Борьба патриотических и либерально-прозападных сил в Белоруссии: в государственно-общественной сфере больше просвета, чем в церковной 

Часть 2. Кадры решают всё  
Пока белорусская Православная церковь пребывает если и не в парализации в своем общественно-народном служении, то опутанной по рукам и ногам «Черной синодальной тройкой» и их сообщниками, в белорусском государстве происходили – несомненно, по молитвам верных пастырей и чад самой Церкви – отрадные изменения, которыхпо человеческому разумению, учитывая общую траекторию движения, быть совсем бы не было должно. Сразу заметим, что эти изменения ни в коем случае не должны вводить в радужные обольщения: всё, написанное в рамках обзоров «Стратегии разрушительных сил в Белоруссии: от “десоветизации” к дерусификации, дебелорусизации и дехристианизации», сохраняет актуальность и происходит одновременно с самими благими переменами – происходит и по сей самый день; антинародные силы по-прежнему занимают прочные позиции во власти, более того, учатся на собственных ошибках, совершенствуют свое лукавство и саму коварную стратегию, готовятся к решающему рывку; наконец, преобладающая часть руководства страны по-прежнему далека в своей жизни и мышлении от Церкви, но духовно тянется к Западу, олицетворяющему «земной рай». 

И однако же изменения есть – и немалые. И, также упреждая их анализ, снова оговоримся, что не стали бы тратить усилия на их выделение ради самих себя: для победных фанфар и иных здравниц существуют и вполне хватает многочисленных церковных и государственных прокламаций, отчетов, награждений и заседаний. Выделение и обобщение положительных перемен в государственной жизни нужны как раз потому, что, в первую очередь, Церковь в лице белорусского церковного руководства совершенно не спешит обратить на них внимание, поддержать и войти в тесное сотрудничество, – к чему призвана Богом ради духовного возрождения белорусского Отечества, подвергающегося в то же самое время осаде в полуокружении со стороны сил зла, и спасения народа. Напротив, часто наблюдается обратное (и особенно в лице указанной «черной синодальной тройки»): активное и дружественное сотрудничество с безразличными и даже откровенно вражескими антихристианскими и антинародными силами при игнорировании или даже подавлении сил союзных и подлинно патриотических. Эталоном такого парадокса выступает всё тот же подчинившей себе Патриархию Отдел внешних церковных связей, который на протяжении многих лет саботировал взаимодействие с православными поместными церквями, предпочитая им еретиков-латинян и прочих иноверцев, а также всячески отгораживался от ревнителей-охранителей (в том числе, коллективных) собственной церкви (а то и подвергал их репрессиям), оказывая внимание и даже угождения с награждениями различного рода либералам и даже безбожникам. Итак, положительные изменения в белорусском государстве Церковь призвана учесть, поддержать и, более того, подхватить, одухотворить, а то и возглавить. 

Еще раз напомним наши наблюдения о самом важном здесь вопросе, которому Церковь веками уделяла особое внимание и который ранее был под защитой самого монархического государственного устройства – о престолонаследии: «Очевидно, что вопрос о передаче власти от Александра Лукашенко встает все более отчетливо – в силу возраста, в силу естественной усталости (в том числе психологической) от многолетнего напряженного правления и законного права (и желания) уйти на заслуженный покой… И здесь во весь рост встает фигура старшего сына президента Виктора Лукашенко – верующего многодетного отца, опытного руководителя силовым блоком правительства (в качестве помощника главы государства по соответствующему направлению)… Пусть не из самых достойных уст, но прозвучало вполне верное описание ситуации, когда в свете приближающейся передачи власти все больше очерчиваются фигуры Виктора Лукашенко со стоящим за ним патриотическим кругом во власти и Владимира Макея со стоящей за ним либерально-националистической прозападной группировкой. И судьба Белоруссии оказывается кардинально противоположной в зависимости от того, какая из группировок возобладает. Во всяком случае, для Церкви, святого Православия, всего белорусского народа (и, вполне вероятно, самого А.Лукашенко и его детей) приход второй группировки к власти будет катастрофой… Ныне важно из исторического опыта сделать правильные выводы и вспомнить, что Церковь должна стоять и обычно в истории стояла за правду и свершение Божьей воли (которая почти всегда требует синергийного соучастия воли человеческой) во всех без исключений делах, включая политические. В данном случае это означает смелое (без боязни кому-то не угодить, включая внутренним лепиным) выступление с церковным суждением о делах государственных и богословски выверенным убеждением президента А.Г.Лукашенко, во-первых, в катастрофической пагубности для страны рассматриваемого под воздействием известной части его окружения варианта “выхода” из ситуации “престолонаследия” путем замены президентской республики на парламентскую с введением партийной системы. А, во-вторых, – в необходимости отбросить предрассудки и ту же неловкость перед “прогрессивной общественностью” (у себя и за рубежом) за передачу власти от отца сыну (заодно прекратив клевету на православную монархию). То есть, открыто ее поддержать и освятить церковным словом. Спася тем самым страну, народ и саму Церковь на Белой Руси от украинского сценария». 

Собственно, вокруг имен те самые положительные изменения в белорусском государстве и начали завязываться. К концу 2016 года положение казалось отчаянным. После утверждения во власти в 2008 году серого кардинала, западника, либерала и литвинского националиста, ватиканофила и многолетнего посланника в западноевропейские структуры Владимира Макея, ставшего главой Администрации Президента и далеко не только «архитектором многовекторной внешней политик Беларуси», началось кадровое обновление правящей элиты – эволюционной по форме и революционной по содержанию. На смену постсоветским государственникам, патриотам той или иной глубины, сторонникам славянофильства и общерусского единства, стали приходить молодые (и не только) либералы-рыночники, криптонационалисты с элегантно прикрываемой русофобией, криптоуниаты и сторонники «глобальных» западных ценностей и норм – также, конечно, разной степени приверженности. Даже после ухода В.Макея в руководители МИД новоиспеченная «элита» никуда не делась: напротив, поскольку Администрацию Президента возглавили сугубые хозяйственники-администраторы, бразды стратегическо-идеологического управления остались фактически у самого В.Макея, который в новой должности стал активно настраивать мосты между белорусской властью и вельможами, с одной стороны, и западной элитой – с другой. 

Экономические министерства Минфина, Нацбанка, Минэкономики, Минторга, Госкомимущества стали буквально оккупироваться махровейшими рыночниками-монетаристами, трепещущими перед советами МВФ, Всемирного Банка и «уважаемыми западными партнерами», адептами приватизации и ВТО, способными дать в этом фору даже своим российским коллегам. Символом рыночного разворота стала тогда смена главного экономического советника главы государства с идейного плановика-народника М.Ткачева вначале на проштрафившегося банкира-строителя П.Прокоповича, не сумевшего совместить финансовый централизм и рыночную свободу, а потом (не без помощи крупного валютно-финансового кризиса сомнительного происхождения) – на кумира всех оппозиционных СМИ и западных дипломатов, макеевского приближенного, Кирилла Рудого – ультралиберала, выпускника капиталистической Мекки, чикагского фонда Фулбрайта. О крае катастрофы, до которой было при младолибералах за 10 лет доведено белорусское народное хозяйство чисто финансовыми методами монетаристов, ранее говорилось подробно. В этой сфере и по сей день меньше всего просветов, несмотря на «ссылку» самого «чикагского мальчика» Рудого в Китай и отставку самых рьяных «реформаторов» типа замминистра экономики Заборовского в условиях «разочарования либеральными реформами руководства страны и лично Александра Лукашенко», отраженного в его послании Национальному Собранию и белорусскому народу 2017 года, – именно здесь (наряду с МИД, в котором безраздельно господствуют западопоклонники во главе с самим Макеем) вьется гнездо компрадорской квазиэлиты, настроенной на мягкую украинизацию или даже прямой дворцовый переворот. 

Самые же подрывные изменения произошли в идеологических ведомствах, оказывающих прямое воздействие на общее направление народного духа и духовности, предопределяющих долгосрочную судьбу народа и государства. Как известно, идеологическое управление в Администрации Президента (причем сразу в двух ключевых должностях идеологического советника президента и начальника идеологического управления) на долгие годы оказалось в руках иудея В.Янчевского, при котором управление всей республиканской общественно-политической печатью на те же долгие годы оказалось в руках другого иудея, открытого западника-русофоба, антицерковника П.Якубовича, управление почти всем республиканским телевидением – идейным литвинистом и умеренным сторонником легализации проституции, порнографии и наркотиков Г.Давыдько, а королем Бай-нета был сделан при непосредственном содействии макеевско-янчевской Администрации содомско-русофобский портал TUT-by воинственного хасида Зиссера с настоящей местной Кларой Цеткин, его супругой Чернявской. Одновременно начали себя гораздо вольготнее чувствовать национал-русофобская и либеральная оппозиция, которую стали всячески интегрировать в «системное пространство» (по сути, легитимировать), а государственные интеллектуальные центры (научные и учебные заведения, СМИ) стали наполняться их уже системными единомышленниками. В правительстве министерство образования на те же долгие годы попало в руки реформаторов-поклонников Болонского процесса (физматовцам, видящим образование сквозь призму западного технического прогресса) С.Маскевича и «беларусизатора» М.Журавковаминистерство здравоохранения – к лоббисту внедрения всех иноземных мерзостей (вплоть до бюджетных операций по «смене пола», метадоно-заместительной «терапии» и «секс-просвета») В.Жарко, разведшему в своем ведомстве эпохальную коррупцию и ставшему, в итоге, даже гуманитарным вице-премьером. Министерство культуры оказалось в руках воинственных «беларусизаторов» (литвинистов-полонофилов) макеевского назначенца П.Латушко с Т.Стружецким и затем Б.Светловым, бывшим заместителем министра культуры в годы псевдонационалистического неоколлаборационизма (до прихода к власти А.Лукашенко), при котором председателем Республиканского совета при правительстве стал еще один министр-БНФовец А.Бутевич. 

В этот период бурным цветом стала расцветать реабилитация и героизация (с мемориализацией) польско-литовской шляхты и их преемников –  хлопоманов – вплоть до кайзеровских и даже гитлеровских коллаборационистов, напротив, все олицетворявшее Русский мир стало усиленно игнорироваться и постепенно поддушиваться, дойдя до открытых репрессий против православных ученых-публицистов, защитников единства Руси при министре информации Лилии Ананич. При ней воинственные русофобы не только обнаглели в своей открытой пропаганде в СМИ лжи и ненависти к России, но стали главными доносчиками у государственных служб против белорусских православных патриотов-русофилов. В это же самое время – не без провального кадрового решения патриарха Кирилла – началось отчуждение между государственным руководством и православной Церковью, напротив, происходило сближение его с Ватиканом и местным костелом, явно оживлялись взаимосвязанные идеи экуменизма, автокефалии и унии, всё более объемная свобода предоставлялась западным сектам, включая даже кришнаитов, иеговистов и неопятидесятников. Идеология церковно-государственной симфонии явно сменилась на идеологию межконфессионального союза и минимизации религиозности в жизни общества. Особый импульс процессу мрачной деградации придали события Евромайдана и Русской весны: окружению удалось внушить главе государства видение угрозы своей власти и государственной независимости в России (и, соответственно, Русской Православной Церкви), а источник укрепления суверенитета – в сближении с Западом, сдерживании Русского мира и актуализации польско-литовского шляхетско-католического наследия как основы «белорусской национальной идентичности». Западные элиты, в свою очередь, распростерли объятия, стали забрасывать различными (как правило, низкопробными) пряниками и приманками, подыгрывать наивной игре Беларуси в «регионального донора безопасности», «всеобщего миротворца», «моста между Востоком и Западом». Дело стало приобретать характер обвала. 

И вот, в самые дни ареста трех православных ученых-патриотов с безумными обвинениями в экстремизме, унижении национального достоинства Беларуси и разжигании вражды между Беларусью и Россией по доносу местного бандеровца Рабенка (известного самыми грязными обвинениями самого А.Лукашенко) и при одобрении митрополита Павла и российского посла Сурикова, а также развернувшегося гонения еще одного православного патриота-подвижника В.Грозова, начатого тем же митрополитом Павлом по наущению внутрицерковной пятой колонны во главе с иереем Н.Коржичем и также законченного вопиюще несправедливым приговором, – подул ветер перемен (здесь весьма уместно вспомнить о таком нелюбимом обновленцами в Церкви явлении, как искупительное страдание). И подул он сразу же в виде главнейшей кадровой перемены – по сути, второго лица в белорусской власти, главы Администрации Президента, которой стала полочанка Наталья Кочанова, незадолго до этого перемещенная из Полоцка прямо в кресло вице-премьера по социально-гуманитарным вопросам, а идеологический штурвал у непотопляемого Янчевского перехватил спортивный функционер Максим Рыженков (что ознаменовало начало эпохи пусть и ошибочной, но не катастрофической национальной идеологии «спортивных зрелищ и достижений»), который до этого был замечен в подозрительном отношении к польской внешней политике.