БОРЬБА ПРОТИВ НРАВСТВЕННОЙ НАРОДНОЙ ЭКОНОМИКИ В БЕЛОРУССИИ. Часть 5.

Свобода банкиров

Чрезвычайно угнетающим как раз и является намерение либерально-ликвидационной команды впереди прочегоприватизировать государственные банки, что является уже откровенно бессовестной по духу задумкой, ввергающей белорусское народное хозяйство в бездну антихристианского капитализма и притом спекулятивного.

Что есть такое банки (чтобы их приватизировать)? Не считая вспомогательных помещений и их делового оборудования, банк – это хранилище денег, которые поступают в него через вклады и выдаются в виде займов (реже – в виде долевого участия в предприятиях). Разница в процентах между первыми и вторыми (маржа) составляет прибыль банков, к которой прибавляются также комиссионные за обслуживание, которые значительно превосходят затраты на проведение операций. Отсюда государственные банки являются: а) источником значительных доходов в казну, не требующих никаких «сложно-технологических» затрат и не ясно почему «требующих» их передачи в приватизирующий карман; б) средством народных сбережений, которые далее возможно использовать целевым образом в рамках государственного планирования, и возможность которого упраздняется вместе с приватизацией; в)средством борьбы с ростовщичеством, разрушительным как для человеческой души, так и непосредственно экономики – за счёт целевого управления средствами и ограничения ссудного процента (государственные банки не имеют целью максимизировать свой доход за счёт завышения процентов и комиссионных, чему всегда и следовал советский Сбербанк); г) средством психологической и системной поддержки и защиты народных сбережений и доверия (всегда большая к государственным банкам, что единственное уберегло от олигархической приватизации российский Сбербанк Грефа). Сама «приватизация банков» как денежных хранилищ, соответственно, представляет собой продажу всего лишь этих хранилищ с – и это главное – просто-напросто передачей государством своего права управлять народными вкладами и получать с них прибыль для Казны в частные руки финансистов-ростовщиков.Таким образом, с точки зрения соборно-справедливого и нравственного хозяйства для народа, приватизация государственных банков суть безрассудство и предательство. В случае же желания «привлечь в страну дополнительный иностранный капитал» (стратегическая целесообразность чего, как правило, сомнительна) совершенно нет необходимости продавать банк государственный, но можно предоставить право иностранному банку ссужать свой собственный капитал.

Белорусское государство, ведомое А.Г.Лукашенко и его старой патриотической командой, прочно держало банки в государственных руках, превратив их в действительно мощный приводной механизм для всей экономики. Ближе ко второй половине его правления началась постепенная лёгкая приватизация, постепенно охватившая крупные банки, включая Приорбанк (перешедший большей частью во владение австрийскому Райффайзену), Белпромстройбанк (отданный как раз Сбербанку Грефа), Белвнешэкономбанк (отданный российскому БелВЭБ). Ныне же прозападно-ориентированное правительство и подавно намеревается продать значительную часть оставшихся банков западным инвесторам, к чему их (точнее А.Лукашенко и прочих сомневающихся в подобной распродаже и оскоплении государственной финансовой власти) усердно подталкивает ЕБРР, готовый чуть ли не «бескорыстно помочь» приватизировать Банк Москва-Минск и ещё один крупнейший Белинвестбанк, который со всем усердием готовит всё то же Госкомимущество. Заметим, что приватизация государственного банка открыто предполагает «освобождение банка от активов, сформированных при кредитовании государственных программ и мероприятий, а также от непрофильных активов», – то есть, прекращение работы банка на благо народа, выведение его из финансового обслуживания государственного хозяйства с превращением в чистый коммерческий актив для западной финансовой олигархии.

В это же самое время был продан и «Паритетбанк», находившийся в ведении Управления делами Президента, которое как раз возглавляет один из руководителей отстранённой от власти президентской «старой гвардии» В.Шейман, Покупателем его стало частное лицо IT-бизнесмен Прокопеня, солирующий ныне в Белоруссии на разных форумах и телевидении с идеями программистских оффшоров, криптовалют и в целом превращения Белоруссии в IT-страну или «электронную нацию». Как видим, любимчик новой белорусской элиты «Виктор Прокопеня также подал заявку в Нацбанк Украины для получения разрешения на приобретение Сбербанка Украины, седьмого по величине банка страны» – страны, находящейся сейчас в идеологической власти бандеровских нацистов и прямом управлении Госдепа США и западных спецслужб с опорой на местных бандитских олигархов, вкупе терроризирующих братский малороссийский народ. Глупо думать, что крупные государственные банки приобретает одинокий «белорусский технологический предприниматель и венчурный инвестор», между делом получивший «высшее образование за границей – в университете Фулл Сейл (интернет-маркетинг, магистратура), Стэнфордской высшей школе бизнеса (стратегический маркетинг и др.) и Северо-Восточном университете в Бостоне (магистр финансов)», наконец, «живущий и работающий преимущественно в Лондоне», столице империи Ротшильдов. Не лишним является и напоминание о том, что «стратегия развития финансового рынка до 2020 года, разработанная Нацбанком, предполагает снижение доли государства в банковской системе. Причиной этому является дисбаланс капитала: в последние годы государство контролирует около двух третьих банковских активов [на вопрос, почему частные ростовщики должны «уравновешивать баланс капитала» с государством, вне либерально-капиталистической религии ответить невозможно]. Остальная же часть практически полностью приходится на средства нерезидентов, львиную долю которых составляет российский бизнес. В настоящее время государство ведет переговоры о продаже, полностью или в части, всех банков, находящихся в государственной собственности».

Увлеченные предпродажной лихорадкой по выставлению на торги Белоруссии, начиная с её финансовой системы,либералы-западники увлеклись до намерения в лице представленного ранее банкира-вице-премьера Матюшевского из команды Макея начать приватизацию в 2019 году главного государственного «Беларусбанка» – и не какой-то его малой доли, а аж «до блок-пакета мы хотели бы разместить». Отметим, что блок-пакет позволяет участвовать в управлении банком и накладывать вето на решение совета его директоров. Проще говоря, Матюшевский (который, как мы видим, является вообще одним из главных разработчиков стратегии глобальной приватизации) и вся группировка белорусских перестройщиков во власти замахнулась на упразднение власти государства над одним из главных государствообразующих учреждений и, по сути, главным финансовым учреждением страны. Приватизация «Беларусбанка» (даже на 25%) – ничто иное, как переход к полной ликвидации государства, созданного под руководством А.Лукашенко, и превращению его, в частности, в экономическом плане, в колонию либерально-капиталистической олигархии. Тем более, что продавать «Беларусбанк» команда Макея всерьёз собралась именно западному инвестору. Видимо, ребята несколько поторопились, забыв, что Александр Григорьевич еще пока что находится в должности главы государства, в связи с чем вскоре пыл по «Беларусбанку» был несколько охлаждён. Что, однако, никак, снова и снова, не отменяет того факта, что в окружении главы государства, у самого порога верховной власти, скопилась группа «прогрессивных людей» (вспомним также и борьбу против семьи, а впереди ещё сфера исторической идеологии и культуры), явно нацеленных на возвращение в 1994 год и избрание несколько иного, например, украинского пути развития Белоруссии. Матюшевский и не скрывает, что «оценивает шансы [скажем прямо – спит и видит] привлечения западноевропейского капитала в белорусские банки в среднесрочной перспективе как высокие». Причём «работа ведётся практически по всем госбанкам, за исключением Белагропромбанка». Не оставляет он, несмотря ни на что, надежды и сбагрить Ротшильдам и союзным им банкирским кланам (или их разнообразным марионеткам) сам «Беларусбанк»: «Разница в стратегии – год-два».

В довершении всего мы слышим совершенно потрясающее откровение из уст уже самого премьер-министра: «Беларусь заинтересована в продаже пакета акций Беларусбанка западному инвестору». Оказывается, «мы заинтересованы в том, чтобы в белорусскую банковскую систему пришел сильный, стратегический инвестор именно из западных банков. У нас хорошо представлены в банковской системе российские банки, банки ряда других государств, и мы полагаем, что нам нужно иметь хорошего инвестора именно из западных банков. Это в определенной степени позволит сбалансировать ситуацию». И это притом, что в банковском секторе «социально-ориентированной белорусской модели» как рыба в воде чувствует себя проданный австрийскому Райффайзенбанку «Приорбанк»! А «Беларусбанк» является, собственно говоря, преемником отделения Сбербанка СССР (подобным нынешнему российскому Сбербанку). Стоит ли говорить, что за продажей даже миноритарного пакета стоит не только передача огромных прибылей Казны (а значит и так тяжело доставаемой валюты) в руки западным иностранцам, но и ограничение государства по управлению капиталом главного государственного системообразующего банка в рамках остатков планового хозяйствования «последней советской республики» – то есть, окончательного добивания этого планового хозяйствования.

Приватизацией банков планы либералов-рыночников по разгрому государственно управляемой финансовой системы для народа, конечно, не ограничиваются. По их замыслу и по западным методичкам, перестройке-реформированию должна подвергнуться вся финансовая и, в частности, кредитно-денежная (банковская) система Белоруссии – так, чтобы местные и иностранные банкиры (и иные финансисты) и их банки (и инвестиционные фонды) могли освободиться от «государственных пут», погрузиться в желанную для себя рыночную среду, служить интересам владельцев денег, давая им право получать прибыль через ростовщичество и спекуляции, присваивая себе значительную долю общенародного дохода, на который «почему-то» претендует «белорусское быдло». А заодно – подчиняя себе «свободным конкурентно-рыночным путём» (кредитной удавкой и скупкой акций) государственные и частные предприятия, производящие жизненные блага, как это было проведено и в период «буржуазных» революций в Европе. Посредническая финансовая деятельность банков и финансовых фондов называется либеральными стратегами, идеологами и министрами «производством финансового продукта», «высокотехнологичным оказанием услуг», в связи с чем и всячески «доказывается» их «эффективность» в частных руках. Вся их «эффективность», на самом деле, заключается в выдаче денег исключительно с точки зрения максимально большой, быстрой и гарантированной прибыли (либо перспективы загона должника в кредитную кабалу) в абсолютном безразличии к последствиям их действий для народного хозяйства и простых людей.

В первую очередь, реформированию и перестройке на рыночные рельсы предназначен Центральный Банк, которым в Белоруссии является пока еще государственный Нацбанк, но который в «передовых прогрессивных» странах давно является частной конторой, принадлежащей банкирским кланам во главе с Ротшильдами, основатель клана которых открыто провозгласил: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы». Собственно, во многом благодаря тому, что ему и его потомству и соплеменникам дали это управление, и законы западных стран уже давно пишутся при их непосредственном участии. Как известно, со времени кадрового обновления Администрации и правительства А.Г.Лукашенко либерал-западниками во главе с Макеем, Ротшильды стали часто обивать пороги белорусского руководства (или наоборот – обиваться стали пороги самих Ротшильдов): ещё в 2010 году «Президент Белоруссии Александр Лукашенко пригласил финансовую группу Rothschild провести оценку приватизируемых в республике предприятий» и проводить эту приватизацию. Только попытка революции в конце 2010 года несколько образумила и отложила на некоторое время путь, который Украина завершила в 2014 году. С тех пор, главный транснациональный иудейский клан банкиров (к слову, хозяина Сороса) и ядро антихристианской западной элиты, соорганизатор всех «цветных» революций, постоянно нависал тенью над Белой Русью и ныне выступает главным посредником в деле «независимого финансового консультирования для белорусских компаний и государственных органов управления» – то есть, штабом захвата белорусской экономики, а далее – и самого государства, имея в нём своих высокопоставленных либеральных прислужников.

В идеале для либеральных реформаторов-революционеров Национальный Банк призван стать максимально независимой от верховной власти и представительного органа (Палаты Представителей) структурой, действующей по жёстко заданным с Запада монетаристским нормам, а далее – под непосредственным руководством западной банковской олигархии, превращая Белоруссию под «суверенные мантры» в финансовую (для начала) колонию Запада. Подобно тому, каким он является ныне в Российской Федерации – с одной только разницей: в той всё больше и больше ставится вопрос об упразднении этой колониальной зависимости, а в Республике Беларусь – о вхождении в неё. Ни в коем случае Нацбанк «не должен» служить институтом развития, заботясь о процветании народного хозяйства и подавлении ростовщичества, но быть лишь «регулятором» – зорко следить за тем, чтобы, прежде всего, инвесторы и особенно банкиры извлекали из народа свою надёжную и как можно бόльшую прибыль и могли свободно её выводить из страны и обратно вводить по самому выгодному валютному курсу. И вот мы видим знакомые догмы монетаризма (подчёркнутыми сторонниками которого являются председатель Нацбанка пан Каллаур и весь финансово-экономический блок правительства) в «уточнении [то есть, перестройке] основных целей и отдельных функций Национального банка Беларуси». Иезуитско-масонским словом «уточнение» названа не менее чем «корректировка устава Национального банка Беларуси и иных актов главы государства в целях повышения эффективности деятельности Национального банка и совершенствования его правового статуса».

«Лёгкой корректировкой» изменено самое сердце Устава Нацбанка: «Вместо определенной ранее цели “защита и обеспечение устойчивости белорусского рубля, в том числе его покупательной способности и курса по отношению к иностранным валютам” в качестве основной цели устанавливается поддержание ценовой стабильности». Это – борьба с инфляцией как главная и даже единственная цель центрального Банка – классический «здобуток» либералов, охраняемый как зеница ока российской олигархией. Прикрывается он по обычаю лукаво и цинично – «заботой о народе»: «Поддержание ценовой стабильности необходимо для социально-экономической сферы, поскольку позволяет снизить неопределенность в ценовой динамике и облегчить корректировку относительных цен, повысить спрос на национальную валюту в качестве инструмента сбережения, предотвратить инфляционное перераспределение богатства и дохода… Обеспечивая ценовую стабильность, центральный банк вносит свой вклад в достижение иных, более широких экономических целей, в том числе конечной цели государственной экономической политики – повышение уровня благосостояния граждан». Поясним: рост цен может быть вызван очень многими факторами, в том числе совершенно не монетарными (то есть, не инфляцией спроса, означающей просто изменение масштаба цен). Либерализация торговли, директивное повышение различных тарифов (транспортных, энерго- и водоснабжения), косвенных налогов, свобода спекуляции на финансовых рынках – всё то, за что ратуют сами либералы, – а также неурожай, бедствия, внешние санкции и вот то самое снижение валютного курса – имеют немонетарное происхождение и никакими мерами Нацбанка не могут быть преодолены. В чём сам пан Каллаур и признаётся: «При этом Национальный банк не может напрямую влиять на административно регулируемые цены, цены естественных монополий или цены отдельных товаров», отсылая к, как мы помним, также находящемуся во власти либералов Министерству АРТ (и правда, занимающемуся художествами, а не управлением торговлей) и сразу повторяя мантру пана Колтовича, что «реализуемая в Республике Беларусь политика в области ценообразования базируется на основе сокращения сферы прямого государственного регулирования, развития конкуренции и рыночных инструментов ценообразования» – то есть, настаивая на неуправляемости немонетарной инфляции, происходящей из либерализации торговли, как якобы «естественной», «рыночной».

Исходя из этого циничного лукавства, и лжёт либеральный штаб Нацбанка, что «закрепление в уставе Национального банка цели по поддержанию ценовой стабильности обусловлено [якобы] монетарной природой инфляционных процессов. Национальный банк может [якобы] сдерживать общее инфляционное давление, управляя объемом денежной эмиссии и ценой денег в экономике. В долгосрочной перспективе рост денежной массы, интенсивность которого определяется увеличением предложения эмитируемой центральным банком национальной валюты, полностью трансформируется в рост цен». Последнее является наиболее циничной ложью и догматической мантрой глобальных и локальных гайдаров, кудриных и прочих «чикагских мальчиков»: самому простому человеку ясно, что экономический рост даже при постоянных ценах требует большего объёма денег для его обслуживания – а в руках государства (правда, представляемого патриотическими, а не компрадорскими чиновниками) этот бόльший объём денег становится источником, а не следствием этого роста, а часто – даже не роста, а выхода из кризисного спада и восстановления трудовой занятости, притом планового, под государственным управлением, что особенно ненавистно слугам капиталистической олигархии.

Если же Нацбанку, как в указе А.Лукашенко (очередной раз подставленного матюшевскими-каллаурами), предписано подавление роста цен любой ценой (звучит красиво и символично) как высшей цели, то он применяет меры, которые наносят дополнительный удар по хозяйственным предприятиям и людям (искусственное повышение учётной ставки рефинансирования со ссудными ставками и выведение денег из обращения) – в том числе, увеличивая саму инфляцию через инфляцию издержек. Если же при этом и происходит снижение общей инфляции, то её можно назвать «экономической эвтаназией», когда снижение кровяного давления достигают перекрытием (или перерезанием) аорты. Такое «понижение инфляции» (через удушение спроса) вместо поддержки экономики в условиях обеднения (часто обнищания) людей и стопорения предприятий позволяет за их счёт и пользуясь кризисом космически обогатиться банкирам и прочим кредиторам. Таким образом, если раньше Нацбанк был ответственен за удержание стабильного валютного курса и этим – главного для чрезвычайно зависимой от внешней торговли Белоруссии источника инфляции, – то теперь он (подобно Центробанку РФ) сбрасывает с себя эту обязанность и, напротив, становится усилителем, резонатором разрушительного воздействия возможных колебаний курса. Заметим, что и ответственность за валютный курс далека от соответствия канонам служения Госбанка хозяйству для народа: даже в ряде западных стран (вопреки теоретическим мантрам чикагской школы) в уставах Центробанков прописана их ответственность за общий экономический рост и борьбу с безработицей через создание рабочих мест. Но позволено это только потому, что сами западные правительства находятся в полной власти транснациональной элиты Запада. Действует, во многом, это предписание и в Белоруссии (с большими сбоями) – но только из-за преобладания над законом воли лично А.Лукашенко: ему Нацбанк в передаваемых через Администрацию Президента «рекомендациях», слава Богу, отказать пока не может. Однакоработа над его парализацией и созданием откровенно колониальной системы после него идёт полным ходом.Заметим, что банкиры-космополиты Нацбанка в своей разработке ссылаются на «общемировую тенденцию передачи функции обеспечения ценовой стабильности под ответственность центрального банка (Европейского центрального банка, Центрального банка Российской Федерации, Национального банка Казахстана)» – то есть, центробанков, находящихся в прямом подчинении финансовой олигархии и, в частности, Ротшильдов. В этом случае о «священном суверенитете» Белоруссии они наглухо забывают.

Вскоре в рамках нового («уточнённого») Устава Нацбанк провозглашает (на том самом Kastryčnickom EkanamičnomForume) и конкретную методологию своей работы – ещё одну известную мантру, постоянно звучащую из тех же уст Кудрина, Грефа, Набиулиной и прочей компрадорской либеральной группировки: «Нацбанк планирует перейти на инфляционное таргетирование к 2020 году». Суть очередного малопонятного «термина» («инфляционное таргетирование») – как излюбленного иезуитского способа лицемерия для затуманивания смыслов и создания вокруг себя ауры «больших мудрецов» – заключается в исключительно реактивном характере деятельности Нацбанка в ориентации на процент инфляции как собачки Павлова – на кусок колбасы. Повышается инфляция – хлобысь высокими кредитными ставками без разбора причин, понижается – хлобысь, так же без разбора, дополнительных денег в банковскую систему (нацеленную на спекуляции). И «таргетировать» Нацбанк собирается самым либеральным, неуправляемым и служашим интересам финансистов образом – строго по методичкам врагов Белой Руси: «вместо денежной базы будет контролировать процентные ставки на денежном рынке». Поясним: если ограниченная (даже необоснованная) денежная база ещё может в государственнических руках быть использована с умом и благотворностью, то грубое поднятие кредитной ставки бьёт по народному хозяйству сплошняком и наверняка, гарантируя выгоды для ростовщиков.

И как бьёт! Процентная политика Нацбанка на протяжении всех лет господства в нём либерал-монетаристов соответствует либеральным догмам по превращению денег в инструмент спекуляции, а их владельцев, занимающихся ростовщичеством, – в господ рынка. Разница между ставкой рефинансирования и уровнем инфляции составляла: в 2005 – 3% (11%-8%), в 2006 – 3,4% (10%-6,6%), в 2007 – -2,1% (10%-12,1%)…, в 2012 – 9,2% (30%-21,8%), в 2013 – 7% (23,5%-16,5%), в 2014 – 8,8% (25%-16,2%), в 2015 – 12% (24%-12%), в 2017 – 6,4% (17%-10,6%), в 2018 – 6,4% (11%-4,6%). Причём заметим, что если на начало 2012 года такую разницу ещё можно было как-то увязать с последствиями Большой Афёры 2011 года (с трехкратным падением курса рубля и огромной инфляцией), то впоследствии и вплоть до нынешнего времени ничем, кроме разорения финансистами народа и народного хозяйства с быстрым «первоначальным накоплением капитала» будущей олигархией по методичкам МВФ, это объяснить невозможно. Для сравнения, в олигархической Российской Федерации эта разница составляла: в 2005 – 1%, в 2006 – 2%, в 2007 – -2%…, в 2012 – 1,7%, в 2013 – 1,8%, в 2016 – 4,6%, в 2017 – 5,25% (после отступления России в 2014 году началось усиление позиций либералов в Кремле). Еще меньше разница междуосновной кредитной ставкой и инфляцией в Казахстане – причем, как правило, даже с превышением со стороны инфляции.

Иными словами, с момента покорения Нацбанка повелительным догмам западной финансовой олигархии и либерально-капиталистическим идеологам ссудный процент во всей банковской системе стал намного опережать инфляцию и уровень прибыльности производительных хозяйств, разоряя производственные предприятия с заёмными оборотными средствами и делая уж совсем невыгодными любые вложения в них (как альтернативы депозитам), не говоря уже об обогащении финансистов и разорении многих простых граждан (например, жилищных заемщиков). Причём активно применяется хрестоматийная ростовщическая манипуляция, когда, с одной стороны, ставка рефинансирования (процент по предлагаемым кредитам) меняется в ответ на уже прошедшую инфляцию (когда все доходы-убытки уже подведены), а не ожидаемую (которая может быть гораздо ниже), вместо системы постоянной корректировки процентов как раз за прошлый период инфляции, а, с другой стороны, никак не учитывается общенародная инфляция издержек (например, из-за роста цен на энергоносители, повышения косвенных налогов или колебаний курса валют, как это и было в период разгона инфляции и ставки Нацбанка). Это позволяет: в первом случае – длительное время космически обогащаться банкирам, финансистам и связанным с ними чиновникам за счет разорения предприятий и граждан, ссужая под огромные проценты в условиях невысокой инфляции, и, напротив, заимствуя средства в преддверии скачка инфляции под небольшие проценты, сгорающие вместе с самим долгом, сжигая на общенародном уровне сбережения граждан и фонды предприятий (как это имело место сразу после распада СССР и в Белоруссии после 2011 года); а в случае с общенародной инфляцией издержек – освобождать от всенародного бремени владельцев денежных капиталов и перекладывать их долю бремени на заёмщиков – на большинство простого народа, – усугубляя это бремя (в том числе, с учётом роста из-за кредитных издержек).

В целом же внедрением таргетирования, а, тем более, таргетированием «ценой денег» (процентной ставкой), делается всё, чтобы вырвать финансы из рук государственной власти, лишив её возможности планового и общей пользой обоснованного использования необходимых (в том числе добавочных) денежных средств, сделать предприятия и граждан рабами владельцев денег и ростовщиков. Характерно, что в конце снова с циничностью, в духе всего Kastryčnickaga Ekanamičnaga Foruma, утверждается, что «в основе финансовой стабильности (которой служит регулятор) лежит экономическое благополучие наших предприятий, и здесь нам с правительством предстоит большая работа по повышению эффективности их деятельности в ближайшем будущем». Эта благостная «забота» либеральных правительства и Нацбанка (перекладывающих на предприятия свою вину за финансовую нестабильность), тут же разоблачаемая самим отождествлением «благополучных» и «эффективных» предприятий, заключается в доведении «наших предприятий» монетаристской и прочей либеральной политикой до статуса «неэффективных», как якобы неблагополучных, с последующим их «оздоровлением» путём закрытия, передачи в доверительное управление и в собственность «западному стратегическому инвестору».

Ещё одним направлением реформирования финансовой системы Нацбанком в направлении угождения местным владельцам капитала и порабощения внешним («иностранным инвесторам») является последовательная ликвидация выстраивавшегося А.Г.Лукашенко со времени его прихода к власти государственного управления и контроля за валютным обращением и, вместе с ним, за выводом капитала за рубеж и внешней торговлей. Так, на исходе года «Национальным банком принято решение об отмене ограничения по целевой покупке иностранной валюты юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями…в рамках проведения мероприятий по поэтапной либерализации валютных отношений»Если доселе государством строго контролировалось назначение и ограничивался объём (в зависимости от назначения) покупаемой валюты и сроки её целевого использования, без права обналичивания валютных безналичных счетов – что позволяло как ограничивать нежелательные для народного хозяйства растраты валютных запасов страны, пресекать валютные спекуляции и просто вывод капитала из страны (в том числе, в те же оффшоры), так и пресекать преступные сделки, – то теперь: «юридические лица-резиденты смогут осуществлять покупку иностранной валюты по необходимости, определяемой ими самостоятельно; не устанавливаются также сроки использования купленной иностранной валюты. Аналогичный порядок совершения валютно-обменных операций будет действовать и для индивидуальных предпринимателей». Сохраняемый пока целевой порядок приобретения валюты носит учётный и, добавим, декоративный характер: «В соответствии с новой инструкцией, при покупке иностранной валюты юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны будут указывать код направления использования покупаемой иностранной валюты. При этом указание данных кодов будет носить исключительно статистический характер и не будет ограничивать использование приобретенной иностранной валюты по другим направлениям». Либеральная революция в валютном обращении, живо напоминающая «скачок в свободу» команды Ельцина, «обеспечит бόльшую свободу предпринимательской деятельности и позволит снизить административные издержки субъектов хозяйствования, связанные с необходимостью обращения в Национальный банк за получением разрешений на покупку иностранной валюты на цели, не предусмотренные законодательством, продление сроков хранения и изменение целевого использования купленной иностранной валюты. Принятое решение также создаст условия для развития срочного рынка с использованием производных финансовых инструментов (форварды, валютные фьючерсы, валютные опционы, свопы)». Иными словами, открываются ворота не только для неподконтрольной торговли и вывода капитала, но и для всего спектра валютных спекуляций. Более того, данный «прорыв в мир свободы» «сформирует предпосылки для последующей отмены иных ограничений и обременений, установленных валютным законодательством Беларуси».

Все указанные меры прочно закрепляются в «утвержденной Национальным банком стратегии развития на 2017-2020 годы», в которой «сформулирован ряд стратегических инициатив Национального банка на среднесрочную перспективу…: переход от режима монетарного таргетирования к инфляционному таргетированию, разработка и создание эффективной институциональной архитектуры финансовой стабильности, обеспечение безопасного функционирования банковской системы, формирование благоприятных условий для расширения сферы применения цифровых технологий, поэтапная либерализация валютных отношений». И если не будет предпринято стратегических же и кадровых решений на уровне самого А.Г.Лукашенко, либерально-рыночный демонтаж государственной финансовой системы Белоруссии и превращения её в «национальную», служащую финансистам и формируемой финансовой олигархии, предопределён на уровне приговора. Всё больше, правда, начинает возникать вопрос – а для чего вообще тогда белорусам такое правительство (не считая правоохранительных органов), кроме, конечно, защиты интересов инвесторов и эффективных топ-менеджеров за счёт белорусского народа? Впрочем,либеральное правительство и хотело бы передать свою власть в руки своих западных «наставников», получив за это вознаграждение и определённое место в «евроассоциированной» олигархической системе наднационального управления, как это уже сделали их прибалтийские, украинские и прочие коллеги и единомышленники.

Превращением Нацбанка в безвольного исполнителя воли Ротшильдов и владельцев финансового капитала и приватизацией значительной доли государственных банков планы экономических «десоветизаторов» и дехристианизаторов Белой Руси банковской специализации не ограничиваются. Необходимо им ещё и оставшиеся государственные банки заставить стать «эффективными» – то есть, работать не на государство и народное хозяйство, а на финансовые показатели прибыли и заодно на банковских «наёмных менеджеров», установив для них показатели «производительности банковского продукта» в качестве премиального критерия, наконец, на финансовых «партнёров» государственных коммерческих банков, которые (в частности, инвестиционные и валютные спекулянты, торговцы, частные застройщики) предложат им лучшие условия по взятым кредитам, чем, например, «какие-то» государственные предприятия или строящие жильё граждане. А «лучше», как мы знаем, эти госбанки вообще отдать в руки частных «доверительных управляющих». В этом и заключается программа перевода выданных государственными (да и частными) банками кредитов государственным предприятиям и по государственным программам на белорусский Банк развития, который, естественно, по сути, перекредитовывает народное хозяйство за счёт Казны (откуда берётся собственный фонд Банка развития), передавая банкам средства из государственного бюджета (то есть, народных средств) для вольного коммерческого распоряжения. Сам Банк развития, созданный, кстати, по наущению и требованию (а также по модели и принципам) МВФ и будучи, по сути, подразделением государственной Казны, переводит отношения с государственными же хозяйствами и учреждениями на коммерческую основу. Дело дошло до того, что Банк развития уже зарабатывает на «финансировании строительства, реконструкции, капитального и текущего ремонта местных автомобильных дорог», выдавая «коммунальным проектно-ремонтно-строительным унитарным предприятиям» (Облдорстроям), подчинённым местным властям со скудными бюджетами (как мы помним, лютым врагам минских либерал-рыночников), по сути, бюджетные кредиты почти по коммерческой ставке. Не сложно догадаться, что государственные программы в целом (также помимо бюджетных средств задействующие директивное кредитование) являются для либералов-антигосударственников тем, что должно быть максимально сокращено.

Средства, вложенные государственными и частными банками (по поручению правительства) в государственные предприятия и программы обычно не высокодоходные, могут быть связаны с задержкой выплат (проблемная задолженность), с необходимостью наблюдать за использованием ссудополучателями выданных средств и в целом состоянии их дел, оказывать дополнительную поддержку, то есть, напрягаться и быть во взаимозависимости. Но это и называется: «работа банков на государство и народное хозяйство». В христианском укладе целью банков (как, впрочем, и самой экономики) – отнюдь не получение прибыли, а служение общему благу, получая справедливое возмещение за труд и служение. Здесь же банки выводятся из служения народу и становятся его «партнёрами», а попросту – ростовщиками и финансовыми посредниками (между частями самого народа). В частности, такая антинародная операция в прошедшем году проведена Банком развития в рамках упомянутого совместного проекта либерального правительства Беларуси с ЕБРР (Банком развития в ведении правительства глобальной либеральной олигархии) по продаже на Запад Белинвестбанка. Всеми силами её продвигал сам руководитель Белинвестбанка, и так и сяк, «посещая международные форумы и конференции…, в Люксембурге и Сингапуре», и не зная – как ещё себя побыстрее кому-нибудь продать. Отметим, как усиленно банкиры пытаются обосновать эту распродажу народного достояния «выработкой и закупкой [неких] новых технологий…, повышением эффективности работы каждого сотрудника…, внедрением новых технологий и подходов, лучших мировых практик», как если бы речь шла о крупном машиностроительном предприятии, а не о меняльной конторе.

В этих же целях разгосударствления банковской системы Белоруссии и отдания её во владение капиталистам осуществляется и ещё одна либеральная стратегия последовательного упразднения директивного кредитования, когда государственная власть, исходя из составляемых совместно с министерствами планов хозяйственного развития и поддержки народного хозяйства (даже в условиях подмены Госплана либеральным Министерством экономики), из оценки имеющихся у банков средств (которые, напомним, суть не что иное, как народные сбережения, а также заработанные на их кредитном обороте «собственные средства» банков), поручает банкам выдавать ссуды на конкретные направления и конкретным хозяйствам, оказывая при этом и дополнительную поддержку из Казны. Упразднение директивного кредитования означает, таким образом, не что иное, как ликвидацию государственной системы целевого использования народных сбережений. И вот, уже «правительство в 2018 году на треть снизит объемы директивного кредитования…, а к 2019 году правительство обещало свести лимит директивного кредитования до нуля…, кредитование же в объёмах, превышающих лимиты директивного кредитования, и по направлениям директивного кредитования, не предусмотренным настоящим постановлением, осуществляется без оказания господдержки».

Здесь перед нами раскрывается картина экономической действительности, выстраиваемой на основании либерально-рыночной идеологии (точнее, религии) и, в частности, «реформируемой» банковской системы. За 2016 год, когда экономика Белоруссии находилась в критическом состоянии, на людей свалилась безработица и обвал реальных доходов с угрозой нищеты, предприятия задыхались от задолженностей и падения спроса, бюджет ложился под гнётом искусственно раздутого госдолга, прибыль коммерческих банков выросла (при лишь 10%-й инфляции)…на 50%!!! Более того, по показателям прибыли частные банки (австрийский Приорбанк, Белгазпромбанк) идут практически вровень с главным государственным Беларусбанком при том, что их капитал меньше почти в 6-9 раз. Аналогичная картина с прибылями и капиталами, как видим, и у ряда других частных банков, равняющихся по прибыли с государственными и имеющих на порядки меньшее участие в объемах кредитования. Ещё более ярко паразитирование частных банков на белорусском народе (на фоне служения ему государственных банков) заметно по графику показателей рентабельности (на вершине которого гордо высятся те же самые Приоры, Альфы и Газпромы, оставляя крупные государственные едва ли не на уровне самоокупаемости (какой и должен быть у банков у христианского народа). Продолжился рост прибылей банков на 16,5% и в 2017 году, значительно превосходя уровень инфляции и рост доходов предприятий и зарплат граждан. И, как мы видим, за исключением государственного «Беларусбанка» (который как раз в это время усиленно стремились приватизировать Матюшевский с компанией) основной рост прибыли и общая доля от её огромной абсолютной величины пошли в кубышки частных банкиров, некогда приватизировавших данные «высокотехнологичные» меняльные конторы.

Чтобы понять масштаб паразитирования банков над «социально-ориентированной» экономикой Беларуси эпохи «молодых прогрессивных реформаторов» возьмём один из процветающих частных банков «Белгазпромбанк» и установим его обычную ростовщическую маржу: принимая типовые отзывные рублёвые вклады по 8,5%, на 2,5% ниже ставки рефинансирования Нацбанка (!), он переводит их в ссуды от 14% для предприятий до 16,5% для граждан (последние, к слову, менее рисковые, поскольку белорусские граждане признаны одними из самых добросовестных должников), давая двукратную маржу до 5-8%. Заметим, что при 4,5% годовой инфляции 14% процентный кредит для предприятия (по 10% реальной ставке) означает ничто иное, как легальный банковский грабёж и уничтожение отечественного производства (кто может представить себе рентабельность в 14%, тем более с многолетним обращением!), не говоря уже об обдирании простых граждан. Чтобы мера легального грабежа стала более ощутимой, обратим внимание на депозитно-кредитную маржу в валюте, например, в Евро:принимая вклады под 0,5-1%, кредиты предприятиям выдаются под 6,5-10%! Любопытно, есть ли где-нибудь в Евразии большее ростовщичество! Неудивительна картина ожирения банков при одновременно хирении хозяйств, которых если что и спасает, то государственная поддержка и сама государственная собственность, которых либерал-рыночники их и хотят скорее лишить. При этом за годы либерализации не только прибыли банков, но и доходы банковских работников (не считая рядовых) находятся на космических высотах в таблице отраслевых зарплат.

Заметим, что такая картина отнюдь не является секретом для главы государства, и он неоднократно высказывал возмущение по этому поводу. Напомним, что дело дошло до того, что у него под носом белорусские банки занимались полулегальным африканским аферизмом и чёрным ростовщичеством, предлагая кредиты под минимальные проценты, но при помощи скрытых комиссионных доводя маржу до нескольких десятков процентов, что потребовало, к печали правительственных банкиров, долгое время это крышевавших, принятия отдельного запрещающего законаПоследнее банковское выступление А.Г.Лукашенко было, взятое само по себе, «страшным судом» и разгромом: «Не стану скрывать, наверное, с подачи правительства [неудивительно!], мы обходим главный вопрос, по которому сегодня также будет разговор: денежное довольствие, заработная плата, бонусы работников и руководителей банковских учреждений. Тут меня предостерегают от откровенного на эту тему разговора, что это, мол, не понравится МВФ, может, и еще каким-то международным организациям [вот, «оказывается», кто у нас главный радетель за счастье частных банкиров!]. Пока я Президент Беларуси и не планирую быть президентом или руководителем международных организаций, поэтому и вам тоже советую отвечать и заниматься вопросами Беларуси… Чем богаче люди в стране, тем лучше для ее руководства. Но мы знаем реальность, в которой живет народ Беларуси: сегодня никто не барствует. Пятьсот долларов или тысячу рублей, о которых мы говорили, – с таким большим трудом у правительства и в том числе Национального банка с подконтрольными банками, так тяжело идет этот вопрос. Так давайте будем соответствовать и в банковской системе этому. То есть зарплата должна быть заработанной, всегда банкиры об этом говорят, и я их в этом поддерживаю. По всей стране зря платы быть не должно. Значит, и в банковской системе зарплата должна быть заработанной… Банкиры разделяют свою зарплату и заработанные бонусы. А что это не деньги? Можно выстроить такую систему, что будешь копейки получать в течение месяца, года, а бонусами можно подавиться, как в народе говорят… Я только что говорил об уровне заработной платы в стране. Хотелось бы, чтобы банковская система не была, цитирую народ, “скопищем жирных котов” (это не только говорит рабочий и крестьянин, это говорит вся интеллигенция). Банковские работники должны соответствовать тому уровню, который сложился в стране по заработной плате и доходам». Не укрылось от «внимания главы государства, что у банков нет своих денег. Они пользуются средствами физических и юридических лиц». Но сидящие тут же перед ним два главных «жирных кота» паны Матюшевский и Каллаур постоянно твердят как раз противоположное намерение, ссылаясь на МФВ, ЕБРР и пожелания прочих «носителей цивилизации»: как видно на видео, первый ни разу не взглянул в сторону президента, а второй с лёгкой улыбкой безучастливо смотрел в сторону – у него, как мы и видели ранее в его собственных признаниях, совсем другие авторитеты.

Более того, как А.Г.Лукашенко заметил далее«банки, даже иностранные, ведут деятельность внутри страны и зарабатывают за счет ее граждан и предприятий, в том числе выдавая недешевые кредиты», а «заработная плата топ-менеджеров [и далеко не только «топ»] отдельных банков в Беларуси просто зашкаливает. Они получают в разы больше даже членов правительства, не говоря о рядовых работниках различных сфер. Здесь разница в цифрах может быть в сотни раз». И даже поручил «разработать систему оплаты труда руководителей банков. Она, подчеркнул Президент, должна быть справедливой и работать по-человечески». Наконец, в конце концов, «деятельность всех организаций, включая банки, а может быть, и прежде всего банков, должна быть результативной и максимально учитывать интересы национальной экономики». Однако, почему вопрос о такой «разработке системы» стал только в конце 2017 года – после целого ряд лет банковского паразитирования и удушения «народно-антиолигархической белорусской экономической модели», после приватизации части государственных банков и непрекращающихся разговоров о продолжении таковой? В том-то и беда, что некогда все эти правильные слова главы государства исполнялись ещё прежде озвучивания, а ныне – озвучиваются без исполнения. И ведь не секрет: сколько чубайсов и грефов, каллауров и матюшевских ни корми – они все равно в МВФ смотрят, и как их ни уговаривай – государственниками и радетелями за народ они все равно не станут.

Следует отметить, что либерализация и превращение финансовой системы в паразитарную отнюдь не ограничивается банковской системой. К ней относится также формирование системы частных страховых компаний, пенсионных и прочих инвестиционных фондов, которые по своей природе представляют собой не что иное, как финансовых посредников – в лучшем случае, а как правило – более ли менее решительных спекулянтов. Инвестиционные фонды перехватывают у государства (в частности, у госбанков) народные сбережения и распоряжаются ими по принципу частной выгоды, а не общей пользы, устремляясь к валютным и прочим спекуляциям, особенно когда «прогрессивное» законодательство освобождает их (как акционерные общества) от субсидиарной ответственности. Такие финансовые организации, как частные страховые и пенсионные фонды, ко всему прочему, получают в распоряжение и самые ценные для хозяйственного развития долгосрочные сбережения («длинные рубли») и, более того, почти гарантированные огромные доходы по беспроигрышной схеме: очевидно, что страховые и пенсионные выплаты, подобно фонду лотерей, изначально рассчитаны на постоянное превышение их страховыми взносами (стоимостью лотерейных билетов). А вот в случае чрезвычайных событий, влекущих за собой массовые выплаты, частные фонды закономерно банкротятся и сбрасывают всю ответственность на государство, либо оставшихся у «разбитого корыта» граждан (в частности, стариков). Иными словами, действует простая схема «приватизации прибылей и национализации потерь». Таким образом, данные частные организации, всячески продвигаемые либеральными чиновниками и идеологами (в том числе в одном лице), снимают значительную долю народного дохода в свой карман, присваивая себе распоряжение значительными народными капиталами и формируя вокруг себя политическую «элиту», которая впоследствии предаёт страну финансовому интернационалу Запада и перестраивает не только общественный, но и духовный строй народа. Народное государство в лице его руководителей-патриотов никогда не допустит перехода системы финансового посредничества в частные и, тем более, иностранные руки.

Пантелеимон Филиппович

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели