Нейросеть придет в каждую семью: Путин и Греф анонсировали тотальную оцифровку России по лекалам глобалистов

Выступление президента России на организованном Сбером международном форуме трансгуманистов Artificial Intelligence Journey без преувеличения можно назвать программным для всей страны. Мы уже привыкли к цифросектантским вбросам от команды «цифрового спецназа» премьер-министра Михаила Мишустина, от мозговых центров либерал-глобалистов в РФ в лице ВШЭ и РАНХиГС, к лоббизму НКО трансгуманистов при Правительстве, а в минувшую пятницу свое слово наконец сказало официальное первое лицо страны. Именно с послания Владимира Путина Федеральному собранию в конце 2016 года началась цифровая эпопея России, так что теперь круг замкнулся. Причем президент самого большого государства мира был одним из спикеров на мероприятии, которое модерировал и где вел себя как хозяин президент ростовщической конторы-монополиста – Герман Греф. С одной стороны, этого давно следовало ожидать, с другой – такой откровенной сдачи национальных интересов и курса на прямое машинное управление «служебными людьми» от «заболевшего цифровой экономикой» (цитата – экс-вице-премьера Игоря Шувалова) президента мало кто ждал.

Отметим, что ранее Путин выступал на аналогичном форуме AIJ-2019 – на радость цифросектантам из Сбера и не только. На сей раз он оказался среди приглашенных спикеров дискуссии «Искусственный интеллект – главная технология XXI века» вместе с главой Казахстана Касым-Жомартом Токаевым. Модератор мероприятия Герман Греф вел себя как главный заказчик музыки, а его неофиты задавали президенту, судя по всему, заранее согласованные цифролоббисткие вопросы. Впрочем, и без них Путин с самого начала дал понять: он не просто делится мнением, а сообщает Правительству, Госдуме, бизнесу и простым гражданам вектор развития государства, отклонение от которого недопустимо. И этот вектор, увы, изначально был создан форсайтщиками-трансгуманистами.

«…я сказал, что машины будут контролировать человека в значительной степени – также, как многие другие современные средства, но человек должен в конечном итоге контролировать эти машины. Но тем не менее, ИИ становится верным помощником человека.

На наших глазах технологии ИИ, анализа больших данных меняют привычки и весь уклад жизни людей. Нужно научиться управлять искусственным интеллектом. Необходимо подчинить себе одну из величайших технологий, которая когда-либо была создана человечеством, и для этого нам самим нужно быть компетентными и смотреть в будущее», – отметил Путин.

На самом деле ИИ был создан не всем человечеством, а техкорпорациями Кремниевой долины, финансируемыми и тесно сотрудничающими с военными и разведывательными ведомствами США. И если так ставится вопрос: надо подчинить то, что сам человек и создал – значит, по умолчанию подразумевается, что ИИ не находится под нашим контролем. Что это, если не огромная опасность?

«Каждому из нас: государству, обществу, бизнесу, конкретному человеку необходимо соответствовать впечатляющей динамике перемен, осваивать новые знания и технологии, быстрее и решительнее идти в новую эру».

Что же это за новая эра будет? Опять никакой конкретики за общими пафосными фразами… К чему все эти перемены должны привести? В целом этот призыв – «быстрее и решительнее идти» – напоминает технологию НЛП, с помощью которого предыдущее поколение проамериканских «демократов» разрушило СССР. Дается довольно агрессивная мотивация к действию, а зачем именно это делать – не объясняется.

В качестве идеального примера «прогрессора» президент назвал Сбербанк, создавший новую цифровую платформу, так называемую экосистему. Может быть, Путин забыл, что конечная цель Грефа, которую он и не скрывает – полная приватизация его гиганта-монополиста. А пока, пользуясь государственным статусом и полным расположением ЦБ, банкстер делает гешефт на своих клиентах, собирая комиссию буквально за каждый чих. Но уже сегодня в топ-менеджменте Сбера рулят иностранцы, и у депутатов появляются сведения об утечках ПД клиентов банка за рубеж – что уже стало основанием для подачи заявления по деятельности банка в ФСБ .

А затем Путин перешел к анонсированию повестки, которую ранее не раз озвучивали представители той же Минцифры – на тот момент, в виде планов на будущее:

«Время задает нам не только темп перемен, наши цели также должны соответствовать невиданному прежде масштабу, содержанию и скорости технологического развития. В наступающее десятилетие нам также предстоит провести цифровую трансформацию всей страны: повсеместно внедрить технологии ИИ, анализа больших данных.

Миллиарды рублей будут направлены только на цифровую трансформацию госуправления и перевод в электронный формат фактически всех государственных услуг. Большинство из них будут оказываться автоматически, по факту возникновения жизненной ситуации у человека, в так называемом проактивном режиме… Например, если в семье рождается ребенок, алгоритмы сами оформят необходимые справки и инструменты, в том числе на выдачу материнского капитала. Вот так механизм госуслуг должен работать в современном мире. И в короткие сроки мы должны его запустить – по сути, создать экосистему государства, комфортную для использования граждан».

Миллиарды на перевод в электронный формат ВСЕХ госуслуг – очень амбициозно, но что делать с отказниками? Будет ли для них сохранено право на традиционный документооборот? Кто-то из авторов идеи вообще потрудился провести общенациональный опрос/мониторинг, поинтересоваться мнением народа по поводу проактивного режима от инженеров из Силиконовой долины? Разумеется, нет. И если услуга оказывается автоматически, значит, от нее нельзя отказаться. В таком случае это уже называется принудиловкой!

Тут же президент похвалил собянинские старания на ниве цифрофашизма:

«Одним из лидеров создания цифровых сервисов взаимодействия государства с гражданами является Москва. Что касается внедрения технологий ИИ, в том числе в городскую инфраструктуру, наша столица входит в 10 ведущих мегаполисов мира. Алгоритмы ИИ применяются и в здравоохранении, и в образовании, в сфере безопасности и формирования «умного города».

И посетовал на главную проблему форсайтщиков: мол, темпы развития нормативно-правовой базы отстают от новых технологий.

«Есть тут чувствительные моменты, но мы не можем и не должны стоять на месте. Нужно идти вперед, правда аккуратно, но вместе с тем – твердо и последовательно. И в этой связи хотел бы обозначить решения, которые назрели. В этой связи прошу Правительство оперативно внести в парламент проекты законов, которые позволяют вводить экспериментальные правовые режимы для использования технологий ИИ в отдельных отраслях экономики и социальной сферы».

Скорее всего, президент ведет речь о правительственном законопроекте «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», который отменяет все те и без того слабенькие гарантии неприкосновенности частной жизни, которые есть в Конституции и действующих законах «О персональных данных», «О связи» и «Об основах охраны здоровья граждан» ( «Катюша» рассказывала о нем летом с.г. – ). В принятии этого ПФЗ, как сообщают ряд «Телеграм»-блогеров, заинтересована в том числе дочь Путина Екатерина Тихонова, возглавляющая фонд «Иннопрактика», специализирующийся на нейротехнологиях.

«Уже в ближайшее время Правительству необходимо утвердить стратегии цифровой трансформации 30 ключевых отраслей экономики и социальной сферы, принять практические меры по внедрению в алгоритмы их работы ИИ. Чтобы они стали надежными помощниками врачей, преображали наши города (на этих словах возникло ощущение, что президент сам удивился и сделал паузу в своей речи, удивленно пожав плечами – прим. ред.), широко применялись в коммунальном хозяйстве, на транспорте, в промышленности – это все должно отразиться на качестве жизни людей. Прошу правительство своевременно устранять возникающие преграды и барьеры. Я говорю о возникающих, но еще надо устранить те, которые есть, и будут возникать – на них тоже нужно обращать внимание.

Подчеркну, программы цифровой трансформации и внедрения искусственного интеллекта надо обязательно принимать и на региональном уровне тоже, в разрезе конкретных отраслей, чтобы в полной мере использовать возможности прорывных технологий для мощного пространственного развития нашей страны. Думаю, что мы с губернаторами обязательно отдельно соберемся, встретимся и по всем этим вопросам поговорим».

Один из ключевых законов, который защищает граждан от тотального внедрения в жизнь ИИ – 152-ФЗ «О персональных данных». Соответственно, его могут оперативно редактировать под нужды цифровизаторов. «Устранение преград и барьеров» – это и есть пресловутая «регуляторная гильотина», которая последовательно удаляет все защищающие права граждан и мешающие экспериментатором законы.

«Уже в I квартале следующего года необходимо внести в парламент проект закона, который позволит открыть конкурентный доступ разработчиков нейросетей к большим данным, в том числе к государственным массивам этих данных, которые являются настоящей питательной средой для развития технологий искусственного интеллекта по целому ряду направлений. При этом необходимо исключить, конечно, я об этом неоднократно говорил, ещё раз повторю, любые риски для утечки персональной информации, персональных данных, обеспечить безусловное соблюдение прав граждан».

Это уже совсем круто – президент предлагает открыть частникам доступ к приватной информации граждан, хранящейся в федеральных и муниципальных базах. По сути, это будет расширенный аналог антиконституционного, по мнению независимых экспертов и общественников, закона о столичном эксперименте с биометрическими, якобы обезличенными, данными москвичей, получаемыми с камер наблюдения (в том числе – от частников), и последующей обработкой их ИИ.

Вопрос – как такое в принципе можно предлагать, если данная инициатива по определению антиконституционна? И любые цифровые данные, хранящиеся в «облаке», на серверах, передающиеся через открытый интернет – по определению не могут быть защищены на 100%… Интернет – это, если кто забыл, изобретение военного агентства DARPA при Пентагоне. Любые сведения, хранящиеся на бумажном носителе, в сейфе помещения со специальным режимом допуска будут куда в большей безопасности.

А президент тем временем перешел к теме цифровизации российского образования:

«Я повторю – скорость технологий, технологического развития растет по экспоненте. Поэтому всей нашей системе образования, сохраняя лучшие традиции, нужно наращивать темпы перемен. Необходимые перемены нужно обязательно осуществлять… Учебные курсы, модули по ИИ и анализу больших данных следует включить в образовательные программы, причем по всем областям профессиональной деятельности. А что это значит? Это значит, что уже со следующего учебного года такие технологии в обязательном порядке должны начать изучать будущие врачи, учителя, агрономы, юристы, работники промышленности, связи и транспортной сферы и, безусловно, будущие управленцы. То есть студенты, которые собираются работать в наших регионах и муниципалитетах, во властных структурах должны будут лично продвигать повестку цифрового развития».

Снова президент не уточнил – кому именно так нужны эти «необходимые перемены»? Зачем их наращивать, какова конечная цель? Для чего включать модули по ИИ в программы по всем областям профессиональной деятельности? У российского общества сегодня совсем иной запрос – на традиционное очное образование, на живое общение учеников и учителя в классе и школе… Родители по всей стране протестуют и требуют возвращения очного образования (причем по единым учебникам советского типа!) как наилучшего варианта для будущего, для развития своих детей. И между прочим, этого требуют люди которые в 2018 году в очередной раз выбрали гражданина РФ Путина ВВ президентом –за возвращение Крыма и за мультики в Совете Федерации, т.е. за то что этот самый гражданин обещал отстаивать суверенитет нашей страны, а не окончательную ее сдачу геополитическому противнику под предлогом цифровой трансформации. Или мы выбирали кого-то другого, и «царь – не настоящий»?

В последнем предложении г-на Грефа, в смысле Путина, уже видна явная обязаловка: «студенты должны продвигать повестку цифрового развития». То есть те, кто не будет лично продвигать такую повестку, кто будет иметь другое мнение относительно благополучного развития страны – не смогут работать во властных структурах. Альтернативный взгляд на вещи для цифровизаторов не приемлем. Не случайно мы ранее говорили о технологиях НЛП – это называется прямой вербовкой в «цифровой спецназ» во власти.

«Отмечу также, что эффективными помощниками учителей, преподавателей и профессоров уже стали телекоммуникационные технологии, а также созданные ведущими отечественными технологическими компаниями цифровые учебные платформы. Знаю, Сбербанк тоже создает такую цифровую платформу, собственно, он ее создал и работает в ее рамках».

Про цифровую платформу «Сберкласс» и суть этого трансгуманистического форсайт-проекта – см. недавний материал «Катюши» . Президент Путин, видимо, не в курсе, что что из себя на самом деле представляет Сбербанк, и что работа с его «эффективным помощником» подразумевает полный слив ему всех своих ПД, а также постепенный отказ от оценок и экзаменов в пользу «персональной траектории развития», отказ от изучения предметов в пользу модулей обучения, и в конечном счете – отказ от учителей.

«В непростой период вынужденных ограничений, совсем недавно мы это проходили, он еще продолжается, к сожалению, в известных формах и рамках, но в этих условиях, связанных с пандемией, эти технологии, безусловно, помогли и помогают педагогам сохранить непосредственную связь с учениками, со студентами, и, безусловно, в целом значительно будут расширять и дальше образовательное пространство.

И этим опытом мы должны воспользоваться, этими возможностями, и должны этим пользоваться в дальнейшем. Не было бы, как я уже недавно сказал, счастья, да несчастье помогло, – вот эта пандемия подтолкнула нас к развитию этих технологий. Кстати говоря, то, что было наработано в предыдущие годы, тут оказалось востребовано. Если бы не было того, что мы сделали в предыдущие годы, не было бы достаточно успешного перехода на онлайн-работу вузов и школ».

В каком месте проявился этот «успех перехода на онлайн-работу», так и хочется спросить у президента? В провале осенних ВПР? В зафиксированном НИМЦ гигиены и здоровья детей Минздрава РФ резком ухудшении здоровья школьников на дистанте (неблагополучные психические реакции пограничного уровня были отмечены у 84% школьников, почти у половины – депрессивные проявления и нарушения сна)? Уже имеем несколько случаев суицида детей из-за «прогрессивной» цифровой школы: последний случай – 14-летняя девочка из благополучной любящей семьи из-за проблем с учебой на удаленке решила уйти из жизни в Москве 24 ноября. Или, может быть, успешный переход заключается в непрекращающихся многотысячных протестах родителей по всей России?

«Будут расширять образовательное пространство и дальше», «этим опытом мы должны пользоваться в дальнейшем» – каким опытом, опять же логичный вопрос? Провальным? Опасным для психики и здоровья детей? Не апробированного методистами, не имеющего СанПиНов? Продолжать можно еще долго.

«Здесь хотел бы подчеркнуть, чтобы быть лидерами в сфере искусственного интеллекта, нужно быть лидерами и в сфере школьного и даже дошкольного образования. Хотя некоторые специалисты говорят, что дошкольного образования нет и не должно быть, там должно быть воспитание и подготовка к школе, но это не важно, как назвать. Важно, что запаковать в программу работы с детьми. Поэтому прошу коллег именно так формулировать задачи в сфере просвещения».

Итак, под видом воспитания и дошкольного образования малышам вместо обучения реальной жизни и познавания мира вскоре будут впаривать искусственный интеллект и прочие «прелести» трансгуманизма. Путин обеими руками за промывку мозгов и «цифровую трансформацию» сознания детей с пеленок.

«Наши планы повсеместного внедрения искусственного интеллекта, цифровой трансформации по глубине изменений во всех с