Независима ли Америка?

Размышления о значении американской революции 4 июля, в день американской независимости …
Обычно первой «настоящей» революцией, пытающейся воплотить «рай земной», исследователи считают «великую французскую» (ведь до нее были только революции протестантские, хоть и уничтожающие часть знати, но все же спекулирующие на Христианстве).

Однако это несколько неточно, хотя действительно – именно «великая» французская революция повлекла за собой цепь всех остальных, до Октябрьской включительно). Однако нет малейших сомнений, что репетицией победы якобинцев и ее сильнейшим катализатором была революция в США. Хотя, на первый взгляд, в идейном смысле американская революция была более умеренной.

Известный американский историк В.Стричкомб в своем академическом исследовании «Американская революция и союз с Францией» писал: «Без союза с Францией Соединенные Штаты, вероятно, не добились бы независимости». Рассмотрев «Французско-американское предприятия вызвало жесточайший финансовый кризис во Франции, 5 лет сражавшейся против ведущей державы Европы без сколько-нибудь существенного вознаграждения, если не считать независимости для слабой и разобщенной страны в трех тысячах миль… Больше того, французский министр иностранных дел Вержени нашел, что американцы наглые, циничные и, в общем, ненадежные союзники».

Кровопролитная война за интересы американских олигархов (а большинство авторов пресловутой Декларации независимости были плантаторами-рабовладельцами) не только породила серьезные экономические проблемы во Франции, но и подготовила целую плеяду тех, кто ими воспользовался для создания революционной ситуации. Здесь имеются в виду не только Лафайет и плеяда более мелких офицеров, непосредственно сражавшихся в Америке и напитавшихся там революционным духом, но и всевозможных липовых «мыслителей-просветителей», радостно следящих за установлением республики из-за океана. Они убедились, что совершить это возможно, и начали готовить такой же катаклизм у себя дома. Хотя на деле мыслить они не умели, а уж просвещать – тем более. Ведь просвещение происходит от понятия «свет Христов», именно поэтому равноапостольного Великого князя Владимира называли просветителем Руси. Французские революционеры, в основной своей массе, вовсе не понимали, какого зверя из бездны они вызвали, не предвидели тех рек крови, которые полились вслед за их нападением на своего законного монарха. Лафайет даже прислал в подарок Вашингтону ключи от взятой штурмом Бастилии, называя его «отцом свободы», а себя – его верным учеником. К слову сказать, в тогдашней Бастилии – «оплоте королевского деспотизма» сидело всего полдесятка уголовников, включая печально известного дегенерата Де Сада. Последний, благодаря якобинцам, получил возможность ставить свои спектакли, пока, наконец, его не упекли в психбольницу, ко всеобщей радости. Ныне агрессивный, безбожный французский режим сделал этот день государственным праздником, вполне откровенно отмечая свои кровавые корни.

Американская революция со временем сделала США «локомотивом» всех мировых революций. Изначально таковыми являлись Нидерланды и Великобритания, но со временем они уступили пальму первенства Америке, впрочем, вовсе не конкурируя, а, а наоборот, координируясь и помогая друг другу в этом деле. (см. статью «Красно-коричневые силы и планирование истории», часть 1 и часть 2).

Так было, к примеру, в случае с поддержкой революций в Латинской Америке. Англия выступила «слабым звеном» в «Священном Союзе», образованном христианскими монархами по инициативе православного Царя Александра I для подавления революций. Лондон, заодно с Вашингтоном, вместо подавления поддержал масштабный мятеж Боливара, в результате которого погиб примерно каждый четвертый латиноамериканец, а их новообразованные государства навсегда попали под контроль английских и американских олигархов.

Русский Царь Александр I тогда говорил: «У каждого есть право на самозащиту, и это право должны иметь также и монархи против тайных обществ; я должен защищать религию, мораль и справедливость». Но тогда Англия, несмотря на монархическую оболочку, уже во многом контролировалась масонской сектой, разжигавшей кровавые революции по всему миру, и призыв православного Императора был отброшен британцами.

Даже сам Боливар – адепт этой же тоталитарной секты, в конце жизни разочаровался в своих «свободолюбивых идеалах» юности, и сказал, что он «пытался вспахать море», и теперь латиносами будут «править диктаторы всех цветов кожи», зависимые от США.

Олигархи США, в лице контролирующих Федеральную Резервную Систему Ротшильдов, Варбургов, других им подобных «демократов», финансировали и политически поддерживали кровавую «весну народов» 1848 года, Февраль и Октябрь 1917 года в России. Рокфеллеры и Буши отметились поддержкой нацистской революции, Китайской и Мексиканской революции. Обстоятельно эту тему раскрыл известный американский историк и экономист, американский профессор Энтони Саттон в книге «Уолл-стрит и революция». Ему удалось получить доступ к ранее закрытым архивам, и доказать причастность сверхбогатых воротил Уолл-Стрита, для которых выборные политики и чиновники были только пешками, в поддержке революций по всему миру.

Приведу выдержку из своей статьи «Красно-коричневые силы и планирование истории»: «Главный упор в подготовке революций – это не столько политический заговор, ибо в политике сложные комбинации обычно не работают в долгосрочной перспективе, сколько создание идейной матрицы, порождающей революцию, которая затем сформирует утопическое государство, обреченное к распаду через пару-тройку поколений.

Десятилетиями в странах-жертвах подпольно издавалась или завозилась подрывная литература, газеты, листовки, создававшие “питательный бульон” революций. Потом из этой среды выходили “профессиональные революционеры”, которым давалась финансовая и политическая поддержка.

Революции выгодны их вдохновителям и финансистам и в чисто экономическом ключе, хотя гораздо важнее их духовная, точнее, анти-духовная суть.

Расходы финансовых вдохновителей обычно окупаются сразу после прихода к власти их марионеток. Всевозможные международные пройдохи хаммеры помогают новым властям быстро рассчитаться с их прежними покровителями путем грабежа веками накопленных веками богатств. Затем революционный Голем на некоторое время обычно выходит из-под контроля своих создателей и заживает своей жизнью, пугая мир железной мощью. Но уже в третьем поколении революционное государство рушится, выгоду из чего снова получают готовые к этому внуки тех же Ротшильдов и Рокфеллеров, которые финансировали революцию.

Если Гайдар-дед жил в “красной” идеологической матрице, сформированной при активном участи Ротшильдов, то Гайдара-внука поселили в уже оранжево-либеральной палате номер 6, сформированной при их же активном участии. А когда он стал прозревать и брыкаться, то отчего-то внезапно умер во цвете лет. Кстати, финансист и идеолог перестроек и майданов Сорос – финансовый офицер Ротшильдов. Неопровержимые документы свидетельствуют, что данный клан финансировал еще орден иллюминатов и разжигал революционные пожары по всей Европе 200 лет назад…

Схема проста. В стране (России, Китае, Германии и т.д.) на деньги мировых олигархов происходит активное распространение революционной литературы. Годами и десятилетиями формируется идейная матрица ненависти к сложившемуся там строю, к истории своей страны и народа, его культуре. Так возникает среда живущей в такой матрице интеллигенции, представителей уголовного мира. Из этой среды постепенно формируются группы радикалов, готовых бунтовать против существующих порядков. Мировая олигархия дает им деньги и оружие, через всяческих своих парвусов разными способами соблазняет правительства соседних стран (германский Генштаб, английский парламент, и т.д.) дать им финансовую и политическую поддержку.

Происходит революция. Обычно ее лидерами назначаются те туземцы, жены которых не принадлежат к коренному народу и связаны с Западом. Известна история связанной с США китайско-еврейской семьи Сунн, тесно связанной с США. Одна сестра Сунн вышла замуж за д-ра Сунь Ятсена, который сверг многовековую китайскую монархию и стал первым президентом Республики. Другая сестра вышла за генералиссимуса Чан Кайши, президента гоминьдановского Китая. Потом вдова Сунь Ятсена стала крупной деятельницей в маоистском Китае. Космополитические жены были и у первых большевицких лидеров. Та же ситуация с лидерами нынешних «оранжевых революций»: жена Ющенко – из американо-украинской диаспоры. Жена Саакашвили – голландка.

Революционные вожди приходят к власти и отдают долги из бюджета завоеванной таким способом страны.

Впрочем, вопрос выгоды спонсоров революций шире. Они хотят всемирного централизованного государства, они хотят монополизации экономик.

Саттон: “…В конце XIX века Морган, Рокфеллер и Гугенгейм продемонстрировали свои монополистические наклонности. В книге «Железные дороги и регулирование, 1877-1916» Габриэль Колко показал, как владельцы железных дорог, а не фермеры, хотели государственного контроля за железными дорогами, чтобы сохранить свою монополию и устранить конкуренцию. Поэтому, простейшим объяснением… является то, что синдикат финансистов с Уолл-стрита расширил свои монопольные амбиции до глобального масштаба. Гигантский российский рынок надлежало захватить и превратить в техническую колонию, которая будет эксплуатироваться немногими мощными американскими финансистами и подконтрольными им корпорациями. То, чего Комиссия по торговле между штатами и Федеральная комиссия по торговле, всецело находящиеся в руках американских промышленников, смогли достигнуть для них у себя в стране, – того же может достичь для них за границей правительство планового социализма, с учетом надлежащей поддержки и стимулов от Уолл-стрита и Вашингтона.

В заключение, пусть это объяснение и кажется слишком радикальным, вспомним, что именно Троцкий (наиболее связанный с деятелями Уолл-Стрита по Саттону – прим. Авт.) брал царских генералов для укрепления Красной армии, именно Троцкий призывал американских официальных лиц контролировать революционную Россию и выступать в интересах Советов… “.

Что общего между проведенными с помощью троцкистов переворотами в России и Мексике – в главном, в духовном смысле? Как уже говорилось, крайняя апостасийность. Гонения на Церковь. Массовое распространение всех самых страшных пороков – от наркомании до эвтаназии. Вряд ли революционеры и их покровители могут не принадлежат к одним и тем же сатанинским сектам.

Правда, потом, по законам развития подобных систем, революция, ко всеобщему облегчению, пожирает своих уродливых детей, и распространившиеся пороки подавляются более здоровыми силами. Ситуация временно выходит из-под контроля мировой олигархии. Сталины и Мао-цзедуны колошматят связанную с заграницей “ленинскую гвардию”, укрепляют страну, проводят индустриализацию. Расстреливают наркоторговцев. Ссылают на “великие стройки социализма” представителей дегенеративного искусства. Одевают в лагерные ватники “прожигателей жизни” – гламурных любителей блуда. Закрывают границы и выгоняют иностранных олигархов.

Но это – колосс на глиняных ногах. Вышедший из-под контроля создателей Голем обречен рухнуть. Лишенный религиозно-культурных корней космополитический режим обречен пасть уже через поколение-два. Потом обязательно начинается прихватизация всего, что было создано централизованной экономикой социализма. Внуки тех “добрых” западных дядь, которые финансировали революционеров, снова приходят захватывать ресурсы страны, которую перевернули вверх дном их дедушки.

Инфантильность постреволюционных лидеров 2 – 3 поколения, потомственных атеистов и агностиков, маргинальных в духовном плане и космополитических в национальном, неизбежно приводит их страны к полному, или частичному краху. К плавному или быстрому переходу под внешнее управление. Атеизм всегда был послушным орудием в руках оккультистов. (“Научный” атеизм как орудие оккультистов)».

Интересное сообщение, проиллюстрировавшее инфантильность и ущербность сознания позднесоветских атеистических «перестройщиков» прислал один из участников образовавшегося под этой статьей форума:

«Откровенное признание одного из крупных идеологов перестройки историка Ю.Афанасьева. За честность спасибо, конечно, но даже сейчас он не понимает, что говорит. Удивительно не то, что “у России нет будущего”, удивительно, что – “мы не умели мыслить, в голове была каша, никакой парадигмы будущего не было”. Обычно они с невозмутимой… лицом говорят “иначе было нельзя”. А самое удивительное, что он даже сейчас не связывает то, что творится, с той кашей, не смущаясь которой (тоже характерно это отсутствие смущения) они рушили страну. Но этот хоть сказал».

Спрашивается, могли ли такие деятели выиграть Холодную войну? Да они даже не понимали, что ее таки надо выиграть! Пребывали в плену бредовых иллюзий о конвергенции и всеобщем счастье трудящихся всех стран, и «лишь бы не было войны»… Хотя бывают вещи и похуже войны…

Но вернемся к американской революции. Она была менее радикальной, ее совершили не радикально-атеистические якобинцы, а сравнительно верующие люди.

Однако именно это делало данный революционный режим более долговечным (на атеизме государства долго держать не могут). Это закон: страна – катализатор революций всегда сравнительно консервативна, по сравнению с движениями, которые поддерживает в иных государствах. Все вожди американской революции были адептами тоталитарной секты масонов, оставаясь при этом только номинальными протестантами.

В советской серии «Жизнь замечательных людей» в свое время вышла содержательная книга Н.Яковлева «Вашингтон», в которой он, несмотря на вынужденные реверансы господствующему тогда «научному материализму», упоминает и масонство Вашингтона.

Автор академического исследования приводит дневник Вашингтона. Он вообще избегал говорить слово Бог, в храм ходил только изредка, и то для приличия – совсем не ходить было вредно для его репутации, ибо времена были еще не совсем либеральные. В 1768 году, например, он провел 49 дней, охотясь на лис, еще немало дней был на балах, в гостях, в театре, охотился на уток и играл в карты. В свой же протестантский храм он заходил всего 15 раз. При этом он был довольно высокоморальным человеком, верным жене, полезным друзьям, родственникам – даже самым дальним.

Но он был истинным членом гражданского общества. То есть его мораль касалась только тех, кто был из его круга – «граждан-джентльменов». Он однажды буквально плакал о том, что ему – главнокомандующему революционной армией надо по долгу службы приказать повесить английского аристократа. Зато он же преспокойно отдавал приказы о драконовских карах своих провинившихся солдат, коих он именовал «отрепьем», «сбродом», «скотами». Не говоря уж об индейцах – тех по его приказу просто сжигали целыми деревнями тогдашние «зондер-команды», и неграх – их он нещадно эксплуатировал, иногда торговал. Впрочем, соблюдая некоторую гуманность, чтобы не портить свою собственность. Н.Яковлев приводит письмо Вашингтона своему доверенному лицу о продаже принадлежащего ему негра в Вест-Индию. Он требует хорошо следить за ним в пути, при продаже помыть и подстричь, чтобы выручить побольше денег.

Вашингтон по-своему заботился о своих солдатах, например, устроил для них винокурни, отметив в приказе, что якобы «польза от умеренного употребления спиртных напитков не подлежит сомнению». Поэтому и «скоты» его любили.

Вашингтон был, своего рода, «взломщиком» традиционного религиозного общества, который манипулятивно противопоставлял религию и мораль в ее тогдашнем исполнении, для того, чтобы потеснить последнюю. Прямо он религию не ругал, однако отводил ей место на задворках, как своего рода идеологического инструмента государства. С тех пор и в американской культуре прижилось противопоставление высокоморального атеиста, или полуатеиста, и вздорного, жадного священнослужителя. Оттуда этот прием был перенят масскультом по всему миру.

Похожими на Вашинтона были и его собратья по власти и по ложам – творцы нового революционного государства. Америка была первым государством, построенным на основе антропоцентризма и национализма. Первые «локомотивы революций» – Англия и Н