Сталин как «тайный монах» и открытый украинизатор  

В последнее время все возрастающая апология Сталина принимает совсем уж гротескные формы. Еще полбеды, когда говорят о его государственных заслугах. Тут, во всяком случае, есть тема для разговоров и споров. Однако в последнее время Сталину все чаще пытаются приделать нимб над головой в самом прямом смысле. Уже вовсю говорят даже о «святости» этого лидера атеистического режима, который уничтожил до ста тысяч русских священников и почти всех епископов, а также множество активных мирян. При этом многие расстрельные приговоры он подписывал лично, как и распоряжения об уничтожении храмов. Например, Сталин лично подписал приказ о взрыве Храма Христа Спасителя, который, кроме прочего, был и памятником павшим героям Отечественной войны 1812 года. Этим сносом храма спустя многие годы публично возмущался даже Юрий Гагарин, имевший мужество объявить об этом на партийном съезде.   

Но коснусь темы, которая обычно не поднимается в данном контексте. А именно – вопроса национальной политики Сталина, урожденного Джугашвили. Это ведь вопрос не только политический, но и духовный, и это вопрос, очень актуальный на сегодняшний день. Общеизвестно, что Православная Церковь всегда утверждала единство Руси, стояла за целостность государства. Все святые, высказывавшиеся на эту тему, были едины в том, что Украина, Россия и Белорусь – это вместе Святая Русь. Однако большевицкая политика, которая воздвигла на месте царских разрозненных губерний квазигосударства в виде национал-коммунистических республик с правом выхода из СССР, была совершенно иной. При этом национал-большевизм окраин всегда шел рука об руку с безбожием. И сегодня мы пожинаем уродливые плоды этой политики, ибо данные советские квазигосударства закономерно воспользовались своим правом выхода из Союза, став настоящими «кольцами анаконды», при помощи которых курирующий их Запад старается задушить Россию, вернее, ее самый крупный осколок. И всякий думающий, воцерковленный православный человек возмущался такой политикой уже тогда, ибо ее пагубность была очевидной.   

 

Приведем оценку большевицкой политике, данную священномучеником протоиереем Иоанном Скадовским. На вопрос следователя НКВД “Как вы относитесь к дореволюционной России” он ответил следующее: 

“Я националист и люблю Россию. Я люблю Россию в том виде, в каком она существовала до революции, с ее мощью величием, с ее необъятностью, с ее завоеваниями. Происшедшее после революции дробление России и, в частности, выделение Украины, Белоруссии и т.д. я рассматриваю как явление политического упадка, тем более печального, что для этого дробления нет никаких оснований. Украинцы и русские всегда составляли единое целое. Украинцы и русские один народ, одна нация, и выделять Украину в какой бы то ни было форме из общего целого нет никаких оснований”. 

Что же касается «тайного православного Сталина», то он был не просто сторонником, а одним из двигателей политики украинизации, справедливо осужденной свщмч. Иоанном Скадовским.     

Так, в 1921 году на Х съезде РКП(б) Сталин заявил: “…Недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность — выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует и развитие ее культуры составляет ОБЯЗАННОСТЬ коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут НЕИЗБЕЖНО УКРАИНИЗИРОВАНЫ”. И украинизировали намного более жестко, чем при режиме Порошенко. Управленцы, учителя, журналисты, несогласные с такой политикой, не только массово увольнялись с работы, но нередко даже получали реальные тюремные сроки – до трех лет. Мы справедливо ругаем за принудительную украинизацию режим Порошенко, но почему же тогда хвалим его куда более решительных предтеч за «русский патриотизм»? 

Я сам являются коренным украинцем-малороссом, который прекрасно знает местное наречие и любит петь украинские песни. Однако я много лет боролся против насильственной украинизации на Украине в постсоветские годы, которая обедняла и украиноязычных, и, тем более, нарушала законные права русскоязычных. Так уж тем более не могу одобрить жестокую сталинскую украинизацию, которая, к сожалению, заложила основы для современной украинской русофобии. Говорят о большой роли в этом нехорошем деле австрийцев, поляков, других сил. Да, многие сыграли свою негативную роль, но только при Сталине были реально созданы зародыши искусственных постсоветских наций, когда был отвергнут взгляд царской России на мало- и бело- россов, как на части единого Русского народа. Сталин создавал эти республики в их современных границах, он создал для них искусственную историю и госаппарат. Как известно, тот же фальсификатор истории и виднейший сепаратист Грушевский был возвращен сталинским руководством для продолжения разрушительной работы в Советский Союз, и мирно умер там в звании советского академика. Вообще Кремль вернул тогда в УССР множество всяких петлюровцев, дали им видные посты, и они сыграли важную роль в разжигании украинского сепаратизма. При этом особенно много для политического «украинства» Сталин сотворил уже после войны, когда он сделал УССР и БССР … учредителями ООН и снабдил их собственными Министерствами Иностранных Дел. Да, это дало руководству СССР сиюминутные политические выгоды, но это еще больше приблизило распад Союза, ибо членам ООН оставалось только полшага до полного объявления Деклараций о суверенитете, которые и последовали всего через 37 лет после смерти Сталина – ничтожный срок для истории. На сепаратизм были запрограммированы все советские республики – даже РСФСР, которая, кстати, первой приняла Декларацию о суверенитете, вызвавшую цепную реакцию на окраинах.       

 

Сталинские фразы воплощались в жизнь очень быстро, и поэтому туго приходилось всем противникам создания «братского социалистического украинского народа» (от которого потом закономерно отпал эпитет «братского»). «Решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является ПЕРВООЧЕРЕДНОЙ ЗАДАЧЕЙ нашей партии», — громко объявил Джугашвили в 1923 году. 

При этом он постоянно ругал прошлое России, когда цари давали волю культурным и религиозным особенностям окраин, но пресекала их политический национализм. Этот грузин даже нашел «замечательное» сравнение: русских, которые дали полякам огромную автономию, он сравнил в «жестокости» с … турками Османской империи, которые нередко даже отбирали детей у христианских родителей: 

 

«Царско-русские русификаторы и немецко-прусские германизаторы, мало чем уступавшие в жестокости турецким ассимиляторам, более ста лет КРОМСАЛИ и терзали польскую нацию, так же как персидские и турецкие ассимиляторы сотни лет кромсали, терзали и истребляли армянскую и грузинскую нации, но они не только не добились уничтожения этих наций, а наоборот – оказались вынужденными также капитулировать».
 

(“Национальный вопрос и ленинизм” т.11 стр.347.) 

 

Иосиф Сталин настаивал на том, чтобы все аппараты управления республик состояли из местных национал-большевиков, чтобы везде правила бал национальная интеллигенция, требуя «обуздать» тех «великороссийских шовинистов», которые пытаются «тормозить подобную политику партии». 

  1. Вот что он писал в статье «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС И ЛЕНИНИЗМ»:  

На развалинах старых, буржуазных наций возникают и развиваются новые, социалистические нации, являющиеся гораздо БОЛЕЕ СПЛОЧЕННЫМИ, чем любая буржуазная нация, ибо они свободны от непримиримых классовых противоречий, разъедающих буржуазные нации, и являются гораздо более общенародными, чем любая буржуазная нация… 

 

…партия сочла НЕОБХОДИМЫМ помочь возрожденным нациям нашей страны – встать на ноги во весь рост, оживить и развить свою национальную культуру, развернуть школы, театры и другие культурные учреждения на родном языке, НАЦИОНАЛИЗИРОВАТЬ, т. е. сделать НАЦИОНАЛЬНЫМИ ПО СОСТАВУ, партийный, профсоюзный, кооперативный, государственный, хозяйственный аппараты, выращивать свои, национальные партийные и советские кадры и ОБУЗДАТЬ все те элементы,-правда, немногочисленные, – которые пытаются тормозить подобную политику партии. 

Это означает, что партия поддерживает и будет поддерживать развитие и расцвет национальных культур народов нашей страны, что она будет поощрять дело УКРЕПЛЕНИЯ наших новых, социалистических наций, что она берёт это дело под свою защиту и покровительство против всех и всяких антиленинских элементов… 

…нужно НАЦИОНАЛИЗИРОВАТЬ, т. е. сделать национальными по составу, ВСЕ АППАРАТЫ УПРАВЛЕНИЯ от партийных и профсоюзных до государственных и хозяйственных. 

Для этого нужно развернуть прессу, театры, кино и другие культурные учреждения на родном языке. 

После всего сказанного, мне кажется, не так уж трудно понять, что никакой иной политики в национальном вопросе, кроме той, которая ведётся теперь в нашей стране, не могут вести ленинцы, если, конечно, они хотят остаться ленинцами. 

С ком. приветом И. Сталин 

18 марта 1929 г. 

 

Русский православный патриот, которым сейчас некоторые на полном серьезе рисуют Сталина, никак не мог бы такого написать. 

 

Тем не менее, апология «православного» Сталина продолжается и доходит до еще большего абсурда. Недавно на известном сайте даже вышла статья со «свидетельствами очевидца» о том, что этот генсек Компартии, якобы, даже тайно принял монашество. 

 

Я не могу даже обсуждать такие слова в качестве фактажа. Никаких серьезных свидетельств монашеского пострига Сталина нет. Но здесь абсурдна даже сама постановка вопроса, возможная только в нашем, увы, расхристанном обществе.  

 

Ведь из православных старцев и святых НИКТО и НИКОГДА не благословлял христиан публично отрекаться от Православия, хулить веру, убивать христиан за верность Церкви, взрывать храмы, даже если все предназначено для «благих целей». Для того, чтобы стать, таким образом, “Штирлицем в тылу врага”, и потом, возможно, принести некую пользу Церкви, пребывая в стане врага. Нет, это – антихристианские “благословения”. Подобным образом ради утверждения своей религии могут поступать разве какие-нибудь секты масонов, или асасинов.  

 

Невозможно представить себе, например, прп. Сергия Радонежского, который, вместо честного боя с Ордой, благословляет Димитрия Донского принять ислам, сделав вид, что покоряется Мамаю. А потом, войдя таким образом в доверие к Мамаю, тихо зарезать его на дружеском пиру.  

 

Да, в нашей истории бывали случаи, когда русские святые и государственные деятели принимали внешнюю зависимость ради сохранения веры. Тот же св. бл. вел. кн. Александр Невский, например, вступил в вассальное подданство к Орде, которая не трогала Православия, вступил, чтобы бороться с Западом, который именно веру и уничтожал. Но этот святой вовсе не принимал монгольского язычества, наоборот, он еще более горячо исповедывал и защищал Христианство, хоть это и было опасно.  

Именно так наказал поступать Сам Христос: 

 

«Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным (Мф. 10, 32-33) 

То же самое говорил и апостол Павел: 

«Если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас» (2 Тим. 2:12) 

От Христа можно отречься различными способами, такими как: открытое отречение молчанием, когда необходимо защитить истину, и вообще оставив религию и предавшись мирской жизни. Естественно, Христос за такого ходатайствовать пред Отцом не будет, или другими словами: и Он отречется от таковых. 

 

То есть отречение от Христа в любой форме, согласно церковному вероучению, гарантирует человеку вечную погибель. Сталин, как известно, всю свою жизнь отрекался от Бога не только словами, но и закономерным неучастием в церковных таинствах, организацией гонений на Нее. Но к монаху Церковь выдвигает еще и множество других суровых требований. Так, на Халкидонском Cоборе было указано на необходимость послушания монахов епископам и церковным предписаниям, их невмешательстве в житейские дела, постоянное нахождение в монастыре (4 правило): «Монашествующие же, в каждом граде и стране, да будут в подчинении у епископа, да соблюдают безмолвие, да прилежат токмо посту и молитве, безотлучно пребывая в тех местах, в которых отреклись от мира, да не вмешиваются ни в церковные, ни в житейские дела, и да не приемлют в них участия, оставляя свои монастыри: разве токмо когда будет сие позволено епископом града, по необходимой надобности». Данное правило усиливается 8-м и 18-м правилами IV Вселенского Собора вместе с 34-м правилом VI Вселенского (Трулльского) Собора, категорически запрещающими монахам какую бы то ни было внецерковную или околоцерковную партийность («скопища»). Подумаем, соответствовал ли образ жизни «тайного монаха» и, одновременно, генерального секретаря Компартии, провозгласившей богоборчество одной из главных своих целей, данному церковному правилу? Конечно, это вопрос чисто риторический, это даже не смешно… 

 

Сталина ныне часто рисуют чуть ли не аскетом, который в личной жизни был очень нравственным, опять же говоря о его «тайном христианстве». Биографы его жены Надежды Аллилуевой, в частности, Ольга Трифонова не подтверждают такого взгляда на его семейные отношения. Существует медицинская карта Надежды Аллилуевой, в которой записано, что она сделала 10 абортов, и они сделаны за 14 лет супружества со Сталиным. Разве мог Сталин не знать об этом? Она не смогла бы скрыть такого количества абортов от всесильного мужа, который внимательно следил за частной жизнью всего окружения. Такое не представляется возможным. Значит, он, как минимум, не препятствовал этому, если еще не сам на это толкал. Некоторые биографы даже объясняют самоубийство Аллилуевой постабортным синдромом, от такого количества операций.  

Мифом является и тот факт, что Сталину удалось предотвратить аборты в стране. Да, 27 июня 1936 года вышел закон о запрете аборта и этот так называемый запрет просуществовал до 1955 года, когда советское правительство милостиво разрешило советским людям вновь легально убивать своих детей. 

Но перестали ли делать аборты в 1936–1955 годах? Казалось бы, если есть сталинский закон, то абортов не должно быть. Но в реальности убийства детей продолжались, хотя и с меньшим рвением. В 1937 году в Москве абортмахеры стали убивать «всего» 31 ребенка на 100 родов, но далее опять пошел рост. Уже в 1940 году их было 52 на 100 родов, в 1944 году эта цифра по некоторым месяцам доходила до 70 на 100 родов, а в среднем по РСФСР – до 46 на 100 родов. В 1949 году в стране, запретившей аборты, их было произведено почти 900 тысяч, а в 1950 году – уже 1 млн 140 тысяч. 

Существует и миф о том, что после Великой Отечественной войны Сталин, якобы, совсем изменился, раскаялся, перестал вести богохульные речи и гнать Церковь. Однако и это, конечно же, является неправдой.