БОРЬБА ПРОТИВ СЕМЬИ И ЦЕЛОМУДРИЯ В БЕЛОРУССИИ. Часть 6.

Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5.

«Гендерное равенство», «борьба с семейным насилием», «ювенальная юстиция», «сексуальное просвещение» в Белоруссии – все эти программы единой глобальной либеральной стратегии по духовному развращению и физическому уничтожению белорусов (как и всего русского народа) весьма тонко продуманы: сознательно продолжая дело революционеров ещё 100-летней давности по дехристианизации народа, по внушению ему отступать и попирать христианские законы, по разрушению семьи как последней богозданной опоры и хранительницы этих законов (даже в уже неверующем обществе), западные элиты и их местные подельники и пропагандисты искусно используют для этого лесть – призраки дарования долгожданной «свободы», обеспечения «ненасилия», защиты достоинства женщин и в целом слабых и безпомощных. И всё это – в преодолении пережитков «мракобесного» прошлого, его «глупых стереотипов» и «диких предрассудков». Но есть область жизни и соответствующая программа либерализации, собирающая все предыдущие как в фокусе, – в которой звериное рыло либералов уже во всём своём злобном оскале показывается из-под овечьего маскарада, хотя его всячески пытаются не замечать сторонники «европейского пути», хотя не замечать его невозможно. В ней все розовые мантры о «ненасилии» мгновенно сходят на нет. Речь идёт о дородовом внутриутробном детоубийстве, которое на лисьем языке современной западной науки и публицистики (хорошо усвоенном у нас), служащим эвфемистическому затемнению сути явлений (дабы можно было добро и зло менять по желанию местами), называется то абортом (буквально, «выкидыванием»), то «прерыванием нежелательной беременности». Между тем, это поистине массовое жертвоприношение сатане «христианского народа» само не рассосётся – пока Церковь не станет говорить о нём как Марк Тулий Катон об уничтожении Карфагена, а государственные власти – не прислушаются. По сути, единственная причина, почему белорусское и российское государство не рушатся не завоёвываются врагами-иноземцами в самые короткие сроки в условиях этого сатанинского жертвоприношения, – то, что сами враги являются и авторами, и активными практиками этого самого злого из грехов.

Напомним, что до XX века абортивное детоубийство было запрещено законом во всех европейских странах со времени избавления от язычества и принятия Христианства под уголовным преследованием как за обыкновенное убийство. И уже даже в языческие времени абортивное детоубийство начинало отвергаться: первый Римский император Октавиан Август ввёл за него смертную казнь, а знаменитая клятва Гиппократа (сокращённая для современных выпускников медицинских ВУЗов) содержала отдельное от него отречение. Даже масонская Французская революция ставила вопрос, но не смогла легализовать это злодеяние. Первопроходцем в отмене векового табу стали всё те же большевистские сатанисты: постановлением Наркомздрава в 1920 аборты были не только полностью легализованы, но и проводились на бесплатной основе – за счёт каждого советского гражданина-налогоплательщика, делая их коллективно причастными к убийствам. Во время постепенного контрреволюционного разворота при Сталине в 1936 аборты были запрещены, что привело к росту смертей от криминальных абортов «аж» на 1500 человек в год, в то время как труднодоступность и общественное осуждение законом преступления вкупе с общей политикой в области нравственности дали как значительное снижение абортов, так и заметный рост населения (эту правду пытаются заглушить своей истерикой современные либералы, включая идейных врачей-убийц). Однако убийство Сталина и приход к власти троцкиста Хрущева вернуло государственную политику детоубийства, которая так и не была прекращена по сей день. Оттуда же началось и нынешнее вымирание белорусов и русского народа в целом. По доле детей, убиваемых ещё до рождения, СССР постепенно вышел на первые места в мире и именно этим более всего обрек себя на позорное самоуничтожение.

В Белоруссии пик детоубийств символично пришёлся на 1994 год, когда около 70% беременностей были прекращены убийством матерями своих детей, после чего – во многом под воздействием возрождающейся Церкви – начался постепенный спад до современных 20% (в Российской Федерации он даже с учётом кавказских регионов до сих пор составляет порядка 30%). Однако и эти ужасные цифры не должны вводить в заблуждение: помимо постепенного воцерковления народа, урезания социальных показателей для абортов и сокращения их легальных сроков, прекращения «всесоюзной» пропаганды об эмбрионе как куске биомассы, снижение было достигнуто за счёт значительного роста бесплодия (в том числе послеабортного), обширной пропаганды контрацепции (которая, как мы помним, является грехом онанизма) и особенно – скрытых (от матерей и от официальной статистики) абортов на первичных стадиях зачатия за счёт всё той же контрацепции – но только «инновационной»: вагинальной и гормональной, ко всему прочему наносящей тяжёлый вреди женскому здоровью (в том числе и детородной способности). Хуже того, вспомним, что та самая «высокотехнологичная медицина» восстановительной трансплантологии, расцветшая в последние годы в Белоруссии, в качестве своего основного материала использует именно тела убитых во чреве младенцев – для получения самых богатых, эмбриональных стволовых клеток. Нельзя забывать и что западные косметологические и фармакологические корпорации, зарабатывающие технологиями омоложения (а пропаганда последних занимает особое место в либерально-антихристианской религии и идеологии «нового мирового порядка»), нуждаются для своего каннибализма именно в «отходах абортивных операций» и особенно ценят именно славянскую «субстанцию»: едва ли можно не учитывать лоббирование ими сохранения и даже роста в Белоруссии внутриутробных детоубийств с учётом того, что, как видим, среди чиновников, врачей и учёных находится немало тех, кто ради денег и славы готовы с удовольствием пойти на любую сделку с совестью и дьяволом (Украина уже превращена их общими усилиями в плантацию «биоматериала»).

В то время как научные исследования доказывают непреложную истину вероучения Христианства, находя явные признаки жизни (и даже самоощущения) на всё более ранних стадиях развития плода женского чрева, глобальные сатанисты (покровители и организаторы всех революций), а также их местные подельники буквально лезут из кожи, чтобы заглушить их «открытиями британских учёных» – этого многовекового продажного источника всякой лжи и апологии разврата. На помощь им приходят и многие акушер-гинекологи, желающие отстаивать свои «профессиональные знания», а часто – и просто оправдывать свою многолетнюю кровавую («абортмахерскую») практику, да и собственные аборты. Хуже всего то, что за это неприкрытое зло действительно готовы держаться многие люди, поскольку его отвержение автоматически требует едва ли не полного пересмотра смысла и принципов жизни, при котором получение удовольствий уже точно не может быть царём и богом, требующим себе безусловного подчинения и постоянных жертв. Опираясь на глубинное нежелание такого пересмотра и на склонность к самооправданию либеральная пропаганда изобретает и подкрепляет целый ряд расхожих клише: «нельзя плодить нищету», «невозможно уделить внимание каждому», «мы же не животные, чтобы рожать от каждой случки», «а если зачатие произошло от изнасилования» (как будто в этом виноват ребёнок) и т.д. Вышеупомянутое схождение в фокусе дородовых детоубийств всех либеральных антисемейных лозунгов и доктрин как раз и заключается в том, что «право женщины на аборт» является признаком её «гендерного равенства» (впрочем, никуда не денется и апология встречного «гендерного права» мужчины требовать аборт); препятствие всем видам аборта становится основанием для обвинения в «домашнем насилии» как женщины, так и «свободных» девочек-подростков; наконец, «сексуальное просвещение (разврат) детей» одним из своих главных аргументов выдвигает именно борьбу с «нежелательными беременностями» и их «законным» следствием в аборте.Хотя Христианство учит тому, что такая «нежелательная беременность» как раз и даётся Богом для того (особенно для молодёжи), чтобы подтолкнуть их к переходу от тяжелого греха блудного сожительства (да и в целом беспутной жизни в своё удовольствие) к заключению законного брака и созданию семьи; а если молодой отец ребёнка и отказывается от своего долга – то даётся девушке в качестве креста для искупления блудного греха (часто и для их непутёвых родителей, не прививших чадам азов целомудрия), тем более что весьма часто нерадивый отец всё-таки приходит к осознанию своего долга и, уж тем более, любви к своему ребёнку.

Между тем несомненным доказанным фактом является тяжёлый физический вред от абортивных детоубийств: от угрозы жизни до высоко риска бесплодности. Эту проблему, впрочем, усиленно стремится если не решить (что невозможно), то смягчить медицинская наука и техническое обеспечение медицины, лукаво используя аргумент защиты здоровья матерей-убийц для противостояния законодательному запрету абортов как якобы причин их перемещения в подполье – очень небезопасное для этого здоровья. Но именно в превращении всякого греха в комфортное и безопасное наслаждение и состоит высшая задача антихристианского Интернационала. Атеистическому уму тяжело это слышать, но Христианство как раз и учит, что все болезни и страдания посылаются Богом человеку для исцеления от греха (чаще всего, того, который непосредственно и приводит к данной скорби), ивред от криминальных абортов (сам термин, подобно «незаконному обороту наркотиков», по-масонски намекает на наличие «правового аборта» и «законного оборота наркотиков») служит если не духовным правом женщины на наказание, то точно тем же средством профилактики, что и смертная казнь. И уж точно, если брать физический уровень, как бы ни изгалялась наука, но свободные аборты и многодетность (которая является условием не только для роста населения, но даже простого его воспроизводства) являются абсолютно несовместимыми, что легко доказывает эмпирическая арифметика планетарной демографии, – и, прежде всего, как раз на уровне психологии: санкционирующая дородовое детоубийство собственного ребёнка психология гедонизма не допускает даже мысли о многодетности. Еще раз повторим: без запрещения абортов все программы демографической безопасности и преодоления демографического кризиса остаются лишь пустыми мечтами либо откровенным лицемерием с безразличием к реальному демографическому развороту (с разведением и «умыванием» рук)

Однако для христианского народа, коим являются белорусы (даже если нынешнее поколение еще не опомнилось и не осознало этого), гораздо выше физического вреда и страданий стоит вред, осквернение и бесконечные муки души, не прекращающиеся за гробом, которые, впрочем, если не разрешаются раскаянием, вскоре многообразно выливаются и в разнообразные психосоматические поражения. Как бы ни скрывали этого факта «семейные и социальные психологи», но именно аборты – наряду с добрачным блудом и даже больше, чем он, – становятся главной причиной охлаждения отношений между супругами (включая весь набор того самого «домашнего насилия»), раздора и разводов, которыми в Белоруссии уже многие годы заканчивается порядка половины заключённых браков. Даже на рассудочном уровне логика абортного раздора прослеживается отчётливо: можно ли доверить свою жизнь человеку, который решился на отнятие её у невинного дитя? Ещё более суровы законы духа – когда, с одной стороны, от такой пары отнимается благодать Божия и в доме поселяются получающие власть над ней бесы, с другой стороны, и в глубине сердец самих супругов, особенно же по отношению к инициатору аборта, живёт и развивается (помимо воли и осознания) отторжение к убийце, утрата понятий о долге, уважении, смирении, доверии и соответствующих чувств.

В самом Священном Писании мы не найдём ни одного отдельного положения о дородовом детоубийстве – но только по той причине, что оно является разновидностью всякого самовольного убийства как беззаконного лишения жизни, подпадая под Заповедь Декалога «Не убий» (Исх.20:13), поскольку вся Библия пронизана подтверждением, как само собою разумеющегося, начала человеческой жизни с момента зачатия (ярче всего это проявляется в случае поклонения шестимесячного пророка Иоанна Крестителя из утробы праведной Елизаветы только что без семени зачатому во утробе Богородицы Христу (Лк.1:44)). Церковь же в лице всех своих великих святых однозначно отождествляет аборт с жертвоприношением древними проклятыми хананеями (впрочем, не только ими) своих уже рождённых детей языческому идолу Молоху через сжигание их заживо в раскалённом истукане. Притом убийством младенца до родов грех не смягчается, а отягощается в связи с лишением его возможности получить соединение с Богом в таинстве Крещения, имеющее для вечной жизни человека значение, неизмеримо большее, чем продолжительность и качество временной жизни на земле. Именно поэтому все либеральные доводы в духе гуманистического сатанизма (в частности, идентичные эвтаназии) о нецелесообразности рождения детей-инвалидов (тех же даунов или носителей болезни, несовместимой с выживанием), «чтобы не страдал ни ребёнок, ни его родители, ни общество», – и необходимости для этого проводить пренатальную диагностику через УЗИ, наносящую вред ребёнку, – являются следствием скотского материализма и безбожия.

С учётом такого всеохватывающего духовного, психологического, демографического, экономического, военно-политического значения абортивных детоубийств (и их искоренения) было бы наивным ожидать, что вражеские зондеркоманды будут сдавать без боя этот бастион. Тем более, что православным бойцам в защиту жизни несколько лет назад удалось добиться немыслимого: права врачей на отказ от совершения абортов за исключением чрезвычайных ситуаций и введение обязательного доабортного консультирования. Однако со стороны государства это было заслугой не столько Министерства здравоохранения, сколько сенаторов и депутатов, среди которых в Белоруссии всегда было немало патриотов и верующих людей. Само же белорусское здравоохранительное министерство за 10 лет руководства им министром Жарко (недавно сменённым) совершило значительный скачок от своего советского эталона (с некоторыми исключениями) к англо-саксонскому, эволюционировав отнюдь не в самое благообразное состояние, всё более утрачивая характер народного и становясь проводником интересов капитала и планов врагов народа Белой Руси, плавно превращая само здравоохранение «последней страны социализма» в самую что ни на есть рыночную сферу медицинских услуг без каких-либо нравственных ограничений.Ползучая либерализация здравоохранения в Белоруссии особенно расцвела в его взаимоотношении с теми самыми транснациональными организациями и навязываемыми ими принципами. «Западная медицина», всегда уступавшая советской во всём, кроме технического обеспечения, стала постепенно превращаться в предмет воздыханий и придыханий, а стандарты ВОЗ ООН стали продвигаться министерством ещё за долго до открытия фронтов со стороны ЮНИСЕФ, ЮНЭЙДС, ЮНФПА и ПРООН. О таком понятии, как фильтрация западных стандартов, в которых человек уже давно превратился в объект для экспериментов и одновременно вседозволенного клиента, который «всегда прав», – перестали возникать даже мысли. Как итог, именно учреждения, подчинённые министерству здравоохранения (детские клиники и поликлиники), а отнюдь не образования, стали первыми базами центров сексуального развращения – «кабинетов дружественной помощи». Упоминали мы ранее и проведение операций по «смене пола» (на самом деле – лишь извращённых мутаций тела человека, пол которого Богом установлен единожды и навсегда, с консервацией его безумства и богоборчества, убийственных для его собственной души). Наконец, было узаконено пока ещё «лишь» признание «нормальности» гомосексуализма, за опровержение которой многие защитники целомудрия в Белоруссии в период «княжения» министра Жарко стали подвергаться гонениям.

С восторгом была пропущена и запущена программа «заместительной метадоновой терапии» (ещё одного проекта агрессивного геноцида населения и наркотического развращения, преимущественно, молодёжи), разработанной в экспериментальных лабораториях нацистской Германии, суть которой состоит в суррогатной подмене выведения человека из наркотической зависимости (невозможной без жёстких методов и духовной помощи Церкви) консервацией этой зависимости (при ещё большей аддиктивности) со снятием острых симптомов и с ними – ограниченных во времени, но тяжёлых страданий, а также в ползучей легализации наркотиков и её оправдании в общественном и особенно молодёжном сознании. Заметим, что защищаемая Минздравом и «практикуемая с 2009 года в Беларуси заместительная метадоновая терапия, реализуемая при участии ПРООН» (нашего старого знакомого), находит полную поддержку со стороны наших не менее старых знакомых «либеральных товарищей» из пятой колонны, обычно во всём скептичных к государственным начинаниям, встречая же неприятие со стороны «безжалостных извергов» в лице МВД, министр которого справедливо уличает метадоновую псевдотерапию в том, что «на самом деле наркоманов меньше не становится. Мы просто заменяем один наркотик на другой». За что тут де получает порцию презрения от националистического издания, которое, правда, тут же вместе с главным наркологом Минздрава сознаётся в том, что «действительно, терапия метадоном – это не лечение наркомании», но лишь «часть стратегии снижения вреда потребления наркотиков, когда наркозависимые не страдают от прекращения приема психоактивных веществ,…уменьшения числа правонарушений среди наркозависимых», необходимые потому, что якобы «для большинства больных полный отказ от употребления наркотиков является недостижимой целью», а «заместительная терапия, хоть и не лечит, но является средством защиты не только наркозависимых, но и окружающих их людей от инфекций и противоправных действий», и если «государство откажется от метадоновой терапии, расходы на преодоление последствий наркомании (лечение, содержание в учреждениях здравоохранения, местах заключения, затраты на преодоление противоправных действий) будут значительно больше, чем закупка метадона для заместительной терапии». А так – никаких расходов! Впрочем, как и никакого лечения! Иными словами, – та же картина, что и с «безопасными абортами» или эвтаназией: превращение греха и духовного рабства дьяволу в нечто обманчиво комфортное и не мешающее «обществу» (прежде всего, чиновникам и владельцам капитала) жить в своё удовольствие и в самоуспокоении – с полным «гуманистическим» безразличием к гибнущему и идущему в ад человеку.

Не меньшее усердие проявило министерство Жарко и в разворачивании в Белоруссии стратегии ублюдочных (в буквальном значении незаконнорожденности) репродуктивных технологий, также имеющих непосредственное отношение к развращению белорусского народа и основывающихся всё на тех же «либеральных правах», что и гендерные, – в данном случае, правах репродуктивных. Осуждение Церковью экстракорпорального оплодотворения (впрочем, усилиями обновленческой группировки Илариона – не до конца, с богохульной либерально-иезуитской оговоркой о его допустимости «в контексте благословенной Богом семьи», не говоря уже об «искусственном оплодотворении половыми клетками мужа, поскольку оно» якобы «не отличается принципиальным образом от естественного зачатия») и суррогатного материнства, восходящих к худшим опытам нацистского Лебенсборна, были проигнорированы белорусским Минздравом. Напротив, на ЭКО и суррогатную проституцию были возложены надежды как по повышению рождаемости (за счет неплодных пар), – с одобрением Конституционным Судом и внесением в Концепцию национальной демографической безопасности, – так и по весьма соблазнительному источнику зарабатывания «хороших денег» на рынке «медицинских услуг» (особенно экспортных). Для самих белорусов принята программа льготного кредитования операции ЭКО (равно как и по «смене пола») как «социально значимой».

В то же время эти процедуры являются открытым противлением Богу, богоборчеством и мерзостью со всех сторон их осуществления. ЭКО представляет собой получение спермы путём мастурбации, оплодотворение ею яйцеклеток с последующим уничтожением «лишних зачатий» (да-да, все равно – дородового, хоть и не внутриутробного детоубийства) и подсадкой плодов в матку – причём не важно чью. Вот когда неважно чью – тогда и появляется самая мерзкая из репродуктивных технологий – «суррогатное материнство»: вынашивание и рождение за деньги чужого плода, по сути, – не что иное, как сдача своей матки в аренду, торговля ребёнком и разновидность проституции. Посему, несмотря на указанную иларионовско-кураевскую вставку, в «Социальной концепции РПЦ» (которая на здоровом языке должна была бы звучать как «учение Церкви об общественном благочестии или нравственных законах общественной жизни») совершенно точно говорится о том, что «пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое безчадие как особое жизненное призвание…с возможностью усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов». Именно такова истина Христианства: жизнь (в том числе ребёнка) – дар Бога, и не даётся он либо по особому Божьему Промышлению и испытанию (как в случаях со святыми Авраамом и Саррой, Иаковом и Рахиль, Иоакимом и Анной, Захарией и Елизаветой и многими святыми и простыми людьми христианской эпохи), либо в наказание за предыдущие тяжёлые грехи, преимущественно за аборты и блуд. И уж точно испрашивается молитвами, а не искусственными оплодотворениями. Посему своевольное «репродуцирование» по своей прихоти детей (особенно циничное на фоне свободных абортов и брошенных детей и сирот) суть наглое попрание Божьей воли высшей степенью гордыни и эгоизма и снова же «преодоление» ответственности за грех, которые никогда никакого счастья родителям не принесут, а для поддерживающего данную практику руками Минздрава государства поощрение данной, по сути, оккультной алхимии – не принесёт ничего кроме проклятия (не говоря уже о «преодолении демографического кризиса»). Глупый самонадеянный «просвещённый» человек (даже с самым высоким научным знанием), несмотря на все эксперименты, и близко не представляет себе, как изменяется общий процесс становления человеческого тела при точечном внедрении в него по «высоким технологиям» (в частности, вынося само зачатие из материнской утробы) – что уж говорить о становлении человеческой души, тесно взаимосвязанном как со становлением тела, так и со всеми окружающими условиями: от разговоров и музыки до, уж тем более, нахождения в пробирке или «арендованной» матке вместо материнской утробы. И как бы ни скрывали либеральные СМИ и биологи с медиками правду о «пробирочных детях», известно, что таким способом появившиеся на свет несчастные порождения человеческого безумия становятся источником мучений – как физических с сомнительной способностью к дальнейшему деторождению, так и душевных, – как для себя, так и для своих родителей и государства, представляя идеальную почву вскипания в обществе жестокости и революции.

Защита Минздравом, готовым на всякую торговлю всем святым, «свободы абортов» как неотъемлемой части глобальной либеральной религии «прав и свобод личности как высшей ценности» неразрывно связана со «свободойрепродуктивных технологий», которые вкупе с абортами образуют особый транснациональный проект (сочленённый с приведенными в начале данной части статьи) под названием «планирование семьи», для чего «в Беларуси начали разрабатывать Национальную модель службы планирования семьи» – в ряду прочих указанных «Национальных планов» под патронажем (весьма настойчивым) соответствующих фондов-органов ООН. Данный проект курирует ВОЗ как министерство здравоохранения правительства глобальной элиты, требуя «пересмотра клинических протоколов в акушерстве и гинекологии для приведения их в соответствие международным стандартам и своим рекомендациям». Суть данной «Национальной службы» без обиняков и политеса сообщает нам совершенно потерявшая берега А.Камлюк, «заведующая отделением планирования семьи и вспомогательных репродуктивных технологий РНПЦ “Мать и дитя”» – этого главного и злостного рассадника в Белоруссии репродуктивной мерзости: «Задача службы планирования семьи – помочь семьям подготовиться к желанной беременности и избежать нежелательной… В структуру службы входят [уже примелькавшиеся нам] центры, дружественные молодежи. Любая девушка и парень может обратиться сюда и получить консультацию по вопросам подбора контрацепции, профилактики беременности».

Не только этими методами реализации «планирования семьи» происходит одобрение и пропаганда онанизма и дородовых детоубийств в разных формах с не менее блудными способами «производства ребёнка» (в таком духе для генетических модификаций плода не остаётся вообще никаких препятствий), но сам термин и доктрина «планирования семьи», возведённая на уровень «национальной службы» пропагандирует совершенно антихристианскую религию, направленную на попрание Первой Заповеди, данной Богом человеку – притом еще в раю (ещё раз вспомним о христианской природе белорусского народа как такового, находящегося ныне в болезненном состоянии): «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт.1:28), повторив её и в качестве Первой же Заповеди уже для падшего человека после Всемирного Потопа: «И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт.9:1). Для пропаганды «безопасного» блуда, онанизма (контрацепции) и «изготовления» детей«Национальная служба планирования семьи» планирует активно использовать и специальный сайт «для продвижения здорового образа жизни» с особой «ориентацией на подростков», в разработке которого «заместитель Генерального секретаря ООН, исполнительный директор Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) Мишель Сидибе» просил не забыть, заметим, «о программах заместительной метадоновой терапии наркотической зависимости», подтвердив этим самым их связь с уничтожением белорусской семьи и народа. Окончательное «внедрение Национальной модели службы планирования семьи в систему здравоохранения Беларуси» запланировано на начавшийся 2018 год. Как видим, в анонсе главного акушер-гинеколога Минздрава и акушер-гинеколога-депутата акцент лукаво делается на «традиционные методы лечения», а самое главное достояние «Службы» – мерзкие репродуктивные технологии – лукаво уводятся в тень; про самое же низменное – про методы же отрицательного «планирования семьи» в виде предотвращения деторождения («высокотехнологическая контрацепция», «безопасный аборт» и «сексуальное просвещение») вообще скромно умалчивается.

В «планировании семьи» соединяется и культ гордости человека, берущего подобно дьяволу на себя божественное право решать, кому и когда зачинаться и кому и когда (а в последнее время – и с какими характеристиками) рождаться, и культ убийства (в виде присвоения себе правом на аборт решать, кому не рождаться), и культ блуда и растления, поскольку в «профилактике беременности» «планирование семьи» (как составлением некого производственного бизнес-плана) предполагает «освобождение» половой близости (как супругов, так и простых сожителей) от возможности зачатия, создавая тем самым дополнительный (и «освящённый» государственными мужами, точнее гендерными адептами) стимул для «свободного секса», развращающего и тела, и души народа.Собственно, на Западе, на который всё это время равнялось «здравоохранительное» ведомство министра Жарко, приобретавшее всё больше совпадений с нацистским евгеническим ведомством (как и сама западная медицина со стандартами ВОЗ), желанным эталоном и является полное отделение «свободных» половых сношений (в том числе гомосексуальных) от зачатия с заданием желанных модификаций «желанного» ребёнка. Именно ВОЗ и является главным международным покровителем дородовых детоубийств как главного инструмента «планирования семьи»: для этого спасшимися в США эсэсовскими офицерами и их учениками был изобретён «Международный день безопасных абортов», используемый ими (а том числе при помощи центрального белорусского государственного новостного агентства БЕЛТА) для «напоминания, что запрет на аборты не уменьшает потребность в них – такие меры лишь заставляют женщин прибегать к небезопасным и незаконным услугам; в странах, где аборты полностью запрещены или разрешены только в целях спасения жизни женщины и сохранения ее физического здоровья, лишь 1 из 4 абортов не имеет негативных последствий; в странах, где аборты легальны, это соотношение составляет 9 к 10» – в целях любыми средствами спасти от возвращения в Уголовный кодекс ленинско-гитлеровских ритуальных детоубийств (Гитлером, впрочем, они были предусмотрены только для славян).

Впереди наступательного союза ВОЗ и Минздрава в деле продвижения свободы детоубийства спешит по традиции сатанинская либеральная журналистика в Белоруссии во главе с пользующимся карт-бланшем от белорусской власти Тут-Баем Зиссера-Чернявской-Шрайбмана. Прежде всего, в своём бесновании они под видом «мнения» с бесстыдством утверждают (с полной свободой со стороны государства), что «женщина – не матка, она не имеет право на аборт», нагло пытаясь убедить молодёжь и нерадивых взрослых в том, что якобы способность совершать убийство собственных детей – одна их характерных особенностей, «возвышающих» человека над миром животных. Лицемерно провозглашая, что якобы «невозможно быть “за” аборты как в любом случае травму для женщины, физической и психической», очередное гендерное существо, для которого ничего выше «женского физического и психического комфорта» не существует, выступает за «за право человека распоряжаться своим телом». На право распоряжаться телом ребёнка у данной бесноватой (единой по духу с демонической редакцией Тут-Бая) следующий взгляд: «Раз уж так случилось, что именно в женском теле находятся почти все нужные для появления и развития человеческого эмбриона органы и вещества (кроме, собственно, сперматозоидов), то у женщины должно быть право решать – сохранять в себе эмбрион или нет. Становиться матерью – или нет. Отдавать свое тело во власть эмбриона, а после рождения ребенка – во власть младенца или оставить тело себе. Это просто и очевидно, и вообще удивительно, что до сих пор может вызывать у кого-то вопросы». Захлёбываясь от поклонения себе как идолу, рехнувшаяся Алёна вещает белорусам, что «по степени важности для общества и, в глобальном смысле, всего человечества сначала должна идти женщина. Она уже является сформированным человеком с психикой, мозгом, сердцем. Ее желания должны стоять на первом месте, потому что она уже живет, она уже человек, и она должна иметь свободу самой решать, использовать свои репродуктивные органы по назначению или нет. Жизнь взрослого человека должна быть ценнее, чем существование зиготы. Права человека, в том числе основополагающее право на жизнь, появляется в момент рождения, когда плод превращается в ребенка и способен существовать вне тела матери. Пока плод находится внутри женского тела – он еще не человек, как бы ни пытались нас убедить в обратном религиозные активисты». Обезумевшая детоубийца, для которой даже за 5 минут до родов ребёнок – еще зигота, язвит, что «сторонники движения пролайф любят манипулировать эмоциями, рассказывая, что чуть ли не с момента оплодотворения у эмбриона уже есть “душа” или прямо-таки “сердце”. Наверное, данные доводы призваны выбить слезу и заставить сопереживать набору клеток в матке… Знаете, что доводит до слез меня? Новости об “отказничках” в роддомах». И сквозь свои крокодильи слёзы эта рабыня сатаны, которая вместо нахождения в отделении для общественно опасных помешанных свободно пишет статью с набором фото горюющих беременных самок на самом популярном интернет-портале Белоруссии, призывая истреблять всех «нежеланных» детей ещё до их выхода из материнской утробы, поскольку «младенцы, реально, не виноваты ни в чем, и в этот мир они уж точно не просились. Но матери почему-то решили их выносить и родить» (почему бы их тогда не убивать прямо в роддоме методами безболезненной «эвтаназии»?!). Мысль о воздержании от половой близости у разъярённой самки (как и всякая троцкистка считающей себя потомком шимпанзе) вызывает чуть ли не приступ эпилепсии.

Далее тутбаевские наследники Троцкого-Бронштейна и Розалии Залкинд набрасываются на далеко небезгрешное Министерство здравоохранения за «предабортное консультирование» (отдадим должное прекрасным словам, очевидно, верующему высокопоставленному чиновнику Минздрава), благодаря которому «тысячи белорусок в год отказываются от аборта», и, как и положено сатанистам, – на непосредственно развивающую эту практику Церковь и церковный центр поддержки семьи и материнства «Матуля». Бурю возмущений у них вызывает то, что «совместные с Белорусской православной церковью “консультации” обязательны. В этом принуждении кроется полное отсутствие уважения к решению, принятому женщиной. Решиться на аборт уже сложно и тяжело, женщина и без православных верующих с разговорами про “душу” и “грех” может чувствовать себя невыносимо и желать лишь того, чтобы все это скорее закончилось [бесы всегда хотят, чтобы грех совершился как можно скорее, и человек не успел это осознать и одуматься]… В конце концов, женщина просто может не хотеть рожать и становиться матерью, можете себе такое представить? Желание плодиться не идет в обязательном комплекте с вагиной и маткой. И что же, если женщина все-таки забеременела, и при этом она, предположим, не является религиозной и не верит в пролайферскую чушь, то на каких основаниях она должна отказываться от процедуры прерывания беременности? Потому что за нее кто-то так решил? Потому что активисты считают возможным и необходимым лоббировать свои идеи и продвигать их на государственных уровнях?» Не понимает одержимая сатанинской гордыней, что если бы не христианская религия и восходящие к ней государственные законы, то её, например, в самой что ни на есть прозападной Саудовской Аравии (с отношением к человеческой жизни, идентичным её) только за одни такие слова долго и медленно забивали бы насмерть камнями, вырезав предварительно из неё столь нелюбимую ей матку.

Лютая ненависть к происходящему, медленно и несмотря ни на что, духовному возрождению общества и выражающемуся, в частности, в открытии кабинетов доабортного консультирования «За жизнь» церковного центра «Матуля» – очевидно, как по личным убеждениям Тут-Бая, так и по команде этому своему рупору ответственных за уничтожение Белоруссии с разрушением белорусской семьи и продвижением детоубийств – вынуждает их обрушить непрекращающийся напор на это святое начинание в духе церковно-государственной симфонии. Ещё одним «частным мнением» (других мы на нём и не найдём) Зиссер-Бай утверждает, что «попытки государства отговорить от аборта принесут вред». Заметим, что излияние яда у них вызывает даже не запрет абортивных детоубийств, но даже искренняя попытка (на совершенно безплатной основе, что для этих наследников евреев, поклонявшихся Золотому Тельцу у горы Хорив (Исх.32:4-6) просто не перевариваемо) от них отговорить! «Вред» церковной проповеди «не убий» эти безнаказанно пропагандирующие детоубийство сатанисты видят в том, что «психолог, отговаривающий женщину от аборта, обязан отвечать за ее жизнь. По-хорошему, специалист, убедивший рожать, должен усыновить ребенка в случае отказа от малыша» (а, соответственно, отговоривший человека от самоубийства должен его до гроба кормить и одевать); что «профессиональный психолог должен не отговорить, а помочь клиенту найти свое собственное решение» (в голову этих торгашей даже прийти не может, что психолог может относиться к человеку не как клиенту, а как к человеку и, более того, образу Божью); что христианские «психологи будут использовать манипуляции» (судя по себе и будучи не способными понять, что кроме манипуляции и угождения клиенту существует ещё и правда, любовь и служение Богу и ближнему).

Ненависть к церковным защитникам жизни (как тела, так и душ ребенка, матери, отца, главврача и т.д.) эти преступники выражают в «разоблачении» «классических пролайферских манипуляций», утверждая в противовес им, что: а) «человек отличается от животного тем, что делает культурные, а значит, противоестественные вещи – например, читает эту статью (а не тыкает в монитор лапкой, как кот)», строя из себя дебилов, не понимающих разницу между «противоестественными культурами» строительства и, с другой стороны, засовывания щипцов в матку; б) «везде, где разрешены аборты, есть строгие, обоснованные медиками сроки, на которых прерывание беременности не является убийством ни с какой из точек зрения» (государства «гоев», где жизнь ребенка признана с момента зачатия, очевидно, не признается иудейским порталом за достойные упоминания, а отвергающий аборты Израиль находится вне обсуждений; тем более, что, на самом деле, в 70% государств планеты аборты без социальных показаний запрещены даже в первый день беременности), а «позиция “плод – это человек” опасна для общества: ведь тогда можно заявить, что выкидыш – тоже убийство, пусть и непреднамеренное» (позиция «непонимающего» дебила, как видим, самая удобная); в) «врачи заявляют: по современным научным данным, на ранних стадиях беременности нервная система плода не развита настолько, чтобы он мог испытывать боль и страх. Что не мешает пролайферам манипулировать на чувстве вины женщины» (мнение многочисленных ученых, доказывающих обратное, этих живодёров вообще не интересует); г) «в нашей стране вероятность непредвиденных последствий для здоровья и при родах, и при аборте минимальна» (ничтожества не хотят замечать, что даже самые упёртые апологеты абортивных детоубийств признают крайнюю угрозу абортов для здоровья); д) «аборт наносит психике вред не больший, нежели роды, послеродовая депрессия, бывающая даже у мам, которые мечтали о ребенке», не говоря уже «если ребенок нежеланный» (злодеи хотят в сознании своих жертв уравнять переживания мамаши, жалеющей, что не может пойти на любимый шоппинг и переживания убийцы); е) «пролайферы убеждают женщину, что с рождением ребенка все наладится,…а материнство – это счастье» и предлагают убеждать находящуюся на перепутье женщину в том, что «реальные жизненные трудности после них сами собой не рассосутся», подталкивая её к убийству либо самоубийству, за что должны были бы (и, к слову, несомненно должны без срока давности) нести уголовную ответственность как за призыв к массовому убийству.

«Справедливым решением» антихристианские защитники свободы зла и греха считают либо отмену «предабортного консультирования как уже вторжения в жизнь женщины и попытку повлиять на нее», либо замену на «добровольную психологическую консультацию, работающую не с пролайферских, а с прочойсерских позиций» – то есть, монополию консультирования работающих за гранты ООН и Запада в целом (а то и за бюджетные деньги) гендерных детоубийц, которые не только не отговаривали бы матерей от убийства своих детей, но и подавляли их последние сомнения и голос совести своим лживым бредом. Они так и пишут: если «женщина хочет совершить аборт по конкретным обстоятельствам, но при этом уверена, что ее предназначение – рожать, и испытывает необоснованное (для этих уродов) чувство вины. Ситуация усугубляется, если таких установок придерживаются её близкие и давят на женщину. Тогда задача психолога – помочь преодолеть чувство вины и минимизировать психологические последствия аборта,…если женщине ребенок не нужен – помочь отстоять свое право перед окружающими “советчиками”:…почему я должна принять другое существо, которое мне, по сути, не нужно?». То есть, подтолкнуть к аборту, заслуживая, как минимум, пожизненного заключения в колонии строгого режима (вместе с пропагандирующим это Юрием Натановичем Зиссером). Более подробный разбор (в буквальном значении) рекомендаций жертвы гендерной религии (под статусом «психолога» скрывающую репетитора по истории Беларуси) даёт профессиональный семейный психолог.

Еще раз укажем, что этот беспредел позволяется безнаказанно провозглашать самому популярному интернет-ресурсу Белоруссии, несмотря на всевозможные декларации на всех государственных уровнях о «демографической безопасности», «защите материнства и детства», «защите семейных ценностей», не говоря уже о заверениях в верности Христианству. В действительности, как мы понимаем, что у Тут-Бая на языке, то у многих чиновников на уме – прежде всего, у тех, у кого те же самые мысли облекаются в «мягкие» термины «гендерных прав», «планирования семьи» и «желанных детей» птичьего языка коллаборационистов масонских фондов-органов ООН. Понять грустную правду о количестве влиятельных сторонников абортивных детоубийств нам помогает выпуск по теме абортов на главном ток-шоу одного из центральных белорусских телеканалов, кощунственно «посвященный Дню Матери и Покрова Богородицы». От лица государства солировали две похожие как капли воды, ярко накрашенные пожилые высокопоставленные акушерки, пропагандистки детоубийств – упоминавшаяся ранее «потерявшая берега» Камлюк из РНПЦ и бывший главный республиканский акушер-гинеколог, «практикующий врач с 30-летним стажем» и, увы, доцент ведущего медицинского ВУЗа страны С.Шилова. Первая со скорченным лицом повторила символ веры своей религии либерального сатанизма: (4.23): «Женщине не нужно запрещать делать аборт. Наша задача медицинская – сделать её аборт максимально безопасным. И мы всё для этого сделали». Вторая же, более коварная (что явно отпечатано на её прищуренном лице), мурлычет (27.40), дескать: «Я не за аборты – я против запрета на аборты» [подобно если кто-нибудь сказал бы: «Я не за то, чтобы придушить С.Шилову – я против того, чтобы запретить это сделать любому желающему»]. Мы сегодня должны “просвещать” население (безопасному сексу), и только через “просвещение” мы можем качественно ещё раз снизить аборты». Когда же выступила врач из логойской клиники – первой в Белоруссии, отказавшейся от абортов по желанию женщины, – эта «просветительница» «безопасного» блуда и онанизма аж зашипела (31.40) и перешла на угрозы, что «сегодня, уча студентов, у нас большой конкурс на врача акушер-гинеколога в субординатуру, поэтому доктор должен сразу определиться,…если у Вас есть какие-то предубеждения и Вы идёте в медицину, – изберите другую профессию». Полный припадок ядовитой истерики случился (34.30) у сознательной убийцы детей в утробе с 30-летним стажем и желающей замарать кровью каждую студентку, когда ей напомнили, что «акушерство – наука о родовспоможении», а не детоубийстве, о нравственно-религиозных правах врача, превращающегося в убийцу-клятвопреступника (если вспомнить клятву Гиппократа).

Здесь уже не смог удерживаться многопрофильный служка антисемейного лобби (вспомним его придыхания о «борьбе с семейным насилием») Хрусталёв (32.30): «Если врач, который занимается косметологией, говорит, что, нет, это противоречит мои нравственным ценностям, эта грудь Вам хороша». Как только же этот журналист одной из крупнейших в Белоруссии общественных передач на ТВ, не способный отличить операцию по силиконовому увеличению груди от детоубийства, услышал прозвучавшее из уст священника упоминание Заповеди «не убивай» (43.10), он задёргался со словами «вот Вы сразу употребляете такое слово, которое колоссальное количество женщин …Вы пригвоздили (чувствуется, что за спинами женщин пытается спрятаться сам Хрусталёв)… Ведь до сих пор учёными и даже священнослужителями обсуждается вопрос, где наступает момент появления человека». Даже священнослужителями! Вот, оказывается, как хорошо действует на тьму светлое слово правды: тьма сразу начинает извиваться, говорить бред и обличать саму себя! Этого и не чувствовалось в выступлениях большинства представителей церковной общественности: в них чувствовалась боязнь даже заявить о цели отговаривания от абортивного детоубийства, утверждая, напротив, что доабортные консультанты от Церкви занимают нейтральную (!) позицию и нацелены на то, чтобы помочь женщине «расширить взгляд на ситуацию». Корень этой неуверенности понятен: на верующих людей распространяется идущее из самой Патриархии маловерие, порождающее непонимание того, что абсолютное зло предполагает прямое обличение и борьбу с ним, а не попытку найти компромиссы и договориться полюбовно.

Аналогичная передача по абортам на другом центральном республиканском телеканале (не подчиненном другу П.Якубовича и стороннику легализации проституции и наркотиков Г.Давыдько) имела уже несколько иную палитру красок. В ней также поучаствовали три эмансипированные фурии и отъявленные пропагандистки дородовых детоубийств, но уже не из государственных служащих, а PR-менеджер объединения «Возрождение» (на Украине одну из самых активных ролей в многоплановом развращении и вестернизации малороссов сыграл фонд с аналогичным названием и финансировавшийся известным еврейским сатанистом из клана Ротшильдов Дж.Соросом) Т.Мартынова и известная в Белоруссии координатор программ Фонда ООН ЮНФПА, ставшая, отметим, главным координатором «Красного креста в Беларуси» Т.Гапличник и руководитель проекта «Гендерный маршрут» И.Соломатина: все – наглядные жертвы большевистско-либеральной эмансипации и развращения, проекты которых спонсируется западными фондами и поддерживаются белорусским правительством. С самого их появления в студии и самопрезентаций (соответственно, в 4.35, 6.20 и 14.00) распущенность, самовлюбленность и яд потекли их них почти в комичной форме, мешая им даже формулировать мысль. Они, ясное дело, брызгали слюной, отстаивая право женщин на детоубийство и призывая пускать в акушерство только готовых совершать убийства врачей. Когда же один из участников прямо сказал, что «аборт – это убийство» (18.50), они коллективно раскудахтались так, глуша прозвучавшую истину, что ведущему пришлось прервать передачу. Остальные участники от общественности – гораздо более приличные (и вызывавшие явную поддержку аудитории) – детоубийства во чреве худо-бедно обличали. Особо же приятными являются результаты опроса телеаудитории (весьма репрезентативного), когда на достаточно неудачно сформулированный вопрос об отношении к абортам (но контекстуально имеющий чёткий юридический смысл) 60% зрителей выразили их отвержение.

Впрочем, присутствовавшие на передаче более ли менее умеренные в соглашательстве с детоубийством главная акушер-гинеколог Минздрава Ю.Савушкина (отдадим должное её поддержке закону о праве врача отказа от детоубийства и предабортному консультированию) и завсегдатай ОНТ и выходец из Минздрава депутат Д.Шевцов, который недавно еще собирался создавать и возглавлять Ассоциацию православных врачей (отдадим должное его предложению (17.30) ввести в предабортное консультирования священников), неистово ратовали за обучение «безопасному сексу» с как можно более раннего возраста как главное средство «профилактики абортов». Увы, ни слова не было сказано про целомудрие и воздержание, которые совершенно забыты в обществе гуманистического эгоизма. Также «православный» врач С.Шевцов (32.38) вдохновенно рассказал о сохранении «всего лишь трех социальных показателей» для убийства ребенка уже на 6 месяце жизни (до 2013 года к ним относились также многодетность, развод и даже безработный муж), среди которых – изнасилование и лишение материнских прав, хотя не понятно в чем здесь состоит вина ребёнка, и тут же стал торжествующе, с чувством собственной правоты требовать ответа: «Неужто и здесь мы должны запретить аборт?» (даже ксёндз не смог ответить на этот вопрос, что, впрочем, неудивительно). «Просвещенный» С.Шевцов договорился до того (38.30), что «мы живем в каменном веке… 63 % женщин в Германии принимают оральные контрацептивы, в Республике Беларусь – это 9 %» (напомним, что оральные контрацептивы являются абортивными, действуя, в том числе, после зачатия, и наносят колоссальный вред детородной способности женщины).

В такой жалкий нравственный вид, увы, пришло государственное здравоохранение при министре Жарко – равно как и слабое церковное препятствование этой деградации. Низшей точкой падения стал проект постановления Министерства здравоохранения Республики Беларусь «Об утверждении Норм медицинской этики и деонтологии», седьмым пунктом которого «не допускается явная демонстрация своей религиозной принадлежности, открытое ношение религиозных знаков и символов», притом что подавляющее число белорусских клиник не только освящены православными священниками и имеют непосредственные соглашения об духовном окормлении ими, но открыли молельные комнаты, часовни и даже храмы на своей территории. Данный умопомрачительный законопроект, имеющий аналоги только в некоторых «передовых» англосаксонских странах, и, несомненно, продвинутый в проект Норм их элитами через подконтрольные им фонды ООН и их местных подельников в Белоруссии, в конце концов, вынудил митрополита Минского Павла обратиться к министру Жарко с напоминанием об уровне сотрудничества Церкви и Минздрава и просьбой отменить богоборческий пункт, который был вынужден её удовлетворить. Но произошло это лишь после и по причине предшествующего решительного обращения главы белорусских католиков, до которого, как выяснилось, сама минская церковная администрация всячески блокировала попытки священства и прихожан воспрепятствовать принятию указанного проекта. В частности, информационная служба Церкви, ведомая либералом-западником и, по его признанию, «церковным феминистом» иереем С.Лепиным, даже не удосужилась упомянуть (не то что вострубить во все трубы) об уже разошедшейся по интернету безбожной инициативе руководства Минздрава.

Вскоре, спустя 10 лет власти министра Жарко, ему на смену, наконец, пришёл новый министр, известный своим расположением как к патриотическому воспитанию (ещё на должности заместителя губернатора Могилевской области), так и к нравственным устоям Христианства, с которым патриотическая общественность вполне вправе связывать надежды в противостоянии заграничным врагам белорусского народа и их местным иудам-коллаборационистам. И не напрасно! Вскоре после вступления в должность нового министра по его же инициативе (совместной с единомышленниками в сфере здравоохранения и около неё) на коллегии Министерства здравоохранения была поднята и главным акушер-гинекологом комитета по здравоохранению Мингорисполкома озвучена великолепная идея «о лишении коммерческих медцентров лицензий на прерывание беременности» при «поддержке такой инициативы, как отметила председатель комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома Жанна Романович, женской общественности столицы», поскольку «большое количество прерываний беременности делается в коммерческих медицинских центрах», а «прерывать беременность по желанию женщин необходимо [«следует в нынешних условиях разрешить», должна была бы сказать она] только после предабортного консультирования», в то время как «частные центры не заинтересованы в этом». Конечно, не заинтересованы! Частные медцентры вообще заинтересованы, чтобы у народа было как можно меньше здоровья и как можно больше болезней, особенно хронических – что уж говорить о таком сверхприбыльном бизнесе (и, кстати, источнике многих хронических болезней), как аборты! И уж точно – не в предабортном образумлении и отговаривании матерей от детоубийства! Можно ли было надеяться, что частные медцентры, их лоббисты в министерстве здравоохранении и более высоком уровне и, наконец, западные хищники, сидящие в офисах фондов ООН, и их заморские кураторы позволят даже просто свободно развернуться обсуждению этой идее?

Лишить права частные медцентры на аборты и, вместе с ними, на активную их пропаганду – как среди «клиенток» (не пациенток же!), так и во всём обществе с обильными финансовыми вложениями, перевести всех обезумевших матерей в государственные клиники под упредительную спасительную проповедь Церкви и православных психологов – не стоило бы самому церковному руководству оставить всё, чтобы всеми силами, обращениями ко всем высшим органам власти, призывам к совместному выступлению православных врачей (к слову, в поддержку министра здравоохранения и всей «женской общественности столицы») добиться принятия этого решения? Увы, снова та же картина: спустя буквально 2 недели мы узнаем «бодрую новость» о том, что «Министерство здравоохранения нацеливает частные медицинские центры на эффективное предабортное консультирование», а «вопрос запрета на аборты в частных клиниках не рассматривается». Нет сомнений, что «правильные» «психологи» у частных медцентров найдутся…

Что тут сказать? Прежде всего, как и год назад, упомянутая «информационная служба Церкви, ведомая либералом-западником и “церковным феминистом” иереем С.Лепиным даже не удосужилась обратить внимание (не то что вострубить во все трубы) на инициативу (на сей раз положительную) нового министра». Да и что говорить: сам пан Лепин много лет был активным собеседником Тут-Бая вместо того, чтобы даже не соприкасаться с этой мерзостью и призывать не приближаться к ней всех христиан. «Представляя» на Тут-Бае Церковь, он то выступал против объединения России, Белоруссии и Украины, приветствуя развал СССР, то пропагандировал ЭКО. Между тем, ввиду продолжающегося духовного и физического геноцида белорусского народа через дородовые детоубийства церковное начальство вполне обременено долгом (прежде всего, перед Богом) поднять этот вопрос на самый высокий уровень общественного внимания. Прежде всего, объявить анафему (отлучение от Церкви) всех, кто открыто выступает и поддерживание проведение абортов – тем более, что согласно церковным канонам, например, Причастие таковых (самими собой отлучённых от Церкви) является великим кощунством (за которые ответственно и само священство). Должен был бы пройти отдельный Собор по внутриутробному детоубийству с оглашением и самой анафемы, и с обращением к властям всех уровней в защиту нерождённых детей, в котором бы содержался и призыв категорически запретить деятельность в стране проабортных организаций (начиная с международных) и информационных ресурсов. На совершенно иной уровень должна была бы быть поднятой и просветительская работа – хотя бы по изготовлению самых душещипательных брошюр (со свидетельством о сроках зарождения жизни самых авторитетных ученых) для каждой белорусской клиники. Наконец, по всем епархиям и приходам должно было бы быть дано благословение на сбор подписей под обращением к руководству государства если не о полном запрете, то о максимальном ужесточении условий детоубийства, включая установку в предоперационных помещениях и абортариях экранов для постоянной демонстрации подобных максимально жёстких видео вплоть до детализированных записей клинического детоубийства. В Российской Федерации мы видели уже подписание патриархом петиции о запрете абортов, больше, впрочем, похожее на успокоение «консерваторов» и выполненное от имени «гражданина и священника», а не предстоятеля Поместной Церкви с огромными полномочиями, включающими как раз вышеуказанные меры. В этих условиях православно-патриотической общественности приходится вместо всего церковного собора самой собирать подписи «в защиту человеческой жизни, за запрет искусственных абортов и оказание из федерального бюджета материальной помощи беременным женщинам и семьям с детьми на уровне не менее прожиточного минимума». Что они успешно и исполнили, передав миллион подписей в Администрацию Президента, который, впрочем, ожидаемо выступил в поддержку узаконенного детоубийство. Впрочем, ответ свыше на эти умничанья уже был дан: «Митрополит Владимир против законодательного запрета абортов». До Евромайдана и начала лютых гонений на Церковь в одном из трёх забывших о Боге государств русского народа оставалось полтора года… Но и молчание является не менее оправдательным, поскольку по словам святителя Григория Богослова, о которых так часто забывают даже служители Церкви, «молчанием предаётся Бог».

* * *

В завершении обзора войны против семьи и целомудрия в Белоруссии, которую западная глобальная антихристианская элита ведёт через западные посольства и респектабельные фонды ООН с опорой на местную нерадивую и духовно одичавшую общественность, интеллигенцию и чиновников, а также явных продажных предателей среди них, еще раз укажем, что сама по себе эта война не прекратится, а обильно посеянные вражеской стороной и взошедшие плевелы развращения сами по себе не засохнут и не рассосутся. Позиция страуса, спрятавшего глоову в песок, тщетна. Наступление по всем фронтам не останавливается ни на секунду. И вот Егор Хрусталёв и его подручная гендерно-феминистическая зондер-команда, не успев промочить рот после предыдущих бенефисов, успешно продолжает на канале Г.Давыдько втаптывать в грязь семейные ценности в очередном выпуске ток-шоу под циничным заглавием «Семейные ценности». Стоит, впрочем, заметить участие в передаче подвижника-депутата Палаты Представителей от Могилевской области Анатолия Хищенко (6.50, 12.05, 23.00, 36.20), который не только мужественно в одиночку сражался против всей этой гендерной тусовки, обличая «гражданские браки», «гендерное равенство» и прочие либеральные мерзости (что далеко не всегда ныне и от священников дождёшься), но даже отстаивал необходимость всенародного равнения на слово и личный пример православных пастырей, – характерно, что Хрусталев позволял себе пренебрежительно перебивать депутата-христианина (видимо, как раз именно из-за этого), в итоге открыто выступив против «очень патриархального» православного подхода.

А вот уже очередная «Информационная кампания против насилия в семье стартовала в Беларуси», в которой «страновой директор Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) Каспар Пик» уже оставил далеко в тылу пьяные побои мужа и учит «измерять степень психологического или экономического насилия и определять меры ответственности по таким преступлениям», призывая наступательно «сосредоточиться на профилактике и положительном примере, распространении его среди молодежи». А «начальник главного управления многосторонней дипломатии» самого семейно-озабоченного «Министерства иностранных дел Беларуси Лариса Бельская» призвала всех женщин и детей «сделать первый шаг – признания того, что ты жертва», обещая начать антисемейную карательную акцию против Белоруссии, благодаря тому, что «в скором времени она сможет стать членом Стамбульской конвенции». При руководстве Министерства труда и соцзащиты, органы которого уже ходят с замерами «социального климата в семье», неизменным сателлитом вьётся вождь феминисток председатель МОО «Гендерные перспективы» Ирина Альховка.

Тут же проходит «кампания “Не молчи! Останови насилие в семье!”, реализуемая ЮНФПА в Беларуси совместно с МВД по проекту международной техпомощи “Укрепление национального потенциала в сфере противодействия гендерному насилию (с акцентом на насилие в семье) в Республике Беларусь” при финансовой поддержке правительства Великобритании. С ноября 2017 по март 2018 года по всей Беларуси разными путями организовано масштабное информирование населения с акцентом на самих пострадавших и общество в целом. Запланированы выставки, сетевое распространение тематических видеообращений, кинофестиваль по проблематике кампании с дискуссиями, масштабный проект-конкурс для СМИ и др. Один из самых интересных проектов реализуется в виртуальной реальности “Комната насилия”… К инфокампании присоединились 17 партнеров. Среди них МИД, МВД, Минтруда, дипломатический корпус, включая посольства Франции, Швеции, Турции, Эстонии, Литвы и Латвии, представительство ЕС в Беларуси [все – исторические «друзья» Белой Руси]… Свои мероприятия планируют и МОО “Гендерные перспективы”, ОО “Белорусская ассоциация молодых христианских женщин”, ОО “Радислава” [организации, как мы помним, с вопиюще антихристианскими установками и целями]».

Обработанные погромщиками семьи в «ипостаси» агентов ювенальной юстиции на многочисленных семинарахсотрудники МВД уже готовятся «представить концепцию закона, по которому в Беларуси появятся понятия “экономическое насилие”, “преследование”, “домогательство”, а список тех, кого можно будет обвинить в домашнем насилии, будет расширен. Ведомство также предлагает революционное для Беларуси новшество – официально запретить бить детей». В том числе «небольшие “наказания за провинности” – в виде несильных ударов, шлепков… Позиция МВД: нужно наконец сказать однозначно: запрещено применять физические методы воздействия в отношении детей». При том, что последнее безумие, уничтожающее первичные средства воспитания детей и обуздания их произвола, только что, в ужасе от собой же содеянного, отменила российская Государственная Дума. Где-то потерявший не то честь, не то совесть, не то здравый рассудок начальник управления профилактики милиции общественной безопасности МВД Олег Каразей переживает, что «международные подходы выделяют еще и экономическое насилие, а у нас его нет. Это запрет на образование жены, запрет на карманные деньги, запрет на покупки каких-то необходимых обновок, полный контроль всех трат, проверка чеков».

Потрясающе услышать от вроде как мужика и даже полковника, что «в основе насилия всё ещё лежат укорененные в нашем обществе (и не только в нашем – в Европе с этим тоже борются) патриархальные устои, в соответствии с которыми мужчина – глава семьи, который может диктовать свою волю остальным домочадцам, устанавливать порядок в доме. Действие такого агрессора характеризуется двумя словами – это власть и контроль, основные понятия в теории насилия в семье. Он, реализуя свою власть и контроль, принуждает слушаться, а дальше начинаются все эти психологические моменты – и температура борща не такая, и запрет на встречи с подругами… Бороться с этими патриархальными устоями мы будем, ориентируясь на рекомендации Стамбульской конвенции Совета Европы 2011 года о предупреждении насилия в отношении женщин и домашнего насилия. Это самый передовой международный документ. Конвенция рассказывает о том, что должно реализовать государство, чтобы предупредить насилие и защитить его жертв. Для начала – обучать исключению дискриминационных подходов, равенству полов, недискриминации по признаку пола. Этому надо учить в школах, в вузах – все должны с самого раннего детства быть приучены к тому, что мы равны – нет ни дискриминации, ни привилегий в зависимости от пола. Надо готовить специалистов, которые будут работать, учитывая гендерный аспект… Нужно поддерживать НГО, которые борются с насилием. И надо вводить наказание за все виды насилия в семье». С позволения сказать, «полковниками» с таким антихристианским сознанием разжигание внутрисемейной вражды и бунта идёт ударными темпами: «В 2012 и 2014 годах мы проводили социологические исследования, которые показали разные результаты. В 2012 году каждая 10-я женщина сказала, что сталкивалась с домашним насилием, в 2014-м – каждая третья. Возможно, потому что в 2012 году этот вопрос был среди других, а в 2014-м специалисты подробно объясняли, что считать насилием». При том, что по признанию Каразея, за весь год по всей 9,5 миллионной стране зафиксировано лишь (это вынужден произнести даже Тут-Бай) 2000 случаев преступлений по «домашнему насилию» (и 80 – относительно детей), из которых «80% относятся к категории не представляющих большой общественной опасности». Не явное ли происходит безумие и вредительство, обусловленные пресмыкательством перед антихристианским Западом, сближение с которым происходит в Белоруссии последние 10 лет новым кадровым составом власти во главе с В.Макеем?

А вот уже полковник ЮНИСЕФ Каразей солирует с лоббированием антисемейного закона «О шлепках», настаивая на необходимости выполнения международных обязательств, на глазах всего народа на выпуске «Насилие в семье» главной общественно-политической передачи Белоруссии, которую еще недавно вёл православный ученый В.Ф.Гигин. Хуже того, вся приглашённая ведущим студия экспертов, которая собрала самых ярых представителей основных упомянутых антисемейных групп, включая руководительницу международной организации «Гендерные перспективы» Альховку, руководителя председательства ЮНИСЕФ в Беларуси Каранкевича, психолога Кручинина с явной «прогрессивно-нетрадиционной» ориентацией и аж трясущегося руководителя международной общественной организации «Понимание» Маханько, буквально брызгала слюной за полный запрет применения какой-либо силы в семейном воспитании. И ни одного человека который бы противоречил этому хаю в данной «полемике», не говоря уже о приглашении священника по такой явно духовно-нравственной проблеме и семейным ценностям! Притом большинство опрошенных на улице с удивлением говорили о неизбежности воспитательного применения силы (слушая глас белорусского народа, «прогрессивная экспертная общественность» явно кривилась и хмурилась). Заказной характер передачи, к которой причастны западные антисемейные фонды и стоящие за ними западные спецслужбы, налицо. Отец известного теннисиста Мирный (увезший того на много лет в США), также лоббировавший «ненасилие», с хихиканьем признался, что его сын пугает им своих детей в случае их непослушания, не понимая, что не будь он в числе приближенных к А.Лукашенко лиц, за такие «пугания» должен был бы по «прогрессивному» законодательству пойти на нары. Только 2 участника передачи неуверенно с неловкими улыбками обмолвились, что очень трудно обойтись совсем без наказаний. Во второй части передачи коллективный гвалт переключился на «семейное насилие» над женщинами, под которой впервые в истории передачи поменяли тему зрительского опроса, по которому аж «79% сталкивались с насилием в семье» (ясно, что непонимающими суть происходящего зрителями в это понятие вкладывалось совсем иное, нежели «экспертами» и чиновниками-каразеями). Суть гвалта заключался в призыве повсеместной пропаганды доносительства (и, соответственно, шантажа и бесчинства) в семье. Депутат Палаты представителей провозгласила разработку в 2018 году проекта Национальной концепции «борьбы с семейным насилием» с общественным обсуждением, к которому, естественно, будут всячески стремиться не допустить Церковь, которую в последние годы при митрополите Павле начали откровенно всё больше игнорировать.

На этом фоне уже неудивительно слышать о либеральном проекте поправки в Кодекс о браке и семье от очередного сенатора женского пола, которая предполагает введение «соглашения о детях в Беларуси, которое можно будет заключать не состоящим в браке парам… Это соглашение, которое определяет, с кем из родителей может находиться ребенок, содержание алиментов, условия воспитания и так далее. Сейчас оно заключается только в судебном порядке при расторжении брака». Еще несколько шагов – и в Кодексе о браке и семье будут узаконены «фактические браки», далее – «однополые браки», а там, глядишь, и «многосторонние браки» и, чем чёрт не шутит (когда государственный разум помрачён и парализована воля) – и «браки» с животными. Кто-то думает, что статус отца и матери, мужа и жены неприступны в этом Кодексе? Он недооценивает степень привязанности белорусских чиновников-каразеев к разным стамбульским декларациям, программам фондов ООН и грантам правительства Великобритании. А ведь в ближайших планах ЮНФПА, почувствовавшего отсутствие какого-либо сопротивления (то есть, полную толерантность со стороны государства), – бесплатное распространение по Белоруссии пособия для родителей «Как говорить с детьми о сексе» c пропагандой мастурбации, нормы однополых отношений, контрацепции, гендерного выбора. Которое просто не может отвергнуть «глубоко признательное во всем своим западным партнёрам» заинтересованные белорусские ведомства. И много-многое иных «прогрессивных инноваций»…

Ситуация приобретает катастрофические очертания и без сплочения и деятельностного объединения православно-патриотических сил содомизации Белоруссии не предотвратить: в сильно пропитанном антихристианским духом Запада информационно-культурном пространстве, при полной деидеологизации светского общества (включая чиновничество) с максимальной примитивизацией мотивов деятельности до инстинктивных (карьерный рост, сохранение должности, «не высовываться», рост зарплаты, премии, дополнительные «не пахнущие» доходы), кроме союза верующих, ведомых пастырями, просто не остаётся иного лица, которое могло бы словом и делом выступить против шествия зла. Увы, но пока нынешнее церковное руководство не только не способствует, но даже препятствует этому сплочению и выступлению православно-патриотической силы, что и неудивительно в свете его кадрового формирования.

 А ведь война против семьи и целомудрия – лишь один из фронтов наступления слуг разрушения и хаоса. Далее мы рассмотрим и другие.

Пантелеимон Филиппович

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели