Борьба патриотических и либерально-прозападных сил в Белоруссии: в государственно-общественной сфере больше просвета, чем в церковной (завершение) 

Часть 6. Единство и ценности белорусско-российского Союза 
Благое дело приобщения белорусской и российской молодежи к союзному строительству, ее сплочения, к которому призвал А.Г.Лукашенко, и пропитывания ее духом и самосознанием единства Белоруссии и России, и притом именно на почве единого культурного наследия, нашло свое воплощение в такой многообещающем задумке, как молодежный форум «Общее культурное наследие России и Белоруссии», на коем были высказаны весьма серьезные идеи, например: «Единство Белоруссии и России, и в рамках цивилизационного подхода, и в рамках развития Союзного государства, должно восприниматься нами не как раз и навсегда заданный факт, но как цель, как план-максимум, как проект. Следовательно, нам необходимо долгосрочное планирование». Особого же внимания заслуживает резолюция Форума – она определяет и указывает направление межгосударственного молодежного сплочения и дает опору для непосредственного взаимодействия с чиновниками: «Русский народ и белорусский народ сформировались в рамках единой цивилизации. У нас общая культура, общие герои, общее прошлое, настоящее и, как мы убеждены, общее великое будущее. У наших стран есть мощный потенциал, который способен вывести нас на головокружительные высоты!.. Однако для этого мы должны сохранить единство гуманитарного пространства России и Белоруссии и не поддаться на уловки Запада и его марионеток – российских либералов и белорусских националистов, которые не заинтересованы в благополучии и процветании наших государств. 

С сожалением приходится констатировать, что важнейший компонент российско-белорусской интеграции – идеологический – остаётся непроработанным в должной мере. Россияне и белорусы стремятся к объединению в рамках Союзного государства скорее инстинктивно, подсознательно, не имея широкого идейного базиса, который корнями уходил бы в историю. Поэтому мы обращаемся к российским и белорусским историкам с предложением разработать единый учебник истории Союзного государства для старшеклассников и студентов высших учебных заведений, где прослеживалась бы историческая логика, которая и привела наши страны к тесным интеграционным процессам в середине 1990-х годов. Осознавая важность проекта Союзного государства для будущего наших народов, мы, граждане России и Белоруссии, патриоты нашего общего Отечества от Бреста до Владивостока, выступаем с предложением объявить конкурс на создание официальной символики Союзного государства». И едва ли кто-либо, кроме Церкви, способен не дать этому начинанию и резолюции заглохнуть (что и показали прошедшие после Форума полтора года), а также выхолостить, лишить христианского духа само содержание идеологии, учебников, символов. 

Сближение молодежи требует и сотрудничества на региональном уровне – таком, как у белорусского и российского государственных союзов молодежи в их смоленском и витебском отделениях, организовавших фестиваль современного творчества «Навстречу звездам», а главное – выдвинувших отличный замысел сделать из него «стартап для фестиваля “Студенческая весна Союзного государства”», который, оказывается, уже существовал, но, как и многое в макеевско-янчевскую эпоху, был заброшен. И здесь участие Церкви не только возможно, но жизненно необходимо – чтобы как запустить такой фестиваль, так и не дать ему превратиться в «стартап» какого-нибудь рэп-комсомольского блудилища: православная молодежь вполне могла бы выступить здесь образцом для подражания, открытия для молодежи «нового» (исконно русского) молодежного мира с совсем иными критериями достоинства. Все это требует разумного и планомерного подхода: благо, у Церкви (в Белоруссии и России) есть особые молодежные Синодальные отделы, которые могли бы даже, подключив министерства образования, выступить инициаторами и участниками в разработке программы взаимодействия двух государственных молодежных союзов и даже довести дело до создания «Союзного объединения молодежи». 

Среди совместных молодежных начинаний двух братских государств неожиданно обнаруживается заключенный в Минске меморандум о сотрудничестве между Клубом молодых дипломатов МИД Беларуси и Советом молодых дипломатов МИД России: он появился вопреки «общественному бытию», поскольку и дипломатия России и Белоруссии, и молодые кадры МГИМО и ФМО БГУ нацелены отнюдь не друг на друга, а на дальние страны, преимущественно западные: свидетельством этому могут служить не только изыски и «подвиги» Макея и его дипкоманды, но и «потрясающие успехи» последних 20 лет российской дипломатии во главе с Зурабовым и Суриковым на постсоветском пространстве – на Украине, в Молдавии, Грузии, Армении, Прибалтике, Казахстане. Хотя объединение уже со студенческой скамьи дипломатических сил стран вокруг совместного отстаивания не только государственных интересов, но правды и справедливости на международном уровне, должно бы быть для союзников аксиомой. Говоря же о внутрисоюзной дипломатии, вспомним, что прямая связь с регионами России всегда была коронкой и излюбленной практикой лично продвигавшего ее в виде регулярных встреч с губернскими делегациями главы белорусского государства, который, впрочем, видит ее, прежде всего, в экономике. Но кто, как не Церковь и близкие ей православно-патриотические организации могли бы использовать созданные прямые связи с российскими регионами и сами визиты губернских делегаций, чтобы наполнить их сиротливую гуманитарную составляющую церковным и духовно-просветительским содержанием (для чего вполне достаточно переключить сюда усилия с западного направления, например, управлениям внешних церковных связей Патриархии и Экзархата)? 

Впрочем, при всей значимости для российско-белорусского сплочения совместных молодежных мероприятий последние могут лишь укрепить или, напротив, смягчить существующие тенденции в формировании внутренних убеждений русской молодежи. Совсем иное – фундаментальное – значение имеет образовательная система, которая в Белоруссии и особенно в России находится под сильным гнетом дегенеративного Болонского процесса, а в содержательной своей части (особенно главное, гуманитарное образование) – западного материализма, позитивизма и либерализма. И в самую точку бьет аналитический доклад «Проблемы развития образовательного пространства в Союзном государстве Беларуси и России», «подготовленный Российско-белорусским экспертным клубом при официальном издании Парламентского собрания Союза Беларуси и России “Союзное вече”…и представленный в Москве на площадке белорусского посольства с участием экспертов, дипломатов, ученых и преподавателей из России и Беларуси». 

Проведя обзор «текущего состояния научно-образовательного сотрудничества в Союзном государстве», аналитики пришли к выводу по итогам «анализа прошедших 20 лет союзного строительства, что работа концентрировалась в основном на развитии нормативно-правовой базы на межправительственном и межведомственном уровне», а теперь «в целях повышения эффективности, а также нивелирования тенденций образовательной дезинтеграции в Союзном государстве важно уделить больше внимания проектному подходу… Договорная база нуждается в дальнейшем содержательном наполнении практическими мероприятиями с чёткими целями, задачами и критериями результативности». Главное противоречие заключается в том, что «система образования суверенной Беларуси на сегодняшний день унаследовала наибольшее число элементов советской образовательной модели и может считаться одной из самых консервативных на постсоветском пространстве… При этом сложность ситуации для белорусского образования заключалась в том, что все соседи и союзники Беларуси в регионе, в том числе и Россия, выбрали путь интеграции в западную Болонскую систему. При этом зачастую не учитывались реальные особенности этих стран». Хотя «после присоединения и Беларуси в 2015 г. к Болонскому процессу в белорусских вузах было сокращено преподавание социально-гуманитарного блока предметов, а также многочисленных фундаментальных и теоретических дисциплин, что в дальнейшем не может не отразиться на качестве образования и потенциале молодых специалистов». 

Иные выводы и рекомендации содержатся в диагнозе российским образовательным реформам, направленных на формирование «эффективного рыночного потребителя», и, по сути, направлены на преодоление «достижений» этих реформ. В частности, «с началом реорганизации в Российской академии наук белорусские исследователи фактически утратили возможность безвозмездного проживания в Москве в общежитиях и гостиницах Управления делами РАН во время участия в научных мероприятиях и работы в архивах… В результате они имеют больше возможностей стажироваться в странах Прибалтики и Польше». Также «уровень студенческой мобильности между Россией и Беларусью сегодня неоправданно низкий. В России до сих пор нет льгот на поступление в вузы для белорусских олимпиадников, даже если одержана победа в международной олимпиаде». В целом же, доселе «образовательное сотрудничество в рамках Союзного государства не имело стратегической концепции. Россия и Беларусь сводили интеграцию в сфере образования больше к обеспечению равных прав граждан по получению образовательных услуг… Поэтому перед образовательным пространством Союзного государства стоит задача не только качественно через формулирование общей программы развить академическую мобильность внутри, но и наполнить её конкретным содержанием: ценностной платформой, научно-техническим сотрудничеством и общими академическими проектами и программами… Пилотный проект может быть запущен на базе Союзного государства, а затем выведен на уровень ЕАЭС в целом». Стоит ли говорить, что без участия в этом деле Церкви (и, в частности, православно-патриотической интеллигенции), которая должна всецело поддержать и позаботиться и о самой жизни проекта единого образовательного пространства Союзного государства, ценностная платформа не сможет быть создана – как и единая образовательная и научная программа для Русского мира – и они обе скатятся к тому же либеральному гуманизму и технократическому потребительству с акцентом на «оказании образовательных услуг» и подготовке для рынка «рабочей силы и человеческого капитала»! 

Кровеносной артерией народного сознания, напитывающей его духовно-словесной кровью, которую может в нее впускать Церковь и мыслящая нравственно-патриотическими категориями общественность, а могут – и многообразные либералы, атеисты, материалисты, неоязычники, униаты и протестанты в светских пиджаках с активной финансовой и политической поддержкой западных фондов и «прогрессивного мирового сообщества» в целом, – является, наряду со сферой образования, система СМИ. Повторимся, что победа (или преобладание) одной из указанных сторон предполагает и соответственное геополитическое решение в сфере СМИ: соответственно, либо создание единого союзного информационного пространства (естественно, не без известной самостоятельности сторон), либо, опять же, интеграция в европространство лжи и либеральной толерантности, в том числе, в виде «независимого информационного пространства» с заимствованием, ясное дело, западных стандартов и доминированием западничества в Интернете. Одновременно само преобладание одной из двух «геополитических решений» будет обратно определять и содержание самой «духовно-словесной крови»: православное, духовно-нравственное – в союзном информационном пространстве и, соответственно, атеистическо-материалистическое и униатско-протестантско-неоязыческое – в европейско-независимом пространстве. Но как раз в пространстве чистой словесности силу и значение участия христианской Церкви Бога-Слова преувеличить невозможно. К сожалению, на данный момент Синодальный информационный отдел белорусского Экзархата РПЦ возглавляет идейный либерал-обновленец, филокатолик, автокефало-националист С.Лепин. Впрочем, помня, кто возглавляет информационные органы Московской патриархии, ситуация печальна с обеих сторон. 

И в информационной сфере разнонаправленность движения Церкви и государства (отнюдь не в пользу первой) на данный момент становится особо разительной – особенно после кадрового обновления руководства государственных СМИ Беларуси. Можно сказать, задание для Церкви и патриотических сил в целом дал сам глава белорусского государства А.Г.Лукашенко на «Открытии XIX Всемирного конгресса русской прессы» в прошлом году в Минске: «Конечно, наделенные полномочиями принимать решения во имя и во благо своих народов (чиновники) в полной мере включены в информационные потоки. Влияние слова и на нас, лидеров государств, огромно. В этой связи на порядок возрастает ответственность за публичное слово – и у политика, и у журналиста, [и, тем паче, добавим, у священника]… СМИ всегда называли четвертой властью. Но сегодня, учитывая степень их влияния на общество, можно говорить о более значимой роли… Сегодня, в условиях сложнейших общественно-политических, социально-экономических преобразований, когда рушатся духовные идеалы, без возвращения к законам – нравственным, этическим – обществу не выстоять. Да и государству непросто, если фундаментом его формирования перестанут быть честность, ответственность и просто элементарная порядочность». Там же было сказано, что и «русский язык для нас не чужой. Это и наше национальное достояние. Белорусы за свою многовековую историю внесли немалый вклад в его развитие, обогатили его. И сегодня в нашей стране он имеет статус государственного наравне с белорусским языком. Этот вопрос решен народом на референдуме… Русский язык – это мой русский язык. Это живое. И в нем вклад не только русских людей. Это совершенно иной русский язык, куда вплетены нравы, характеры, толерантность в том числе белорусского народа. Он развивался из века в век. Наш язык, русский язык, на котором разговаривают россияне, белорусы, украинцы и многие другие, – это сплетение душ многих народов… Русский язык – это наш язык. Вы приехали в страну, где чтят, уважают, разговаривают и думают по-русски… Потерять сегодня русский язык – это потерять свою историю, современ