Минобр использует трагедию в Керчи как повод для навязывания психологического сопровождения вместо воспитания

Как и предсказывала «Катюша» , руководство Министерства просвещения сделало весьма специфические выводы из трагедии в Керчи, где 18-летний воспитанник колледжа Росляков убил из помповика 21 человека и ранил более 50-ти. По мнению министра Ольги Васильевой, для предупреждения таких случаев необходимо еще больше психологов «в каждой образовательной организации». Слова министра не расходятся с делом—в регионах родителей массово принуждают подписывать согласия на психолого-педагогическое сопровождение ребенка, хотя любому здравомыслящему человеку понятно что ребенок всегда беззащитен перед профессионалом и потенциально может подвергнуться любой манипуляции.

«Трагические события этого года в наших школах и колледжах показывают, что мы не в безопасности. И что присутствие психологов в каждой школе не только необходимо, он должен быть буквально в каждой школе”, — сказала Васильева на общем собрании членов РАО. 

Слова Ольги Юрьевны не расходятся с делом: в последние полтора года Минобраз с подачи правительства РФ организует настоящую экспансию психологов в школы, колледжи и детские сады. В частности, в Ленобласти родителей на собраниях сейчас заставляют подписывать вот такие бумаги

школьные психологи

Как навязывание психологического сопровождения всем без исключения детям любых возрастов поможет предотвратить появление новых Росляковых, непонятно—зато совершенно очевидно что создаваемая система может стать весьма серьезным инструментом «переформатирования» ребенка и давления на семью. Не секрет, что на Западе психологи –важнейшая часть ювенальной карательной системы, в который детям сызмальства внушают далекие от наших традиционных представлений о воспитании установки, настраивая их против родителей и любых запретов и параллельно вытягивая деньги из тех же родителей.

Россия следует тем же путем. Ранее мы уже неоднократно рассказывали к чему на практике сводится пресловутое «психологическое сопровождение» в школах. В частности, в школах Санкт-Петербурга от родителей требуют заполнения весьма странной анкеты с подробными вопросами о положении дел в семье, похожей на попытку переформатирования сознания молодых родителей. Вот небольшая выдержка из нее:

– Дети должны уважать родителей больше, чем всех других людей?
Полностью согласен/Не согласен/Не уверен

– Даже если дети уверены, что родители неправы, они должны делать так, как говорят родители:
Полностью согласен/Не согласен/Не уверен

– Дети должны не только любить своих родителей, но и бояться их:
Полностью согласен/Не согласен/Не уверен

– Чем строже родители к ребенку, тем лучше для него:
Полностью согласен/Не согласен/Не уверен

– Бывают случаи, когда лучшее наказание – ремень:
Полностью согласен/Не согласен/Не уверен

– Всегда лучше, если дети не думают о том, правильны ли взгляды их родителей:
Полностью согласен/Не согласен/Не уверен

– С чем согласны?:
Мой сын (дочь) сам(а) решает, на что ему(ей) тратить свои деньги. *
Да/Нет/Не уверен

– Отметьте, в какой степени перечисленное ниже характерно для Вашей семьи: у Вашего ребенка есть карманные деньги:
Да/Скорее да, чем нет/Не знаю/Скорее нет, чем да/Нет

– В случае необходимости Вы оплачиваете дополнительное обучение детей:
Да/Скорее да, чем нет/Не знаю/Скорее нет, чем да/Нет

– Вам удается оказать эмоциональную поддержку ребенку, Вы понимаете его эмоциональное состояние:
Да/Скорее да, чем нет/Не знаю/Скорее нет, чем да/Нет

– Считаете ли Вы, что при внешнем благополучии, ребенок в семье ощущает эмоциональное неблагополучие?
Никогда/Иногда/Часто 

Любой «неправильный» ответ в этой явно ювенальной анкете можно, при желании, представить как признак любимого ювенальщиками «семейно-бытового насилия». Кстати, в учебниках, методичках фондов для правоприменителей и на сайте Комитета по образованию Санкт-Петербурга опубликованы весьма специфические критерии для определения «неблагополучия» семьи. Вот пара выдержек из «Методических рекомендаций для педагогических работников образовательных учреждений Санкт-Петербурга «Методика (алгоритм) выявления случаев жестокого обращения с детьми и оказания помощи детям и подросткам, пострадавшим от жестокого обращения в образовательном учреждении» с сайта питерского Комитета образования

«Психическое (эмоциональное) НАСИЛИЕ» над ребенком – это:
открытое неприятие и КРИТИКА РЕБЕНКА, ТРАДИЦИОННЫЕ МЕТОДЫ ВОСПИТАНИЯ с применением физических наказаний, использованием авторитарных принципов, НЕУМЕНИЕ ВЗРОСЛЫХ УПРАВЛЯТЬ ЭМОЦИЯМИ В СТРЕССОВОМ СОСТОЯНИИ.
– Признаки жестокого обращения с ребенком: «беспокойство, тревожность, нарушение сна, боли в животе, замкнутость, ухудшение взаимоотношений со сверстниками, болезненное отношение к критике, агрессивность, негативизм, низкая самооценка, плохая успеваемость, низкий рост, педикулез, сонный вид, подавленное настроение, импульсивность, дефицит знаний, неумение дружить, неразборчивое дружелюбие, лживость, заискивающее поведение, чрезмерная уступчивость …». 

Признаки жестокого обращения разделяются на явные и неявные:

Явные: педикулез, отсутствие в доме спальных мест, постельных принадлежностей, одежды, пищи, иных предметов, соответствующих возрастным потребностям детей, ребенок грязно или не по сезону одет, наличие какой-либо информации о фактах жестокого обращения с ребенком. 

Неявные признаки жестокого обращения с ребенком:

неполные, многодетные, приемные семьи, малоообеспеченность, наличие безработных членов семьи, стесненные квартирные условия, низкий уровень педагогической культуры родителей и т.п. 

Подробнее см. нашу статью. 

Пока еще навязывание психологического сопровождения детям происходит в формально добровольном порядке. Однако ювенальное лобби в Минпросвете и других органах власти пытается сделать его обязательным, пользуясь такими случаями как трагедия в Керчи. Так, летом этого года зампред комитета Госдумы по образованию Любовь Духанина прямо заявила в эфире программы «Утро России», что только психологи избавят нас от агрессивных детей: «Когда ребенок не получает необходимую поддержку психолога в школе — мы нарушаем его права. Нам нужно обеспечить всю систему образования психологами, социальными педагогами, которые будут помогать ребятам, ведущим себя агрессивно. Надо, чтобы в школах появились средства, увеличить систему финансирования», — заявила Духанина. На логичный вопрос ведущих — как без письменного разрешения родителей отправлять несовершеннолетнего психологу? — депутат на голубом глазу ответила следующее: «Мы путаем понятия права и ответственности за состояние ребенка. Ведь когда ребенок не получает необходимую поддержку, мы на самом деле нарушаем его права. Поддержка психолога в школегарантирована государством». 

Родители России, по призыву Общественного уполномоченного по защите семьи, буквально завалили Духанину гневными заявлениями –в результате чего она немного снизила свою ювенальную активность—но теперь, после Керченской трагедии, ее инициативы получают мощную поддержку.

Опасность повсеместного навязывания психологов вызвана в том числе и спецификой преподавания этой науки, которая вся пронизана чуждыми для русского культурного кода фрейдистскими и т.п. установками. «Катюша» уже не раз рассказывала об этом, приводя в пример таких персонажей, как любительница садо-мазо психолог Лейла Соколова, которая усмотрела в безобидных детских рисунках фаллические символы, или декан психфака СПбГУ Алла Шаболтас, являющаяся по совместительству экспертом ВОЗ, координатором проектов организации «Врачи детям» (ранее «Врачи мира» (США) и «Право на здоровье» (США)), проходившая стажировку в Америке, являющася ярой сторонницей секспросвета и борцом с «семейным насилием». Буквально вчера вице-премьер правительства РФ по социальным вопросам Татьяна Голикова подтвердила худшие опасения родительских организаций, заявив о необходимости внедрения секспросвета в школах. Ранее с аналогичными предложениями выступали и представители Минобра.Очевидно, что именно психологи должны сыграть ключевую роль в продвижении этого вопроса –просто потому что основная масса «отсталых» родителей явно не поддерживает ценности вице-премьера и ее западных вдохновителей.

Активность Васильевой, Голиковой, Духаниной и прочих лоббистов психологизации образования четко укладывается в продвигаемую Правительством концепцию «либерализации» и семьи и замены естественного родительства профессиональным. В прошлом году, в разгар эпидемии «синих китов» и т.п. групп смерти, правительство Медведева уже пыталось организовать масштабную психологическую атаку на семью, внеся законопроект о замене родителей в судах психологами. Однако тогда атака захлебнулась из-за массового возмущения родителей — в том числе и наших читателей. В итоге законопроект был принят в первом чтении и отложен в долгий ящик. Но теперь Дмитрий Медведев и компания, похоже, вновь получили карт-бланш. Кстати, авторы законопроекта о замене родителей в судах на психологов и адвокатов никогда не скрывали источника своего вдохновения: как сказано в пояснительной записке к проекту, он был направлен на исполнение НЕ ратифицированной Россией Европейской конвенции об осуществлении прав детей от 25 января 1996 г., имеющей откровенно антиродительский характер. В ту же дудку дуют и главные идеологи реформы образования из Высшей школы экономики, которые исходят из презумпции виновности родителей и их заведомой неспособности представлять своих детей. 

Антисемейная позиции вышеперечисленных представителей правительства явно диссонирует с позицией Президента Владимира Путина, который ранее назвал Керченскую трагедию результатом глобализации (а еще ранее подписал игнорируемые чиновниками Стратегию национальной безопасности и Стратегию информационной безопасности) —а также секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева и сенатора Елены Мизулиной. Николай Платонович назвал трагедию в Керчи «показательной с точки зрения неэффективной профилактической работы с молодежью и контроля за оборотом оружия». «Требуется принять меры по улучшению учебно-воспитательной работы, работы подразделений по делам несовершеннолетних, а также усилить контроль за оборотом оружия и боеприпасов”. 

А Елена Борисовна призвала ужесточить контроль за соц.сетями и компьютерными играми, в частности, введя ответственность операторов сетей за неудаление опасного контента. Именно с таким предложением на днях, вслед за родительскими организациями,выступила «Лига безопасного интернета». 

Разумеется, это далеко не все необходимые меры для предотвращения появления новых росляковых – которые, как мы уже сообщали, сами себе являются порождением и одновременно приговором капиталистической социал-дарвинистской системы. Но они отражают гораздо более адекватное, чем у Голиковой и Васильевой, восприятие реальности ( хотя, если говорить серьезно, одними запретами и контролем проблему не решить. ).

Возвращаясь к психологам и навязыванию их услуг, родительские организации не рекомендуют родителям подписывать какие-либо согласия и заполнять анкеты которые представляют собой попытки влезть в семью. А также – обращаться к руководству школы и социальным педагогам с жалобой на внедрение через подобные анкеты антисемейных технологий. Примерный вариант заявления можно посмотреть на сайте Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге. При давлении родители всегда могут сказать, что они могут обратиться к психологу в индивидуальном порядке: согласно ФЗ об образовании, в РФ запрещены все формы насилия, включая психологическое. А работа с психологом – это целенаправленное психологическое воздействие, методы и результаты которого зачастую подходят под это определение.

Андрей Цыганов

Источник: РИА Катюша

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели