Господа — с Господом. Еще раз о господах и товарищах

Депутат Владимир Петров из Законодательного собрания Ленинградской области предложил вернуть в силовые структуры России дореволюционное обращение “господин”. Это сразу же вызвало живую реакцию в электронных СМИ и, к сожалению, традиционный для нашего постсоветского общества спор.

Во множестве стран обращаются друг к другу “господин” простые граждане, независимо от уровня своего благосостояния. Германия, Франция, Великобритания, Италия, Испания. Сербия и Греция, наконец. “Товарищ” — это всё-таки больше партийное обращение. 

“Партайгеноссе” — так обращались друг к другу члены НСДАП и в нацистской Германии. В России до 1917 года была должность “товарищ министра” в министерствах, “товарищ атамана” в казачьих войсках. Но обозначало это слово помощника, заместителя. Революционеры стали называть “товарищами” своих соратников, предполагая, что те, кто использует такое обращение, лояльны к советской власти и большевистской идеологии. Недаром в годы Гражданской войны под “товарищами” просто имели в виду красных.

Логично, что военнослужащие армии, которая официально берёт своё начало с 1918 года, используют революционное обращение. И если мы считаем, что наша армия до сих пор является вооружённым отрядом коммунистического интернационала, тогда мы должны отстаивать обращение “товарищ”. Но в таком случае непонятно наше возмущение сносом памятника Суворову в Киеве. Александр Васильевич-то был, как говорили большевики в 20-е годы (и как считают нынешние политические украинцы), “царским сатрапом”. Отношения к рабоче-крестьянской армии он не имеет никакого. Если мы товарищи, то давайте тогда откажемся от погон и наград в виде крестов. И вернёмся к петлицам и “краскомам”.

Но если мы считаем наше войско продолжателем славы Чесмы и Синопа, Полтавы и Бородина — ничего плохого в обращении “господин” нет. Кстати, с титулованием “ваше благородие”, “ваше превосходительство” и так далее обращались в русской армии только младшие к старшим. Обращение же “господин” действовало между равными. Господин поручик, господин урядник, господин унтер-офицер. Ничего страшного не будет, если современные офицеры и сержанты будут называть друг друга “господин”. Такое обращение, как исторический мундир с воротником-стойкой, стимулирует вести себя благородно, более требовательно относясь к соблюдению законов чести.

Однако здесь возникает другой вопрос. Введение исторического обращения “господин” станет профанацией и унижением, если “господа офицеры” будут, как это сейчас зачастую происходит, общаться матом через слово. Сквернословие — бич современной армии. Выдумываются различные оправдания, якобы в матах меньше слогов и поэтому быстрее подаются команды. Но это лукавство. Мат — это грязь и унижение. Мат — тюремная зэковская мораль, связанная с перверсиями полового, зачастую гомосексуального, характера.

В исторической русской армии сквернословия было меньше, чем в миру. В том числе потому, что в русских полках и на кораблях служили военные священники. Для православных крестьян, из которых происходили солдаты, материться было всё равно что хулить Богородицу. Только революционный слом русского общества ввёл заразу сквернословия в воинские ряды. Теперь же многие офицеры думают, что материться — это своего рода доблесть. Таким образом, современный командир как бы намеренно снимает дистанцию между собой и подчинёнными. Показывает, что он близок солдатам. Ничем их не лучше. Не воспитаннее, не образованнее…

Вот это, кстати, ещё одно измерение слова “товарищ”. “Товарищ” — значит такой же, как все. Обращение “товарищ” не предполагает культурного и нравственного возвышения, работы над собой. Товарищем может быть кто угодно. Товарищ Швондер. Товарищ Шариков. Товарищу сквернословить не зазорно. Потому что вокруг все свои. Товарищи. А “господа все в Париже”.

Матерился ли генералиссимус Суворов? Ни в коем случае. Суворов был верующим православным христианином. Он настойчиво следил за моральным духом вверенного ему войска: “Богу молись. В Нём победа. Он нам генерал!” Матерились ли красные командиры? Увы. Матерятся до сих пор. Возможно ли изжить эту заразу? Возможно. По своему личному опыту ополчения Донбасса могу сказать: если офицер не сквернословит, нравственно подтягивается всё подразделение.

До уровня господ нужно ещё тянуться. Чтобы офицерам вооружённых сил, правоохранительных органов не было смешно и стыдно примерять на себя это слово.

Думаю, сейчас полезное предложение депутата Петрова не пройдёт. Слишком велика советская инерция. Старшие офицеры и генералы, выросшие при СССР, другого обращения не мыслят. Хотя буквально через несколько лет их места займут более молодые офицеры, становление которых пришлось на то время, когда стала доступной литература о Русской императорской армии и об исторической России в целом. В конце концов, доступен и переиздан замечательный, вечно актуальный памятник русской литературы и воинской традиции — “Кодекс чести русского офицера” (известный также как “Советы молодому офицеру”) авторства ротмистра Кульчицкого. Написан в 1904 году, актуален поныне.

Нет ничего невозможного в том, чтобы вернуть русским людям уважение к себе и к друг другу. Поднять нравственный и культурный облик русского офицера и русского человека — это очень достойная задача. Почему бы нам не называть наших соотечественников “господин”, “сударь”, “сударыня”, “барышня” — вместо “мужчина”, “женщина” или “эй, ты”? У кого повернётся язык сказать что-то дурное про эти русские слова?

Обращением “господин” мы подчёркиваем уважение к человеку и историческую преемственность России. Глупо, когда тысячелетняя держава празднует 100-летие вооружённых сил, уголовного розыска или, к примеру 100-летие русской журналистики. Нашим вооружённым силам, полиции и даже военной авиации и подводному флоту значительно больше лет. Так что давайте этим гордиться и этому соответствовать, господа!

Алексей Селиванов, общественный деятель
Источник: http://ren.tv
.
.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели