Авторы Видео РНЛ ТВ Актуальные темы Союз писателей России О нас Духовный вирус токсичнее телесного

Обращение из СИЗО к директору ФСИН России

…Где калечат, а не лечат, содержа на грани жизни и смерти

Обращение незаконно осуждаемого врача-психиатра, общественника-патриота Николая Каклюгина из СИЗО к директору ФСИН России до официального объявления пандемии коронавируса COVID-19 с дополнительным комментарием по карантину…

***

«Вы обещали свободу… Великое благо – свобода, если она правильно понимается, как свобода от зла, не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой свободы вы не дали: во всяческом  потворстве низменным страстям толпы, в безнаказанности убийств и грабежей заключается дарованная вами свобода. Все проявления как истинной гражданской, так и высшей духовной свободы человечества подавлены вами беспощадно.

Это ли свобода, когда никто без особого разрешения не может провезти себе пропитание, нанять квартиру, переехать из города в город? Это ли свобода, когда семьи, а иногда и население целых домов выселяются, и имущество выкидывается на улицу [сегодня – обманутые дольщики и ипотечники], и когда граждане искусственно разделены на разряды, из которых некоторые отданы на голод и разграбление? Это ли свобода, когда никто не может высказать открыто свое мнение без опасения попасть под обвинение в контрреволюции? Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Уже заплатили своею кровью мученичества многие смелые церковные проповедники; голос общественного и государственного обсуждения и обличения  заглушен; печать, кроме узкобольшевистской, задушена совершенно».

/Из письма Святейшего Патриарха Московского и всея России Тихона к Совету Народных Комиссаров, март 1918 г./

 

«Куда же девать купцу свою энергию? На бирже ее много не истратишь, и вот он расточает избыток мускульного капитала в кабаках на кутежи, не имея представления об иных, более продуктивных и ценных для жизни пунктах приложения силы. Он — ещё зверь, а жизнь для него уже стала клеткой, и ему тесно в ней при его добром здоровье и склонности к широкому размаху. Стесненный культурой, он нет-нет да и надебоширит. Купеческий дебош — всегда бунт пленного зверя. Разумеется — это дурно… Но-ax! — будет еще хуже, когда этот зверь к своей силе прикопит немножко ума и дисциплинирует ее! Поверьте – он и тогда не перестанет производить скандалы, но — это уже будут исторические события. Избави нас, Боже, от таких событий! Ибо они проистекут из стремления купца ко власти, их будет всемогущество одного сословия и – не потеснится купец в средствах ради этой цели…».

/А.М. Горький «Фома Гордеев» (1899)/

 

***

Второй автор приведенного мной фрагмента из его произведения, отчасти социальной драмы, во многом способствовал тому, чтобы к власти пришли те, кто сподвиг владыку Тихона в кровавом 1918-м обратиться к их главарям с тем воззванием, близким и нашим временам, фрагмент которого привёл первым. Сегодня у власти если и купцы, то потомки тех, кто пришёл тогда, в смуту 1917-го, к власти. И то были не купцы, то был ещё более страшный зверь, чья сила оказалась ещё более разрушительной, нежели купеческая, описанная выше очень точно у писателя Горького (Пешкова). В наши же дни стремятся с падением того режима те, кто своими действиями запускают вновь, сознательно или нет, механизмы и события, прописанные в письме Святейшего Патриарха Тихона. Это новая формация – это купцы с погонами на мундирах, это ещё опаснее. Остановить их может только наш Президент. Это заявление ему и всем размышляющим о судьбах России в целом и в конкретных жизнях, в помощь, вместе со вступлением и послесловием.

 

Директору ФСИН России

А.П. Калашникову

Копия: депутату Государственной

Думы Федерального собрания

Российской Федерации VII созыва

С.А. Шаргунову

Каклюгина Николая Владимировича

02.12.1980 г.р.

председателя регионального отделения

Общероссийской общественной

организации «Матери против наркотиков»

в Краснодарском крае, врача

психиатра-нарколога, кандидата

медицинских наук, федерального

эксперта в сфере совершенствования

государственной антинаркотической

политики, лечебно-реабилитационных

технологий для лиц с деструктивными

зависимыми формами поведения,

включая пострадавших от тоталитарных

деструктивных культов (сект), вербующих

адептов через псевдореабилитационные

учреждения для наркозависимых, в настоящее

время осужденного судом первой инстанции

после имитации подброса наркотиков

19.10.2018 г. так и неустановленными

следствием лицами, в рамках судебного

уголовного дела №1-169/2019/п на 4 года

ИК общего режима по ст. 228 ч. 2 УК РФ

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

Ситуация вокруг не только моего незаконного задержания с практически мгновенным помещением под стражу 19-20.10.2018 года, фабрикацией материалов оперативно-розыскного и следственного дел, показаний лжесвидетелей обвинения, отсутствия должного прокурорского надзора за всеми этими обстоятельствами, повлекшими за собой передачу дела в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону в марте 2019 года с содержащим массу нарушающих УПК РФ ошибок обвинительным заключением за подписью старшего следователя ОРП на ТО Отдела полиции №7 СУ УМВД  России по г. Ростову-на-Дону И.С. Швецовой, её руководителя М.У. Сердерова и заместителя районного прокурора Чаброва С.С., игнорирующих множественные нестыковки в возбужденном в отношении меня уголовном деле №11801600095001525, изложенные в том числе в подготовленном мною и опубликованном 02.08.2019 г. аналитическом материале «Следствие ведут знатоки… подтасовок по “делу Каклюгина”, часть 1», но и с пребыванием в стенах ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области с каждым месяцем, днём становится для меня всё более опасной с точки зрения угрозы жизни и здоровья, а для средств массовой информации — всё более резонансной и освещаемой. При этом события, о которых информируют общественность журналисты в связи с моим делом и тем, что пока безнаказанно творят теперь и сотрудники под контролем администрации СИЗО-3 г. Новочеркасска, серьёзным образом подрывает доверие населения не только к конкретным фигурантам, чьи фамилии стали в январе фиксироваться региональными и федеральными СМИ в связи со скандальным помещением меня в крайне болезненном состоянии в карцер спецблока учреждения 20.01.2020 г., но и к органам государственной власти в целом, что я считаю недопустимым.

С целью предотвращения возрастания дальнейших нестроений в обществе по данным моментам, близким к протестным в весьма широком масштабе, особенно в патриотически-ориентированной православной среде, подготовлено данное обращение к директору ФСИН России А.П. Калашникову.

Поскольку предыдущие обращения на его имя имели практически нулевой эффект — спускались на уровень Управления медико-санитарного обеспечения (УМСО) ФСИН России без личного контроля руководства, затем — ниже в ГУ ФСИН России по РО, либо начальнику ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России А.С. Пачганову, персонально ответственному за творящийся в отношении меня произвол со стороны медслужбы ФСИН России и при этом продолжающего спокойно занимать свой пост, строча мне, моим родным и близким, коллегам, соратникам, в том числе депутатам Государственной Думы ФС РФ лживые даже, а не просто формальные и бессодержательные отписки, либо предоставляющего «наверх», руководству УМСО ФСИН России недостоверные сведения о моём, якобы, удовлетворительном состоянии здоровья, своевременном оказании мне всё это время стационарной мед.помощи в условиях ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России и амбулаторной — в условиях медчасти СИЗО, принято решение в копию данного заявления/обращения поставить депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VII созыва Сергея Шаргунова.

Ведь он уже знаком с общей канвой данного уголовного дела, высказывал определённую неуверенность в достоверности предъявленных следствием и гособвинителем улик. Об этом, в частности он сам сообщал информационному агентству РИА «Новости» 15.07.2019 г. (https://ria.ru/20190715/1556545650.html). Цитата: «По словам Шаргунова, улики и основания обвинения, на которых строится дело Каклюгина, “вызывают большие сомнения”. “На меня выходили многие люди, которым я доверяю и которых я уважаю, люди верующие, которые знали Николая Каклюгина, в том числе те священники, у которых он духовно окормлялся. Есть значительное количество оснований подозревать, что это дело могло быть сфабриковано наркомафией, против которой он боролся”, – заявил депутат.

Сравнивая процесс против Каклюгина с делом журналиста Ивана Голунова, которого ранее также подозревали в причастности к сбыту наркотиков, собеседник агентства признал, что, “к сожалению, то, что происходит в провинции, не имеет такой медийной поддержки, как в Москве, и в итоге не оборачивается справедливостью”».

Так и есть. Хотя в последнее время после вынесения мне неправосудного приговора 12.11.2019 г. поддержка со стороны СМИ различного уровня и калибра резко возросла. Однако, это не помешало с конца декабря 2019 года администрации ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России в лице её начальника Колганова А.Ю., заместителя начальника по безопасности А.Н. Богма (встречался с моими родителями и лгал им в лицо, поясняя, что 65 нарушений можно получить весьма быстро по режиму, забыв при этом предоставить фото- и видеофиксацию этих нарушений, как и мои объяснения по каждому из 65-ти нарушений, которых быть не может, т. к. у меня их не брали), начальника отдела по режиму Н.В. Степаненко, старательно провоцировавшего меня на нарушения режима при личных встречах, снимая при этом всё на видеорегистратор в определённые моменты, заместителя начальника учреждения А.Ю. Василенко, выводившего меня на беседу и пытавшегося вручить постановление о водворении меня в карцер 17.01.2020 г., после отвечавшего пустыми отписками на запросы заявителей с моей стороны о причинах такого решения его руководителя А.Ю. Колганова — не помешало всем им, а также некоторым иным лицам, прописанным в т. н. «Неотправленном письме директору ФСИН России» [статья от 24.02.2020 г. «Самочувствие пружины», см. по ссылкеhttp://xn—–6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/samochuvstviepruzhiny__niktonezhelaetvmestomenyasaditsyavtjur2205.html.html], которое прошу считать основным моим заявлением о бездействии, преступной халатности и превышении должностных полномочий многократно начальником ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России А.С. Пачгановым, начальником ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России С.А. Гаджикурбановым, начальником филиала МОТБ ФСИН России (главным врачом) Т.Р. Мкртчян, виновным в том числе в незаконном помещении меня с 30.04.2019 г. по 16.05.2019 г. в психиатрический стационар, палату №7 психоневрологического отделения ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России, что трактуется Уголовным кодексом Российской Федерации в соответствии со ст. 128 УК РФ, «лечащим» врачом [Орловым] в те дни 30.04. — 16.05.2019 г. приходящим в психоневрологию из терапевтического отделения МОТБ-19 ко мне всего 3 раза, никакого лечения так и не назначившим, несмотря на некоторую диагностику: УЗИ, ОАК, ОАМ, о чём позже. Всем этим лицам не помешали многочисленные публикации в СМИ, заступничество народных избранников из числа депутатов Госдумы, куда ещё до депутата Шаргунова, практически сразу вошёл и экс-чемпион мира по боксу Николай Валуев (см. статью «Продолжаю проливать свет на обстоятельства “дела Каклюгина”»: https://ruskline.ru/politnews/2019/10/22/nikolai_valuev_prodolzhayu_prolivat_svet_na_obstoyatelstva_dela_kaklyugina), после — депутата Натальи Поклонской, с конца прошлого года направившей депутатские запросы и директору ФСИН России, и председателю СК России А.И. Бастрыкину, по мед.части как было, так и остаётся хладнокровное игнорирование произошедших с весны 2019 года и ранее событий [связанных с неоказанием мне мед. помощи, игнорированием тяжести моего состояния, незаконным помещением в психоневрологический стационар].

Только что [04.03.2020 г.] меня этапировали из ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России в СИЗО-3, перед выпиской не взяв ни единого анализа, как это полагается, согласно действующей в этой сфере нормативно-правовой базе: ни общего анализа крови (кровь из пальца), ни биохимического (кровь из вены), ни общего анализа мочи – НИ-ЧЕ-ГО. Возникает закономерный вопрос у меня, как специалиста с высшим медицинским образованием, кандидата медицинских наук, прошедшего успешно курсы повышения квалификации [постдипломное образование] в клинической ординатуре, затем — в очной аспирантуре Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского в 2005-2010 годах, где подэкспертные из тюрем и колоний всей страны проходят судебно-психиатрическую экспертизу в спорных случаях, не решаемых на местах — каким образом определил мой лечащий врач в этот заезд, куда я попал наконец-то в терапевтическое отделение, палату №5, видел, что палата №7 в терапии, это не то место, где я лежал в прошлый раз, то было психиатрическое отделение точно – как поняла начальник терапевтического отделения Фомина И.А., майор внутренней службы, что я готов к выписке? Просто потому, что я провёл в терапевтическом отделении 30 календарных суток, 10 из которых мне прокапали мною же порекомендованные [и родственниками, жертвователями оплаченные] лекарственные средства в виде капельных внутривенных вливаний для нормализации функции печени и сосудов? А кто же будет делать контрольные исследования показателей крови и мочи перед выпиской пациента, чтобы подтвердить, что достигнуто в результате лечения улучшение состояния здоровья пациента? А если оно не достигнуто, либо не в полной мере? У меня по-прежнему болит левая почка, изжога, проблемы с желудком, головные боли.

…/…/…

Как понимать всё это? Кто выписал меня без итоговой консультации с лечащим врачом и дачи рекомендаций для амбулаторного лечения при выписке? Как могут быть даны рекомендации и на основании чего была организована выписка, если мне не были сделаны в последние дни перед ней базовые в этом случае общий анализ мочи (ОАМ), общий анализ крови (ОАК) и биохимический анализ крови с проверкой показателей, как минимум, глюкозы, показателей креатинина и т. п. (почечная фильтрация), прямого и непрямого, общего билирубина (показатели функций печени), ферменты печени АлАт и АсАт мне во внешней лаборатории сделать также не дали, а реактивов у МОТБ-19 почему-то на этот один из ключевых показателей печёночной деятельности который месяц нет и явно их закупать не собирается. Как не было при мне в отделении, элементарных зелёнки, йода, таблеток «Цитрамон», «Анальгин» и, трудно поверить в это, даже наконечника для клизмы! Воровство процветает? Как это понимать? Прошу проверки суровой, беспощадной.

А в это время, когда налицо откровенное, просто хамское разбазаривание государственного имущества, более того — жизненно необходимых для функционирования, нужд терапевтического отделения лекарственных средств и медицинских изделий, я наблюдал наличие неких комиссий, проверок то из Москвы, то из ГУ ФСИН России по региону. Что они смотрели, куда, если в это время в отделении нечем было мазать раны пациентам — ни йода, ни зелёнки (р-ра бриллиантового зелёного) — мне непонятно. Поэтому, видимо, господин А.С. Пачганов, начальник ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России продолжает занимать свой пост. Комиссии проверяют не там где надо, а там, где просят…

В такую систему перевёрнутых, искажённых ценностей, какую сегодня, к сожалению, продолжает представлять и Федеральная служба исполнения наказаний, ФСИН России, в её руководящий состав в регионах по-прежнему попадают и годами удерживаются, несмотря ни на какие проверки извне, должностные лица, характерологически в двух словах практически, но очень метко, глубоко прописанные нашим русским гением нравственной мысли, прозы дореволюционной, царской эпохи, Ф.М. Достоевским в его романе «Униженные и оскорбленные», глава пятая: «… хитрый, пронырливый, пролаз и крючок ещё с самой школы, но в сущности, человек не без сердца; погибший человек. Таких людей между русскими людьми много. Бывают они часто с большими способностями; но всё это в как-то них перепутывается, да сверх того они в состоянии сознательно идти против своей совести из слабости на известных пунктах, и не только всегда погибают, но и сами заранее знают, что идут к погибели». Конец цитаты. И речь здесь первично о гибели духовной, где и о телесной, связанной с заболеваниями с