Удерживающий Святой Руси: Беседа с историком Д.Б. Гришиным о Великом Князе-мученике Сергии Александровиче

2019-03-16_222333.jpg
Эта статья о мифологизированной и несправедливо забытой исторической фигуре – Великом Князе-мученике Сергии Александровиче Романове, супруге святой преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, дяде Государя Мученика Николая II. Сегодня мы беседуем с одним из наиболее деятельных поборников очищения и возвращения его памяти, историком Дмитрием Борисовичем Гришиным. 
 

Д. Б. Гришин – кандидат исторических наук, занимается рассмотрением различных аспектов Русской и европейской истории, автор трудов в области искусствоведения и ряда работ по социально-политической истории России, истории общественных организаций, истории Москвы, святынь и памятников Московского Кремля, истории культуры и художественных собраний. Активно изучает жизнь и деяния Династии Романовых. С начала 1990-х годов приступил к фундаментальным трудам по раскрытию личности и увековечению памяти Великого Князя Сергия Александровича Романова. Инициатор обретения и торжественного захоронения его останков; инициатор и участник восстановления Креста-памятника Великому Князю в Новоспасском монастыре Москвы; один из организаторов юбилейных выставок и мемориальных торжеств, посвященных Сергию Александровичу; председатель Сергиевского мемориального фонда.
2019-03-16_222630.jpg– Дмитрий Борисович, как и почему Вас заинтересовали Династия Романовых вообще и в частности Великий Князь Сергий Александрович?
– Тема Династии Романовых всегда была, есть и будет важной и актуальной для всех нас – для Русского народа. Мое  приобщение к ней началось еще тогда, когда в нашей стране сохранялась другая политическая обстановка и знакомство с историческими материалами представляло определенную трудность. Однако профессия историка уже тогда открыла мне дополнительные возможности. В частности, в архиве, который в те годы назывался Центральным государственным архивом Октябрьской революции (сейчас это ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации) есть огромные фонды, связанные с Императорским Домом. И вот там мне удалось получить доступ к историческим документам, посмотреть фотографии (сейчас их много публикуется, а раньше ведь ничего не было), подержать в руках подлинники писем, дневников, почитать их… И от всего этого возникло непередаваемое ощущение, совершенно не сравнимое с тем, что чувствуешь, работая с опубликованными материалами и даже ксерокопиями… Есть такой замечательный историк, который в свое время мне очень помог, автор ряда книг о святых Царственных Страстотерпцах – Александр Николаевич Боханов. Так вот, он часто выступал, говорил о Государе, и когда его спрашивали: «Расскажите, что это был за человек?», он отвечал: «Вы посмотрите на его портреты, на его фотографии, вглядитесь в его глаза – и вам все станет понятно. Это будет намного ярче и правдивее любых моих слов». Вот так, через соприкосновение с фотографиями и документами, началось и мое погружение в тему Романовых, захотелось побольше узнать о них.
А что касается лично Сергия Александровича – здесь отдельная история, я не буду на ней останавливаться, потому что это долгий-долгий разговор. Скажу лишь, что главным стимулом послужила одна частная беседа в Кремле в 1991 году. Тогда мне как бы между делом сообщили, что шесть лет назад, в 1985-м, при каких-то строительных работах здесь была обнаружена гробница Великого Князя Сергия. Там нашли его останки, что-то оттуда изъяли и закопали обратно – мол, а кому это надо. Я тогда еще не так много знал о Князе как о человеке, просто понимал, кто это, но от услышанного стало очень больно и обидно. И я задался целью исправить эту несправедливость, добиться, чтобы захоронение было обретено и почетно, достойно устроено.
В связи с этим, сталкиваясь с различными сложностями и непониманием, подчас даже противодействием, возникла потребность объяснить, рассказать людям, кто же такой Сергий Александрович, что это за фигура, чем он знаменит и почему необходимо возобновление его памяти. Тогда я снова пошел в архив как исследователь уже с определенной задачей: составить портрет Великого Князя в первую очередь для уполномоченных лиц, от которых зависело решение нашего вопроса. И так, углубившись, стал его открывать и для себя самого – что это не просто член Императорской фамилии, дядя Государя и супруг святой Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, которая как раз только-только была канонизирована в то время, в 1992 году. Оказалось, что этот человек и сам по себе, независимо от своих родственников и жены, достоин глубочайшего уважения и интереса, что связанная с ним информация весьма поучительна и важна для нас сегодня.
В итоге дело с останками длилось более трех лет и завершилось в 1995 году усилиями нашего Предстоятеля, Святейшего Патриарха Алексия II, который всегда имел к Сергию Александровичу глубокое почтение и любовь. Мы добились разрешения на перезахоронение, местом был выбран уже начавший восстанавливаться Новоспасский монастырь. Перезахоронение состоялось 17 сентября 1995 года, но еще в течение двух лет не получалось предать тело Князя земле, потому что в усыпальнице Романовых велась масштабная реставрационная работа. Все это время останки Сергия Александровича покоились в часовне монастыря… Особая, также долгая, история была с восстановлением креста – окончательно он был изготовлен и установлен в 1998 году, тоже в сентябре. Создавали мы его по подлинным, впервые тогда нами раскрытым чертежам и проектам Виктора Васнецова, Промыслом Божиим сохранившимся в его Доме-музее. Это – заслуга замечательного Русского скульптора Николая Васильевича Орлова, который тоже глубоко проникся почтением к Сергию Александровичу.
– А как Вы начали писать книги о Великом Князе? Расскажите, пожалуйста, о них поподробнее.
– Когда все это наконец завершилось, личность Великого Князя по-прежнему занимала все мои мысли. Те первые знания, полученные сведения, требовали продолжения, потому что теперь вопросы стали возникать уже в широких кругах. Люди сталкивались с информацией еще начала ХХ века, которую распространяли недруги Сергия Александровича и явные враги Русской государственности и нашей Православной Церкви. Информация эта тиражировалась в массовых изданиях, в интернете, т. е. ощущалось открытое противодействие и было очевидно, что нужно продолжать бороться за это имя. Тогда и началась еще более обширная работа с документами с целью написания книги. Книга вышла, первое издание состоялось в 2006 году, в серии «Царский Дом» издательства «Вече», под названием «Трагическая судьба Великого Князя» (хотя должна она была называться иначе – «Крест Великого Князя»: крест как судьба, как духовный выбор. Но издательство настояло на более нейтральном заголовке); через два года мы ее переиздали. Параллельно Новоспасский монастырь начал публиковать уже непосредственно источники, документы, связанные с жизнью Сергия Александровича. Этим занялась Ирина Владиславовна Плотникова, и она продолжает свою огромную работу – совсем недавно вышел пятый (и не последний) том собрания «Великий Князь Сергей Александрович Романов. Биографические материалы».
2019-03-16.2.jpg
Великий Князь Сергий. 
Худ. В. И. Нестеренко
Казалось бы, столько сведений, и я уже начал думать, что теперь почти все сказано, а если и не все, то остальное доскажут другие… Но Великий Князь и Великая Княгиня – это такие люди, которые, однажды войдя в жизнь, остаются в ней навсегда. И вот, спустя время, меня попросили объединить их личности в одном повествовании. Ведь сначала считалось, что про Елисавету Феодоровну все всем известно и нужно больше говорить о Сергии Александровиче, но позднее стало понятно: их нельзя разделять, Великая Княгиня-мученица как личность – это создание Сергия Александровича. В результате в 2015 году в издательстве «Достоинство» вышла новая книга – «Сергей и Елизавета», затем ее переиздал наш Сергиевский фонд… Опять казалось, что можно успокоиться и сложить руки. Но дальше меня вновь попросили рассказать о Елисавете Феодоровне – именно с точки зрения исторического, документального свидетельства, и так появилась еще одна книга, изданная в биографической серии «Жизнь замечательных людей», – «Елизавета Федоровна». Но и в ней большое внимание опять-таки уделено личности и роли Сергия Александровича, которого Великая Княгиня почитала своим наставником и примером. «Он – святой человек, много выше всех нас; ты, конечно, это знаешь», – вот доподлинные ее слова из письма к его брату, Великому Князю Павлу Александровичу. Всю свою последующую жизнь после его гибели она ориентировалась на то, как ее шаги будет воспринимать там, на Небесах, ее дорогой Сергий. И неслучайно мученическая кончина Великой Княгини, ее переход в святость произошел в день Ангела супруга, праздник преподобного Сергия, самый радостный в свое время для этой великокняжеской четы.
– И тем не менее, несмотря на такую огромную просветительскую работу, Сергий Александрович до сих пор мало известен нашим современникам, даже воцерковленным людям. Расскажите, насколько возможно в рамках интервью, что это был за человек и какова его роль в истории России?
– Конечно, лучше взять книгу и почитать, потому что в двух словах такую масштабную фигуру не раскрыть. Но попытаюсь сказать самое основное. Во-первых, Сергий Александрович был порфирородным ребенком, т. е. первым в семье Государя и Государыни после восшествия Александра II на престол. Никаких привилегий, конечно, такие дети не получали, если они имели старших братьев, но их рождению всегда предавалось особое значение. И святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский, в своем слове по случаю рождения Сергия Александровича назвал это событие «знамением во благо». Также он был обетованным чадом, названным в честь преподобного Сергия Радонежского по обету родителей, данному у мощей святого.
Князь все это знал и понимал, но кроме того он получил великолепное воспитание и образование – одно из лучших в России того времени, фактически университетское, хотя оно давалось на дому. Огромную роль здесь сыграла его матушка, Императрица Мария Александровна, светлейшая женщина, которую еще при жизни современники называли святой. А Сергей Александрович был предпоследним ребенком в семье, младшим, любимым, и Мария Александровна его всегда выделяла. Он ее тоже обожал и проявил необыкновенную заботу во время ее тяжелой болезни – глубоко разделял не только физические, но и душевные страдания матушки.
2019-03-16.3.jpg
Крест-памятник Великому Князю Сергию
в Новоспасском монастыре. 
Скульптор Н. Орлов, автор проекта Д. Гришин.
Воссоздан по эскизам В. Васнецова
и установлен в 1998 г.
Т. е. Князь был очень добрым, нежным, чувствительным человеком, но именно эти качества в обстоятельствах придворной жизни того времени заставили его вскоре оградиться от людей. Он понял, как много вокруг лжи и лицемерия, как жесток высший свет, который в глаза притворно льстит, а за глаза уничтожает. Для многих знакомых он стал как бы непроницаемым, и это как раз и явилось причиной нерасположения к нему, восприятия его холодным, черствым, надменным. Просто-напросто он не захотел играть по правилам тогдашнего бомонда, лицемерного высшего общества, и оно ему отомстило. Конечно, на фоне такой глубоко религиозной натуры эти люди выглядели весьма нелицеприятно: они недоумевали, как можно быть настолько воцерковленным, ведь для них духовная жизнь уже превратилась в некую обрядность, пустую традицию…
Отстранившись от света, Сергий Александрович находил утешение в мире литературы, искусства, культуры… Но в то же время он верой и правдой служил Отечеству – стал командиром Преображенского полка, первым из Дома Романовых. Шефами полка были все Императоры, а вот командирами только два представителя Царской Семьи – он и Великий Князь Константин Константинович. А до этого Сергий Александрович проявил себя как герой на Русско-турецкой войне 1877–1878 годов, пошел в боевую разведку, получил орден святого великомученика Георгия IV степени, которым очень дорожил и носил до последних секунд своей жизни – эта награда была на нем в момент гибели.
Князь всегда сознавал свою ответственность в предназначенном ему свыше служении Богу, Государю и Отечеству и помнил евангельские слова, что кому много дано, с того много и спросится. И когда возник вопрос о его женитьбе, он долго колебался. Он давно знал и любил принцессу Елисавету, Эллу Гессен-Дармштадтскую, но сильно переживал, т. к. понимал, что, став его женой, эта чистая и близкая ему душа попадет в те же жернова молвы и клеветы светского общества. Однако когда Сергий Александрович все же решился на этот шаг, он получил удивительную супругу, ставшую ему искренней помощницей и сподвижницей. Уже после его кончины Елисавета Феодоровна напишет: «Надеюсь, Господь даст мне силы, чтоб никто не смог сказать, что я оказалась недостойной водительства такого истинно благородного мужа и – она подчеркнет –настоящего христианина».
В 1891 году Сергий Александрович назначается московским генерал-губернатором; важно отметить – не генерал-губернатором Москвы, как иногда говорят, а именно московским генерал-губернатором. Московское генерал-губернаторство представляло собой огромный округ, ядро Русского государства. И он становится наместником, представителем Государя в этих землях, отвечающим за правильное ведение там государственной политики. Тяжелейшая ноша, – он это, конечно, осознавал, но принял свое назначение как данный Богом крест и нес его без малого 14 лет. Выполнял поставленную Александром III задачу – чтобы наша Первопрестольная вновь стала центром, основой Русской государственности, духовности, утрачивающейся уже в то время в стране. Великий Князь прилагал огромные усилия для развития культуры, просвещения народа, борьбы с пороками пьянства и прозябания. Проявлял особое попечение о благосостоянии Русской Церкви, всегда работал вместе с духовенством, московскими митрополитами (во время его генерал-губернаторства их было несколько, последним стал владыка Владимир (Богоявленский), будущий Киевский священномученик), местными батюшками. В тандеме с единомысленными людьми Сергий Александрович стремился вернуть Москве ее прежнее сияние как Русскому сердцу, источнику Русского духа…
– Дмитрий Борисович, в одном из интервью Вы отметили, что Князя убили именно «как символ, как знаковую фигуру… как то, что принято в нашем православном языке обозначать понятием „удерживающий“». Поясните, пожалуйста, эту мысль.
– Это наименование – «удерживающий» – в отношении Сергия Александровича употребляю не только я. Например, так назвал его в своем слове в эти памятные февральские дни наместник Новоспасского монастыря владыка Иоанн – «удерживающий Святую Русь на ее пути». Да, он был именно таким – витязем, стоявшим на защите вековых устоев Русской государственности. И в этом плане Князь вызывал уже не какие-то шушуканья придворных сплетников и интриганов, а лютую ненависть врагов России, став их главной мишенью. На него посыпались не просто клеветнические наветы, но еще и непосредственные нападки, попытки физической расправы.
2019-03-16.4.jpg
Могила Сергия Александровича в Усыпальнице
бояр Романовых в Новоспасском монастыре
Будучи виднейшим охранителем, Сергий Александрович фактически стал первой жертвой в ряду всех последовавших мучеников Дома Романовых. Его современники это четко понимали: если мы посмотрим печатные издания того времени, в откликах на его гибель часто повторялись слова: «Великий Князь-мученик». Духовные люди уже тогда отмечали, что этим убийством враги хотели нас ослабить, сломить, но на самом деле они дали нам нового небесного молитвенника о стране, нового заступника перед Престолом Божиим.
Надо обязательно подчеркнуть, что подвиг Великого Князя – это не только его мученическая кончина, но и вся его предшествовавшая праведная исповедническая жизнь в служении Отечеству. Этот крестный путь, избранный им сознательно и добровольно, в то время практически неизбежно вел к мученичеству. Уже после его убийства Елисавета Феодоровна пис