражения с «британским львом», гербово-метафизический образ которого присвоили себе от иудиного колена потомки Дана, не удовлетворяясь природным своим клеймом змея у дороги, жалящего богоизбранных всадников (Быт.49:17). Еще накануне русско-турецкой войны Британия распалила войну русско-персидскую 1826-1828 гг., всячески желая совместить её с первой (но провалилась). Заключив военный союз с шахской Персией (той самой, которую англо-американо-израильский альянс ныне со всем иранским народом полагает главным после России врагом, подлежащим порабощению и уничтожению), британская элита в хазарском ключе практически пересоздала её армию, наводнив её своими офицерами-инструкторами, и бросила на ещё только появившуюся на Кавказе Россию. Но вновь была посрамлена в своих кознях: как и почти всегда в истории,открытая война обернулась во благо России и Церкви: в православную Империю были включены южная Армения и западный Азербайджан, чем собирались воедино разрозненные части двух народов, перед которыми открывались двери для великой встречи с истинным душеспасительным Христианством.Особенной милостью это было для Армении – первой страны, государство которой приняло Православие, но претерпевшей лютые страдания за отступление от веры в запущенную талмудистами-гностиками ересь монофизитства и низвержение (в лице армянских династий) Византии в пропасть иконоборчества, из которой Второй Рим в полной мере уже не выкарабкался. Что означало для армянского народа это освобождение из-под почти восьмисотлетнего иноплеменного (преимущественно исламского) владычества было видно из картины входа русских войск во главе с великим русским полководцем князем Иваном Фёдоровичем Паскевичем в армянскую столицу Ереван, во время которого старики, дети, женщины бросались к простым солдатам и целовали им руки и ноги. Армянская область Российской Империи стала приютом и центром собирания армян, раскиданных по всему Ближнему Востоку. Сакральным трофеем победы в персидской войне (после которой, заметим между русскими и персами установился уже почти 200-летний мир) стало включение в состав священной Империи Нахичевани – первого послепотопного города, основанного самим Ноем, отцом всех народов. Закреплявший все эти достижения Туркманчайский мирный договор венчался изгнанием Британии из Каспийского моря и священного кавказского региона, – не только ставшего прародиной всех потомков Сима и Иафета, но и служащего культовым объектом данитской англо-саксонской элиты, царствовавшей здесь в талмудическом Хазарском каганате и подобным образом изгнанной отсюда тысячу лет назад русским князем Святославом. Договор, устроенный ещё одним великим русским умом николаевской эпохи Александром Сергеевичем Грибоедовым, вызвал, вкупе с предотвращением вступления Персии в русско-турецкую войну, приступ ярости в лондонском логове зверя и стал причиной подлого убийства русского поэта-дипломата шпионами каинитской Великобритании.

Кавказ как восприемник Ноева Ковчега (образа самой Церкви) и колыбель послепотопного человечества, как черноморско-каспийский перекрёсток судеб библейских народов, как граница между благословенными потомствами Сима, приготовившего приход в мир Богочеловека, и Иафета, воспринявшим Его благовестие, наконец, как врата для Русского царства в захваченные византийские земли Вселенских Соборов, родину Двуглавого Орла церковно-державной симфонии и многих святых, именами которых была создана Святая Русь (в частности, приграничная с Арменией Каппадокия была родиной покровителя самого Третьего Рима великомученика Георгия Победоносца), – превратился в николаевскую эпоху под ногами подданных русского царства, несущих мир, в пылающую землю. Кавказские войны с горцами либеральными клеветниками часто используется как пример якобы наличия «империалистических» (завоевательных) войн со стороны Российского государства. В действительности, государство Святой Руси никогда не развязывало захватнических агрессий ради прироста территории и особенно богатств и рабов – в отличие от неоязыческих империй Запада и особенно дано-британского «багряного зверя». Каждый раз Божьим Промыслом происходило то освобождение русских земель (Западная Русь), то освобождение порабощенных народов с включением их под свой протекторат (Финляндия, Польша, Армения, Прибалтика) в оборонительных войнах (даже Северную войну Петра I из таковых можно исключить лишь условно), то присоединение мирным добровольным путём (Грузия, Азербайджан, Сибирь, Средняя Азия), то, наконец, отвоевание в победоносных оборонительных войнах земель у жестокого и вероломного врага, которые были некогда им же и захвачены (Крым, Новороссия, земли татарских ханств), – притом с предельным благодушием к знати вновь покоренных стран и, тем паче, к их народам.

Именно к последнему типу и относятся Кавказские войны, к началу которых раздробленные кавказские племена составили небольшой анклав, оказавшийся со всех сторон охваченным Империей, который упомянутые державы Запада давно бы уже раздавили и ассимилировали. Хотя Россия до них не дотрагивалась, горцы при первой возможности совершали дерзкие нападения на великого соседа, устраивая кровавую резню – частую не только для русских, но и друг для друга. Притом старейшины самих кавказских племён умели ценить благородство и духовную и военную силу, ничуть не отвергая покорности «белому царю» (а в будущем явив собою примерную ему верность). Однако за некоторыми, самыми буйными из них, маячила всё та же британская шестая глава «зверя из моря», действующая через исламские центры Персии и Турции. Среди кавказцев выбор Лондона пал на крайне воинственных и склонных к работорговле чеченцев – прямых потомков хазар. Усилиями тяготеющих к «родному очагу» британских «Избранных Коганов Вселенной» на Кавказе была организована суфийская секта мюридизма через присланного из союзной Персии Хасс-Мухаммада. Как и все разветвления каббалистической мистики она не содержала и намёка на внутреннее преображение человека – но лишь одну единственную идею газзавата – джихада против русских, – на основе которой создавалось государство «Кавказский имамат» исключительно для войны с Россией. Найденному для руководства им бандиту-имаму Шамилю обманом и резней среди дагестанцев и чеченцев удавалось, прячась в аулах, лесах и горах, направлять своих боевиков для нанесения подлых и болезненных ударов в тыл русской армии. Война с ИГИЛ XIX века закончилась победой уже в ходе следующего царствования, но ожила вновь уже в наши дни в точно таком же «государстве» Ичкерия во главе с новым «имамом» Шамилем (Басаевым) и со столицей в Лондоне, а также в ИГИЛ уже XXI века, созданном США, отпочкованием той же дано-норманнской империи, для войны с Россией и её ближайшими союзниками (в частности, самым мягким из всех ближневосточных правителей разных поколений «кровавым» Башаром Асадом).

И уж совершенно на хвост дано-британскому змею русский «всадник на белом коне» (Откр.6:2) и восседающая за ним жена, поражающая змея в голову (Быт.3:15), Церковь Христова, наступали в Средней Азии, куда государь Николай I направил свои мысль, волю, воинство и посольство во исполнение заповеди и замысла отца, прерванного его убийством британскими агентами. Именно в правление этого «душителя творчества» развернулось историческое градостроительство севера Средней Азии, когда были заложены крупнейшие города современного Казахстана (включая Алма-Ату и Астану-Акмолинск), ныне а