На пути к утверждению экуменизма и восточного папизма: Подборка трудов святых отцов и подвижников благочестия против «Всеправославного собора»

На пути к утверждению экуменизма и восточного папизма: Подборка трудов святых отцов и подвижников благочестия против «Всеправославного собора»

В то время, как экуменические иерархи, в том числе из РПЦ, готовятся к проведению так называемого «Святого и Великого Всеправославного собора», всячески дискредитируя несогласных с ним, каждому православному человеку необходимо быть осведомленным относительно святоотеческого взгляда на этот глобальный церковный процесс и в целом на сопутствующие ему экуменические и модернистские (обновленческие) тенденции современности. Для формирования у православных твердой аргументированной позиции дабы противостать апостасии предоставляем эту исчерпывающую подборку из жития и трудов святых отцов и подвижников благочестия с начала XX века – времени, когда легитимизация ересей экуменизма и восточного папизма только начиналась, и до наших дней. (Обращения современного духовенства, клира и мирян против лжесобора см. в разделе сайта «Документы»)


АФОНСКИЙ СТАРЕЦ ДАНИИЛ КАТУНАКСКИЙ
ПРОТИВ «ВСЕПРАВОСЛАВНОГО СОБОРА»
по свидетельству прп. Иустина Челийского (Поповича),1927 г.
(Подробнее см. Глас со Святой Горы о намериваемом «вселенском соборе»)

На пути к легитимизации экуменизма и восточного папизма: Подборка трудов святых отцов и подвижников благочестия против «Всеправославного собора»Когда Вселенский Константинопольский Патриарх (Василий (Георгиадис), последователь патриарха-масона Мелетия (Метаксакиса)) разослал всем Православным Церквям приглашение на Вселенский Собор; это побудило благочестивого старца Даниила (1846-1929) в мае 1926 года написать книжечку: «Глас со Святой Горы о намериваемом Вселенском Соборе» (издание Дим. Фарантоса). Книжечка эта вся проникнута смирением, но смирением, живущим ревностью за Церковь Христову в мире.

В своем творении старец Даниил пишет:
«Особенно соблазняет и возмущает не только простых людей, но и людей образованных, то, что Вселенский Патриарх в призыве на Вселенский Собор объявляет программу проведения Собора, где главным предметом является пересмотр (ревизия) целокупного церковного законодательства и его приспособление к современному положению Церкви; а кроме того и ревизия литургических и церковных книг, Типика, обрядов, святых богослужений, празднования воскресения и других праздников, поста – виды и длительность поста, а также вопросы, касающиеся светской одежды, музыки, житий Святых, священнического брака, священнической одежды в храме и вне храма, монашества и монастырей; желают пересмотреть и другие церковные или богословские вопросы: и вопрос о Евхаристии, и календарный вопрос, и Пасхалию, и объединение “церквей”.

История Церкви не знает подобных поводов для созыва Вселенского Собора. Из безпристрастного изучения деяний Святых Соборов видно, что Святые Соборы проводились тогда, когда на горизонте Церкви появлялись опасные волки – страшные ересиархи, которые травили Христово стадо, и на Соборах осуждались злые учения ересиархов, и утверждалось Православие.

Изучение трудов Святых Вселенских Соборов показывает, что для созыва и проведения Святого Собора существует четыре характерных особенности:
– первая характерная особенность заключается в том, Вселенский Собор проводится не по заповеди папы или какого-либо патриарха, но по заповеди царя;
– другая особенность – сначала идет дискуссия о вере, а затем выносится и догматическое определение;
– третья – все принятые решения и догматы, и каноны должны быть православными и находиться в согласии со Священным Писанием и предыдущими Вселенскими Соборами; и
– четвертая – все решении, принятые на Вселенском Соборе, должны быть приняты всеми православными патриархами и архиереями.

В программу работы Вселенского Собора, которую предлагает Вселенский Патриарх, не входят вопросы о душепагубных явлениях и организациях, которые представляют серьезную опасность для Православной Церкви, такие как: коммунисты, социалисты, хилиасты, лютеро-кальвинисты, папопоклонники униаты, материалисты и другие суеверия, но предлагается ревизия целокупного церковного законодательства.

Предположим, что намериваемый Вселенский Собор состоится и примет решения, но потребуется подтвердить или санкционировать их верой всех верных, ведь по слову богоносного Максима Исповедника: “Соборы санкционирует истинная вера, и правильность догматов дает ценность Соборам”, а это значит, какие бы решения не вынес Вселенский Собор, они только тогда станут обязательными и подтвердятся, когда будут находиться в согласии с православными догматами и Святым Преданием.

Сопоставляя с прошлыми Вселенскими Соборами, очевидно, что этот намериваемый собор созывается не из догматических побуждений или ради защиты веры. Созывается ради многогранной ревизии, которая, если бы совершилась, то явилась бы попущением малодушным и ленивым христианам, которые не терпят строгих постов и длительных богослужений и кроме того выражают приспособленчество к чужим обычаям еретиков, чтобы достигнуть мнимого объединения “церквей”. Если предлагаемую ревизию рассмотреть с точки зрения Святых Канонов Церкви и действительного общего расположения и народного суда, то она не только не может быть успешной, но неизбежно вызовет великие потрясения и скандалы».

Затем старец Даниил дает свои предложения для программы Вселенского Собора. Прежде всего, он удивлен вынесением вопроса о Евхаристии и отклоняет его, так как Православная Церковь, следуя Вселенским Соборам, с верою принимает Честные Дары, освященные молитвой о призвании Святаго Духа и благословением священнослужителя. «Не внесен ли этот вопрос ради угождения римо-католикам?» – вопрошает Вселенского Патриарха святогорец.

Следующим пунктом старец Даниил отклоняет пересмотр литургических церковных книг, Типика и остальных. Такой пересмотр недопустим, так как по этим книгам Церковь совершала богослужения, жила и живет до сих пор. Книги эти признаны святыми Отцами, которые отличались высокой образованностью и необычайным благочестием, подтверждены Священным Писанием и Вселенскими, а также Поместными соборами и освящены благодатью Святаго Духа, который грешить не может.

Старец Даниил также исключил из программы вопросы о времени богослужения, о праздновании Пасхи и других дней, о посте и его длительности. Ревизия этих установлений означала бы, что мы пошли широким противоевангельским путем, чем бы приблизились к еретикам.

Далее рассматривая предлагаемую программу Вселенского собора, включающую вопросы о монастырях и монашестве, об одежде клира в храме и вне храма, о браке священников, о музыке, житиях Святых, старец Даниил особо обращает свое внимание на желание провести ревизию по вопросу монастырей и монашества.

Под влиянием протестантских воззрений на монашество и у неких «православных» явилось желание пересмотреть монашеский обет – жизнь. Но монашеская жизнь имеет самую возвышенную миссию и является одним из главных средств, которым Церковь Христова сохраняла себя и стадо Христово от всякой ереси и погибели, поэтому здесь ревизия не допустима.

По вопросу календаря старец Даниил говорит, все уже решено на Первом Вселенском Соборе. Постановлено четыре неизменных решения: 1) Пасха никогда не празднуется вместе с еврейской пасхой; 2) Празднуется после весеннего равноденствия; 3) Празднуется после первого полнолуния, следующего за весенним равноденствием; 4) Пасха празднуется сразу после первой недели от весеннего равноденствия.

Из всего этого следует, что предложение о ревизии календаря не означает ничего другого как упразднение решений Первого Святого Вселенского Собора. Кроме того, принимая изменения, предложенные сторонниками нового стиля, невозможно не столкнуться с их противоречием правилам Святых Апостолов, законам и канонам Святых Вселенских Соборов, особенно Первого.

В программу, наконец, внесено было экуменическое объединение «церквей», которое старец Даниил также отклоняет: будто бы наша Православная Церковь должна принять все отхождения от Истины ради тех, кто хочет к ней присоединиться. Но это неприемлемо для Святой Церкви Христовой.

В конце своей книжечки старый монах Даниил с полным убеждением повторяет мысль уважаемого профессора Афинского Университета Е. Меслоре: «Правосланая Церковь не имеет потребностей в реформации». Старец Даниил, в завершении своих мыслей, предлагает вместо ревизии провести Вселенский или Поместный Собор для уничтожения злых явлений коммунизма, социализма, хилиазма, униатства и материализма.

Преподобный Иустин Челийский,
1927 год
СТАРЕЦ ФИЛОФЕЙ (ЗЕРВАКОС)
ПРОТИВ
«ВСЕПРАВОСЛАВНОГО СОБОРА»
(Подробнее см. Старец Филофей и «Восьмой собор»: Исповедничество греческого подвижника между модернизмом и расколом)


На пути к легитимизации экуменизма и восточного папизма: Подборка трудов святых отцов и подвижников благочестия против «Всеправославного собора»В жизнеописании архимандрита Филофея (Зервакоса) (1884–1980), подвизавшегося в монастыре Лонговарда на греческом острове Парос, а с 1916 г. совершившего паломнические и миссионерские поездки по всем святым местам Эллады, Ближнего Востока и таким образом перенявшего духовный опыт современных подвижников в Палестине, Египте и на Синае, читаем следующие показательные эпизоды.

«В это время история Церкви, неотделимая от жизни и подвигов святых, совершала новый драматический поворот – впервые столь отчетливо на ее горизонте появились идолы обновленчества. В том же 1923 году в Константинополе Патриарх-масон Мелетий (Метаксакис) провел т. н. “всеправославный конгресс” с участием небольшой группы модернистов из Константинопольской, Элладской и Сербской Церквей. Реформаторы приняли постановление о всеобщем переходе на преданный анафеме пятью Соборами Восточной Церкви папский григорианский календарь. И уже в следующем 1924 году новый стиль был введен в Константинопольском Патриархате и Элладской Церкви.

Иерархия, духовенство, монашествующие и народ разделились, возникли недоумения, смущения, разногласия. Одни проявили ложное смирение, приняв обновленческую реформу. Другие впали в не менее пагубную крайность – разорвали общение с Церковью.

Незадолго перед этим скончался митрополит Нектарий Пентапольский, духовный отец архимандрита Филофея. Подвижник пребывал в мучительных раздумьях, пытаясь осмыслить все эти нахлынувшие перемены и нововведения, ставшие причиной раздоров и смуты. С молитвой он обращался ко Господу, Его Пречистой Матери и святым и получил чудесное вразумление о необходимости отвергнуть новый стиль, но избегать при этом раскола. С того времени частью своего подвига старец избрал непримиримую борьбу с обновленчеством ради чистоты Православной веры.

31 декабря 1925 года документом № 23 Священного Синода Константинопольской Церкви сообщалось о проведении в ближайшем будущем на Святой Горе Афон “вселенского собора”. В этом же циркуляре предлагалось множество вопросов для его повестки.

В 1926 году старец Даниил Катунакский, ближайший духовный наставник отца Филофея, написал и издал брошюру “Глас со Святой Горы о предстоящем Вселенском Соборе” (см. предыдущий раздел). Изложенные в брошюре мысли аввы, несомненно, еще более укрепили отца Филофея в его стремлении следовать по “царскому” пути Святых Отцов – не впадая ни в новостильную ересь, ни в старостильный раскол; совершая богослужения согласно святоотеческому календарю, но не порывая канонического общения со священноначалием. Он глубоко осознал опасность обновленческого “восьмого вселенского собора” и поддержал духовника, опубликовав собственное послание против набиравшего силу модернизма.

В этой работе, в частности, отец Филофей безкомпромиссно подчеркивал, что “практически все вопросы (за исключением лишь некоторых), указанные Вселенской Патриархией, уже рассмотрены в божественных и священных канонах Святыми Апостолами и Вселенскими и Поместными Соборами Церкви. Современные отцы могут вполне в этом убедиться, тщательно и со вниманием исследовав божественные каноны и священный Пидалион (сборник правил с толкованиями преподобного Никодима Святогорца, авторитетнейший источник по каноническому праву Церкви). Так он четко доказал безсмысленнось созыва “вселенского собора”.

Старец также предупредил реформаторов о неприятных последствиях затеянного ими дела: “Собор, который не будет следовать обычаям и морали, правилам и традиции Православной Церкви, но, напротив, попытается их изменить, не сможет никогда ни иметь авторитета, ни называться Собором законным, или Вселенским. ‘Истинный и законный Вселенский Собор не попирает никакое из прежних установлений Церкви, не учит против них, не определяет ничего вопреки общепринятому и не принимает ничего ложного’ (Свт. Марк Ефесский)”.

Богомудрый подвижник напомнил модернистам факты из истории, когда подобные попытки закончились неудачей.“Квазиавторитет и ложное наименование ‘Вселенского’ восприяли на себя собор во Влахернах при Константине Копрониме, составленный против икон, и Флорентийский собор, – пишет старец. – То же самое произойдет, вероятно, и с предстоящим собранием на Святой Горе. Созванный при Копрониме собор ныне известен как ‘нечестивый’, а участвовавшие в нем архиереи были отлучены от Церкви и преданы анафеме Седьмым Вселенским Собором. Также и собор во Флоренции вплоть до сего дня считается лжесобором – его постановления опроверг и отверг святой Марк, митрополит Ефесский».

Отец Филофей моделирует ситуацию, при которой собор состоялся бы, осуществив все задуманное – и определяет такой сценарий как уже изначально внутренне противоречивый: “Предположим, что запланированный Патриархом Василием собор достигнет своих целей и примет намеченные решения, и окажется так, что с ними согласятся все архиереи. Тогда они изменят календарь Православной Церкви и определение Первого Вселенского Собора о Пасхалии (за что Антиохийским Собором предусмотрено извержение из сана), окончательно упразднят или изменят определение Отцов о посте Святых Апостолов… Но будет ли действительным такой собор? Явятся ли его правила непререкаемыми? Станут ли уважать их все христиане? Очевидно, что нет”.

И далее старец поясняет: “Если отцы этого собрания не уважат определений, канонов и традиций божественных Апостолов и установлений Отцов Церкви, а, напротив, отвергнут их, – то кто же будет проявлять уважение к ним самим?! Какой православный, имеющий хоть немного веры и благоговения к Святым Отцам, не назовет такой собор лжесобором? Если, по грехам народа, его решения все же обретут силу, то наверняка не замедлит состояться иной Собор, законный, дабы подвергнуть этот нечестивый анафеме – как Седьмой Вселенский Собор осудил иконоборцев, а Собор при святителе Фотии – латинян”.

В своем послании подвижник не просто критикует ересь и модернизм – он предлагает и перечень тем, которые могли бы составить повестку истинного православного собора:

“1) об отлучении и снятии сана с архиереев и других клириков, которые, впав в смертные грехи, скрыто или явно содеянные, тем самым сами лишили себя священства, согласно божественным канонам <…>;

2) об извержении из сана и осуждении коснеющих в праздности (если не исправятся) архиереев и священников – бездействующих и не проповедующих слово Божие, не вразумляющих паству, но предающих ее в л