Россия в Эпоху Царствования Императора Николая II Благочестивого

«Величие русского Царя, по глубокому убеждению Императора Николая II, заключалось не в войнах и победах, не в реформах и законодательстве, не в богатстве и славе. Оно заключалось в служении Христу и России» 

П.В. Мультатули «Россия в Эпоху Царствования Императора Николая II Благочестивого» 

«… я имею твердую уверенность, что судьба России, точно так же как судьба моя и моей семьи, находится в руках Бога, который поставил меня на мое место. Что бы ни случилось, я склоняюсь перед Его Волей, полагая, что никогда не имел другой мысли, как только служить той стране, которую Он мне вверил» 

Николай II (Воспоминания А.П. Извольского) 

Период Царствования Императора Николая II Александровича является одним из самых благодатных и одновременно трагических страниц русской истории. В исследовании историка Петра Валентиновича Мультатули, оформленного в двух томах издательством «Русского культурно-просветительного фонда имени святого Василия Великого» и дополненного «Штрихами к портрету эпохи» выдающегося историка Бориса Глебовича Галенина, наиболее полно раскрывается личность непонятого последнего Русского Государя. Авторы рассказывают о том, как Николай II за 23-летний период своего правления вознес Россию на небывалые высоты развития, сделав ее сильной, самостоятельной Державой, что заставило активизироваться врагов Империи. Мировые силы не могли спокойно смотреть на успехи России, которую они всеми силами старались ослабить, не могли отдать ей мировое первенство, именно поэтому была развернута активная кампания по ее уничтожению, а сделать это можно было только отвержением русского народа от Веры и Царя.  

Историки проводят настоящее расследование первопричин и итогов Японо-русской и Первой мировой войн, двух революций и Русской Голгофы. Понять их невозможно без осознания вековой истории Государства Российского, без переосмысления событий конца XIX-начала XX веков и, главное, личности великого Императора, дарованного России Богом, и принесшего себя в жертву за собственный, предавший его народ. 

Родился будущий Государь 6 (19) мая 1868 года, в день памяти святого Иова Многострадального, который «был непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла» (Иов. 1:1). Николаю II, как и библейскому праведнику, предписано было потерять все в своей жизни, но при этом сохранить Веру. Святым же покровителем последнего Русского Императора стал Николай Мирликийский, назван он был также в честь умершего в 22 года наследника престола Николая Александровича – брата Александра III. В юности с ним произошел случай, аналогичный тому, что случился с его дедом Александром II, когда в церковь во время грозы влетел огненный шар и остановился над головой будущего Государя. Причем очевидцем первого происшествия тоже был тогда еще маленький Николай.  

С детства Цесаревич свято относился к церковным праздникам и таинствам. Глубокая вера во Христа и святость Самодержавия, которую привил сыну Александр III, прочно утвердилась в его сердце. Именно поэтому в основу своей политики впоследствии он вложил христианские принципы милосердия, любви и миролюбия. Царственное служение Николай Александрович воспринимал как служение Богу и своей стране. 

Величие же Русского Государя для него, как пишет Петр Мультатули, «заключалось в служении Христу и России. России не только сегодняшней, земной и материальной, но и России духовной, вселенской, России будущего века. Спасти христианскую душу России для вечности – вот одна из главнейших задач Государя». 

И это важно понимать, ведь все дальнейшие поступки Государя и его действия объясняются мировоззрением Христианского Государя, все главные решения принимались через призму Православия. Вера в Господа была определяющей для него, именно она помогала в самые трудные моменты в жизни и в последний час. И эта вера, от которой самоустранилось в то время большинство правящей элиты и народа, стала поводом для внедрения богоотступниками мифа о «слабоволии Николая II». Под коим крылось убеждение Государя в отказе от насильственных и жестоких действий, которые по еще одному мифу приписывают Монархии. Николай Александрович обладал особой выдержкой, деликатностью и воспитанностью и не был подвержен влиянию, в чем пытались убедить людей. Он всегда ответственно и продуманно подходил к любому делу, тщательно его анализировал и на основе этого принимал самостоятельные и выработанные решения.  

Таковым и было его именуемое «отречением» свержение с прародительского Престола, незаконное и не имеющее правовой силы. Петр Мультатули подробно рассказывает об этом событии и поддельном «Манифесте». Николай II во всем видел промысел Божий, поступая во благо России, испытывая нравственную и духовную тяжесть, тщательно взвесив все возможные последствия своего решения, он выразил готовность к оставлению престола. Государь стремился к стабилизации ситуации в стране и недопущению невозможного проигрыша в Первой мировой войне. Любое нарушение еще существующего на тот момент равновесия могло бы повлечь вступление германской армии в Петроград, последующую оккупацию, а затем беспорядки и гражданскую войну внутри страны. В тех условиях это было единственным верным выходом, о чем и говорит в комментариях президент «Русского Культурно-просветительного фонда имени Святого Василия Великого» Василий Бойко-Великий, под чьей редакцией и вышел двухтомник.  «Отречением» Николай Александрович освободил русский народ от присяги на верность себе, но он не мог этого сделать в отношении Соборной клятвы 1613 года на верность Государям дома Романовых. Своим поступком, а впоследствии и мученическим подвигом он искупил грех нарушения этой клятвы народом. Это был по-настоящему сильный поступок, который свидетельствует о том, что последний Русский Государь являлся сильным человеком, принесшим себя в жертву ради спасения России и своего народа. Сам он в телеграмме Председателю Государственной Думы писал: «Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родимой Матушки-России». Однако народ эту жертву не оценил.  

Николай II не мог насильственно Царствовать над подданными, которые более не желали признавать своего Царя. Вследствие этого и произошла страшная трагедия, когда народ отрекся от своего Государя, а не наоборот. 

Важно понимать, что «самодержавный Царь может Царствовать только тогда, когда есть православный верноподданный народ. Только при наличии этой взаимной связи может существовать Православное Царство. В противном случае, если эта связь обрывается, Православное Царство гибнет, оно не может существовать, и ни один Царь, каким бы сильным и волевым он ни был, не в состоянии ничего сделать. В пустоте Царь Царствовать не может», – подчеркивает автор.  

А верные Богу, Царю и Отечеству на тот момент находились уже в меньшинстве. В массе «верноподданные» устремились уже к другим «Империям» и идеалам. Когда Николай II писал в дневнике: «Кругом измена, и трусость, и обман!», – он выражался буквально. Однако измена произошла не в одночасьеэто была хорошо спланированная и подготовленная транснациональными финансовыми силами, тайными обществами и масонскими оккультными ложами кампания, которые поставили Россию на грань гибели в 1825 году восстанием декабристов, а затем опутали в начале XX века высшие эшелоны власти. Главной целью врагов России – Третьего Рима было и остается полное уничтожение Земли Русской и ее народа как носителя Православия и традиционных ценностей. Первым шагом на пути к этому было Самодержавие, свергнутое мировыми силами при попустительстве и предательстве русского народа. Николаю II «суждено было стать последним Богопомазанным хранителем и защитником духовных ценностей Вечного Рима. За верность им он отдал жизнь»– пишет Борис Галенин в «Штрихах к портрету эпохи», вошедших в двухтомник. Он обнажает истинные причины подготовленных извне революций и двух войн, в которые умело была втянута Россия. Историк проводит расследование тщательно спланированных диверсий, сопровождавших все Царствование Николая II, начиная «Кровавой Ходынкой» и заканчивая клятвопреступным бунтом 1917 года. Он с точностью, опираясь на факты, обличает предателей в лице министра Сергея Витте, генерала Алексея Куропаткина, целых министерств. Предательство правящей гражданской и военной элиты подробно описывает и Петр Мультатули. Много лет спустя Керенский напишет: «Русскую революцию сделали не революционные партии, а генералы», то есть высшее военное руководство, в числе которых Михаил Алексеев, Николай Рузский, Алексей Брусилов, Алексей Эверт, Великий Князь Николай Николаевич и прочие. Трагизм Первой мировой войны и обеих революций заключается еще и в том, что высшее руководство зачастую сознательно не исполняло Царских приказов. Там, где оно действовало решительно, удавалось подавить восстания и проводить удачные военные операции, избегая или обходясь малым количеством жертв.   

Но ошибочно полагать, что только военное командование повинно в трагической судьбе Царской России. Немалую роль в этом сыграло и духовенство, основная часть которого не только не осудила свержение Государя и революцию, но равнодушно отнеслась к творящемуся злу и во многом поддержала новую богоотступническую власть, за что впоследствии и поплатилась. То же касается и Святейшего Синода, который безмолвствовал в революцию 1905 года, фактически одобряя ее.  Нанеся удар по русскому монашеству в лице имяславцев, Синод, по словам епископа Илариона (Алфеева), подставил под удар и себя, и всю российскую Церковь. Императрица Александра Федоровна называла архиереев «духовными сановниками», отстающими от Государства и Церкви. Она писала: «Духовенство не только не понимает церковно-государственных задач, но не понимает веры народной…». 

Общественное сознание русских людей было раздвоено. Еще Федор Михайлович Достоевский предупреждал будущего Императора Александра III об опасности явления «бесов», которые являются «прямым последствием вековой оторванности всего просвещенного русского общества от родных и самобытных начал русской жизни». Основная масса интеллигенции, которой был присущ воинствующий атеизм, подверглась зарубежным либеральным веяниям и считала Самодержавие пережитком прошлого. К концу XIX века она уже была откровенным врагом верховной власти. Генерал-майор Генерального штаба Федор Рерберг в записках писал: «…я начал приходить к заключению, что среди высокопоставленных лиц, окружающих русского Императора, есть несколько человек, ненавидящих Государя и предающих его, а с ним и всю Россию. Лица эти находились в подчинении тайных интернациональных сил, и к первым таковым лицам я по целому ряду наблюдений относил генералов Куропаткина и Фредерикса, министров Витте и Ламздорфа». 

Поддержку же себе интеллигенция нашла в университетских и рабочих кругах, среди которых проводилась активная антицарская пропаганда. Сознание одних легко изменялось в свете неопытности, вторые же были недовольны условиями труда. Террористы-революционеры умело направили народное несогласие в нужное им русло. Так было и с «Кровавым воскресеньем», которое силами провокаторов из мирной акции превратилось в трагедию. Митрополит Петроградский и Ладожский Питирим (Окнов) накануне ареста говорил: «… Общество утратило понимание религиозной сущности Самодержавия и стремилось подчинить волю Монарха своей воле…Народовластие же всегда гибельно, ибо Богу было угодно постановить, чтобы не паства управляла пастырем, а пастырь паствой…Пастырь ответственен перед Богом, народовластие же всегда безответственно, есть грех…» 

Стоит отметить, что немалую роль в свержении Монархии сыграли представители Императорской фамилии, которые устраивали козни и распускали сплетни против Государя и Государыни, а также их друга Григория Ефимовича Распутина-Нового. Не случайно в убийстве праведника принимал участие Великий Князь Дмитрий Павлович, что было оправдано обществом и преподнесено как исполнение воли «монархистов». Об истинных убийцах Царского друга и причинах злодеяния, ставшего первым выстрелом русской революции, рассказывает в книге издатель Василий Бойко-Великий. 

Читатель, разумеется, спросит: «Неужели в стране не было верных Государю людей?» Они были, и к концу XIX века верноподданных, искренне любящих Царя-Батюшку, было немало. Именно поэтому Самодержавие просуществовало в России на 12 лет дольше, а ведь могло быть уничтожено еще в период Японо-русской войны и революции 1905 года, на что рассчитывали внешние силы. Но войска оставались верными Царю и Отечеству, героические подвиги обычных рядовых солдат и их главнокомандующих привели к тому, что вопреки всеобщему мнению, насажденному большевиками, Россия вышла из Японо-русской войны непобежденной. Это противостояние является самой оклеветанной страницей Царствования Николая II. В первом томе книги Петр Мультатули подробно описывает Японо-русскую войну, приводя неоспоримые, но малоизвестные факты. А Борис Галенин разбирает причины и итоги этой войны, приходя к ошеломляющим выводам.  

Верные Государю люди были и в государственных, и общественных кругах, но эсеры и большевики развернули индивидуальный террор против Царских верноподданных. Всего в период Царствования Николая II террористами было убито более 20 тысяч грамотных, талантливых министров, госслужащих, общественных деятелей и многих других. Планомерно уничтожали министров внутренних дел Дмитрия Сипягина, Вячеслава Плеве, Петра Столыпина, генерала Дмитрия Трепова, Великого Князя Сергея Александровича. В связи с этим и возник трагизм ситуации, выраженный словами вице-адмирала Зиновия Рожественского о том, что Государь «лихорадочно ищет людей правды и совета и не находит их». Борис Галенин считает, что именно благодаря исключительной верности и железной воле этого русского флотоводца были сорваны планы по уничтожению Империи в 1904-1905 годах.  

Верные Государю люди оставались и после революции, но их было недостаточно. Последние мгновения жизни с Николаем Александровичем, Александрой Федоровной, их сыном Великим Князем Алексеем и дочерями Великими Княжнами Ольгой, Марией, Татьяной и Анастасией разделили врач Евгений Боткин, лакей Алоизий Трупп, повар Иван Харитонов и комнатная девушка Анна Демидова. Именно они до последнего вздоха остались верны своему Государю. Петр Мультатули подробно рассказывает о ссылке и заговоре против Императора, организованного Свердловым, завершившемся 17 июля 1918 года в доме Ипатьева. Автор описывает события той страшной ночи, подводя итог жизни екатеринбургских узников и выдвигает версию произошедшего, в корне отличающуюся от общепринятой. Убийство Царской Семьи до сих пор является одним из самых загадочных преступлений российской и мировой историй XX века, свет на которое проливает историк. В книге рассказывается о «екатеринбургских останках», которые приписывают Царским. Но Петр Мультатули, основываясь на современных исследованиях и расследовании Николая Соколова, утверждает, что это утверждение в корне неверно.