Оранжевый мальчик и белый клобук

Церковных модернистов и либеральных экстремистов объединило всепрощение

Это – оранжевый мальчик 22-х лет – кощунник, наркоман, растлитель малолетних и экстремист

В последнее время порой всерьез кажется, что так называемое «общество», особенно в своей, так сказать, «лучшей», то бишь либеральной части, окончательно сошло с ума. Не покидает такое ощущение и в связи с последним широко растиражированным скандалом вокруг екатеринбургского юнца – воинствующего атеиста, наркомана, любителя малолеток и убежденного «оранжевого» революционера, устроившего «перфоманс» в стиле пресловутых «пуссей» в Храме на Крови (возведенного, напомним, на месте убийства святых царственных мучеников). К счастью, нашлись люди, взявшие на себя черновую работу, то есть восстановление подлинной фактуры событий, оставив нам возможность спокойно (насколько это возможно в таком случае) заниматься анализом и интерпретацией. Фактура эта вкратце такова.

Кирилл митрополит_.jpg

А это – митрополит Кирилл (не путать с Патриархом), пытавшийся по зову мэра Ройзмана взять на поруки врага Церкви и государства

Молодой человек 22-х лет, подлинное ФИО коего – Руслан Гофиулович Сайбабталов, вознамерился половить покемонов в Храме на Крови, и якобы именно за это был прихвачен правоохранителями. Как и подобает реальному пацану, то есть революционеру, в публичном пространстве (где он позиционируется как блогер) наш жуир выступает под псевдонимом – Руслан Соколовский. Едва жертва кровавой гэбни оказалась там, где таковым и положено быть – за решеткой, как вся либеральная рать во главе с Ройзманом и Навальным подняла такой плач, как будто проклятый режим у них на глазах стал жестоко пытать кого-то самого близкого и дорогого. Подключилась тяжелая артиллерия в лице интернет-тусовки «Эха Москвы» и сопутствующих ресурсов. Наверняка готовились к яростным запросам и международные светила правозащиты. Руслана Гофиуловича называли несчастным подростком, живущим с больной матерью, который всего лишь неудачно пошутил, как на него обрушился жесточайший государственный террор путинской машины репрессий. Естественно, тут как тут оказались и рассуждения о бурной клерикализации несчастной России, о том, как РПЦ диктует власти светского государства, что ей делать и (это главный кошмар), какую веру исповедовать.

Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что известная своей впечатлительностью либеральная пресса несколько преувеличила. Мать Сайбабталова с ним вовсе не живет, однако сильно переживает от того, что ей не вполне нравятся увлечения сына. Сам же сынок известен пристрастием к наркотикам средней тяжести типа «экстази» и ничего не может поделать со своим половым инстинктом, как только встречает девушку, чей возраст колеблется в районе шестнадцати. С одной такой юной особы его и сняла группа захвата, прибывшая для задержания, причем сынок и его пассия находились, что называется, в состоянии не очень слабого наркотического опьянения. Видимо, девушке уже исполнилось 16, так что под статью о педофилии юный жуир никак не подпадал, да и кроме того, все у них происходило в силу, так сказать, взаимного влечения, поэтому и статья «изнасилование» любителю малолеток и наркотиков также не грозит. Сумел он счастливо избежать и статьи о хранении наркосодержащих веществ, поскольку влюбленная пара уже успела употребить имевшуюся у них дозу по назначению. Однако прибывших для задержания правоохранителей интересовали отнюдь не милые слабости уважаемого блогера, а его противозаконная экстремистская деятельность, связанная с непосредственной причастностью к изданию некоего журнала, являющего собой российскую аналогию пресловутого «Шарли Эбдо». На страницах оного (а юное дарование позиционирует себя также и в роли главного редактора сего шедевра полиграфии) публиковались кощунственные карикатуры на Патриарха, Президента и других властных лиц России, а также содержались призывы политического характера, железно подпадающие под статью «экстремизм». Кроме того, задержанный активно упражнялся в воинствующем атеизме, причем не на уровне какой-нибудь философии (это было бы его дело и его право), а совершая постоянные и целенаправленные кощунства, видимо, получая от глумления над верой не меньшее удовольствие, чем от потребления наркотиков и секса с малолетками. Широкая такая натура…

В издательском проекте, якобы руководимом Русланом, дело было поставлено на широкую ногу; у себя в блоге задержанный хвастался, что сумел так организовать процесс, что от продажи печатных номеров (имелась еще электронная версия) смог добыть достаточно денег для оплаты труда немалого штата сотрудников. Неплохо разбираясь в полиграфии и хорошо представляя, сколько стоит труд хороших профессионалов, позволим себе высказать серьезные сомнения в том, что Руслан здесь говорит правду. Обычно такие проекты не являются самоокупаемыми, а финансируются из иных, специфических источников. Кроме того, предельно трудно себе представить хорошего профессионала полиграфического производства, добровольно поступившего в подчинение к 22-летнему хлюсту, если только… если только настоящий хозяин не найдет убедительные аргументы, в частности, финансового характера. Подробности всей истории читатель может найти по вышеприведенной ссылке. Таким образом, подлинная причина пристального интереса правоохранителей к юному дарованию – вовсе не «перфоманс» в Храме на Крови, а его противозаконная экстремистская деятельность, носящая системный характер.

Однако все это пока еще присказка, настоящая история начинается только теперь. Г-н Ройзман в своем блоге, высказав негодование по поводу неоправданной жестокости силовиков, вдруг обратился не кому-нибудь, а к митрополиту Екатеринбургскому и Верхотурскому Кириллу, слезно умоляя того взять провинившегося мальца на поруки, тем проявив христианское всепрощение и человеколюбие. Здесь сразу не вполне понятна очевидная нестыковка. Либеральная тусовка, к коей, без сомнения, принадлежит г-н Ройзман и чьими подходами и трактовками он активно в данном случае пользуется, всегда выступает против клерикализма. А ведь в точном правовом смысле клерикализм – это вмешательство религиозных организаций, в частности Православной Церкви (хотя, разумеется, и не только ее) в дела и функции государства. Если соответствующие государственные органы намереваются предъявить задержанному обвинения по статьям Уголовного Кодекса, то с какой стати церковные власти должны вмешиваться не в свое дело и мешать государству исполнять свои функции? Ведь ловля покемонов в храме, как мы сказали, не была главной причиной задержания Сайбабталова! Именно для того, чтобы обосновать такое вмешательство, либеральная пресса и держатели всевозможных блогов и стали усиленно продавливать версию, что непорочного и чистого в других отношениях Руслана задержали именно за то, что тот ловил покемонов в храме и снимал свое действо на видео. Блогер, выступающий под ником «Зергулио» (который первым и раскрутил всю историю в ее истинном свете) предположил, что митрополит Кирилл прислушается к просьбе г-на Ройзмана и «заступится, но не за “непутевого блогера”, а за реального экстремиста, растлителя малолетних, наркомана и (судя по присланным материалам в сети) еще и мошенника – кидал заказчиков на рекламу». И ведь оказался прав! Но лишь отчасти. Ибо в высказываниях и самого митрополита, и других официальных лиц РПЦ, Руслан предстает именно как несмышленый, непутевый блогер, а не как человек, виновный во всех этих ужасных деяниях. Причем, заявление о том, что владыка прислушался к просьбе екатеринбургского губернатора прозвучало не на официальном сайте митрополии, а на либеральнейшем ресурсеznak.com! На следующий день было объявлено, что митрополит Кирилл «поручил разобраться, какая сейчас есть юридическая возможность повлиять на судьбу этого человека… — Мы не жаждем крови, нам просто важно, чтобы такие поступки не распространялись дальше». По словам митрополита Кирилла, в случае, если удастся добиться освобождения блогера из СИЗО, представители Екатеринбургской епархии «готовы проводить с ним время». Лейтмотивом всего заявления были самооправдания митрополита: «Мы не звери, мы гуманисты, мы не хотим никого наказывать; конечно, кощунство – это нехорошо, но мы готовы воспитывать неразумного, глупого, легкомысленного подростка». Вторил высокому иерарху и главный нынешний спикер РПЦ В.Р. Легойда. Он, как и старший коллега, выступил просто живым воплощением миротворчества и всепрощения. «Представитель Московского Патриархата призвал к спокойствию, заверив, что никто в Церкви не «жаждет крови» молодого блогера… По мнению В.Легойды, священникам можно и нужно поговорить с Р.Соколовским и попытаться объяснить, что такое храм и для чего он нужен, «помочь парню»… По его словам, Екатеринбургский митрополит уже сказал о готовности помочь молодому человеку и разобраться в ситуации, которая произошла (!), в том числе помочь получше познакомиться с жизнью Церкви – например, принять участие в работе епархиальной службы милосердия».

Итак, с одной стороны, имеется наглый мерзавец, кощунник, наркоман и растлитель малолетних, издающий экстремистский журнал и представляющий серьезную опасность для российского государства (в квартире его была найдена даже вполне профессиональная шпионская аппаратура). С другой же стороны, сразу после просьбы известного борца с наркоманией мэра Ройзмана официальные представители РПЦ с готовностью заявляют о своем желании взять мерзавца на поруки и слегка его повоспитывать. Видимо, гуманисты в рясах твердо убеждены в силе своих воспитательных методов. Ясное дело, увидев подвижническую и, самое главное, нестяжательскую жизнь церковной бюрократии, слегка провинившийся блогер сразу воспылает горячей верой, престанет кощунствовать, возненавидит наркотики и станет вести аскетический образ жизни. А на выборах наверняка проголосует за «Единую Россию», вступит в ее молодежную организацию и вскоре поведет под венец одну из очередных подруг, строго-настрого запретив и ей употреблять наркотики и залезать в постель к кому попало. Как же может быть иначе после соприкосновения с каждодневным духовным подвигом бюрократов в рясах! Особенно умиляет это «ситуация произошла». Можно подумать, что высокие представители РПЦ ничего не ведают о свободе воли и уголовной ответственности совершеннолетних граждан за правонарушения, совершенные по злому умыслу… То есть официальные лица Церкви сразу же начали подыгрывать либеральным СМИ и наводить тень на плетень, представляя Сайбабталова наивным и неопытным несмышленышем, а не частью руководимого не им проекта, цель которого – вовсе не оскорбление чувств верующих (хотя и последнее, реально имевшее место, разумеется, отнюдь нельзя приветствовать).

Такова, повторяем, была сиюминутная реакция по горячим следам события митрополита Кирилла и известного своим гуманизмом г-на Легойды. Однако дальше ситуация поменялась. Видимо, до епархиальных властей Екатеринбурга дошло (или кто-то помог понять), в какую неприятную историю они могут попасть со своим всепрощением, и они отчасти отыграли назад. «Русская Православная Церковь не будет настаивать на проявлении снисхождения к блогеру Руслану Соколовскому… Об этом сообщил секретарь епархиального совета Екатеринбургской епархии игумен Вениамин Райников. «Нам всем неплохо было бы уважать суд и не пытаться воздействовать на него с помощью какого-либо «голосования». Давить на суд для того, чтобы показаться добренькими, мы не будем», — цитирует слова Райникова агентство «РИА Новости». Он отметил, что Церковь выступает за перевоспитание, а каким образом оно будет достигнуто, не является настолько принципиальным вопросом».

Любопытно и крайне характерно, что акция юного блогера была столь серьезно воспринята Екатеринбургской митрополией, что по поводу того, как себя вести церковным властям в сложившейся ситуации, даже собрался Епархиальный совет, принявший постановление из нескольких пунктов! Постановление это не менее замечательно, чем и все остальное в этой истории. Его авторы, с одной стороны, решительно осуждают кощунственные и вызывающие действия блогера, а с другой, заверяют всех, что они не собираются ему мстить (!) и призывать к насильственным действиям против него. Кроме того, они выражают надежду на его раскаяние, но при этом говорят, что готовы уважать его выбор, если он не пожелает каяться. Вся эта возня вокруг ничтожного хлюста и кощунника, нарочно выдвигаемого на первый план закулисными режиссерами процесса – какой-то трагический и одновременно очень жалкий театр абсурда. Давно уже наша церковная бюрократия так не унижала Церковь, которую она представляет в глазах общества, не проявляла столь явного заискивания перед лицом наглого, ненавидящего Христа и Россию убожества. И поскольку автор этих строк также является чадом Православной Церкви, то хотелось бы высказать и свое мнение, очень простое. 1) Ничтожный и наглый мерзавец совершил преступление и должен за него ответить сполна в полном соответствии с законом. 2) Будучи отделенной от государства, РПЦ не должна вмешиваться в действие правоохранителей и суда. 3) если преступник сам, добровольно решит покаяться, священники, естественно, обязаны принять его исповедь, объяснить пагубность тех многочисленных пороков, в которых он погряз и наложить посильное послушание. До тех пор мельтешить в публичном пространстве гуманистам в рясах не следует. Точка.

Кстати, теперь уже стало известно, что каяться блогер не хочет. Патриархийные гуманисты получили заслуженный плевок в личико.

Итак, казалось бы, ситуация прояснилась: Екатеринбургская епархия не будет вмешиваться в дела светских властей и «отмазывать» преступника. Стоит ли дальше муссировать эту уже поднадоевшую многим тему? Думается, что здесь необходим углубленный взгляд, позволяющий за, казалось бы, сиюминутным, разовым эпизодом, увидеть крайне неприятные симптомы, касающиеся всех нас.

Совершенно понятно, что юный и наглый блогер не является каким-то центром или руководителем каких-то процессов. Подлинные руководители, как мы сказали, предпочитают оставаться в тени и оттуда управлять событиями. Г-н Ройзман, вступившийся за любителя кощунств, малолеток и наркотиков, известен как человек с бурной и неоднозначной биографией, обвинявшийся в целом ряде уголовных преступлений, побывавший и в местах не столь отдаленных. Как заявляет сам Ройзман, в разное время правоохранительные органы подозревали его во многих преступлениях: трижды за организацию похищения человека, по 30 эпизодам незаконного удержания, по факту разбойного нападения, в нарушении правил о валютных операциях, в кражах (в том числе икон), в разжигании национальной розни, побоях, клевете, превышении должностных полномочий, разрушении памятников архитектуры и контрабанде. Теперь этот человек сделал неплохую политическую карьеру, будучи, к тому же, не вполне чужд и разнообразной коммерческой деятельности. И, что самое главное, не раз засветился на теме наркотиков, причем касательно качества этой засветки существуют опять-таки весьма неоднозначные мнения. Большинство читателей знают про его фонд «Город без наркотиков», где якобы происходило излечение страдающих наркозависимостью, причем, при помощи методов, скажем так, не вполне традиционных, вызывавших и вызывающих к себе разное отношение. По мнению авторов сайта «Компромат.ру», «фонд “Город без наркотиков” – отмывочная контора для имиджа Ройзмана и К°». Сайт приводит данные о том, что «в середине 2003 года проходил судебный процесс над одним из