Версия для печати Александар Вучич экстренно сдает Косово, прикрываясь Россией

К годовщине подписания Брюссельского соглашения …В июле 2017 г. начался отсчет последней фазы в процессе признания независимости Косово со стороны Сербии. Сербский президент Александр Вучич (с 2012 г. – первый вице-премьер, с 2014 г. премьер-министр, с 2017 г. – президент) призвал к началу публичного внутреннего диалога по Косову и Метохии, чтобы «не оставлять это бремя потомкам, всем вместе найти долгосрочное решение, исключить конфликт как вариант». «Мы, – заявил Вучич, – должны понять, что и как с нашими отношениями и взглядами по Косову и Метохии, а не бежать от этого и не жить в 300-летнем прошлом». Вучич регулярно в аспекте КиМ публично упоминает необходимость отбросить «мифы» (очевидно подразумевая под «мифом» духовно-историческое наследие, связанное с Косово и Метохией, прежде всего, Святосавское предание и Косовский завет).

Тема «внутреннего диалога» появилась в первом же обращении Вучича к общественности в качестве новоизбранного президента страны. Американский посол в Сербии Кайл Скот сразу поддержал инициативу Вучича, подчеркнув, что «важно, чтобы в диалог были включены все части общества, которые выскажутся по важнейшим проблемам страны, а в этом внешняя политика и отношения с Косовом весьма существенны». По сути цель «диалога» означает, что Вучич не может взять только на себя всю полноту ответственности за признание Сербией квазигосударства албанских сепаратистов как независимого суверенного государства, включая членство в ООН. Ответственность необходимо разделить со Скупщиной, Церковью, неправительственным сектором и САНУ.

Формально диалог длился несколько месяцев. Его итогом, однако, стал весьма неожиданный результат. 30 марта 2018 г. Александр Вучич встретился с т.н. Конвентом (ассоциация из более чем 700 НПО ярко выраженной прозападной ориентации, неформальный лидер Конвента – Соня Лихт). Именно перед этим «собранием» Вучич представил свое видение достигнутых результатов диалога. Несмотря на то, что, по его словам, «подавляющее большинство политической и неполитической общественности Сербии» высказалось за сохранение статус-кво, замораживание конфликта и ожидания лучших условий, сербского президента подобное единомыслие не устраивает. По его мнению, Сербия по этим рецептам «не получит ничего, а только проиграет». Вучич отбросил комплекс мнений большинства видных представителей Церкви, науки, культуры и общественности, выразив предпочтение позиции прозападной части неправительственного сектора. В конце встречи Вучич продемонстрировал большую ментальную флексибильность, заявив: «Единый знаменатель всех докладов Национального конвента в том, что необходимо согласиться с независимостью Косова, но формально его не признавать».Очевидно, что эта формулировка отвечает его собственным интересам, поэтому он лишь уточняет, что «посмотрим, что мы можем извлечь для сербского сообщества и что можем обеспечить для будущего Сербии в ЕС».

Отметим, что даже по ключевым вопросам заявления Александра Вучича носят размытый, недосказанный характер, формулировки просторечивы, неясны и неотточены, они вызывают только вопросы, на которые нет ответов. Однако в отношении самого сербского народа от сербского президента на постоянной основе звучат броские дезориентирующие и враждебные характеристики: «ленивый», «неспособный», «пребывающий вне реальности», сербам надо оставить «мифы» и «мифологию», «нужно любить землю не своих предков, а землю, по которой будут ходить наши потомки». Сербов Вучич обвиняет ни более ни менее, как в расизме. Так, например, на встрече с Эди Рамой в сентябре 2015 г. он заявил: «У албанцев часто проявлялась расистская позиция к сербам и обратно – у сербов в отношении албанцев». Прием искусственной симметрии применяется им часто, что позволило епископу на покое владыке Атанасию охарактеризовать его как «акробата, играющего двойную или тройную игру – и все во вред Святой Сербии и Святому Косову».

В преддверии 2016 г. в новогоднем обращении А.Вучич обрушился и на Небесную Сербию, и вообще на сербскую историю: «Сербии хватит волшебных палочек… обещающих нам… некую справедливость и лучшую жизнь на небе, в “небесной Сербии”. За нее можно только умереть, ничего больше», «по Вольтеру, только бедные народы живут историей. И то только выдумывая ее».

Все это вучичевская реприза псевдоморфозы культуры, изменения национального сознания. Руководствуясь положением того же Вольтера, что деятельности людей присуще сознательное целеполагание, предположим, что Александру Вучичу или его западным советникам известно, что народ без исторической памяти недееспособен – отсюда вопрос о действительной цели подобных идеологических диверсий, направленных на формирование антисознания, фрустрированной идентичности. Следовало, вероятно, изучать западных мыслителей руководствуясь не только сиюминутными маркетинговыми задачами. Густав Лебон, например, утверждал, что «Бесконечно более многочисленные, чем живые, мертвые также бесконечно могущественнее живых. Они управляют огромной областью бессознательного, той неведомой областью, которая держит под своей властью все проявления разума и характера. Народ больше ведется своими покойниками, чем живыми». В целом катастрофой для страны может закончиться ситуация, при которой идейные воззрения главы государства на собственный народ не отличаются от немецкого унтер-офицера.

«Немецкая парадигма» особенно близка сербскому президенту. В конце марта 2018 г. Александар Вучич в своем видеообращении снова предложил народу «смотреть на реальность», осознать, «ключ Сербии – ее будущее, а не то, насколько она любит свое прошлое» (бесконечное подведение к покорному принятию «албанской реальности в Косово»). Однако ход мысли на этом не остановился. Сербам сербским лидер рекомендует взять в пример немцев: немецкое общество «отказалось от двух своих городов». Предлагаем читателям угадать – каких именно? Специально «для тех, кто не читал – это Прага и Кёнигсберг»: потому что «в Праге… говорилось на немецком, а не чешском языке, даже Кафка писал на немецком языке и является немецким писателем… у Германии нет контроля над Прагой… Кёнигсберг – это не только место коронации ФРЕДЕРИКА ПЕРВОГО (так прозвучало – прим.авт.) в 1701 г. и одно время центр прусского государства… немцы сейчас живут без Кёнигсберга и без Праги» (от 16.50 до 18.20 мин). Обратим внимание на «авторское наименование» короля Фридриха I. Дело в том, что на сербском языке его имя будет звучать «Фридрих». Зато на английском пишется «Frederick».

Как правило, за дымовой пропагандистско-маркетинговой завесой, предназначенной для внутреннего использования, отчетливо выявляется проводимый глобалистский политический проект. Во-первых, советниками Вучича являлись бывший директор МВФ Доминик Штросс-Кан, бывший австрийский канцлер Альфред Гузенбауэр, бывший шеф итальянской дипломатии Франко Фратини. В настоящий момент советником Вучича остается Тони Блэр (собственно, и принесший в Сербию натовские бомбы «Милосердного ангела»). Примечательно, что в свое время член Сербской радикальной партии Александр Вучич написал хвалебную рецензию на книгу своего шефа Воислава Шешеля с совсем неэлегантным названием «Тони Блэр – английское гомосексуальное дерьмо». Тем не менее, именно по модели Тони Блэра в правительстве Сербии сейчас с целью контроля эффективности работы министерств функционируют т.н. «delivery units» (причем от этой системы сама Великобритания отказалась). Помощник Блэра по пропагандистским спецоперациям Алистер Кэмпбелл для сербских специалистов при правительстве по работе со СМИ проводил спецкурс. Бывший радикал Вучич поддерживает теплую дружбу также и с другими лицами, возглавлявшими агрессию против его страны – Герхардом Шредером и четой Клинтон (Вучич в сентябре 2016 г. от имени правительства Сербии внес вклад в размере 2 млн. долларов в Фонд Хиллари Клинтон – Clinton Global Initiative). Примечательно, что Тони Блэр с 2013 г. является советником и албанского премьер-министра Эди Рамы. Таким образом, Блэр является неформальным связующим звеном между руководством Сербии и Албании.

Во-вторых, члены сербского правительства – премьер Ана Брнабич, вице-премьер и министр сообщения, строительства и инфраструктуры Зорана Михайлович – являются членами сербского отделения Трехсторонней комиссии (основанной в 1973 г. Дэвидом Рокфеллером и Збигневом Бжезинским).

В-третьих, ни один глава сербского государства до Александра Вучича, от С.Милошевича до Т.Николича, не вел переговоров с главами иностранных спецслужб. В апреле 2014 г. (Вучич тогда был премьер-министром) состоялась трехсторонняя встреча, включая американского посла Майкла Кирби и бывшего главу ЦРУ генерала Дэвида Петреуса. Затем последовал ряд встреч Вучича с Петреусом, как официальных, так и частных. В начале февраля 2018 г. состоялся официальный визит в Белград и встреча Вучича с руководителем британской разведки МИ-6 Алексом Янгером по поводу сотрудничества разведок двух стран.

Примечательно, что Петреус является является одним из руководителей финансового гиганта – фонда «Kohlberg, Kravis, Roberts & Co. L. P.» (KKR) и медиа-магнатом. В 2013 г. фонд направил свои первые прямые инвестиции в Восточную и Центральную Европу на покупку медийной компании «United Group» (SBB/Telemach). «United Group» объединяла крупнейших интернет-провайдеров и операторов кабельного и спутникового телевидения бывшей Югославии. В настоящее время KKR запустил собственную региональную телесеть – «N1 TV», ставшую эксклюзивным партнером CNN, со студиями в Белграде, Загребе и Сараево. При этом «United Group» объединила производство ТВ-контента с его распространением. Одновременно «United Group» продолжает расширять свою сферу за счет выхода на рынок стационарной и мобильной телефонной связи и поглощения своих конкурентов, в том числе «Ikom» (Сербия). При этом окупаемость инвестиций KKR в балканские СМИ не просматривается даже в далекой перспективе. Этот сектор переживает такие трудности, что даже ключевые активы, такие как SBB в Сербии из года в год остаются убыточными. В случае SBB даже астрономические инвестиции KKR в 2013 г. не улучшили ситуацию. Годовые отчеты показывают устойчивый рост убытков в миллионах евро: в 2014 -29, в 2015 – 33 и 35 в 2016 году. Объяснение лежит в той плоскости, что, покупая СМИ, Петреус покупал влияние. Кроме того, возможно, указывалось завышение расходов для ухода от налогов. Благодаря своему отрицательному балансу SBB за много лет не заплатила ни цента налога на прибыль, несмотря на выручку в 170 миллионов евро в 2016 году. Ущерб бюджету Сербии может достигать десятков миллионов евро.

В 2014 г. казалось, что между государством Сербия и KKR неизбежна конфронтация: KKR собирался запустить свой телеканал N1 в собственной сети «SBB Telemach». Одновременно сербское правительство опубликовало проект закона о СМИ. Одно исключало другое, так как закон запрещал дистрибьютору быть создателем контента. Запрет выглядел логично: дистрибьютор будет отдавать предпочтение своим каналам в ущерб конкурентам. Несколько лет назад этот принцип был навязан Европейским Союзом сербскому государственному телеканалу РТС, которому пришлось отказаться от своей вещательной сети. Однако на этот раз мнение Брюсселя было обратным или, точнее, его изменили на обратное в результате лоббирования Европейского банка реконструкции и развития (совладельца «United Group»). После новой встречи с Петреусом премьер-министр Вучич решительно завершил споры: приход N1 в Сербию приветствуется. Государство самоустранилось. В августе 2014 г. парламент голосовал уже за новый текст закона, продиктованный банкирами через Брюссель. Устранив народ, транснациональная финансовая олигархия выкрутила руки парламенту, который уже и не помышлял о сопротивлении. Эпилог: N1 ТВ был запущен в октябре 2014 г. В марте 2017 г. кабельный оператор SBB удалил самый популярный, государственный канал РТС1, с первой кнопки. Это место, принадлежавшее РТС1 с самого создания телевидения в стране, он отдал авангарду антисербской (и антироссийской) пропаганды – N1 ТВ.

Так, в целом генерал Петреус в Сербии является собственником ТВ N1, крупнейшего кабельного оператора Сербии – SBB, а также ТВ каналов Grand produkcijа, Total TV-a, Sport klub, Sinemanijа, включая детский ТВ канал Ultra TV. По данным «Информера», Петреус – также владелец одного из наиболее популярных новостных изданий “Блиц”. Интересуется генерал и скупкой обанкротившихся крупных сербских кампаний. Кроме того, на Балканах значительная часть интернет-трафика проходит через провайдеров, купленных Петреусом. Сербское исследование «Невидимая инфраструктура – потоки данных» показало, что весь трафик сходится в одной точке: «Если кто-то хочет читать, фильтровать или задержать весь национальный трафик, проходящий через сеть SBB, он сможет сделать это, используя эту единственную точку». Совершенно случайно, эта точка принадлежит именно KKR.

Здесь уместно вспомнить одно высказывание ближайшего соратника Александра Вучича, тогдашнего министра труда Александра Вулина (ныне – министр обороны Сербии, причем, сам не служил в армии). Когда в феврале 2015 г. российское телевидение РТ подвергло критике правительство Александра Вучича за сотрудничество его правительства с Тони Блэром, Вулин проявил особую «тактическую мудрость», указав, что: во-первых, РТ не является государственным телевидением РФ (!); во-вторых, «эту страну Вучич ведет из Белграда, а не из Брюсселя, Вашингтона, и не ведет ее из Москвы. И это всем должно быть ясно… Сербия любит, как Вучич руководит этой страной»… Гротескная демагогия является обязательным атрибутом сохранения гарнитуры Сербской прогрессивной партии у власти и прикрытием истинного проекта.

Суть проекта относительно сербского национального корпуса на Балканах включает обязательное признание независимости «Республики Косово». Это многоходовая операция, на пути к которой после агрессии НАТО против СРЮ 1999 г. были провозглашение независимости приштинскими сепаратистами в 2008 г. Совершенно необъяснимо сербские официальные документы сейчас, например, именуют правительство Рамуша Харадиная «Институтами временного самоуправления края», как будто Харадинай и его предшественники осуществляет властные функции в результате легитимного избрания в Республике Сербии. Это пропагандистский прием – создать у граждан Сербии впечатление, что официальный Белград проводит некое легитимное взаимодействие с приштинскими сепаратистами. От имени правительства Ивица Дачич (тогда первый заместитель премьера и министр внутренних дел) подписал в 2008 г. соглашение о передаче ключевых функций в сфере системы правосудия, таможни и полиции от миссии ООН УНМИК европейской миссии ЕУЛЕКС (официально ставящей своей целью укрепление косовских институтов). Затем последовало в целом невразумительное решение Международного суда ООН в 2010 г., суть рекомендательной резолюции которого – «акт провозглашения независимости не противоречит международному праву» – означает, что любая группа может провозгласить независимость от чего угодно, и сам акт (декларация) провозглашения не противоречит международному праву (оставим за скобками юридическую квалификацию заключения). Однако в резолюции МС ООН содержится крайне важное определение: группа албанцев, провозгласившая независимость Косово, не является официальными органами временного самоуправления края Косово и Метохия. Следовательно, она не обладала необходимыми полномочиями для провозглашения независимости, и речь идет всего лишь об акте политического характера. Решение МС ООН каждая сторона может трактовать и использовать в свою пользу, сам суд всего лишь вывел себя из-под удара в столь остром вопросе.

Итак, косовская политика предыдущей сербской власти до прихода Александра Вучича в 2012 г. медленно, но верно дрейфовала в сторону применения плана Марти Ахтисаари (хотя сама сербская власть упорно отказывалась это признавать): наступления на сербов и упрочение органов власти сепаратистской Приштины. В этом аспекте наблюдается преемственность политического курса Тадича и Вучича. Однако сербы в целом успешно справлялись с ситуацией. Непоправимого ухудшения не происходило, главное, что сербы севера края уверенно держали эту часть Косово в своих руках. Напомним, что на территорию северного Косово с преобладающим сербским населением албанские боевики не могли вступить со времён Второй мировой войны.

Непререкаемым многолетним авторитетом был и остается Марко Якшич со своими соратниками. В феврале 2011 г. сербы севера края самостоятельно провели референдум, на котором практически единогласно высказались за непризнание «косовских органов власти». Интересно, что в конце 2011 г. Ангела Меркель оказывала давление на Б.Тадича, чтобы тот подписал аналог нынешнего Брюссельского соглашения, однако Тадич отказался. В преддверии заключения Брюссельского соглашения политические лидеры сербов севера КиМ призвали к проведению общенародного референдума по поводу заключения антиконституционных соглашений. Далее сербы КиМ в соответствии с законодательством Сербии самостоятельно сформировали законодательный орган – Скупщину автономного края Косова и Метохии. Однако белградская власть сразу с 2012 г. (приход к власти в Сербии тандема Т.Николич-А.Вучич) прекратила проводить выборы Республики Сербии. И четко выявилось резкое ускорение только намеченных тенденций.

В 2013 г. произошло ключевое событие. Сербская власть в лице Ивицы Дачича как тогдашнего премьер-министра и Александра Вучича (как первого премьер-министра) 19 апреля подписали т.н. Первое Брюссельское соглашение (Дачич фактически вынудил и Вучича поставить свою подпись, не хотел оставаться один в таком деле). Суть Брюссельского соглашения заключается в том, что власть Сербии, в отсутствие давления извне и реальной военной угрозы отказалась от полиции и суда Республики Сербии на территории всего Косова, включая север. Отныне в Косово действует судебная и полицейская система «Республики Косово». Брюссельское соглашение признает и утверждает действие только правовой системы «Республики Косово». Упоминания о Конституции и законах Республики Сербии или в каком бы то ни было виде формулы о том, что Косово и Метохия являются составной частью Республики Сербии, в этом документе нет.

Особое унижение для Сербии и сербов являла процедура принесения сербскими судьями и полицейскими присяги на верность «Республике Косове» (10% сербский судей от унижений отказалась). Естественно, приштинская судебная система сразу отказалась признавать предыдущие постановления сербских судов, ввергнув север края в состояние правового хаоса.

Суть переговорного процесса, лукаво именуемого сербской властью как формат Белград-Приштина, а «косовскими властями» – как переговоры «Республики Косово» и Сербии, заключалась в установлении полноценной государственной границы. Причем соглашение об интегрированном управлении границей предыдущая власть Бориса Тадича решилась лишь парафировать, т.е. на документе есть лишь инициалы руководителя переговорной группы Борко Стефановича, а не его подпись. Далее последовали: передача в компетенцию Приштины таможни, документации ЗАГС и кадастровых данных, утверждена международная процедура взаимной нострификации дипломов Сербии и Косово, ликвидированы органы гражданской защиты на всей территории КиМ (включая легендарную группу Защитников моста), Приштина получила собственный международный телефонный код +383, и, наконец, было ликвидировано последнее физическое препятствие для въезда албанских подразделений на север Косова – «Парк мира» на мосту р. Ибр (разделяющий южную и северную часть Косовской Митровицы).

В ответ от албанцев Белград не получает ничего. Власть Александра Вучича за 6 лет также ничего не предприняла для возвращения 220 тыс. изгнанных из КиМ сербов, а их «защита» происходит путем передачи в лапы албанских ОПГ и бывших главарей Армии освобождения Косово (АОК). Ничего худшего в истории «решения косовского вопроса», чем Брюссельское соглашение, Сербия не знает. Все приведенное выше носит четкие характеристики государственной измены и национальной капитуляции.

В ноябре 2013 г. режим Вучича оказал прямое незаконное давление на сербское население края, вынуждая его принимать участие в выборах «Республики Косово», по ее законам. Тогда сербам угрожали потерей социальных выплат из Сербии, потерей работы и т.п. Подчеркнем: с 2012 г. по настоящий момент на территории Косово по согласованию с сербской властью проводятся исключительно выборы «Республики Косово». Далее власть в Белграде в противовес прежним сербским лидерам создает собственную партию под названием Сербский список. В партию вошли люди с сомнительным, включая уголовное, прошлое, бывшие пожарники, бывшие полицейские. Их главная отличительная черта – преданность и подконтрольность Белграду. Сербский список по результатам парламентских выборов в «Республике Косове» входит в «косовский парламент» и дает согласие на избрание премьером Рамуша Харадиная (сентябрь 2017 г.).

Таким образом Сербский список, политическая сила Александра Вучича в Косово, ПОМОГЛА Харадинаю стать премьером. Причем Харадинай за свои преступления официально еще в 2006 г. объявлен в розыск государством Сербия. Логично ставится вопрос: для режима Александра Вучича и Сербского списка Рамуш Харадинай – он кто? Преступник, совершивший тяжелейшие преступления против сербов или политический партнер? Напомним, чтобы избежать наказания в МТБЮ боевики Харадиная ликвидировали около 40 свидетелей и членов их семей, устраивая показательные расправы со взрывами машин, расстрелами из автоматов. Благодаря усилиям сербской стороны бывшие главари диверсионно-карательной Армии освобождения Косово консолидированы во главе с самым авторитетным боевиком, умеющим железной рукой держать дисциплину и эффективно выполнять задачи любого уровня, не гнушаясь ничем – Рамушем Харадинаем. Как указывает полковник сербского МВД, активный участник войны в КиМ Славко Никич, Харадинай может провести мобилизацию ветеранов АОК за два часа, на мобилизационный призыв сербского премьера Аны Брнбич может отозваться разве что гей-отряд, мрачно шутит полковник.

Созданием и прямой поддержкой Сербского списка со стороны Белграда было решено две задачи: подавление всей остальной общественно-политической активности сербов Косова и Метохии и дальнейшее инкорпорирование и сотрудничества сербов с системой «Республики Косово» вплоть до согласия с кандидатурой Рамуша Харадиная в качестве премьера. 13 сентября 2017 г. премьер Сербии Ана Брнабич заявила, что «Сербский список располагает полной и безраздельной поддержкой правительства Сербии, и его решение войти в правительство в Приштине является ответственным». Но более примечательно, что Александр Вучич, поздравляя Сербский список с победой, с вхождением в косовский парламент, сразу же ограждается от своей гарнитуры, утверждая, что «это ваш выбор».

Переговоры Сербии с «Республикой Косово» осуществляются непрерывно, даже несмотря на громкое убийство одного из авторитетных сербских лидеров края Оливера Ивановича. К слову, если бы сербская власть не ликвидировала свой суд и полицию в крае, ей не пришлось бы униженно просить Приштину об участии в расследовании, не получив, по обычаю, разрешения ни на что.

26 марта произошел инцидент с арестом на территории северной Косовской Митровицы главы Канцелярии (ранее было Министерство по КиМ, затем его уровень был низведен до уровня канцелярии) по Автономному краю Косово и Метохии Марко Джурича. Примечательно, что тому предшествовал странный «частный» и весьма экстренный визит в США, на обычном рейсовом самолете, за этим последовала тайная встреча Вучича с Хашимом Тачи. Суть произошедшего и проблема не в том, что Приштина арестовала представителей сербского правительства, а в том, что албанцы смогли это сделать вполне легитимно, и легитимность им обеспечило ничто иное, как Брюссельское соглашение. Косовские власти действовали в соответствии со своим законодательством, претензии к их действиям в данном случае неправомерны.

Спецподразделения Косовской полиции («РОСУ») до визита сербских чиновников заняли стратегические пункты на границе и предупредили о том, что визит сербских чиновников нежелателен и они будут предпринимать решительные меры. Сербская сторона настаивает на предварительном согласовании с Приштиной, Харадинай утверждает, что Джурич в Косово находился нелегально, а с получением разрешения на пребывание произошло техническое недоразумение. Задержание производилось демонстративно жестко, как показательная акция. Марка Джурича с заломанными руками, в наручниках, отвезли в Приштину, и проволокли буквально за галстук на потеху публике. Однако вопросов возникает больше, чем ответов. Когда Марко Джурич прибыл в северную Косовскую Митровицу, то для проведения мероприятия был выбран самый маленький зал. Но для чего? Вероятно, для того, чтобы уменьшить количество участников и тем самым уменьшить риск масштабного сопротивления спецназу «РОСУ». В целом событие с арестом Марко Джурича выглядит странно для всех. Представляется, что важнее не отдавать Приштине север края, не вести с ней переговоров, которые по сути являются национальный капитуляцией по всем пунктам, а не вызывать ее на репризы 1990-х гг.

В связи с этим инцидентом Александр Вучич обратился напрямую к президенту России Владимиру Путину за советом. В состоявшемся телефонном разговоре В.Путин ответил, что позиция России – это трактовка нападения на Сербию как нападение на Россию, при этом следует исключительно следовать принципам резолюции Совета Безопасности ООН 1244. Которую, подчеркнем, грубо нарушает Брюссельское соглашение, заключённое Вучичем. Брюссельское соглашение нарушает и Конституцию Республики Сербия: по заключению Конституционного суда РС, Брюссельское соглашение является не правовым, а политическим договором.

Теперь, по мысли Александра Вучича, все, что остается Сербии – это бороться за создание некоей Ассоциации сербских общин. Но, напомним, что в Брюссельском соглашении речь шла только о законах «Республики Косово», и эта Ассоциация может действовать только в соответствии с косовским законодательством. Ассоциация не будет наделена законодательными правами и должна будет исключительно решать лишь локальные вопросы. Создание Ассоциации сербских общин – это в принципе неправомерная постановка вопроса, потому что в фокусе должна находиться нерушимость территориальной целостности и суверенитета Сербии в КиМ, как того и гарантирует Конституция Сербии и Резолюция 1244. Приштина, со своей стороны, негодует, потому что на территории «Косово» уже функционирует ассоциация косовских общин, неясно, зачем нужно ее дублировать. Приштина до сих пор не создала данную, в общем бессмысленную для всех, ассоциацию, и не намеревается подыгрывать режиму Вучича, которому создание ассоциации позволит ложно интерпретировать как «успех» в разговоре с албанцами.

Мотивы действий Александра Вучича предельно просты. Движение «Отаджбина» в обращении к общественности от 7 апреля 2018 г. указывает«В 2012 г. Александр Вучич своим западным менторам обещал, что откажется от Косова и Метохии. В связи с этим он обманывает, лжет, манипулирует, всеми возможными и невозможными средствами пытается выполнить данное обещание. Он хорошо знает, что те, с кем он заключал подобные договоры, в случае обмана будут очень жестоки. Судьба покойного премьера Зорана Джинджича служит ясным напоминанием. Сегодня граждане Сербии – заложники глупого обещания президента Республики, что ради своего прихода к власти он должен предать южный сербский край». 

Международное сообщество ждет от Вучича подписания с Приштиной юридически обязательного соглашения о взаимном признании включая предоставление «Республике Косово» членства в ООН к 2019 году. Это соглашение является условием приема Сербии в ЕС («ЕС нет альтернативы» – главный лозунг режима Вучича), и само Соглашение о стабилизации и присоединении Сербии с ЕС трактует Косово и Сербию как отдельные независимые государства и содержит обязательство заключения договора о региональном сотрудничестве и добрососедстве (ст. 15 ССП).

Все, что сделал Александр Вучич в отношении КиМ – антиконституционно, его подход и спешка в решении проблемы КиМ обусловлены лишь его собственными обязательствами перед Западом. А время как раз работает на сербов: албанцы в связи с тяжелейшим экономическим положением и общей неустроенностью продолжают массово покидать край, рождаемость в их семьях резко снизилась. Не следует преувеличивать число албанцев, по оценкам «Отаджбины», их в КиМ не более 900 тыс., сербов – примерно 130 тыс.

Чем, как не расизмом, являются призывы отдать Косово «потому что там албанцы»? Многие из них до сих пор пользуются паспортами Республики Сербия (сербов вынуждают брать паспорта Республики Косово в то время как сами албанцы оставляют себе документы Сербии), учатся и лечатся в Сербии, и при искоренении террористического и криминального подполья (что является обязанностью государства) они могут быть обычными гражданами Сербии. Модель разоренной территории без надежд на будущее, созданная американцами, ничуть не устраивает и самих албанцев, ставших заложниками всевластия бывших боевиков АОК. 

В целом ситуация в КиМ потенциально взрывоопасна, и несет прямую угрозу для безопасности Российской Федерации. Во-первых, в Косово расположена одна из крупнейших баз США и НАТО в мире Кэмп-Бондстил. Доступ к объекту полностью закрыт, расположена база на территории, где проживают исключительно лояльные США албанские кланы. Боевиков для участия в украинском вооружённом конфликте начали готовить в Кэмп-Бондстил начиная с 2010 г. Кто может дать гарантии, что это не продолжается до сих пор на случай другого конфликта на постсоветском пространстве?

Во-вторых, албанцы никогда не были особо религиозными, но сейчас в Албанию и Косово пришли ваххабиты, исламские экстремисты из Ближнего Востока. Сейчас уже примерно 30% албанцев КиМ – сторонники радикальных ветвей ислама, в Косово и Метохию пришла Аль-Каида (запрещена на территории РФ), которая окапывается здесь всерьёз и надолго. От Приштины до Москвы два часа полёта на самолёте, и спайка исламистов, криминала, наркоторговли и базы Кэмп-Бондстил не может не настораживать.

В Сербии после оранжевой революции 5 октября 2000 г. по настоящий момент складывается система тихой, но всеохватной оккупации страны. Процесс резко ускорился после прихода к власти Александра Вучича. В Косово его режиму удалось ликвидировать институциональную государственную и внеинституциональную систему защиты сербских национальных интересов. В противовес авторитетным и настоящим сербским лидерам создается политический симулякр – Сербский список – с оперативной задачей уничтожения всех проявлений иной политической активности. Не только не существует ни идеи, ни стратегии национальной обороны, но, напротив, актуальной властью ведется активная пропагандистская подготовка к «ускоренному решению косовской проблемы». Начинаются тайные переговоры и встречи, результатом которых становятся провокационные эксцессы, причем со стороны Белграда: история с поездом-музеем, украшенным иконами и надписями на многих языках «Косово – это Сербия», бесславно не доехавшего и до границы с КиМ вследствие угрозы Приштины применить силу; арест Марко Джурича. Провокации устраиваются на фоне реальной сдачи всех позиций Александром Вучичем всех позиций в ходе «Брюссельских переговоров».

Не может не настораживать стремление втянуть Россию в разрешение искусственно созданных ситуаций, при котором, в данном случае, не упоминаются настоящие причины их возникновения: вероятный договор с западным фактором и цена прихода Александра Вучича к власти, передача им самим севера Косово и Метохии албанцам с уничтожением государственных органов Сербии на территории всего края, включая север, ранее албанцам недоступный. Следует учитывать, что Запад реализует сложносоставную и многоходовую операцию относительно не только сербского автономного края КиМ, но и всех Балкан. В этом плане поддержка антисербских и антиконституционных действий Александра Вучича сербским национальным корпусом воспринимается как поддержка Рамуша Харадиная, проекта «Великая Албания», американского военного усиления на Балканах, и, наконец, Аль-Каиды.

Филимонова Анна Игоревна, кандидат исторических наук

Источник: http://ruskline.ru

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели