Царское просвещение для возрождения: Беседа с директором православно-патриотического издательства «Царское Дело» С.И. Астаховым

Астахов.jpg
В нынешнем году исполнилось 90 лет со дня рождения нашего выдающегося иерарха митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) († 1995). Владыка был воистину пастырем добрым, и теперь, спустя время, все отчетливее проявляется великое благотворное значение его слов и деяний, посеянное им семя веры и правды приносит драгоценные плоды. Одно из таких плодотворных начинаний, у истоков которого стоял приснопамятный архипастырь, – уникальное издательство «Царское Дело», книги которого давно стали любимым чтением многих верующих. Милостью Божией, побывав в Санкт-Петербурге, мы познакомились и побеседовали с его директором – Сергеем Игоревичем Астаховым. 

 «ПРАВИЛЬНЫЕ» КНИГИ

– Сергей Игоревич, расскажите, пожалуйста, о Вашем издательстве. Когда и как оно возникло, откуда такое название – «Царское Дело», что издаете?

– Основано «Царское Дело» было в конце 1994 года по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева). Название нам дал Леонид Евгеньевич Болотин, с которым мы давно знакомы и сотрудничаем. Инициативная группа по созданию издательства состояла из нескольких человек. В частности, туда входил Константин Юрьевич Душенов, руководитель пресс-службы Владыки. А я на тот момент был одним из ее сотрудников.

Основное направление деятельности, определенное изначально – выпуск православно-патриотической литературы. Т. е. не просто православных, святоотеческих или богослужебных, а именно православно-патриотических книг.

 – Такой курс Владыка задал?

– Да, это линия была избрана именно владыкой Иоанном. И мы стараемся ее неизменно придерживаться.

– А с помощью каких ориентиров, авторов? Как Вы выбираете «правильные» книги?

– Любая подлинно православная литература, безусловно, полезна. Мы сотрудничаем со многими издательствами и видим, что на этом поприще далеко не одиноки. И слава Богу! Но у каждого при этом есть свои отличительные черты. В частности, нашей особенностью стала разработка серии «Духовное возрождение Отечества», в основу которой легли в первую очередь труды самого митрополита Иоанна. И до сего дня они остаются для нас приоритетными.

– Назовите, пожалуйста, самые важные из них.

– Конечно, главная его работа, которая выдержала уже больше десяти тиражей, – книга «Русская симфония». Мы считаем ее своего рода визитной карточкой нашего издательства. Ее знают многие читатели в России и за рубежом. Это сборник очерков по историософии – духовное осмысление истории нашего Отечества.

Помимо нее мы издавали не менее известный сборник проповедей Владыки «Голос вечности»; его письма духовным чадам: «Дай мне твое сердце» – это письма мирянам, «Наука смирения» – письма монашествующим и «Время приобретения» – переписка с одной рабой Божией, также духовной дочерью. Далее, публицистические работы Владыки – статьи, выступления 1992–1995 годов – составили книгу под названием «Русский узел», которая также выпускалась неоднократно. Есть и менее известный труд, созданный на основании материалов, переданных нам уже после кончины митрополита Иоанна – «Ключ к „Отечнику” святителя Игнатия (Брянчанинова)», систематизированное Владыкой по определенным темам святоотеческое творение.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА

 – Спаси Господь за такие действительно чрезвычайно полезные для возрождения нашего Отечества дела! А какие еще выпускаемые издательством книги Вы можете отметить как приоритетные?

– Соответственно названию мы в первую очередь заинтересованы в издании литературы на тему православного самодержавного Русского Царства, а также книг о нашем последнем Государе, святом Царе-мученике и страстотерпце Николае Александровиче и его Семье.

Здесь можно назвать важную работу Виктора Кобылина «Анатомия измены», тоже переиздававшуюся несколько раз. Она имеет подзаголовок «Истоки антимонархического заговора», а название первого заграничного издания звучало так: «Император Николай II и генерал-адъютант Алексеев». Эта книга касается самого наболевшего вопроса – о заговоре, предательстве Государя.

И еще одна знаковая для нас и неоднократно переиздававшаяся работа, которая, на мой взгляд, крайне важна для понимания Русской истории и особенно духовных причин т. н. Русской революции – «Воспоминания» Николая Давидовича Жевахова. Два достаточно объемных тома мы объединили в одну книгу – «Воспоминания товарища Обер-Прокурора Святейшего Синода князя Н. Д. Жевахова». Это очень яркое произведение, автор которого, будучи человеком неравнодушным, глубоко и искренне верующим, убежденным монархистом, патриотом, раскрыл и показал все те страшные события, которые происходили в Русском обществе накануне революции 1917 года – и в первую очередь как человек, который занимал важную внутрицерковную должность – кстати, по личному назначению Государя Николая II. Жевахов, можно сказать, бил в набат. Он показывал, что страшный яд либеральных идей глубоко проник в Русское общество – не только в аристократические, но и в церковные круги, что самое страшное. Вот эти разрушительные тенденции Николай Давидович описал правдиво, живо и ярко в своих «Воспоминаниях». Он дает подчас нелицеприятные оценки различным историческим персоналиям, известным людям того времени. Поэтому неудивительно, что его книга многими была встречена, мягко говоря, без восторга.

.– А что еще Вы издаете по царской теме?

– Относительно новая книга – «Царский лейб-медик», о Евгении Сергеевиче Боткине, враче-страстотерпце, прославленном в феврале 2016 года. Автор этого биографического труда – Татьяна Евгеньевна Мельник-Боткина, дочь святого. Она написала и выпустила его в эмиграции во Франции, где жила и почила. Там остались ее сродники, с разрешения которых мы и осуществили издание на русском языке. Это сочинение уникально и интересно тем, что раскрывает служение Евгения Сергеевича, начиная с царскосельского периода и заканчивая тобольской ссылкой, где автор пребывала со своим отцом; и, соответственно, отражает многие важные детали подвига святой Царской Семьи и их верноподданных.

Еще хочу упомянуть книгу «Страницы моей жизни» Анны Александровны Танеевой (Вырубовой) – лучшей подруги Государыни Императрицы Александры Феодоровны и самого близкого, на мой взгляд, человека для Царской Семьи. Анна Александровна была воистину «верная Богу, Царю и Отечеству» – так называлась одна из ранее выпущенных нами книг о ней. В новое же издание вошли воспоминания, которые она написала в эмиграции в Финляндии и опубликовала в Берлине и Париже (мы работали с берлинским текстом). Анна Александровна умерла в 1964 году, прожив в монашестве с именем Мария 40 лет, находясь в крайней нищете, всеми оставленная и оклеветанная. Долгие годы ее воспринимали как недалекую интриганку при дворе, и лишь в последнее десятилетие ее имя начинают чтить, а на ее могилу на православном кладбище в Хельсинки стекается множество паломников. Хочется верить, что этому посодействовали и труды «Царского Дела». Для нас очень важен ее духовный опыт, ведь Господь сохранил ей жизнь, вопреки пяти арестам на Родине и гонениям на чужбине. Весь страдальческий путь монахини Марии Танеевой (Вырубовой) – подвиг служения верой и правдой России и памяти Русского Царя и его Семьи. Ее воспоминания на «Страницах моей жизни» несут светлый образ святых Царственных Мучеников. Она написала о них необычайно тепло, с такой неподдельной любовью, как никто другой.

Есть еще книга, правда, тоже автора не сегодняшнего – Ильи Дмитриевича Сургучева – «Детство Императора Николая II», написанная и опубликованная впервые во Франции в 1953 году. Мы ее тоже издавали не единожды. Это замечательная документальная повесть для детей и взрослых.

А из современных работ могу упомянуть книгу Виктора Корна «И была надпись вины Его: „Царь”». Она затрагивает проблему убийства Царской Семьи, предлагая читателю посмотреть на это злодеяние как на явление, требующее еще многого осмысления и детального, серьезного, кропотливого расследования. Хотя, конечно, уже написано на эту тему немало – П. В. Мультатули, О. А. Платоновым и др., но екатеринбургское преступление по сей день имеет ряд сложных граней и темных пятен.

– Сейчас, в связи с новой волной экспертиз екатеринбургских останков, это более чем актуально…

– Согласен. И думается, хорошо, что разные авторы предлагают различное видение того страшного злодеяния, в чем-то дополняя, а в чем-то дискутируя друг с другом. В любом случае, мне кажется, точка в этом вопросе еще не поставлена.

– А люди покупают такие книги, интересуются этой темой? Какие тенденции Вы замечаете у читателей?

– Да, эта тема сейчас важна и востребована. За 23 года, что мы с Божией помощью трудимся, уже новое поколение народилось и пришло в Церковь, которое, безусловно, неравнодушно к царскому делу. Я вижу живой интерес, и особенно на выставках, где есть возможность пообщаться с православной аудиторией из разных городов. Люди подходят, спрашивают, в том числе и об отношении нашего издательства к острым вопросам – к екатеринбургским останкам, т. н. «отречению» Царя. Хотят разобраться и понять, что же происходило в те роковые для России 1917–1918 годы. Конечно, чтобы нам сейчас это правильно осмыслить, необходимо досконально изучить ключевые моменты. И слава Богу, что теперь уже появилось немало затрагивающих их трудов.

книги.jpg

 

ДУХОВНАЯ БИТВА

– И все-таки с какими критериями Вы подходите к выбору авторов и произведений?

– Разумеется, мы не издаем все подряд. Понятно, что такие сочинители, как Радзинский и иже с ним, тоже что-то пишут о случившемся с Россией 100 лет назад. Но то, как и что они пишут, их взгляды на Русскую историю – нам не только не близки, но категорически для нас неприемлемы. Такие работы мы не возьмемся издавать ни при каких условиях финансирования. Ибо это – совершенно недопустимая ложь о нашем прошлом.

Вообще, царская тема очень обширна, и чем больше мы узнаем о Царской Семье, тем хочется еще глубже и сильнее этой темой проникаться. Ведь вопрос православного самодержавного Царства, идея Монархии становятся все актуальнее, и потому подвиг Государя Николая II и всей его Семьи требует особого внимания.

Но когда какие-либо источники начинают подавать правдивую информацию на такую жизненно важную для страны тему – будь то издательство О. А. Платонова «Институт Русской цивилизации» или общественное движение «Царский Крест» А. Порожнякова – то, естественно, враг рода человеческого ополчается на этих царских подвижников. Нападки, к сожалению, неизбежны, особенно в нынешнее смутное и лукавое время. Ясно, что эти люди находятся на передовой борьбы со злом, ибо диавол есть отец лжи, в том числе лжи про нашу Русскую историю, Царскую Семью и их верноподданных.

Поэтому в просветительской деятельности я вижу серьезный смысл – обострение духовной брани, по всей видимости, должно привести к победе света над тьмой. Сейчас многим приходится, а в конечном счете придется всем – делать свой выбор: с Богом мы и Его святыми или предаем Его и верных Ему и пребываем под влиянием понятно каких сил.

«ЦАРСКИЙ ДРУГ»
Духовная битва: Беседа с директором православно-патриотического издательства «Царское Дело» Сергеем Астаховым

– Сергей Игоревич, на меня произвела сильное впечатление новая книга Вашего издательства «Вериги любви» – к столетию мученической кончины Григория Ефимовича Распутина († 17/30 декабря 1916 г.). Знаю, что Вы возглавляете Народную комиссию по его общественной реабилитации. Расскажите, пожалуйста, как, на основании чего сформировалось Ваше отношение к этому человеку?

– Началось все с того, что лет 25 назад мне попала в руки самиздатовская брошюра «Житие опытного странника». Прочитав ее, я понял, что автор – совсем не такой Распутин, о каком мне рассказывали в школе и институте. Вот с этого момента возникло желание узнать о Григории Ефимовиче подробнее: каким он был, почему так приблизился к Царской Семье, как попал во дворец, каковы обстоятельства его кончины и т. д.

И я обнаружил, что во всех архивных материалах, царских дневниках и переписке Государя с супругой, Григория Ефимовича всегда называют «Другом» – именно с большой буквы, и нет ни одного негативного слова или даже намека на осуждение его личности, взглядов, поступков. К тому же Императрица собственноручно скрупулезно переписывала в свою тетрадь все присылаемые старцем Царской Семье письма и телеграммы. Вот, насколько она дорожила его посланиями!

– Да, мне кажется, наследие Григория Ефимовича, собранное в вашей книге, лучше всего позволяет понять, какой это был глубоко духовный, смиренный и любящий Бога и ближних человек.

 – Да, именно. И, соответственно, у нас встал вопрос: почему этот подвижник был так оболган, оклеветан, и до сих пор вся та ложь жива, несмотря на множество опровергающих ее трудов. У меня со временем собралась своего рода библиотека, посвященная старцу Григорию, объемом в две книжные полки. И я пришел к убеждению, что эта тема в истории нашего Отечества крайне важна. Неслучайно Пуришкевич, принимавший активнейшее участие в заговоре против Григория Ефимовича и Царской Семьи, впоследствии отмечал, что убийство Распутина было «первым выстрелом Русской революции». Т. е. это то величайшее зло и преступление, которое послужило отправной точкой к дальнейшему кровопролитию, в том числе и к убийству Царской Семьи.

Старец Григорий – простой Русский мужик, который родился и вырос в Сибири, не знал грамоты, но по памяти цитировал Священное Писание, потому что постоянно посещал службы, святые места, странничал на Святую Землю. Он был человеком Божиим, подвижником. Впитав в себя духовное видение мира, познав его открывшимися духовными очами, он попал в Петербург, где был представлен Царской Чете, увидевшей в этом человеке из крестьян носителя живой искренней веры, истинного Русского духа. Будучи сами глубоко верующими, Царственные Мученики почувствовали в нем это качество – простую истовую веру, которой им так часто недоставало в окружении.

И конечно, значительную роль сыграл Цесаревич Алексий – Григорий Ефимович выступил главным образом молитвенником за Наследника. Мы знаем, что неоднократно именно по его молитвам облегчались тяжелые приступы гемофилии, фактически смертельные. Также старец Григорий служил связующим звеном между Царем и Русским народом. Т. е. этот простой Русский мужик из Сибири пришел во дворец как вестник, посланник Русского народа, принес знание и видение крестьянина, которого там не хватало. И молитвенную поддержку всей Царской Семье от Григория Ефимовича невозможно переоценить – они в ней нуждались, они ее чувствовали и поэтому неоднократно за ней обращались, – в первую очередь Государь, правивший Россией в столь тяжелое время.

Можем ли мы на все это закрыть глаза и сказать, как некоторые, в том числе православные, что Царская Чета заблуждалась по отношению к Григорию Распутину, неправильно оценивала этого человека и не понимала его духа? Это невозможно! Ведь духовный путь святой Царской Семьи, окончившийся их великой вечной славой через христианское перенесение страшных земных страданий – их восхождение на Русскую Голгофу, складывался в течение всей их жизни, и как раз в общении с этим удивительным человеком, их духовным Другом. Недаром в Русском народе есть поговорка: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Неужели мы считаем, что можем лучше понимать кто есть Григорий Распутин, чем святая Царская Семья, которая с ним общалась лично?!

– А как быть с недоверительным отношением к старцу Григорию преподобномученицы Елисаветы Феодоровны? Знаю, что это многих смущает и уводит от его почитания…