Санкционный список РФ в отношении Украины вызывает недоумение

1 ноября 2018 г. РФ в ответ на украинские санкции ввела ограничения против 322 физических и 68 юридических лиц. 25 декабря премьер-министр Медведев расширил список: «Я подписал соответствующее постановление. Списки физических и юридических лиц, в отношении которых применяются специальные экономические меры, расширены в общей сложности более чем на 200 лиц и организаций…

Речь идет, во-первых, о блокировании активов, которые находятся на территории РФ, то есть запрете совершать с ними какие-либо действия. Во-вторых, о запрете перечисления денежных средств, которые находятся в источниках, расположенных на территории РФ. То есть о запрете вывоза капитала».

Опубликованное расширение санкционного списка российского правительства в отношении украинских политиков и бизнесменов вызывает, мягко говоря, недоумение. Очень мягко говоря. Лично мне приходится прикладывать недюжинные усилия, чтобы писать НАСТОЛЬКО мягко.

Вот в чём дело. В списке присутствуют знаковые фамилии. Много знаковых и знакомых фамилий. Есть Аваков. Есть Берёза. Есть Аброськин. Есть Билецкий. Есть Васюнык. Есть Бригинец. Есть Геращенко, оба (обе). Есть Турчинов, Чубаров, Тымчук и Фарион. Эти фамилии смотрятся в списке органично. Хотя, с моей точки зрения, для Тымчука и Фарион – много чести.

Однако есть фамилии, вызывающие определённые вопросы. Новинский. Добкин (два экземпляра). Святаш. Мураев.

Простите. В списке, насколько я понимаю, представлены враги России, опасные для неё персонажи. «Это сделано для защиты интересов российского государства, компаний и граждан России», уточняет Дмитрий Анатольевич Медведев.

Правильно ли будет считать, что Новинский (лично мне крайне неприятный, как и любой олигарх), отмеченный, среди прочего, наградами патриарха Кирилла, и никогда (да, именно так) не изменявший линии поддержки московского православия, представляет опасность для России?

Правильно ли будет считать, что Добкин (Михаил, конечно; Дмитрий представляет опасность только для вентиляционных систем закрытых помещений), голосовавший за исключение Бойко и Лёвочкина из фракции Оппоблока, или Святаш, голосовавший против военного положения, ‒ враги России номер один?

Правильно ли будет считать, что Мураев, чуть ли не единственный из всех украинских политиков открыто именующий нацистов нацистами, а гражданскую войну – гражданской войной, ‒ угрожает российским интересам?..

Я недоумеваю. Понимаете, ко всем вышеперечисленным в предыдущем абзаце гражданам я отношусь с огромным скепсисом. Некоторых из них неоднократно ругал обидными словами. И продолжаю это делать, собственно. Однако даже мне, человеку сугубо предвзятому, не придёт в голову помещать их в один список с Турчиновым. С Аваковым. С Билецким. Это крайне нелогично, товарищи российские правители. Это вызывает, настаиваю, недоумение. Это заставляет сомневаться либо в профессионализме, либо, уж простите, в искренности вашей патриотической позиции. Поскольку лучше всего вот это вот «приложение к списку» описывается знаете каким словом? Вот каким: диверсия.

И дело не только в том, что в списке присутствуют все вышеперечисленные. Хотя и это само по себе выглядит очень глупо. Гораздо хуже, что в списке отсутствуют многие и многие убеждённые враги России! Вы видите в списке Ахметова? Нет. А он приложил немало сил, чтобы подавить донбасское сопротивление, и никогда этого не скрывал. Вы видите в списке харьковского “бызнысмэна” Мысика? Нет. А он, в отличие от харьковчанина Святаша, голосовал ЗА военное положение. Вы видите в списке Бойко? Нет, не видите. А Бойко откровенно играет в пас вместе с Порошенко. Да что там говорить: видите ли вы в списке Коломойского? Того самого Коломойского, чей банк предлагал десять тысяч баксов «за голову москаля»? Того самого Коломойского, который несколько дней назад хвастался тем, что спонсировал и организационно поддерживал сожжение людей в Одессе 2 мая, и прямо заявил, что и сегодня с удовольствием сделал бы то же самое? НЕТ.

Так вот санкционный список «врагов России», в котором есть Мураев, но нет Коломойского, есть Новинский, но нет Ахметова – это очень похоже на диверсию.  Но, простите, товарищи, нельзя же так глупо и топорно! Нельзя! Потому что если можно, то вы никакие не товарищи. Ни в каком смысле этого слова.

К. (наш киевский корреспондент)

+ + +

Самого президента Порошенко, как отметили в Кремле, подвергать санкциям не стали по причине «запредельности» такого шага. Под номером 224 можно найти старшего сына украинского лидера Алексея Порошенко, формально возглавляющего сейчас бизнес-империю семьи. Примечательно, что, узнав о случившемся, сам Петр Порошенко заявил, что «за небольшим исключением, это список очень достойных людей, включая моего сына, включая половину моей администрации». «Хочу сказать, что на Украине нахождение в списке – это как какая-то государственная награда», – отметил президент.

Однако в перечень не попало достаточно большое количество тех, кто действительно стоит на антироссийских позициях и даже спонсирует войну в Донбассе. Например, в нем нет губернатора Днепропетровской области 2014 года Игоря Коломойского, который активно финансировал признанный даже на Украине бандитской группировкой батальон «Азов» и сумел подавить недовольство майданом в Днепропетровской, Харьковской и Запорожской областях. Нет в перечне и губернатора Донецкой области 2014 года и реального основателя и спонсор батальона «Азов», одного из главных акционеров «Индустриального союза Донбасса» Сергея Таруты, который имеет общий бизнес с российскими банками. Нет и самого богатого украинца Рината Ахметова, позиция которого до сих пор многим кажется пророссийской лишь потому, что он открыто не выступал за ведение «войны с российскими оккупантами», но который, по различным источникам, также приложил руку к финансированию «добровольческих батальонов», наводящих ужас на мирных жителей Донбасса.

Попадание некоторых в список и вовсе выглядит странно. Например, это касается бывшего председателя правления телеканала «Интер», а ныне генерального директора телеканала «112-Украина» Егора Бенкендорфа. В данном случае следует помнить, что «Интер» является самым рейтинговый украинским телеканалом с пророссийской позицией, а 112-й – наиболее популярный новостной канал, который в Киеве подвергается постоянным нападкам националистов, блокадам, а также обвинениям украинского Нацсовета по телевидению и телевещанию.

Судя по постановлению правительства России, санкции вводились достаточно точечно, порой напрямую не затрагивая отдельных предпринимателей или их предприятий. Например, ограничения коснулись нескольких энергетических компаний – «Галнафтогаза» и «Черкассыгаза», однако «Нафтогаз Украины», от которого зависят российские поставщики, как отдельное юрлицо под санкции не попал. И при этом в списке можно встретить главу «Нафтогаза» Андрея Кобелева.

Все это, как и отсутствие санкций в отношении ряда политических фигур, которые в свое время были знаковыми в украинско-российских отношениях, как например Надежда Савченко, породило в первую очередь на Украине множество толкований российского списка. С одной стороны, те, кто туда попал вне зависимости от наличия у них финансового и иного капитала, предпочитают делать вид, что ничего особого не произошло, а сам список является подтверждением их «патриотизма» и борьбы с Россией, о чем, собственно, и заявил Порошенко.

Однако с другой ‒ у многих возникло ощущение, что отсутствие в санкционном списке ряда лиц говорит не о том, что Россия действительно стремится наказать местных олигархов и политиков-русофобов, а о том, что в Кремле затеяли очень тонкую игру, решив усугубить тем самым наблюдающийся сегодня раскол среди украинской политической и экономической элиты.

По материалам Интерфакс и Навсправди

Постоянный адрес данной страницы: http://srn.rusidea.org/?a=50259

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели