Екатеринбургские останки признали?: К выходу фильма Чавчавадзе «Цареубийство. Следствие длиною в век»

2019-12-13.2.jpg
Недавно в информационном пространстве появился документальный фильм “Цареубийство. Следствие длиною в век”, автор — Елена Чавчавадзе. После ночного показа по телевидению возникла возможность скачивать этот фильм или смотреть онлайн в интернете.

Автор убеждена в принадлежности “екатеринбургских останков” Царской Семье. Ее убежденность способствует цельности фильма, но не способствует его правдивости. В фильме нет и тени критичности, не говоря уж о том, что многое искажено. Неискушенный зритель должен поверить, что все в порядке: белое следствие 1918-1919 гг. просто не успело обнаружить захоронение “под мостиком”, хотя и подошло к открытию вплотную.

А после обретения “екатеринбургских останков” летом 1991 года, равно и находки 2007 года, требуется лишь уточнение деталей, нужно подождать…

Если бы останки были царскими, это была бы величайшая национальная святыня, мощи святых, значимость которых для России — особая. Если же это не царские останки, то утверждать их принадлежность Царской Семье означает шутить с огнем. Не говорим уж о стилистике фильма, до оскомины знакомой, советской. В фильме замалчиваются все возражения в отношении единственной внедряемой в сознание зрителя версии, и заново озвучить их вполне актуально. Тем более, что сборник статей “Екатеринбургские останки. Независимые исследования” (СПб “Свет” 2018, http://www.segodnia.ru/content/215649) уже не оставляет сомнений: останки царскими быть не могут.
В настоящей статье изложение, по необходимости, ведется тезисно. Будет невозможно обойтись без повторения сказанного и, прежде всего, стоит привести слова из заключения Св. Синода о создании новой Патриаршей комиссии от 30 сентября 2015 года:
«Позиция Русской Православной Церкви по вопросу установления подлинности останков была и остается неизменной. Церковь настаивает на обеспечении максимальной объективности, научности, абсолютной открытости и максимальной прозрачности исследования на всех этапах его проведения».
Увы, в течение прошедших (уже 4-х) лет православная общественность не имела возможности убедиться ни в открытости, ни в прозрачности проводимых исследований. В особенности это относится к последним полутора годам: сколь бы серьезными ни были замечания и наблюдения со стороны независимых исследователей.имело место лишь полное молчание и отказ портала «Православие.ру» публиковать материалы критического характера, связанные с останками. В частности, вот уже год, как вышел упомянутый сборник, в ответ — молчание. И вдруг — фильм!
Не станем обсуждать его с точки зрения кинематографической. То, что основано на неправде и полуправде, удачным быть не может. Так или иначе, г-жа Чавчавадзе сделала определенное публичное высказывание, претендующее на весомость и значимость. Предоставим собственной совести тех, кто, принимая участие в фильме, солидаризировался с этим высказыванием — хотя участникам, так же, как и автору, должно быть известно, что критика версии, верность которой они так искренне подтверждают, имеет серьезный характер. Лишний раз подчеркнем эту серьезность, раздвинем шоры, в которых фильм держит зрителя, и воспользуемся поводом для ответного высказывания. Мы коснемся всех ключевых моментов.
СОЖЖЕНИЕ ТЕЛ
Первая серия фильма, посвященная белому следствию 1918-1919 гг, выполняет две задачи:
1) убедить зрителя, что сожжения тел расстрелянных в Ипатьевском доме не было;
2) отдать должное подвигу следователя Н.А. Соколова, каковым отданием должного усилить впечатление от выполнения первой задачи.
Стоит иметь в виду, что в течение 26-ти лет официальных исследований “екатеринбургских останков” версия Соколова о сожжение тел на Ганиной Яме серьезно вообще не рассматривалась ни одним (!) из проводившихся с 1993 года следствий. Происходило лишь то “размывание” версии, какое весьма выразительно демонстрируется в фильме. Мол, летом 1918 года следы сожжения обнаружены не были, в своих выводах Соколов вовсе не был уверен, почему и продолжил исследование (хоть и не будучи в состоянии делать это на месте преступления), те или другие лица, утверждали, что сожжения не было, и пр., и пр. Делаются подобные утверждения, с одной стороны, как бы естественно, без нарочитости, а с другой стороны, сквозным образом и вполне настойчиво… Автор не подумала о возможности обратного эффекта.
Добросовестное следствие не имеет права так относиться к какой-либо версии, тем более, к той, без опровержения которой его выводы обезцениваются. Оно обязано прорабатывать каждую версию. И нетрудно догадаться, что версия Н.А. Соколова не прорабатывалась просто для того, чтобы следствие не стало обязанным признать ее справедливость.
Читатель имеет возможность составить свое представление о версии Соколова, познакомившись с соответствующей главой Сборника, упомянем здесь книги П.В. Мультатули «Убийство Царской Семьи» (М. 2016), «Екатеринбургская Голгофа» (М.2018), а также статью судмедэксперта Ю.А. Григорьева «Тела сожгли у Ганиной ямы» (pravoslavie.ru/110572.html).
Отметим несколько важных моментов, сознательно скрытых в фильме или искаженных.
1. В фильме не упоминается большое кострище, обнаруженное Соколовым (диаметром 3 метра!), но прямым текстом говорится, что кострища были лишь небольшие… Здесь, однако, необходимы объяснения. Формально никакого вранья, ибо в фильме подчеркивается приоритетность наблюдений на Ганиной яме летом 1918 года, а Соколов нашел большое кострище только через год. Опять же, формально говоря, можно допустить, что за год его кто-то сделал. Зачем? Оно просто было припрятано, замаскировано преступниками, вот поначалу его и не нашли.
2. В фильме говорится о большом количестве горючих веществ, доставленных на Ганину яму 17 и 18 июля 1918 года. Но говорится с преуменьшениями и смазано, не подробно, так, как будто одно лишь это и послужило для Соколова обоснованием его объяснений, но вполне могло быть связано и с сожжением одежды…
3. Судя по фильму, то огромное количество серной кислоты, которым располагали преступники, старавшиеся скрыть преступление, было использовано ими в Поросенковом логу при захоронении. Однако известно, что на останках были обнаружены только следы воздействия какого-го агрессивного вещества, может быть, и из почвы. Во всяком случае 170 литров кислоты многовато для одних лишь «следов воздействия». И как раз нормальное количество для уничтожения множества недогоревших костей.
4. В фильме показаны драгоценности, найденные на Ганиной яме, но не говорится о том, что там были найдены и разрубленные драгоценности! Есть ли иное тут объяснение, чем то, что тела разрубались для сожжения? Или, может быть, их подбросили! Те же лица, наверное, которые и большое кострище сделали для отвода глаз… Примечательно, что указанный момент с драгоценностями возникал на конференции в Сретенском монастыре 27 ноября 2017 г. (в дальнейшем — Конференция), но объяснения, данные в этой связи М.В. Молодцовой, были весьма несуразны. Из них следовало, в частности, что следствие совсем не рассматривало данной улики. Яркое проявление того, что версия Соколова не прорабатывалась.
5. В фильме умалчивается о том, что на Ганиной яме было найдено более 20 оплавленных кусочков свинца — пуль, лишенных оболочек. Объяснение Ю.А. Григорьева: пули находились в телах, при сожжении тел свинец растекался, а медные оболочки растворились в кислоте. Если же тела не сжигались, то откуда бы взяться таким кусочкам? Может, их подбросили? …Но оставим едкие замечания.
Наконец, нельзя не сказать и об уверенности Соколова в собственных выводах. Он был монархистом, безгранично преданным сверженной династии Романовых, и не стал бы подписывать свой доклад вдовствующей Императрице Марии Федоровне со столь ужасными подробностями касательно гибели ее сына, если бы не был уверен в своих заключениях.
ЗАХОРОНЕНИЯ ТОЙ НОЧЬЮ БЫТЬ НЕ МОГЛО
В фильме упоминаются путевой сторож Василий Лобухин и его сын Яков, дававшие показания Н.А. Соколову и свидетельствовавшие, что в ночь с 18 на 19 июля 1918 г. автомобиль застрял в Поросенковом логу недалеко от переезда № 184, и что красноармейцы приходили к ним за водой, т.к. двигатель перегрелся. Показания Лобухиных будто бы подтверждают захоронение останков той ночью: вот, мол, слышно было и ржание коней, находившихся рядом с машиной. Серьезный аргумент, ничего не скажешь.
Однако в фильме не говорится о том, что в ту ночь семейство Лобухиных было вынуждено давать приют не менее, чем 15 человекам, ехавшим на дачу в сторону Коптяков и задержанным красноармейским кордоном. Не говорится и о степени близости «мостика под шпалами» и переезда №184 — 200 метров, от переезда вполне просматриваемое открытое место. Если бы и вправду все было так, как описано в «Записке» Юровского, не заметить происходившего (костра, к примеру) было бы невозможно: кто-то из 15-ти человек должен был ночевать на улице. Но Лобухины говорили только о ржании коней. Более того, забирая наутро с «мостика» украденный ночью тес, В. Лобухин не увидел ничего особенного, никаких признаков имевшей будто бы место ночной деятельности.
Подчеркнем, что Юровский не мог быть в ту ночь на Поросенковом Логу. Об отъезде коменданта ДОНа в Москву белому следствию давал показания кучер Елькин. Показаний два (в сентябре 1918 года и в ноябре того же года), во многих деталях совпадающих, но по сентябрьским показаниям Юровский уехал в ночь с 18-го на 19-е июля, а по ноябрьским — в ночь с 19-е на 20-е. Предпочтительность вторых показаний ничем не подтверждается. (см. статью А. Мановцева и В. Афонского «К вопросу об отъезде Юровского из Екатеринбурга в июле 1918 г» – https://pravoslavie.ru/108391.html). Итак, вполне возможно, что Юровский просто уехал в Москву в ту самую ночь. Но даже если он не уезжал, то, по рассказу Григория Никулина, вторую половину дня 18-го числа провел в Ипатьевском доме, отмывая от крови, вместе с Никулиным и Кабановым, драгоценности, привезенные с Ганиной ямы. Это никак не согласуется с тем, что сказано в «Записке» Юровского, по которой он будто бы занят был доставанием транспорта для увоза тел из Урочища.
 
ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ОТСУТСТВУЕТ
«Записка» Юровского, и это совершенно естественно, играет для следствия и, соответственно, для фильма Чавчавадзе ключевую роль. В фильме она постоянно упоминается как вызывающий полное доверие документ.
Впервые в истории криминальных исследований следствие безоговорочно доверяет… преступнику! Так безоговорочно, что в течение 26 лет не собралось провести историческую экспертизу пресловутой «Записки», вряд ли и сейчас проведет. А вопрос об этом, с 1990-х годов, неоднократно ставился. В этом плане удивительным диссонансом — как правдивый! — воспринимается в фильме Чавчавадзе эпизод с академиком В.В. Алексеевым, рассказывающим об отказах В.Н. Соловьева признать необходимость исторических обоснований.
Доктор исторических наук, профессор Ю.А. Буранов (1933-2004), крупнейший историк-архивист, занимавшийся много лет темой гибели Романовых, в 1997 году обнаружил исходный текст «Записки Юровского» (в фильме об этом ни слова), а именно текст рукописный, рука — академика М.Н. Покровского, видного большевистского деятеля, первого фальсификатора нашей истории. В сборнике статей «Правда о екатеринбургской трагедии», вышедшем в 1998 году под редакцией Буранова, ряд публикаций посвящен «Записке». Мнение Буранова было однозначным: это фальсификат.
Если же отнестись со вниманием к тексту «Записки», обнаруживается, что она представляет собой пошаговую ложь. Эпизод за эпизодом, в ней описанные, могут быть подвергнуты сомнению и в большинстве случаев обличены как лживые. Примечательно, что лживость одного из эпизодов обличает в фильме сама Л.А. Лыкова, доктор исторических наук, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории (ничего не говоря об этом и явно не задумываясь о своей неосторожности).
Дело в том, что Юровский утверждает в «Записке», будто до ночи с 16 на 17 июля 1918 он года не бывал на Ганиной Яме, а Людмила Анатольевна совершенно справедливо говорит, что бывал, и обоснование этому приводит. Для того, чтобы заметить лживость, а порою несуразность «Записки», нужно простое здравомыслие и некоторое знакомство с темой цареубийства. Отсылаю читателя к Сборнику или к своей статье «О доверии к “Записке Юровского” не может быть и речи» (https://pravoslavie.ru/109847.html). Тут, правда, нельзя не упомянуть о возражениях Юрия Александровича Жука «Мнимые противоречия подлинного документа» (https://pravoslavie.ru/110468.html), но тогда уж и об ответе «писателю» (https://pravoslavie.ru/110468.html) (как он назван в фильме).
Кратко расскажу о самой большой несуразности, содержащейся в «Записке» (написанной, напомним, Покровским, с окрестностями Екатеринбурга вряд ли знакомым и допускавшим неизбежные небрежности). Если верить ее тексту, то машина с трупами, подъехав к переезду №184, преодолевала остававшиеся 200 метров до окончательного застревания в течение… 5-ти часов! Я озвучил вопрос об этом на памятной Конференции (см. видеозапись, начиная с 26-й минуты «Финальной дискуссии») — Людмила Анатольевна Лыкова начала свой ответ со слов о том, что работает в данной теме 25 лет… Владыка Тихон, подождав, заново спросил Людмилу Анатольевну, как же насчет двухсот метров за пять часов, но ответа не получил.
ТАК ЧТО С ИДЕНТИФИКАЦИЕЙ?
Обращает внимание, что словосочетание «генетические экспертизы» в фильме не звучит (или почти не звучит). Как будто не на них все основывалось с 1993 года! Что ж, тут грамотный, аккуратный ход. Выражение «генетическая экспертиза», прямо скажем, девальвировано… Хотя, казалось бы, как так может быть? «Закон Ньютона» не может ведь стать «девальвированным». Но не в науке дело, а в способах ее применения, в доверии к ним.
Напомним, что при всех трудностях популярного изложения предмета, прозрачность генетических экспертиз в случае общественной значимости вполне достижима — тому примерами служат исследования останков Ива Монтана (1998) или Ясира Арафата (2012).
Что же касается «екатеринбургских останков» (исследования 1990-х годов, исследования находки 2007 года, недавние исследования), доверие к их изучению, конечно, предполагалось, но решительно ничем не обезпечивалось.
Ни в 1990-е годы, ни в 2007 году, ни в недавнее время не было предъявлено никаких документов, которые свидетельствовали бы о том, что в лаборатории исследуются те самые образцы, которые связаны с останками. Даже вопроса о подобном контроле не ставилось. Таким образом, генетическая экспертиза «екатеринбургских останков» не только не является прозрачной, но ее можно считать герметически сокрытой.
В связи с данным вопросом нельзя не коснуться (по необходимости кратко) трех моментов.
1. Ю.А. Григорьев неоднократно обращал внимание на неправомочность генетических исследований в случае «екатеринбургских останков». Почва Поросенкового лога — болотистая. Тела, в ней находившиеся, должны были подвергаться так называемому торфяному дублению. А при этом процессе ДНК разрушается. В случае же находки 2007 года генетическая экспертиза останков, побывавших в огне, смысла не имеет.
2. В 2003 году крупнейший российский генетик Лев Животовский с американским коллегой Алеком Найтом провел сравнение генетических данных пальца великой княгини Елизаветы Федоровны и Государыни Александры Федоровны (родных сестер) — совпадения не было! Это исследование многажды безосновательно высмеивалось В.Н. Соловьевым. Однако совсем недавно на «Русской народной линии» вышла подробная публикация на эту тему.
3. Представьте житейскую ситуацию, в которой некая особа женского пола желает доказать отцовство некоего мужчины в отношении ее ребенка с помощью генетической экспертизы, располагая документом о проведении та