БОРЬБА ПРОТИВ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В БЕЛОРУССИИ ИЗВНЕ И ИЗНУТРИ  И ЕЕ ПОДЛИННОЕ ПРИЗВАНИЕ 

Часть 17. Призвание Церкви в Белой Руси: казачество, Крестные ходы, искусство, демографическое чудо через возрождение семейных добродетелей 

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8. Часть 9. Часть 10. Часть 11. Часть 12. Часть 13. Часть 14. Часть 15. Часть 16. 

 Решительно обязана Церковь на уровне руководства изменить своё отношение к белорусскому казачеству и, прежде всего, к православному «Казачьему Спасу», который своей действительной (а не парадно-лубочной) деятельностью не только достигает прорывов в православно-патриотическом воспитании молодежи или, например, в борьбе с ее наркотизацией, но и, разумеется, удостаиваются особой ненависти со стороны всевозможных либеральных и националистических сил как в оппозиции, так и во власти. Всем памятно яростное шельмование православных казаков и натравливание на них властей главным белорусским «борцом с черносотенством» и недавним министром всей общественно-политической печати Беларуси П.Якубовичем в сопровождении своего протеже ЦарикаОчередное излияние этой ненависти произошло по отношению к деятельности дрогичинского их подразделения «Пересвет», которую неонацисты «Нашей нивы» гнусно связали с трагической «резней в Столбцах». Казаки обвиняются в том, что они «ездят по школам района и демонстрируют детям оружие, вовлекают их в свое движение» (благо, что теперь уже ставится вопрос о возрождении всеобщей довоенной подготовки в школах), а также «исповедует российскую имперскую идеологию» и провели «крестный ход в Сопоцкине с российскими имперскими флагами» (которые, к слову, вполне могли бы лечь в основу искомой символики Союзного государства). Заметим, как оправдывается перед фашистским СМИ «начальник отдела идеологии, культуры и по делам молодежи Дрогичинского райисполкома Инна Проневич»: «Они сотрудничают с комиссией по делам несовершеннолетних, часто берут в походы детей, находящихся в социально опасном положении… Он не казак, нет-нет, это проверенный человек! Он педагог по образованию, долго работает в системе. Это не тот человек, который будет с имперскими замашками… Понимаете, здесь объединение молодых людей. По патриотической линии – приведение в порядок захоронений, памятников. Никоим образом не проскакивает ни российская, ни тем более казацкая тематика». 

И вклад в такое унизительное отношение к казачеству (равно как и к имперскому наследию в целом) церковного руководства в Белоруссии немал. Как и во многих иных делах, оно с молчаливым безразличием многие годы взирало на борьбу против настоящих православных подвижников-казаков, ни единожды не вступившись за них – в том числе и для просвещения таких вот «начальников отделов идеологии, культуры и по делам молодежи». И речь идет не только о полномочном руководстве Экзархата и сопряженных Синодальных отделов по взаимодействию Церкви и общества, информационном, миссионерству, в коих преобладает дух безразличия или даже враждебности к казачеству, но и о непосредственном профильном Синодальном отделе по делам казачестваимеющем дело только с выставочными «генералами» из РОО «Белорусское казачество» во главе с «атаманом» Улаховичем, запомнившимся выступлением против Русского мира и за «беларусизацию» неофашистов Трусова-Анисим, а также абсолютным отсутствием каких-либо патриотических дел и хотя бы заявлений за всё время депутатства в Палате Представителей (про продвижение им в стране казаческого движения и говорить не приходится). 

Деятельность в Беларуси Синодального отдела по делам казачества, за многие годы не обзаведшегося даже сайтом, ограничивается двумя-тремя встречами в год с указанными «генералами» при храме, в котором базируется сам отдел. О стратегическом развитии белорусского казачества, привлечении в его ряды молодежи, теряющей всякие духовно-нравственные ориентиры и патриотизм (подменяемый вышиванческой бутафорией и мифологией прозападного литвинизма), в сотрудничестве с силовыми министерствами – даже речи не ведется! А ведь в Белоруссии более чем достаточно достойнейших священников, способных возглавить и наполнить Синодальный и епархиальные отделы и уже усердно потрудившихся с казаками (в частности, в той же Гродненской епархии – пока в ней не подняли головы литвинисты и не учинили разгром)! 

Прежде всего, Церковь призвана в рамках той же стратегии исторического просвещения напоминать всему народу о том, что казачество всегда было и является одной из главных опор и оград самой Православной Церкви и Святой Руси. Что потому-то оно и не нравится разным «нашим нивам», зиссерамякубовичам и их западным покровителям, что традиционно боролось против польско-католических, иезуитских, талмудических, наполеоновских, германских завоевателей и угнетателей народа Западной Руси. Более того, следует напоминать о том, что именно белорусские земли и являются главной прародиной казачества как такового, ибо казачество и родилось-то на землях ВКЛ в результате ухода в приднепровские степи западнорусского крестьянства и мещанства по мере установления польско-еврейского господства на Западной Руси и усиления панско-ростовщического гнета (земли Малороссии были преимущественно опустошены татаро-монголами, а большинство ее населения двинулось на север и восток). Церковь просто обязана всячески – в том числе решительными и открытыми заявлениями – заступаться за само казачество, давать отпор клевещущим на него и шантажирующим сотрудников государственных ведомств и учреждений, сотрудничающих с казаками. Немалое заступничество казакам порой необходимо и от некоторых влиятельных «прогрессивных священников», которые чураются и порой гонят казачество еще больше, чем враги Церкви (с которыми они, напротив, имеют тенденцию якшаться). 

Помимо прочего Церковь призвана всячески способствовать расширению казаческой военно-патриотической работы с молодежью, с силовыми ведомствами, наконец, зачастую ставить самим священникам эту работу в пример – как, например, интервью во враждебной обстановке атамана «Казачьего Спаса» Петра Шапко российскому радио «Sputnik Беларусь» на тему «национальной идеи, образа будущего и идеологии страны». До государственного руководства необходимо довести, что работа казачества с молодежью – это лучший способ сформировать у нее почтительно-трепетное отношение к воинской службе и воинскому долгу (не как к ненавистной повинности!), ибо даже возврат в школы довоенной подготовки максимум лишь обучит юношей некоторым физическим навыкам. Само церковное руководство призвано осознать, что та же самая казаческая работа – едва ли не лучший способ в нынешних условиях привлечения к себе и к вере юношей: в отличие от суррогата псевдомиссионерских кривляний и кощунственных приколов кураевского типа в духе «Батюшки Кухты», и даже уместных в определенной мере задушевных чаепитий и балов. Белорусской молодежи нужен призыв к подвигу, путь служения, высокие идеи, идеалы и цели, а не развлечения и хохмачества: кому, как не Церкви об этом знать! Соответственно, полноценный Синодальный отдел по делам казачества и его епархиальные ветви должны быть максимально привлечены и вплетены в планы деятельности других отделов. 

Дополнительные усилия от Церкви на Белой Руси требуются в деле, в котором сходятся церковное священнодействие, созидание соборности, миссионерство, историческое просвещение, поднятие авторитета Церкви среди властей свидетельством о вере в народе. Речь идет о Крестных ходах, которые любимы православным народом, но до сих пор не получили должного поощрения в ряде белорусских епархий, а в стольном Минске так и вообще заглохли, в частности, в условиях безразличия (если не неприязни) и к этому проявлению и подпитке подлинно православной духовности (подменяемой западным либеральным гуманизмом) со стороны руководства Экзархата. Следует сказать, что общегородских Крестных ходов в Минске, которые могли бы собрать много десятков тысяч верующих, позорным образом вообще не проводится многие годы – в отличие, напомним, от ежегодных двукратных пышных шествий по центру Минска католического меньшинства. Что также создает среди высоких чиновников, светской интеллигенции, простых граждан страны заблуждения относительно подлинного положения дел в конфессиональной сфере. Это – не говоря уже о лишении белорусской столицы той духовной защиты, которая приносится Крестными ходами. 

Замечательный и поучительный пример Церкви Белой Руси в проведении Крестных ходов может подать нынешняя Украина, освободившаяся в год Евромайдана от власти «прогрессивных» вероотступников Драбинко и Коваленко сотоварищи и ставшая под омофор митрополита Онуфрия. Тем более что для этого в Белоруссии ныне (и пока еще) существуют куда как более благоприятные условия. Прекрасным образцом для подражания здесь мог бы стать «традиционный Крестный ход в Киеве по центральным улицам столицы, посвященный празднику Торжества Православия…, в завершение которого читают анафематствование всем еретикам и раскольникам, преданным анафеме за всю историю Православной Церкви… По окончании Литургии прихожане из многих храмов города собираются в Свято-Успенской Киево-Печерской Лавре. Оттуда многочисленный Крестный ход движется по улицам Лаврской, Грушевского, затем через Европейскую площадь, которая до 1917 года носила название Царская, на Владимирскую горку к памятнику Великому Князю Владимиру – Крестителю Руси» (которого, к своему стыду, по сей день не имеет столица Белой Руси). Как не сложно догадаться, публичное анафематствование ересей и еретиков в храмах, имеющее огромное мистическое и духовно-просветительское всенародное значение, белорусских церковным руководством также не приветствуется, – а должно ведь стать общеобязательным (особенно в текущей обстановке)! Кроме Крестного Хода в данный знаменательный для Православия день, в Киеве, даже в оккупированном Западом и бандеровскими нацистами (!), ежегодно проходят еще два великих Крестных Хода – в день памяти Царственных мучеников и, конечно, эпический всенародный Владимирско-Крещенский. 

В последнее время масштабные городские Крестные ходы в день Торжества Православия стали в условиях политического торжества сат