Программы превращения детей в животных

(Выступление  в Общественной палате на слушаниях «Роль литературы в духовнонравственном формировании общества»).  

    Знаменитая триадаформула  графа УвароваПравославиеСамодержавиеНародностьна которой стояла  во все времена Россия,  всё чаще вспоминается  сейчаскогда  не оправдала ожиданий идеология большевизмаи коммунизм оказался мифомкогда в новом периоде жизни  обнаружилось  новое  враньё  про  построение справедливого общества.  Мы видим крушение всех демократических институтов,  видимчто  ни Конституцияни законы не могут сдержать  диктатуру воровствакоторая царит в сегодняшней РоссииЧто же её спасётЕё спасёт нравственность и совестьэтот глас  Бога в душе 

    Последнеечто  хранило нравственностьпосле Церквибыла  классическая литература ипрежде всеголитература в школе.  И вот  сейчас это спасительное влияние литературы убиваетсяЛитература изгоняется из школыгосударство  швырнуло её под колёса капитала.  Даже в семнадцатом не смогли тогдашние революционеры «сбросить  Пушкина с парохода современности»а сейчассам виделвыброшенные на помойку его книги«Творцы» новых стандартов образованиявы этого хотели?  Но так получается. . Неужели  составители их  всерьёз считаютчто  версификатор Бродский  лучше великого Рубцованеужели просто хороший поэт и плохой прозаик Пастернакне говоря об  Окуджаве,  лучше нужнейших ЗаболоцкогоИсаковского и Твардовского?   

    Думаючто так случилось не от глупости и незнанияа от тогочто составляли программу текто лишён трёх  качествсоставляющих человеческую личностьПо мысли русского философа Владимира Соловьёвадля тогочтобы превратить человека в животноенадо лишить его:  первое – чувства стыдавторое – чувства сострадания и жертвенности,  и третье – благоговения перед святынями.  От чувства стыда начала избавлять мир сексуальная революция 60-хкогда  «ливерпульская четвёрка» кричала о сексекак об избавлении от всех проблемприбавляя при этом«Мы более знаменитычем Христос»когда пошлость и насилие  загадили все кино и теле экраныкогда образ героялюбящего Отечество вытеснил образ прохиндея и мошенника Остапа Бендераа образ любящей жены и матери заменила ведьма Маргарита. 

    Ворвался в мир школы и Интернетэто сплошной дом терпимости (напомнимчто терпимость в переводе это столь желанная либералам толерантность), уже не стыдно принародно жеватьматеритьсяне почитать старшихдерзить учителямугрожая им  «телефоном доверия»уже популярен лозунг  «закончим школу женщинами»уже лаховцы начинали  приносить в начальную школу презервативы и учить ими пользоватьсякуда ещё? 

   Состраданиежертвенность убиваются  демократическим рынкомКонкуренция  развивает эгоизмПропагандируется карьерный росткак признак жизненного успехачувство долгасолидарности уже и не вспоминаются.  Ведь ничего же не получится у головы без участия сердцаСколково – центр  процветания мировой науки  уже прозван Склоково 

   А что касается  третьегоглавного чувства человека – благоговения перед святынямисохранения Бога в душеоно постоянно  оскорбляется и унижаетсякогда новые Саломеи  пляшут перед алтарями,  когда оскверняются Крестыиконы  и  могилыкогда госпожа интеллигенция занимается любимым делом – сплетнями о священноначалии 

   Конечно,  чиновникиубивающие предмет литературы скажутчто не хотят такого кощунствано если они вдвигают в программынапример Мандельштамато как их понять.  Мандельштам еще  после первой революции в статье «Кровавая мистерия января» призывалк цареубийствуПисал«Нельзя житьесли не будет убит царь» 

   И постоянное,  мы видимобезъянничание перед какойто неведомой  мировой цивилизациейНеужели страныгде епископы женщины и где венчают  двуногих однополыхдля нас пример?  Мы – ведущая европейская  держава.   Русские летописи старше на сто лет французских и итальянских хроникнемецкие вообще появились в 14-м  векеНаш Нестор писал одновременно с греческими и латынскими  авторамиИ это до сих порНапоминать личто мир держится русским искусством и русской научной мыслью? 

   Задолго до всяких Конституций в России зарождалась  симфония духовных и светских властейкакой  мир  не видывалВместе с игуменом Даниилом   в Святую Землю ходил киевский князь Изяслав.  Духовником у князя был основатель русского монашества преподобный Антоний«Иду к Антонию на исповедьноги подгибаются», – говорил ИзяславНо ни эти фактыни сам памятник духовности и литературы  «Хождение игумена Даниила» в школе и близко не бывалиКак и написанное  за сто лет до «Слова о полку Игореве» «Слово о Законе и Благодати» митрополита Иллариона. 

     И отдельно от школы существуют и лежат прямо под ногами  золотые россыпи  русской речинародное творчествопеснисказаниялегендыбылиныпословицыпоговоркипотешкиобрядовая поэзияА ведь на народное творчество мы не можем смотретькак на давно прошедшееоно всегда будетпо крайней мере для пишущихнедосягаемо впереди 

   Понимания значения литературыкак предметаподдерживающего свод нравственности над Россиейнет у наших властейВидимоим безразлична их посмертная судьбаА ведь все помрём¸и  надо торопиться остаться в историиТредиаковскийвручая  императрице Екатерине свою одузаметил«Царствованию  великого Августа потребен Гораций»Но если сейчас в Горациях Пелевин,  то кто тогда Путин? 

    Исследователь происхождения большевизма из протестантизмаа протестантизма из безбожия русский философ Виктор Тростников сделал вывод:  «Подлинного мудреца может дать человечеству только православная цивилизацияпоскольку мировоззрениеиз которого выросла её культураесть неповреждённое учение самого Богавоплотившегося и сошедшего на землючтобы дать его людям» 

   И в самом делепочему русская  классическая литература – ведущая в миреПотому что она выращена ПравославиемКак и величайшая музыкакак  и живопись – дитя иконописанияА архитектураНе церковью ли рожденаИ если мы начатки Православия взяли от Византиито уже   рост их и созревание свершились на русской почве. 

    Большевики сделали из Пушкина революционерапора  в школе говорить о нёмкак о православном генииТо же и вообще со всем курсом литературыГибель Катерины в  «Грозе» не протест против «тёмного царства»а глубочайший стыд за свершенный  позор  прелюбодеянияза осквернение брачного венцаМаша Миронова и Петр Гринёв любят друг другано не могут  вступить в брак без родительского благословения«Покоримся воле БожиейПетруша»,-говорит  МашаНо  когда Петра оклеветалито онанигде не бывавшаяв одиночку едет в Петербург и спасает любимого. 

    Главный мотив  настоящей русской литературы х