БОРЬБА ПРОТИВ ПРАВОСЛАВНО-РУССКОГО НАРОДНОГО САМОСОЗНАНИЯ В БЕЛОРУССИИ 

Часть 19. В плену языческого псевдоискусства Запада 

 Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6Часть 7Часть 8, Часть 9Часть 10Часть 11Часть 12Часть 13Часть 14Часть 15Часть 16Часть 17Часть 18 

В «динамическом арсенале» средств по охмурению русских христианских душ белорусов (или лишению их возможности стать таковыми) соблазнами древнего и современного европейского язычества, лишению их народной памяти, самосознания и призвания находится место далеко не только «национально-традиционным» неоязыческим славянским ритуалам и обычаям (а в широком плане – не одним только историческим симулякрам), которыми своими вместе с их низменными смыслами подменяется святая христианская обрядность.  На полную мощь в этой дьявольской подмене задействована сфера развлечения и шоу-бизнеса, которая в Белоруссии, как и в России, буквально до мозга костей пропитана неоязычеством и представляет собой не самобытное искусство, а жалкое подражательство Западу, его безбожной цивилизации. В Белоруссии она, ко всему прочему, еще и заметно тяготеет к сближению с «литвинизмом» со всеми его атрибутами. Приобщаясь к западному «искусству», белорусы проникаются и любовью к самόй утопающей в грехе западной цивилизации. И вновь белорусское государство и его властные органы в сфере идеологии и воспитания вместо того, чтобы всячески препятствовать этому гнусу, предлагая вместо него отечественно-самобытное – здоровое и возвышающее, – напротив, всячески потворствуют свободному проникновению и хождению в Белоруссии (в том числе, в среде психологически беззащитной молодежи) скверного, языческого западного ширпотреба из масскульта. 

Первый и главный принцип, в котором современное искусство и организация культурного досуга в Беларуси сходятся с западными, – это видение и понимание ими собственной цели. В Христианстве целью и смыслом искусства и организованного досуга является образование и воспитание личности. В язычестве целью и смыслом искусства и организованного досуга является развлечение и удовлетворение животного начала (своего или клиента), а также, со стороны «развлекателя», извлечение из них прибыли. Именно из языческого подхода к искусству и культурному досугу произрастает рыночно-коммерческий подход к их организации: дескать, «индивидуальный клиент лучше всего знает, что и сколько ему хочется», кроме того, «удовлетворение этого желания ничем не отличается от покупки пива в магазине». Отсюда сферу искусства и культурного досуга требуется отдать во власть свободной встречи рыночного предложения и спроса, а значит, – во власть конкуренции поставщиков художественно-досуговых услуг за потребителя. Соответственно, от Церкви, государства, авторитетных общественных объединений, во-первых, требуется минимальное вмешательство в «интимную» сферу возникновения и удовлетворения желаний индивида (не говоря уже об абсолютной «свободе самовыражения» «творцов»), во-вторых, они и не обязаны поддерживать сферу искусства и культурного досуга (например, из государственной казны или благотворительностью), поскольку, говорится, развлечение не является товаром первой необходимости (и это – сущая правда). Впрочем, либеральные идеологи этого языческого подхода к искусству и культурному досугу и их деятели сами не удерживаются в поле своих идеалов и, как мы особенно живописно наблюдаем в РФ, требуют для своих «творцов» всевозможных привилегий, бюджетных дотаций и навязывания «темным потребителям» («быдлу») плодов именно их «творчества». 

Совсем иное значение отводится искусству и культурному досугу в «удерживающей» державе-государстве Русского мира: во-первых, всячески способствовать раскрытию творческих талантов и сил трудящихся в сфере искусства и досуга (художников и работников), направленных на прославление и созидание в человеке добродетелей (и прежде всего, их общего источника – Бога), одновременно донося плоды их трудов до самых широких слоев населения (включая иностранцев – в русле как раз русско-православного мессианства); во-вторых, всячески препятствовать выходу в свет духовного мусора (безнравственной, уродливой, низменно-пошлой продукции), и уж точно – свободному и целенаправленному привлечению к нему тех же широких слоев населения (особенно из числа молодежи), без всяких же сомнений, – когда этот мусор происходит извне страны, поскольку никаких гражданских прав по отношению к Белоруссии иностранные «креативщики» не имеют. 

Вот – подлинная формула народной государственной политики в сфере искусства и досуга! И советское государство, в отличие от стран капиталистического блока, ее худо-бедно до поры придерживалось, несмотря на марксистскую догму о свободном раскрытии в социализме внутреннего мира человека со всеми его потребностями, требующими удовлетворения. Собственно, в конечном итоге, именно эта догма подрывала всё здравое в идеологии советского государства и привела к его краху. Белорусское же государство с приходом к власти А.Лукашенко также во многом держалось этого истинного правила, призвания государства Русского мира. Однако с течением времени, по ходу либерализации, с приходом в органы власти (особенно в идеологической сфере) откровенных либерал-западников и гедонистов, напрочь отвергающих христианскую духовность и нравственность, искусство и организованный досуг в Белоруссии стали передаваться на откуп «рынку» и на нем – переходить на службу силам зла. Постмодернистский принцип мультикультурной всеядности и вседозволенности стал торжествовать в управлении данной сферой. 

Прежде всего, укажем на ту часть шоу-бизнеса и сферы развлечений, которая напрямую проповедует язычество с его оккультизмом. И направлена она своим острием прямо на детей и молодежь. В то время как православная Церковь в меру сил создает православные лагеря, проповедники неоязычества во власти и при ее поддержке направо и налево распложают инфраструктуру оккультных развлечений. Так, «школьникам 10-15 лет на осенних каникулах» при полной безучастности Министерства образования предлагается «принять участие в мистически-исторической программе “Дикая охота” по мотивам произведений белорусских писателей» – заслуженных хлопоманов Яна Борщевского и Владимира Короткевича, «реконструкцию знаменитых произведений которого “Дикая охота короля Стаха” и “Шляхтич Завальня” организаторы подготовили с духом мистики и загадочности… Место размещения – в аутентичном и живописном уголке в Глубокском районе Витебской области» на «усадьбе “Заповедный остров» из-за того, что на ней «столетия назад была [“сакральная”] стоянка кривичей» – язычников. Здесь «в течение шести дней…ребята пройдут квест по местам мифической Беларуси, загадки которого основаны на реальных исторических фактах, существующих легендах и эпизодах из произведений Короткевича и Борщевского», – то есть получат яркое впечатление в виде смеси лживых выдумок и исторических фактов (несомненно, также мифологизированных) с явным демоническим окрасом, как видно уже из рекламных картинок (да и самого названия) «Дикой охоты». При этом подчеркивается именно «образовательная составляющая программы: интерактивы, игры, приключения и оригинальные задачи – такое изучение белорусских традиций, истории и культуры будет ярким и полезным для развития ребенка». Примерно в таком же ключе, только в национальном масштабе, «развивают ребенков» на Украине. 

В недалеком от Глубокого Лепеле многострадальной Витебской области создан центр всебелорусского культа мифического «народного» дракона Цмока – вплоть до учреждения главного баскетбольного клуба страны «Цмоки», вывесившего над своей базой в центре Минска макет дракона, символизирующего, как известно, сатануК самому же «суверенному белорусского дракону» уже учреждены паломничества в виде «международного фестиваля “В гости к лепельскому Цмоку”…в лепельском городском парке…под патронатом Министерства спорта и туризма Беларуси и с главными организаторами – Лепельским райисполком и…общественно-культурной кампанией [националистического толка] “Будзьма беларусамі”». По заявлению организаторов, «объединяющей фигурой через музыку, тексты, символы и образы будет Цмок – мифическое существо, один из вариантов дракона, который так или иначе присутствует в мифологии многих народов. Через позитивную символику мифологии, которая в древности была системой знаний и помогала сохранению гармонии с природой, мы хотим показать идентичность нашего народа. И одновременно общность и гармонию с другими народами, где есть схожие символы и образы» – то есть, Запада (и языческого Востока), ибо очевидно, что в житиях святых и эпосе православной Руси и близко не существует никакого положительного образа змея, который оказывался либо под мечом преподобного Ильи Муромца, либо под копьем великомученика Георгия Победоносца. «Традиционная белорусская мистическая музыка» будет представлена «стилями фольк и этно, смешанными с роком, панком, популярной музыкой, европейским этно-джазом и даже латиноамериканским танго» – самая что ни наесть музыка мистического общения с падшими духами. А для продвижения культа их вдохновителя – дьявола – «организаторы обещают шоу змеев, правда, не наземных, а воздушных. При