Обращение к патриарху Кириллу по поводу нарушений епархиальной жизни в Оренбургской области

В редакцию сайта “Русский путь” пришло открытое письмо в адрес патриарха Кирилла от группы православных христиан из Оренбургской области, где рассказано о проблемах в данной епархии. Публикуем его полностью, с сохранением орфографии с надеждой на объективное разбирательство со стороны церковной власти.

Его Святейшеству,

Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу

                                              

                                                     ПРОШЕНИЕ

 

Ваше Святейшество!

Покорнейше просим Вас обратить внимание на ситуацию, сложившуюся в Оренбургской епархии со времени прибытия на кафедру в ноябре 2015 года нового правящего архиерея – митрополита Вениамина (Зарицкого).

Новоприбывшему архиерею досталась епархия, уникальная по своей истории и современному положению дел. Наш Оренбургский край, находящийся на стыке Европы и Азии, издавна стал своего рода образцом дружественного существования двух основных традиционных религий России – Православия и Ислама. Еще в советское время в регионе нормой стали смешанные семьи, впрочем, тогда мало кто задумывался о вере, тем более наша область – переселенческая, значительная часть населения приросла добровольцами-целинниками – людьми молодыми и неверующими, поэтому к разрушению храмов в безбожное время основная часть населения относилась терпимо. А вот восстанавливать и строить новые храмы в нашем крае, к сожалению, весьма сложно даже и сейчас, после тридцати лет от начала возрождения Православия в России.

Доля неверующего населения в Оренбуржье ещё велика, поэтому священнослужители и их семьи находятся под пристальным вниманием как населения, так и СМИ.

В силу такой ситуации вдвойне прискорбно, что наш новый архиерей ведет ненормальный образ жизни, применяет неправильные методы работы и формы общения как с населением, так и со священнослужителями. Он находится на виду у всех и вызывают оправданное недоумение, граничащее порой с резким осуждением, что, несомненно, вредит как авторитету нашей Святой Матери-Церкви, так и душам пасомых, и душам священнослужителей.

Просим Вас, Ваше Святейшество, приклонить Вашу милость к просьбе нашей –внимательно рассмотреть ситуацию и принять Ваше Высочайшее решение по затрагиваемым в нашем прошении вопросам.

  1. Митрополит сразу после своего назначения в несколько раз повысил налоги на приходы по всей епархии.

Прихожане это сразу узнали по резко возросшим ценам на требы и товары – они в наших храмах выросли в несколько раз, из-за чего многие бедные прихожане перестали часто посещать храмы. Ходят лишь по воскресеньям и большим праздникам, потому что пенсии уже не стало хватать на церковные нужды. Батюшки всё понимают, но ничем помочь нс могут, говорят, что для оплаты таких бешеных сборов в епархию, они вынуждены повышать цены на всю церковную продукцию.

Когда митрополит посещает приходы, то со скорбью говорит о малом количестве людей в храмах, но кто в этом виноват, если не он сам?

Лучше всего это отражено в нижеприводимой статье одной из газет. Тут ничего нс придумано, все так и есть. Добавить к этому можно лишь тот факт, что когда представители СМИ спросили у архиерея, почему так резко выросли цены, то он ответил, что это, якобы, инициатива самих настоятелей храмов. Но это, конечно, не так.

 

     Газета «Оренбургская сударыня».

 Статья«Духовный товар подорожал».

В православных приходах Оренбургской епархии в несколько раз выросли цены на церковные услуги.

Прайс-лист в церковных лавках оренбургских храмов вызывает у прихожан не только недоумение, но и недовольство.

– Я хожу в храм Казанской иконы Божией Матери в Оренбурге. Здесь на все установлена твердая цена: крестины, венчание, отпевание, молебны с записочками… Но от этого как-то не по себе становится. Ведь финансовое положение многих прихожан оставляет желать лучшего. И многим приходится выбирать: храм посетить или в магазин за хлебом сходить, – возмущается жительница областного центра Дарья Говорова.

Новый прейскурант был установлен накануне главных православных праздников: Рождества и Крещения. В это время в храмах всегда многолюдно.

Настоятели объясняют, что повышение цен – не их решение. Они лишь выполняют требование митрополита Оренбургского и Саракташского Вениамина, который счел нужным увеличить размер платы за церковные ритуалы и необходимые для их проведения атрибуты. На храмы Бузулукской и Орской епархий это требование не распространяется.

 

Где дешевле?

Изучение прейскурантов показало, что самые низкие цены, например, на проведение Таинства Крещения, в Саракташской обители милосердия. ‘Здесь за ритуал придется заплатить 300 рублей. В приходе святителя Димитрия Ростовского в п. Северном та же самая услуга стоит I 500 рублей, а в Дмитриевской церкви Оренбурга – 2000 рублей.

Специальная цена не установлена лишь в храмах Орской епархии. Здесь каждый прихожанин сам определяет размер вознаграждения за церковную услугу – исходя из своих возможностей.

– Я всегда призываю священников совершать требы во славу Божию, не считая деньги. Сейчас среди прихожан очень много тех, кто не может платить по объективным причинам. Надо пойти им навстречу. Они потом отблагодарят, – говорит епископ Орский и Гайский Ириней.

Самые высокие цены на церковные услуги и товары – в Оренбурге и близлежащих к нему населенных пунктах: Нежинке, Пригородном, Ростошах и др.

              

 Жертвуйте!

В Оренбургской епархии повышение цен объясняют просто: все дорожает. А священники на местах успокаивают: «То, что в народе называется стоимостью обряда, на самом деле является пожертвованием храму. И в прейскурантах указывается всего лишь рекомендуемый размер пожертвования».

– Если денег у прихожанина не хватает, он может пожертвовать столько, сколько есть, или вовсе попросить о совершении нужной ему требы безплатно. Каждый священник имеет благословение на принятие обоснованного решения, – сообщает настоятель храма Святой Троицы г. Оренбурга протоиерей Александр Азаренков.

Осталось донести эту информацию до регистраторов – строгих и иногда довольно грубых женщин, встречающих всех входящих в храмы. У этой категории служащих, видимо, другое благословение…

Когда человека спрашивают, почему он не ходит в храм, он часто отвечает: «В храме надо поставить свечку, подать записочки, отслужить молебен. За все это нужно платить. А денег у меня едва хватает на хлеб !»

Людмила Яковлева («Оренбургская сударыня» № 48 (1066) от 08.12.2015 г.)

****

Покупать облачение, книги, богослужебные предметы, свечи и прочее новый архиерей благословляет только на епархиальном складе, который накручивает цены к и так уже довольно высоким ценам товаров из Софрино.

В храмах тоже приходится добавлять хотя бы немного, и окончательная цена слишком велика для большинства прихожан. Покупка же в других местах по более низким ценам не благословляется со всеми вытекающими отсюда последствиями для нарушителей.

Кроме этого, у митрополита есть и другие способы получения средств от приходов (и настоятелей).

Есть отличная традиция – посещать приходы епархии: как городские, так и сельские, в самой глубинке, где прихожане если и видели архиерея, то один раз в жизни. Но, если приезд митрополита Валентина был довольно скромным (это мы поняли теперь) и мало обременительным для прихода, то митрополит Вениамин постоянно возит с собой многих священников, отсюда на приходы ложится дополнительная нагрузка, чтобы выплатить «благодарность» в конвертах митрополиту, хору и всем сопровождающим. Иногда на службах священнослужителей больше, чем прихожан.

Визит архиереев раньше был праздником, как для прихожан, так и для священников, теперь же это, зачастую, жестокое разочарование для первых и нелегкое испытание для вторых.

Кроме этого, архиерей очень часто собирает в Оренбург всех священников, обязывая их привозить «конверты». Поводом к этому, кроме великих, двунадесятых и престольных праздников главных храмов, служат и годовщины и просто даты биографии архиерея: дни тезоименитства 26 октября, рождения 12 сентября, хиротонии 14 августа, и т.д. Размер «подарка-взноса» устанавливает он, а секретарь епархии обзванивает благочинных и доводит до их сведения суммы, привозимые в конвертиках.

Учитывая все вышесказанное, неудивительно, что архиерей ведет роскошный образ жизни, имея очень дорогой автомобиль и многое другое. Такое поведение архиерея, вообще-то давшего монашеский обет нестяжания, в наших довольно бедных местах тоже отвращает народ от Церкви. Вопрос об автомашинах поднимала и местная пресса в связи с дорогой машиной епископа Бузулукского и Сорочинского Алексия. Орская епархия не имеет таких машин – так сказал епископ Орский и Гайский Ириней. В Оренбургской же комментариев по этому поводу не было, а автомобиль архиерея может увидеть любой.

На фоне более чем скромного поведения представителей мусульманского духовенства (а это вторая в регионе по численности верующих конфессия) такое поведение дискредитирует Русскую Православную Церковь в глазах жителей области.

 

  1.       Прихожан стало меньше

Это логичное последствие как повышения стоимости треб, записок, молебнов и т.п. и обеднения приходов и священников на фоне благоденствия самого архиерея, так и кадровой политики, когда священников переводят с прихода на приход. Удивительно, что при общей политике как Церкви, так и государства по поддержке семей, в Оренбургской епархии иногда мы видим обратное. Священников назначают служить на приходы, расположенные в сотне и более километров от дома, без предоставления жилья для его семьи, которая, как правило, многодетна. В результате священнику приходится снимать квартиру. И не всегда при этом соблюдаются те нормы проживания, которые способствовали бы как успешному служению, так и «не вводили во искушение». Отсюда – нередкие прещения, запреты в служении и прочие нестроения церковной жизни. Страдают семьи, страдают и прихожане.

Другие случаи – когда священников, отдавших несколько лет жизни и много сил для строительства, благоустройства или восстановления прежде разрушенных или находившихся в плачевном состоянии храмов, по окончанию строительства храма или дома для священника переводят в другое место, или «наказывают». Это, например, история с приходом Благовещения Пресвятой Богородицы г. Оренбурга возле ТЦ АРМАДА. Митрополит снял священника протоиерея Ростислава Романюка, отдавшего многие годы этому приходу. Главный меценат прихода А.А. Аникеев заступился за священника перед митрополитом, но безрезультатно.

О том, как часто бывают такие переводы в нашей епархии, можно судить по опубликованным на официальном сайте епархии указам о назначениях и переводах священников.

Отдельная история с приходом храма в честь Казанской иконы Божией Матери в селе Черноречье Оренбургского района (описано в конце данного письма в ПРИЛОЖЕНИИ №1)

 

  1.    Стиль общения со священниками и прихожанами

Архиерей — ангел Церкви, отец родной своим пасомым — прихожанам, священникам… Но только не в нашей епархии…

Из епархии за время пребывания на кафедре митрополита Вениамина уехали более 10 священнослужителей. Это, теоретически, немного, но в епархии, где требуются около 60 священников на пустующие приходы — это просто катастрофа. Набор в семинарию очень маленький, порядка 10 человек на курс на очное отделение. На начало 2018 года на всех курсах очного отделения было всего 60 учащихся (из них 8 на подготовительном курсе), выпустили в 2018 году 6 человек. При этом, семинария – одна на три епархии митрополии.

С одной стороны, конкурса в семинарию практически нет, а с другой — поступающих в семинарию иногда отклоняют без объяснения причин. Так, сыну протоиерея Александра Михайлова из Саракташа было отказано от приема без объяснения причины, хотя он практически вырос при храме, выполнял послушания на богослужении и имеет отличные оценки в общеобразовательной школе, участник и победитель олимпиад.

А желающих ехать в нашу епархию из других почти не наблюдается. Возможно, потому, что все наслышаны и о тяжелой жизни священников, и о характере митрополита Вениамина: в разговорах с людьми он язвит, может накричать на любого просто так. Не считается ни с возрастом, ни с полом, может накричать на престарелую, 75-летнюю женщину, приехавшую из сельского прихода за свечами и по незнанию новых порядков не написавшую прошения архиерею. Может высмеять полного, больного священника за его полноту…

Выслушивать людей не любит, зато любит рассказывать, как прекрасно трудился на предыдущих местах служения.

Журналист телеканала ОренТВ Жарков недавно попытался попасть на прием, чтобы задать ряд вопросов по жалобам прихожан, но его даже не приняли, его практически, выгнали, не стали с ним разговаривать, и не назначили другого времени, что могло бы быть объяснено занятостью архиерея именно в данный момент.

А о том, что без приношения денег на прием у архиерея рассчитывать не стоит, уже открытым текстом говорил прихожанам из Черноречья благочинный Городищенского округа протоиерей Сергий Демакин. По его словам, 30 тысяч рублей надо взять с собой, не меньше, для митрополита, тогда он вас примет.

Отношение митрополита к священникам вызывает вопросы не только о воспитанности архиерея, но и о его душевном и духовном здоровье. До этого мы в Оренбургской епархии и не предполагали, что на священника архиерей может так кричать, так унижать перед всеми людьми, снимать наградные кресты, а ведь батюшки никогда не ответят. Все священники терпеливо несут свое послушание в нашей епархии. У многих просто шок, ведь все мы еще помним нашего дорогого Владыку Леонтия (Бондаря, +1999), бывшего всем действительно родным отцом. Помним и высокоинтеллигентного митрополита Валентина (Мищука), дай Бог ему здоровья.

Кроме недопустимого, на наш взгляд, стиля общения, на некоторых священников возлагается непомерная нагрузка, видимо, по принципу, «кто везёт, на того и валят» по нескольку приходов, епархиальных отделов, различных заданий и послушаний.

Только за два года – 2016 и 2017 из нашей епархии перевелись в другую священники и выпускники семинарии: иерей Михаил Яковлев, протоиерей Александр Азаренков, иерей Владислав (Владлен) Наумкин, игумен Никодим (Шушмарченко), иерей Алексий Шнякин, диакон Алексий Подымов, иерей Александр Зуботыкин, диакон Алексей Подымов, диакон Кирилл Горин, Н.Ю. Барышников.

 

  1. Храмостроитель

Хорошо, когда закончено одно строительство, и есть средства на следующее. В Оренбурге (в его зауральной части) ещё не закончен ставший долгостроем «Форпост», а архиерей уже закладывает 20 храмов в городе Оренбурге и заставляет их строить благочинным или монастырям, у которых и для своего строительства нет средств, и оно не закончено (Свято-Троицкая Симеонова обитель милосердия п. Саракташ), или просто нет больших источников дохода.

И стоят кресты среди пустошей на многих из этих 20-ти заложенных стройплощадок. Идущие или едущие мимо люди говорят – зачем строить еще, когда пустуют уже действующие в Оренбурге храмы?

 

  1. Информационная работа епархии

Сайт епархии несколько лет – почти до середины лета 2018 года оставался крайне малоинформативным. Там публиковались лишь некоторые официозные новости, при этом невозможно было найти информацию о духовенстве, благочиниях и приходах (этой информации в полном объеме нет и по сей день). Даже информация о сменах руководителей отделов на сайте не обновлялась. Эта тенденция имеется и теперь.

На сайте отсутствуют интернет-версии епархиальной прессы журнала митрополии и газеты, хотя в закладках заявлено, что это есть. Журнал «Ведомости Оренбургской митрополии», даже те номера, что были выставлены в старой версии сайта, уже на загружаются, а номера, начиная со второй половины 2016 года отсутствует вообще и нет ни одного номера газеты «Оренбург Православный». Купить журналы же в храмах епархии проблематично, часто их просто там нет.

Новостные заметки оставляют желать лучшего, как в аспекте грамотности, так и в полноте информации – часто это лишь формальные хронографы служения архиерея, с минимальными подробностями.

Хотя некоторое время назад по благочиниям был разослан циркуляр о ежедневном предоставлении новостей от благочиний на сайт епархии, руководств