По поводу печального “юбилея” Февральской революции

Столетие прошло от революции 17 года, и трагические результаты очевидны. Сто лет назад Российская империя включала в себя и Польшу, и Финляндию, и Среднюю Азию, и Закавказье, не говоря уж о губерниях Малой и Белой Руси. Теперь мы по размеру территории вернулись чуть ли не ко временам Государя Иоанна Грозного. При Российской Империи каждый век приносил огромные территориальные приобретения, а “демократическая” реальность, привнесенная в Феврале 17 года, привела нас к чудовищным потерям в размерах государства.

Сто лет назад Русские увеличивали свою численность громадными темпами: например, при царствовании святого Государя Николая Второго население Империи увеличилось более, чем на 50 млн. человек. Теперь население РФ, как и почти всех остальных обрубков Российской Империи стремительно стареет и вымирает.

По темпам экономического роста Российская Империя была на втором месте после США. Теперь картина совсем другая… На всех обрубках Империи воцарились временщики, которые грабят ресурсы и вывозят на Запад, ни в грош не ставя свою Родину…

Главное: потерян смысл жизни для огромного количества Русских людей, потеряна благодать Божья – народ наш расцерковлен. Отсюда массовый алкоголизм (неизмеримо бОльший, чем при царе), наркомания (которой в России при царе вообще не было), массовые самоубийства (которые в РИ бывали чрезвычайно редко), фактический распад института семьи (в РИ количество разводов было таким: один развод на 500 браков). Отсюда – коррупция и продажность в верхушке, безнадега и уныние в низах.

Не стоит забывать, что Февральская революция была спровоцирована путем военного заговора и раздувания ложных слухов о недостатке продовольствия в Питере, которого, на деле, было предостаточно. Не стоит забывать, что Февральская революция не только не принесла России победы и мира, как обещали ее лидеры, а стала причиной последующей гражданской войны. Россия стояла на пороге победы, что признавали ее враги. Так, «военный мозг» Германии генерал Людендорф писал: «Я отнюдь не являюсь сторонником бесполезных рассуждений, но я всё же должен дать себе отчёт в том, как сложилась бы обстановка, если бы русские в апреле или мае перешли в наступление и одержали хотя бы незначительные успехи… В апреле и мае 1917 г., несмотря на одержанную победу на Эне и в Шампани, только русская революция спасла нас от гибели“.

Конечно, и у Российской Империи были проблемы, и их надо было лечить. Но революция не вылечила их, а наоборот, породила куда более страшные проблемы. И дальше бродят мифы о том, что «монархия устарела», и что ее, якобы, «необходимо было свергать, чтобы лучше развивать науку и технику». Но сегодня примерно половина мира живет при монархиях. Часто монархические страны живут весьма богато, и их устройство вовсе не мешает им развивать науку. Есть и богатые абсолютные монархии, где нет никаких признаков парламентаризма. Например, страны Залива. Конечно, могут возразить, что в этих странах много нефти. Но нефти много и в Нигерии, и в Колумбии. Монархи Залива ограничены в своих правах, они, фактически, вассалы Британской короны. Но даже в этом урезанном виде они распорядились ресурсами лучше, чем вышеописанные республиканские страны. Миф о том, что чем больше голосований, тем богаче живет страна, – это полная глупость. Твердая и крепкая власть, независимая от бесконечных дорогостоящих выборов может вести планирование на много лет вперед, принимать лучшие законы, искоренять коррупцию. А Российское Самодержавие было неизмеримо более совершенным институтом, чем зависимые монархии стран Залива. И когда оно пало, то наоборот, это привело к страшному упадку науки и техники. Тысячи лучших ученых выехали за границу, чтобы, как великий авиаконструктор и православный монархист Сикорский, творить свою чудо-технику для других стран. Если бы революционной катастрофы не произошло, то, без сомнения, Россия пошла бы в своем развитии намного дальше.

Россия пала на пороге великой Победы в результате заговора тщеславных и недалеких генералов – клятвопреступников, жалких дурачков из Думы, пляшущих под дудку западных кукловодов, решивших не допустить превращения России в ведущую державу мира, что было неизбежно после победы, желавших сокрушить последний Катехон, Третий Рим. А тогдашние «майданы» в Петербурге и Москве просто оформляли измену элит, точно так же, как сто лет спустя на Украине скакуны площадей служили только ширмой для измены главы администрации президента и его соратников-олигархов.

Майдан всегда собирается не столько для свержения власти, сколько для легитимизации результатов переворота. Для убеждения народа в том, что он «сам этого захотел», для убеждения всего мира в том, что «весь народ встал против этой деспотической власти». Ведь в февральских майданах участвовал весьма небольшой процент населения государства, как и в украинских.

Большинство народа любило своего царя и не хотело никаких революций, но заблокировавшие царя заговорщики овладели основными ресурсами и властными рычагами империи. Организованное меньшинство всегда побеждает неорганизованное большинство. Так было во всех революциях, и в той же английской, и во французской. И в современном евромайдане во всех скачках участвовало не более 5% населения Украины, причем до самого конца рейтинг Януковича превышал рейтинг всех трех оппозиционеров вместе взятых. Это говорило не о том, что народ так любил Януковича, а о том, что он не хотел западной оккупации, которую олицетворяла тройка оппозиционеров, не хотел и гражданской войны, наступление которой, в случае победы майдана, было ясно многим. Конечно, и Янукович был на деле все же прозападным, и глупым, и трусливым, но суть не в этом. Суть в том, что народ Украины хотел к России, и выбирал то, что, было менее прозападным.

Так же было и в Феврале 17 года: огромное большинство революцию не поддерживало. Русский народ даже статистически доказал, насколько он был далек от либерально-республиканских идей в 17 году. Спустя 20 лет после февраля, на переписи 1937 года, большинство народа, несмотря на угрозу репрессий, признало себя православными. Православие же предполагает монархическое сознание, монархический идеал в государстве. Так ведь на тот момент прошло уже 20 лет с начала тотальной антихристианской и антимонархической пропаганды. Насколько же больше было монархистов в 1917 году!

Другое дело, что народ Русский был поражен, можно сказать, в голову и в сердце. Ведь значительная часть его аристократии пала на полях Мировой войны, а значительная часть пала духовно, впав в революционное безбожное чужебесие.

Также пала духовно и значительная часть епископата Русской Православной Церкви: ее Синод, к сожалению, помог легитимизировать результаты февральской революции своим лояльным к перевороту воззванием.

Так же точно было и на Украине спустя сто лет: до евромайдана пала верхушка государства и Церкви, попуская демону революции овладеть этой землей. Конечно, это был уже новый этап апостасии, народ был, в большинство своем, расцерковлен. Потому речь шла не о сохранении даже православной веры, а о сохранении остатков православной этики и морали – производных от веры. Верхушка Украины почти вся состояла из жуликов и бандитов, желавших вписаться в западный мир, легитимизировав награбленное. Значительная часть верхушки Украинской Православной Церкви хотела вписать в западный религиозно-политический истеблишмент. В результате Партия Регионов тащила Украину в Европу, а глава УПЦ МП болящий митрополит Сабодан идеологически это обосновывал своими пропагандистскими воззваниями о «пользе» движения на Запад. Когда же подписание кабальной Ассоциации Украины с ЕС было Януковичем приостановлено, западные кукловоды спустили с цепи еще более радикальных революционеров…

Фото Егора Друма.

При этом в обоих случаях большинство народа было против революции, однако ему было сложно самоорганизоваться: в случае болезни мозга и сердца тело способно только на агонию и конвульсии. Правда, часть аристократии и духовенства все же восстали против революции, но им не хватило сил.

Конечно, есть на свете и ныне февралисты, которые хвалят революцию, говорят, что все, будто бы, тогда шло правильно: Россия после Февраля 17 могла бы стать новой Англией, заимев конституционную монархию по образцу “владычицы морей”. Только, мол, Ленин с Троцким помешали, а так – февралисты все делали правильно. Все это вздор. Анализ любой крупной революции говорит о том, что радикализация революции НЕИЗБЕЖНА. Во Франции, например, в “великую” революцию начали с требований новых прав для Третьего сословия, а закончили, казнью короля и запретом христианства. После жирондистов неизбежно приходят якобинцы. И приход большевиков после Временного правительства – это “капитан неизбежность”. Тем более, что у них у всех были единые зарубежные спонсоры и координаторы, которые хотели прихода коммунистов, как более радикальных русофобов. И большевики оправдали их надежду: кровавые репрессии против Церкви и вообще всех несогласных, и даже тех, кто потенциально мог стать оппонентом, голод, уничтожение деревни, подавление восстаний рабочих и крестьян, от имени коих они и имели свою диктатуру.

Есть на свете и коммунисты, которые утверждают, что сравнительно сытый и сильный СССР а-ля Брежнев мог бы еще жить и жить, если бы не злой Горбачев, Ельцин, ЦРУ и т. д. Но ни один революционный коммунистический режим не стоял долго. Ни одна революция не обошлась без последующего грабежа государственной собственности, без кризиса. Сейчас мы видим, как это происходит в Китае, Вьетнаме, даже на Кубе, формально сохраняющих “красную оболочку”. На безбожии, уравниловке, репрессиях ни одно государство долго не стоит. Так что надо, скорее, удивляться тому, что СССР простоял так долго.

Есть на свете и либералы, которые полагают, что либеральные реформы якобы могли привести Россию к процветанию. Но опять – таки, лидеры, мол, были неправильные, и народ был неправильный. Однако либеральный капитализм и бесконечные выборы не могли не привести к разложению и войнам. Ельцинский хаос и упадок были бы неизбежны, даже если бы Ельцина и Чубайса не было на свете. Нашлись бы им подобные…

На обрубках Российской империи местечковые националисты думают, что они поздно отпали от “угнетавшей” их империи, а то бы – ого-го! Жили б они, как в Швейцарии, как в Канаде! На самом деле именно в своей “незалежности” они и попали в рабство. Причем в самое страшное рабство, которого они не осознают. Окраины бывшей Империи стали источниками дешевых ресурсов для западных глобалистов и “плацдармами” для их атаки на последний бастион – Российскую Федерацию. Упадок, смерть, и тлен воцарились на бывших окраинах РИ, где часть населения под диктовку западных манипуляторов скакала от радости по поводу «освобождения» от России.

При всех ее очевидных недостатках, Российская Федерация – последний оплот на пути рвущихся к власти над миром сил хаоса. Она все еще хранит кое-что, оставшееся от исторического наследия Империи. Нам надо ее защищать, ибо “другого союза писателей у нас нет”. Но чтоб успешно защищать и созидать, надо сделать выводы из трагедии Февраля 17 года. В революции не бывает ничего хорошего, и, тем более, ничего хорошего не было в этой. Это был первый “майдан”, который пережила Россия, первый опыт наступления столь массового безбожия и клятвопреступничества. Он породил все остальные майданы. На нас нападают враги вовсе не только, и не столько за то, что в России много ресурсов. На нас нападают за то, что мы сохраняем остатки веры и нравственности, за то, что мы, несмотря на все – Третий Рим, и Четвертому не бывать. Воистину дьявольский новый мировой порядок не может состояться, пока жива Россия. Осознав это и встав на путь исправления, мы сможем отбить атаки на Русь по Божьей милости. Иначе – невозможно.

И недопустимо почитать память мятежников и террористов, ввергнувших нашу страну в хаос сто лет назад. На примере палачей невозможно воспитывать достойных граждан. Только – новых мятежников. Именно на почитании памяти перманентных бесноватых революционеров у нас и возникали все новые закономерные этапы смут и апостасии. Распад Союза в 1991 закономерно породил расстрел парламента в Москве, потом майдан на Украине в 2004, потом – в 2013.
Почерк один и тот же, спонсоры – одни и те же семейки и тоталитарные секты. И во всех этих поколениях есть один общий пункт для любви и уважения: для них всех любимо понятие революции. Именно это слово ревели толпы и в Питере 17-го года, и в Киеве 2014.

Революции не бывают хорошими: только кровь, только гонения на веру, только экономический упадок. Иногда, спустя годы, революционеры и их потомки хвалятся материальными достижениями. Но достижений было бы неизмеримо больше, если бы не гибель и страдания огромных масс людей.

Игорь Михайлович Друзь

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели