На линии разграничения – перемены?

Ну вот, стоило мне давеча написать, что на линии разграничения в Донбассе без перемен, как эти самые перемены взяли и наступили.
За последние двое суток “укры” нарастили интенсивность обстрелов и вывалили на Донецк и Макеевку больше, чем за несколько предыдущих недель. Но перемены заключаются не только в этом. Перемены заключаются еще и в том, что впервые за длительное время ВСН (или как оно теперь правильно – народная милиция?) ответили на украинские обстрелы из РСЗО.

И тут возникает закономерный вопрос – что бы это значило?
Означает ли это начало конца минских соглашений или это просто очередной эпизод, после которого все вернется на круги своя?
И связано ли это как-либо с приходом администрации Трампа?
Почему донецкая сторона впервые за длительное время ответила на обстрелы – Трамп разрешил?

Прямого разрешения отвечать на украинские обстрелы со стороны Вашингтона, конечно же, не было. Да и не могло быть. Разрешение на ответные удары со всей очевидностью исходило из Кремля. А вот как оно возникло – это уже интересный вопрос. Возможно, в Кремле рассудили, что “Трамп простит” и малось осмелели. Однако я думаю причина в другом.

Минские соглашения давно уже находятся в тупике и тупик этот носит системный характер. Собственно цель подписания соглашений в этом и заключалась – загнать ситуацию в тупик.
На всякий случай напомню, зачем это было нужно.

Победа украинской стороны в войне на юго-востоке означала бы поражение России с неприятными для Кремля последствиями в виде большого недовольства в российском обществе и падения рейтинга “того, чей рейтинг падать не может”. Но и поражение украинской стороны Кремлю тоже было невыгодно, потому что означало бы конфронтацию с Западом, усиление санкций, да еще и появление народных республик, которые могут стать ненужным примером для других областей и регионов на всем постсоветском пространстве.

Напомню, что украинский и российский режимы – два братских антисоветских режима, возникших на постсоветском пространстве после 1991 года. И все конфликты между Москвой и Киевом – это обычные буржуазные войны, разборки “братков”, которые конкурируют друг с другом за ресурсы, отжимают друг у друга материальные ценности, перетягивают газовую трубу, но при этом совершенно не заинтересованы в том, чтобы на смену буржуазным конкурентам пришло народовластие.

Это значит, что Кремль не был заинтересован ни в победе украинской стороны на юго-востоке, ни в поражении. Отсюда и растут ноги минских соглашений. Плюс были еще интересы Германии и Франции, которые тоже не были заинтересованы в поражении Киева – не для того же поддерживали майдан и валили Януковича.

Вот так и возникли минские соглашения – сначала первые, а затем вторые, “исправленные и дополненные”. Поэтому и загнали ситуацию в тупик. Однако тупик этот не может быть вечным, тем более, что тупик получился очень скверным и ситуация приняла характер очень неустойчивого равновесия.

Поддержание ситуации в минском тупике требует больших усилий, в первую очередь со стороны Кремля. А силы-то не бесконечные. Киев со своей стороны поддерживать тупик нисколько не помогает, а наоборот, расшатывает ситуацию, рассудив, что если не добили в 2014-м, то и дальше в обиду не дадут. Но, как бы то ни было, выезжать из тупика рано или поздно все равно надо – это совершенно неизбежно. А выезд из тупика обычно совершается задом – вопрос лишь в том, чей это будет зад.

Может быть, конечно, в Кремле всерьез верили, что превратят ЛДНР в ОРДИЛО, проведут местные выборы, заставят Киев принять закон об особом статусе региона, засунут Донбасс обратно, после чего проблема целиком и полностью ляжет на украинскую власть, а Путин и компания останутся все в белом, красивые. Однако красиво спихнуть ЛДНР украинской стороне и съехать с темы не получилось. Потому что и Киеву это было совершенно не нужно, да и Донецк не горел желанием, мягко говоря.

А выезжать из тупика так или иначе надо.

Минские соглашения формально уже просрочены на целый год. Мантры об их безальтернативности давно перестали восприниматься всерьез и вызывают большие сомнения в адекватности говорящих. Да и выборы нового Путина России не за горами. А что новому Путину оставит в наследство старый Путин? Минские соглашения, просроченные на два года?

Однако не было бы щастьтя, да Омерига помогла, выбрав новым президентом не злобную стерву Хиллари Клинтон, а доброго дядьку Трампа. Добрый он на самом деле или нет, а если добрый, то для кого – вопрос отдельный. Важно, что в данный конкретный момент в Кремле приняли за основу версию, что Трамп – добрый, Трамп – наш, с Трампом будет “мир, дружба, жвачка”.

И в Киеве, что характерно, тоже приняли за основу версию, что Трамп будет добрым по отношению к России, что у Трампа с Путиным будет “мир, дружба, жвачка”, а это значит… значит надо что-то предпринимать.

Вот украинская сторона и начала предпринимать то, что было в ее силах – валить на Донецк больше прежнего.
А российская сторона дала Донецку разрешение отвечать.
Но эта ответка – не просто ответка ради ответки.

Скорее всего, главная цель этой ответки – вывести минские соглашения из тупика, чтобы… подписать новые минские соглашения. Или не минские, а какие-нибудь другие. Нам же говорили, что третьего Минска не будет – значит следующие соглашения будут не минскими, а какими-нибудь иными. Мюнхенскими, например.

В общем, у Кремля появилась реальная и наверное единственная возможность, пользуясь сменой администрации в Вашингтоне, подписать новую версию соглашений, “улучшенную и дополненную”. А усиление обстрелов и ответка просто должны послужить для этого поводом и нужным фоном.

Помните, что было накануне подписания второго Минска? Накануне второго Минска было Дебальцево.

Вот и сейчас, если существует реальный план подписать новые соглашения, то усиление обстрелов – часть сценария, своеобразный пролог к новым переговорам. Так это или нет, думаю узнаем достаточно скоро, до конца февраля. Вот только не надо забывать, что если на смену минским соглашениям придут какие-то более другие – это еще не значит, что для жителей Донбасса они окажутся лучше.

Поэтому будем надеяться, что Трамп все-таки добрый, но при этом не обольщаемся, запасаемся самым необходимым на случай особо суровой доброты всех сторон и ждем.

Источник 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели