БОРЬБА ПРОТИВ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В БЕЛОРУССИИ ИЗВНЕ И ИЗНУТРИ И ЕЕ ПОДЛИННОЕ ПРИЗВАНИЕ 

Часть 16. Призвание Церкви в Белой Руси: храмостроительство 

Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6Часть 7. Часть 8.Часть 9. Часть 10Часть 11Часть 12Часть 13Часть 14Часть 15. 

Сугубым вопросом, имеющим прямое отношение как к народному воцерковлению в целом, так и, в частности, к историческому просвещению и становлению белорусского православного самосознания и требующим от церковного руководства решительных шагов, является вопрос храмостроительства. В последние годы прозападные и проуниатско-филокатолические силы в белорусской власти воспользовались неприязнью к нынешнему митрополиту главы государства, его ложными страхами в отношении к Русскому миру и определенным обольщением «добрым» Костелом с сопутствующим миражом «многоконфессиональной идентичности белорусов», и стали небезуспешно блокировать доселе бурное храмостроительство в Белой Руси и особенно в ее столице Минске. Видя это, и Ватикан с его местным белорусским филиалом скоренько бросился застраивать новыми костелами крупные города: секретом полишинеля является то, что львиная доля средств на это строительство поступает не от местных католиков, а из-за рубежа. В итоге, доставшийся от советской и досоветской эпохи дисбаланс храмов и костелов в этих городах стал возвращаться. Одновременно роскошные места с избытком земли в разных частях столицы получают протестантские секты, быстро возводящие там не только «дома молитвы», но целые комплексы (по сути, центры антиправославной прозападной пропаганды): несомненно, на это направляются немалые деньги с Запада, которые как сыр в мышеловке глотают местные власти, исполняя «планы по инвестициям». 

«Кому-то» явно хочется не позволить восстановиться православному лицу городов Белой Руси. Самая вопиющая ситуация как раз в Минске и сложилась: на 41 построенный или строящийся православный приходской храм ныне приходится 15 построенных или строящихся костелов, при том, если почти все католические парафии получили землю для строительства, то существует ряд православных приходов, которые давно готовы начать строительство, но не получают для этого землю – в том числе в крупных микрорайонах, где вообще нет храмов (в частности, в Уручье, в котором строятся сразу два Костела). И речь, разумеется, не только о лице Белой Руси и ее городов, но и непосредственно об их душе, над перестройкой которой усердно и не жалея средств корпят западные элиты и их местные агенты. 

Дополнительную проблему для храмостроительства стали неожиданно представлять собою и «протесты граждан» – как внешне атеистического толка (недовольные «вырубкой нескольких деревьев» или «звоном колоколов»), так и «почувствовавших момент» русофобских националистов католическо-униатской идентичностимощную информационную поддержку которым оказывают, в частности, иудейские СМИ (Тут-бай, «Народная воля»).

Еще раз напомним о том, как в Витебске националисты сорвали уже начатое строительство храма Святой Софии, одновременно добившись восстановления за государственный счет иезуитского костела в самом центре православного города. Точно также сорвано было строительство прекрасного духовно-просветительского центра с приходским храмом праведного Иоанна Кронштадского в Борисоверавно как и Свято-Никольского кафедрального собора в Слуцке. 

Проблема, конечно же, не в самих «протестантах», а в том, что на них (причем по всему спектру идеологических вопросов) стали откликаться зашуганные местные власти, а Церковь стала опасливо им уступать. Как верно заметил здесь же секретарь Слуцкой епархии протоиерей Николай: «Сначала мы хотели построить собор в центре города. Но некоторые местные жители возмущались, что им будут мешать колокола, парковка и большое количество прихожан. Хотя я считаю, что храмы всегда только украшают город. Никогда у священнослужителей и у епископа нет желания в чём-то ущемить людей… Вообще, если посмотреть на комментарии в Интернете, можно увидеть, что там пишут одни и те же люди, и создаётся иллюзия, что это и есть мнение общества. Хотя писать комментарии могут всего несколько человек, у которых что-то не ладится в жизни, и это никак не может считаться мнением общества». Очень характерной оказалась здесь позапрошлогодняя история с началом строительства Варваринского храма в той же Слуцкой епархии в городе Солигорске, где также раздавались недовольные бухтения«Инициированное архитектурным отделом Солигорского райисполкома общественное обсуждение показало, что около 4 тысяч солигорчан высказались “за” строительство храма покровительнице горняков святой Варваре, “против” – только 7 человек»! И это – в самом наркотизированном промышленном городе Белоруссии! Едва ли будет сильно отличаться ситуация и по другим городам Белой Руси. 

Посему Церкви нужно отбросить всяческое ложное смирение и угодничество перед неразумными, а часто и просто злобно-богоборческими, малочисленными, но очень активными и наглыми (как в случае с другим солигорским храмом) группировками людей (часто вообще приезжих) и проявлять должную настойчивость. В том числе, опираясь на недостаточно удостоенное внимания церковного руководства Белоруссии казачество, которое, в частности, быстро разогнало бы витебских хулиганов-богоборцев. А также – на ту самую соборность в лице приходского актива (а желательно – и выстраиваемого актива межприходского городского, которого так боятся некоторые «прогрессивные» церковные бюрократы), который мог бы и собрать гораздо больше подписей в поддержку строительства, и провести совместно с местными властями опрос прилегающих домов, и, наконец, поспорить с возмущающимися противниками, разъяснив им (необходимыми средствами), что появление храма с красивым духовно-просветительским центром и стройной посадкой с лихвой компенсирует собой потерю нескольких деревьев (из-за которой в случае строительства зарослей супермаркетов и развлекательных центров совсем ведь не слышно возмущений «радетелей экологии»!), а на пустырях у леса еще и предотвратит пьянство, наркоманию, хулиганство, замусоривание. 

Городским же властям и республиканской власти в целом требуется разъяснить и духовное, и архитектурно-ландшафтное значение храмово-приходских комплексов, которые служат центрами подлинного (а не бюрократично-имитационного) духовного возрождения и оздоровления народа и одновременно подлинным украшением и даже славой городов и государств (в отличие от уродливых и бесчисленных за последние годы в том же Минске торгово-развлекательных комплексов и бизнес-центров). И то, что строятся эти храмовые комплексы на порядок дольше последних, – это, во-первых, уплачиваемая цена за подлинно драгоценное и на века, во-вторых, во многом и укор с диагнозом нынешнему духовному состоянию народа. Храмы с приходскими комплексами – это не просто места молитвенных собраний православных верующих и, тем более, не центры оказания духовных услуг. Но – средоточия духовной силы и источники духовно-нравственного возрождения (о котором столько говорится) и утверждения народа, находящегося в глубоком духовно-нравственном кризисе. Храмы – сердце любого района и столицы (иных городов) в целом – на протяжении тысячелетней истории строились на возвышениях в самых лучших местах городов и городских районов (а не по остаточном принципу)Православные храмы и часовни являются средством привлечения и распространения вокруг себя Божьей благодати и благословения на народ и все его начинания даже помимо сознания и воли горожан и приезжих города, одновременно воздействуя и на само сознание и волю людей. Одно нахождение рядом с храмом воздействует на совесть человека, часто заставляет его задумываться над смыслом своей жизни, над вечностью, устыжаться своих дурных мыслей, слов и поступков, вспоминать о своем долге перед семьей и Отечеством. 

Храмовые комплексы являются центрами просвещения и дел милосердия, образования на уровне воскресных школ, организации и исполнения программ сотрудничества с учебными и исправительными заведениями, военными и иными силовыми ведомствами, учреждениями здравоохранения и социальной помощи, а также постепенно становятся центрами межсемейного общения и полноценной психологической помощи, способствуя сплочению народа на межличностном и общинном повседневном уровне. Наконец, уже сама архитектура храмов и благоустройство окружающих приходских храмовых комплексов явно выделяется своей величественной красотой, благообразием и великолепием (достаточно сравнить их с современными однотипными стекольно-плиточными зданиями офисов и торгово-развлекательных центров без окон, дверей и крыш) и создает особый дух и лицо каждого района и столицы в целом – незабываемых и для гостей столицы. Конечно, хотелось бы, чтобы другие сооружения служили как бы архитектурным продолжением храмовых комплексов. Но даже в условиях глубокого духовного упадка народа и его элит, отражающегося в строительных формах, храмовые комплексы выполняют еще более важную миссию «белой вороны»: своего рода ковчега спасения посреди серого моря, символическим напоминанием о возвышенном и прекрасном, призывом к обращению. 

Особняком от всех прочих стоит вопрос о православном храмостроительстве в столице Белоруссии – вопрос, который заслуживает того, чтобы превратиться в большой общенародный проект, одно из тех самых «больших общих дел» (если не самое важное), к которому так лежит душа русского народа. К концу советского периода в Минске действовало только 2 храма и имелось еще 2 храмовых здания, используемых для хозяйственных нужд. При этом в период после революции и вновь после Великой Отечественной войны население столицы выросло многократно (несопоставимо ни с одним иным русским городом) – более чем в 30 раз, преимущественно за счет стекания в нее людей со всей БССР и даже СССР. Как следствие, 30 действующих храмов (не