Обновление политической элиты на духовно-патриотических началах – миссия православно-патриотического движения в Белоруссии 

Или «Разбурыць турмы муры» 

Ключевым вопросом как для успешного осуществления миссии православно-патриотического движения в Белоруссии, так и, одновременно, частью этой миссии, которую призвано подъять само движение, является вопрос политической элиты, а именно – формирования патриотической элиты во всех основных ветвях власти и управлении областями общественной жизни. А это значит: а) проведение чистки современной власти на разных ее уровнях, которая, особенно в ряде известных ее ведомств, несомненно, пронизана либерально-прозападной «шестой колонной», – чистки, конечно, мягкой, нелюстрационной, с отправлением «на свободу» идейных и понижения до исполнительного уровня безыдейно-конъюнктурных; б) выявление и приведение хотя бы на ключевые руководящие должности идейно-патриотических профессионалов; в) формирование системы воспроизводства идейно-патриотических элит – продвижения на ответственные должности достойных, а не «своих» и «лишь бы кого». 

Всё это – предмет для серьезной проработки и выработки плана действий как составной части партийной программы. Здесь остановимся на первоочередной и неотложной задаче – чистки органов власти и ключевых ведомств. На наличие значительной сети «спящих» во власти, включая весьма высокие должности, на их вину в деградации белорусского государства в целом и отдельных областей его жизни, в утрате верных ориентиров развития и сползании к революции и гражданской войне, наконец, на жизненную необходимость выявления этой сети и изведения ее из системы власти – уже указывают авторитетные эксперты. 

Авторитетный эксперт-аналитик Дмитрий Минин, последние годы подробно описывавший западную стратегию по свержению власти и захвату Белоруссии, анализируя «выступление 16 сентября президента Белоруссии А.Лукашенко перед политическим активом республики с детальным изложением плана смены режима в стране и отстранения его от власти», верно указывает, что «белорусский президент возлагает ответственность за все происходящее в стране либо на деятельность неких абстрактных западных сил, либо на своих открытых оппонентов, роль которых в нынешних протестах крайне незначительна. Скорее наоборот, участие Бабарико и Цепкало в выборах, вероятнее всего, обеспечило бы и легитимность предсказуемой победы Лукашенко. Поэтому большим вопросом остается, кто и зачем подсказал ему снять этих кандидатов с дистанции. 

В целом в стройной схеме, изложенной главой Белоруссии, явно отсутствует принципиально важное, 8-е по счету звено, которое американские политтехнологи, работавшие в последнее время на белорусском направлении, достаточно цинично окрестили “Игрой с Лукой”. Игра состояла в том, что западные эксперты и политики, прежде всего из США, создавая видимость возможности диалога и признания Лукашенко, добивались его собственного согласия на продвижение в страну различных НКО, ресурсов и площадок. Сейчас он их весьма воинственно обличает. Однако они же не появились из ниоткуда. Точно так же посредством туманных обещаний или просто сомнительных комплиментов о “свободолюбивом духе” Лукашенко от него добивались постепенного дистанцирования от единственно реальной опоры на востоке – России. На деле целью этой игры, в чем порой открыто признавались некоторые словоохотливые американские эксперты, всегда было устранение Лукашенко “его же собственными руками”. Это могло быть достигнуто только через завоевание прочных позиций в ближайшем окружении президента, но об этом Лукашенко не сказал в своём выступлении ни слова. Да и ничего пока не сделал. Все ответственные за провал государственной политики на внешнем контуре остаются на своих местах… Особую активность проявлял в этом сохранивший свой пост министр иностранных дел В. Макей… Фактически “Игра с Лукой” в прежнем понимании в США закончена. Начался этап устранения белорусского президента всеми доступными средствами. Для этого будет использован весь накопленный потенциал, в том числе в ближайшем окружении президента». 

Главный же вопрос: «а что же сам Лукашенко, обошедший вниманием в своем докладе ключевое 8-е звено работы Запада с высшим эшелоном власти Белоруссии? Не может говорить? Не хочет? Или попросту не видит реального положения вещей? От ответа на эти вопросы будут зависеть развитие ситуации в стране и личная судьба президента. Если он понимает, что здесь также надо принимать решительные меры, но до поры до времени не хочет об этом заявлять, это одно. Если же Лукашенко надеется, что удастся и старую команду сохранить, и вернуться к прежней политике, он обречен на бег по замкнутому кругу, и управлять этим бегом будет кто-то другой». 

Вторит эксперту еще один авторитетный патриотический ученый-политолог и автор серьезных исследований с метафизическим ядром, бывший проректор минского университета МИТСО Александр Плащинский. В аналитической статье «Конец “Игры с Лукой”. Белорусской политической системе нужна концептуальная перезагрузка» он прямо заявляет, что «кое-кто допустил стратегические управленческие ошибки, по всей видимости, сознательные ошибки, а теперь пытается занять известную “позу страуса”, спрятавшись за своими подчинёнными, которые один за одним выступают демаршем в отношении государственной политики… Не без оснований считается, что особую активность в многовекторности проявлял министр иностранных дел Беларуси, апогеем линии которого была организация визита госсекретаря США Помпео к Лукашенко в феврале 2020 года». Однако не только: «и “декрет о тунеядцах” Президенту посоветовали по принципу “услужливый дурак – опаснее врага”. И ситуацию с “маршрутками” в 2018 году кто-то спровоцировал, и принятию ряда других проблемных решений способствовал. Решений, которые, в своей совокупности, способствовали росту протестного духа белорусов. Он-то, затем, и вырвался наружу, да похлеще “джина из бутылки». 

Не снимает эксперт, оказавшийся за пределами гниющей системы идеологической вертикали, вины и с самого президента: «Отдельный вопрос и отдельная тема, почему “бояре” зачастую подбираются по принципу – “кто громче щёлкнет каблуками? Ведь истинные друзья говорят правду в лицо. И только из единомышленников может быть сформирована команда, которая не предаст. Остальные, не друзья, или так себе, оставят тебя “без вины виноватого”, один на один со своими проблемами Мы этого искренне не желаем белорусскому президенту, как нынешнему, так и его преемнику, в будущем». Александр Плащинский называет вещи своими именами (чего очень не любят в сложившейся белорусской номенклатуре): «Применительно к белорусским реалиям поясним, почему концепция “многовекторности”, в редакции МИД Беларуси, перестала работать. Многовекторностьвыращенная на этническом национализме, – это весьма зыбкий путь. И это путь в неизбежность, но только в одном западном направлении, о котором сегодня уже ратуют недоброжелатели “режима Концепция многовекторности, основанная, в основном, на концепции “литвинства” и этническом национализме, в редакции МИД Беларуси, фактически означает не многовекторность как курс на взаимовыгодное сотрудничество с субъектами международных отношений, а антирусскость, причём в украинском её измерении. Сознание, в первую очередь белорусской молодёжи, зомбировано соответствующей символикой, латиницей и “толерантностью”, от которой по воскресеньям уже, действительно, рябит в глазах. За что боролись, как говорится». 

И тот же самый главный вопрос: «Кто же тогда так умело посеял у руководства страны мысль о многовекторности, помноженную, затем, на антирусскость, иными словами, идею, взрощенную на подготовленной почве этнического национализма, которая показала свои “цветочки” после 9 августа? Ответ на этот вопрос, выраженный в последующих кадровых решениях, будет означать способность или неспособность власти разобраться в причинах происходящего сегодня и, значит, найти выход из ситуации. Не повторить отдельные навязанные ей же ошибки и не дожидаться новых “вишенок” на торте… Итак, мы считаем, что белорусской политической системе нужна концептуальная перезагрузка. И она уже набирает обороты… После того, как внутриполитическая ситуация в Беларуси стабилизируется и руководство страны придёт к пониманию, что концептуальная власть гораздо стабильнее, чем удержание её на штыках, отдельные товарищи могут также написать явки с повинной за учинённый ими беспредел Среди них могут оказаться и те, кто уже давно засиделся в должности». 

Тем не менее, ключевая роль в «сбивании с пути истинного» Макея несомненна. Это подтверждается и тем, что сам «Евросоюз выбрал себе человека в Белоруссии, с которым готов общаться»: «“Единственно возможным собеседником от Белоруссии назвал главу МИД республики Владимира Макеяпредседатель комитета Сейма по европейским делам Гедимнас КиркиласПо словам политика, Евросоюз не может остаться без канала связи с белорусскими властями, однако в силу того, что в Европе не признают белорусские выборы легитимными, а самого Александра Лукашенко президентом, то нужно было выбрать другого человека для переговоров. Гедимнас Киркилас заявил, что Макей “более-менее демократический”». Молчавший в тряпочку первые несколько революционных недель Макей выступил с показушным возмущением ровно тогда, когда провал блицкрига стал очевидным. Но это совершенно не остановило его тягу (не без разрешения президентавсё никак не отпускающего какую-то неведомую узду) в сторону низкопоклоннического нытья и жалобного «уговаривания» Запада, когда тот уже объявил Белоруссии открытую войну