Царский вопрос и архиерейское покаяние выходят на первое место в судьбе России 

Важнейшим духовным событием уходящего месяца (и одним из главных в целом году) для всей Руси неоспоримо является церковный День памяти святых царственных мучеников царя Николая, царицы Александры и пяти их царственных чад по случаю 101-й годовщины их мученической кончины. Отмечу отдельно – не просто мучеников, но мучеников-искупителей, принесших умилостивительную жертву за отступивший от Бога русский народ! Да-да, именно так – вопреки всему гвалту, который поднимают так называемые «борцы с царебожниками», которые, по сути, сами являются цареборцами.

И вопреки их клевете, заключающейся в приписывании «царебожникам» еретической чуши типа чуть ли не «веры во второе искупление царем Николаем II первородного греха». Впрочем, как правило, прицерковные обновленцы сами-то и не верят и в «первое» искупление первородного греха Христом как «юридическое понимание Евангелия». 

Но давайте обо всём по порядку. Итак. Прежде всего, необходимо осознать, что большинство даже православных людей (не говоря уже обо всех остальных) толком понятийно не осознают сущности истории с личностью царя Николая II (хотя большинство простых верующих эту сущность чувствуют сердцем). Ибо в этой личности, связанных с ней понятиях и событиях сходятся многочисленные богословские тайны и истины – и «тайна беззакония», и «мерзость запустения», и учение об «Удерживающем», и весь Апокалипсис, и даже тайна спасения рода человеческого. 

Прежде всего, нужно понять, что история со святым царем Николаем и его семьей – ни в коем случае не завершенная история, оставившая нам после себя очередных небесных заступников и очередное поучительное житие. Нет! История 1917-го года, которая, сама по себе, венчала (терновым венцом) предыдущую эпоху истории России как Третьего Рима и страны богоизбранного народа (то есть, Святой Руси), – народа заблудившегося и особенно в лице его первосвященников и князей-старейшин, – а также, вместе с тем, и эпоху «от Рождества Христова» всего человечества и сугубо богооступнической западной цивилизации, – эта история достигла своего апогея, но совершенно не завершилась, напротив, – замерла, зависла в пространстве и во времени! Для русского народа (а во многом – для человечества) 1917 год стал, без преувеличения, годом уподобительного повторения Адамова грехопадения и изгнания из рая в преддверие ада. И так же, как всё человечество после падения Адама живет в застывшем седьмом дне творения (с открытыми дверями в новосотворенный восьмой день), так и Русь: можно сказать, что мы живем в застывшем 1917-м году – в том плененном и порабощенном состоянии (лишь усугубленном) народа, государства и даже во многом самой Русской церкви, в которых они оказались в тот год. Хотя, казалось бы, столько всего произошло за это время! Но не сущностно! Люди не понимают, что космические ракеты, компьютеры, роботы и прочие полезные (да и то не всегда) игрушки – лишь те же самые бытовые приспособления, которые свой яркостью создают обманчивое впечатление неких качественных изменений и переходов (чуть ли не безвозвратных) человечества. 

В 1917 году «успешно» завершились «Ренессанс/Возрождение» и «Просвещение» во всем бывшем христианском мире, последним и величайшим очагом которого являлась и является Россия. Европа давно отвергла Бога в себе и повела наступление на Него и Его Церковь по всему миру – в том числе католической и протестантской лжепроповедью на всех континентах, – и главным образом в православной России и против православной России. Запад не устроила простая и одновременно премудрая Истина Христианства, но с презрением к таковой и к самой благодати Божией, «Возрождая» дохристианское язычество, Европа под чутким талмудическо-каббалистическим руководством первоотступников-иудеев возгордилась падшим умом человека и стала утверждать его «нэзалэжносць» и высший примат во всем (рационализм) и его главную «Просвещенную» «мудрость» – самодостаточность человека, его самоценность, высший во Вселенной и неподсудный статус его желаний, удовольствий и земного счастья в его субъективном восприятии (гуманизм)Сатанинская идея свободы и независимости от Бога, Его Заповедей и в целом Его воли при пренебрежительном отвержении Его благодати как ненужной – вот краткая и исчерпывающая формула всей цивилизации Запада, которую легко усваивают (притом на наших глазах) и, несомненно, усвоят и все остальные древние языческие цивилизации Китая, Индии, Аравии, Туркестана, Японии, Ирана, не говоря уже о тех же неграх и иных потомках Хама. Россия – с находящимися в союзе с ней немногими другими народами и странами (прежде всего, в славянском мире) – единственная, кто могла и была для того, в частности, избрана Богом, чтобы рассмотреть и узреть это искушение и падение Запада, отвергнуть его, обличить его, наконец, противостать ему. 

И во многом Святой Руси и Третьему Риму это удавалось, – несмотря на непреодолимое коварство их врага. Удавалось даже после безрассудностей Петра I и последующего «женского» во всех смыслах XVIII века. Но важнейшим условием, частью и органом этого противостояния, – ибо, как известно, даже глубоко верующий человек и народ сами по себе не могут избежать козней дьявола, – был (и есть!) Удерживающий. Коим, наряду со Святым Духом в целом, в общественном измерении является, по учению Церкви, православный царь-помазанник (в более узком смысле – даже законный царь-язычник и законная государственность как таковая). Благодать удержания от зла себя и окружающего мiра получает не только сам царь, но и подцарственный народ, которые, своевольно отрекаясь от Помазанника Божья, лишается и соответствующей благодати. Благодать православного царства дополняется и мудрыми достоинствами самого монархического государственного строя, для которого естественным является стремление к торжеству справедливости (а для православной монархии – вообще высокой правды и милосердия), к долгосрочному и даже многопоколенному планированию процветания, к всесословному согласию, к возвышению на всех уровнях и во всех учреждениях людей достойных и лучших, патриотов-государственников. В отличие от демократии и олигархии, которые как раз по своему естеству ведут к обратному. 

Однако благодатность православного царства даже важнее премудрости логики его устройства, ибо основана на духовном, а не душевном начале. Ибо, вспомним: что есть такое демократия? Это утверждение примата власти народа, не говоря уже о том, что даже не народа – а народного большинства в его мгновенных волеизъявлениях, что всегда ведет к олигархическому господству тех, кто этим большинством способен манипулировать. Таким образом, сознательное утверждение монархии народом (как и отдельными людьми) – это самоотречение, признание высшей воли над собой, и, прежде всего, – воли Божьей. То есть, это – смирение. А ведь «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6), и паки, «также и младшие, повинуйтесь пастырям; все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет.5:5). Соответственно, демократия во всех ее проявлениях (от которых следует отличать участие народа в управлении) – уже по одному своему определению суть противление Богу, которое влечет за собой противление Бога человеку и народу. 

Таким образом, поддавшаяся либерально-демократическим умствованиям и посулам значительная часть российской аристократии, затем и интеллигенции, мня себя «просвещенными», «говоря “я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды”», на самом деле «не знали, что они несчастны, и жалки, и нищи, и слепы, и наги» (Откр.3:17). И таковыми, в основном, и пребыли сквозь весь XX век по сей самый день. Ко времени революции 1917 года к ним присоединилось и немалое число простого народа: они хоть и не грезили «революцией достоинства» и «освобождения», но относились к монархии чисто потребительски, ожидая от нее выполнения своей демократической, а не Божьей воли. Посему, когда и возник момент испытания (пусть и максимально подогретый извне, когда значительное число патриотов были на фронте), не вступились за царя и царскую семью, не выступили против бόрзых самозванцев как в былые века. Но сначала решили отсидеться под «свободной» властью масонского Временного правительства, а потом еще и ринулись вслед воинственных сатанистов-большевиков. Дойдя в своем помешательстве до того, что в упор не видели, что костяк «новой власти», почти всю верхушку и особенно в «силовых органах» составляют извечные враги Христианства и русского народа – иудеи-талмудисты. И, к слову, по сей самый день в упор не видят и не ходят этого видеть, пытаясь найти правду и патриотизм у Соловьевых-Шапиров, Жириновских-Эпштейнов, Порошенок-Вальцманов с их Гройсманами (в пределах же Садового кольца – еще и у Познеров со Сванидзе) и просто Зеленских, восхищаясь Жванецкими и Макаревичами, доверяя главные республиканские СМИ Зиссерам и Якубовичам. Это помешательство и позволило сатанистам (как некогда сатане в раю) решительно, спокойно и безпрепятственно совершить свое ритуальное убийство святого царя, которое их нынешние либеральные преемники пытаются подменить простым расстрелом с захоронением. 

Об этом точь-в-точь писал еще полвека назад высоко почитаемый архиепископ Аверкий (Таушев): «Страшная ночь!.. Этой наступающей ночью исполняется точно 54 года со страшного злодеяния, которое совершилось на Русской земле при попустительстве православного русского народа: Увы! Как это ни страшно, как это ни больно, как это ни скорбно сознавать! Слабое утешение для нас в том, что непосредственное убиение Царской семьи совершено было нерусскими руками – руками неправославных и нерусских людей. Хотя это и так, но весь русский народ повинен в этом ужасном, беспримерном злодеянии, поскольку не противостал, не воспрепятствовал ему, а вел себя так, что это злодеяние явилось естественным выражением того настроения, которое к этому времени созрело в умах и сердцах несомненного большинства несчастных заблудившихся русских людей, начиная с “низов” и кончая самыми “верхами” – высшей знатью. Злодеяние это – совершенно беспримерное в истории не только России, но и всего человечества по своему крайнему напряжению злых сил, по своей невероятной, можно сказать, даже бессмысленной жестокости… 

Это убийство было продумано и организовано не кем другим, как слугами грядущего антихриста – теми продавшими свою душу сатане людьми, которые ведут самую напряженную подготовку к скорейшему воцарению в мире врага Христова – антихриста. Они отлично понимали [и, добавлю, понимают], что главное препятствие, стоявшее на их пути, – это православная царская Россия. А поэтому надо уничтожить Россию православную, устроив на месте ее безбожное богоборческое государство, которое бы постепенно распространило свою власть над всем миром. А для скорейшего и вернейшего уничтожения России надо было уничтожить того, кто был живым символом ее, – Царя православного, нашего благочестивейшего Государя, который был поистине благочестивейшим не только потому, что такова была формула поминовения его за богослужением, но и по-особенному, действительно, благочестивому настроению его подлинно христианской души. Вот почему так ненавидели его особенной лютой ненавистью все эти сатанисты – слуги антихриста, скрежетали зубами на него, клеветали… Изверги рода человеческого уготовили для