О покаянии Русских людей в преступлениях против Царской власти: Свт. Серафим (Соболев) – идеолог Монархии

2018-11-05.1.jpg«Святейший Патриарх Никон 
и Царь Алексий Михайлович». 
В кн.: Покровский Н. В. Сийский 
иконописный подлинник. Т. 3// 
Памятники древней письменности.
СПб., 1897.
 
Мы продолжаем публикацию небольшой работы о глубоко почитаемом нами святом – святителе Серафиме (Соболеве), чье наследие, неизвестное многим верующим нашей Церкви, нуждается в изучении и активной популяризации.

2. ТРУДЫ СВЯТИТЕЛЯ
О ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ
2.1. «РУССКАЯ ИДЕОЛОГИЯ»
2.1.1. Анализ сочинения
Тема четвертой – центральной, по нашему мнению, главы – «сущность покаяния для Русских людей, принимавших активное и пассивное участие в грехе бунтарства против Царской самодержавной власти» (Серафим (Соболев), архиеп. Русская идеология. С. 83). В ней не только разъясняются различные проявления покаяния, судя по степени греха, но и излагается православное учение о Монархии как единственной богоустановленной власти и ее благодетельном значении для человеческой жизни, а также учение о Царе как Помазаннике Божием, «удерживающем» пришествие в мир антихриста: «Никакая другая форма государственного правления не приемлема для России, ибо несообразна с Православной верой и на ней не основана» (Там же. С. 9); «Сама жизнь показывала, каким великим и безценным даром Божиим был для России наш самодержавный Царь, Помазанник Божий. Он не на словах, а в действительности был главою и душою Русского народа. Не стало этой души – не стало и России» (Там же. С. 106); «Современная жизнь в России и всеобщая растерянность народов мира свидетельствуют, какую великую силу для своего народа и для вселенной имел наш Царь, который соединял в себе и самодержавную власть, и благодать Святаго Духа, как Помазанник Божий, согласно учению Священного Писания» (Там же. С. 96).
Следующая глава посвящена вопросу восстановления Монархии: в ней звучит призыв «усердно молиться, чтобы Господь скорее освободил» Россию «от богоборческой власти и восстановил в ней предержащую Царскую самодержавную власть как источник ее возрождения» (Там же. С. 117). Причем святой отметает различные возражения и сомнения на этот счет, недопустимые для верующих: во-первых – мнение, что самодержавный строй изжил себя, – поскольку оно направлено против неустаревающих истин Священного Писания о Царской власти. Как слово Божие не может устареть – так и основанная на нем православная Монархия. Даже если бы Монархия в России была со всей очевидностью неосуществима, – православный Русский не может не стремиться к ее восстановлению, надеясь на Божию помощь, достигаемую через верность нашему православному идеалу. В верности же Истине – и смысл личной жизни.
А во-вторых, святитель разоблачает точку зрения, что для Православной Церкви безразлично, какая государственная форма правления будет в России. Особенно актуально сопоставление им монархического строя с другими образами государственного правления – республиканским и конституционным: «Ясно, что не Божественная воля, выраженная в Священном Писании, а человеческая многомятежная, греховная воля с открытым ниспровержением Богооткровенного и святоотеческого учения о Царской самодержавной власти лежит в основе республиканского и конституционного строя. Поэтому Святая Церковь наша не может закрыть своих глаз на отсутствие религиозной основы в демократическом образе правления. Следовательно, она не может быть безразлична к будущему политическому строю нашей страны. Иначе сказать: Святая Церковь не может желать водворения в России республиканского или конституционного строя. Она может содействовать восстановлению у нас только исконного государственного строя, каковым была всегда единоличная великокняжеская или Царская самодержавная власть Помазанника Божиего, как власть самая близкая к Церкви и родственная ей, ибо она имеет своим основанием Божественное Писание и святоотеческое учение, что является источником и нашей Православной веры» (Там же. С. 119–120).
Шестая и седьмая главы видятся новым витком произведения, как бы повторением его плана на другом уровне: указание и пояснение идеала, историософское осмысление уклонения от него с благим примером противостояния и вывод о необходимости возвращения к этому идеалу. При первоначальном знакомстве с книгой складывается впечатление, что самой важной является четвертая глава с изложением православного учения о Монархии. Две последних воспринимаются неким придатком к основному тексту. Однако святитель неслучайно поставил их в конец сочинения как итог последовательного раскрытия своего замысла, и, судя по всему, он мыслил ключевой шестую главу – о теории симфонии властей: «В… отношении между Церковью и государством, о котором нами говорится, – и выражается Русская идеология. Строго говоря, о взаимном отношении Церкви и государства в лице их властей мы говорим в одной шестой главе книги, в которой излагается и объясняется теория симфонии властей. Но и в самой этой главе мы говорим о симфонии властей потому, что только при ее наличии, если, разумеется, будет у нас Царская истинно самодержавная власть, возможно осуществление Русской идеологии, что то же – возрождение России. Таким образом, на симфонию властей, при наличии истинной самодержавной власти Царя, мы смотрим как на средство достижения Русской идеологии и возрождения России» (Серафим (Соболев), архиеп. Об истинном монархическом миросозерцании. С. 87).
Итак, нужно вернуться к Русской идеологии, путь – восстановление Монархии, поэтому необходимо понять, какую Монархию следует возрождать, почему мы от нее отошли и каким образом можем возвратиться. В частности, владыка Серафим призывает «всех Русских людей стремиться, как к величайшей милости Божией, к учреждению в будущей России истинной монархической власти, которая может быть такою только при своем отношении к Церкви на основе симфонии в смысле ограничения самодержавной Царской власти Церковию – ее Божественными законами. Мы имеем в виду симфонию, теория которой изложена в 42-й главе славянской Кормчей, взятой из VI-й новеллы Юстиниана. В настоящей главе нами дается толкование этой симфонической теории, которая обязывала носителя Царской власти быть защитником догматов Православной веры и почитать Церковь, т. е. исполнять все ее каноны, сообразовать с ними законы гражданские и заботиться о ее материальном благополучии» (Серафим (Соболев), архиеп. Русская идеология. С. 15). Далее изображается осуществление теории симфонии в Византии благочестивыми Императорами, откуда она перешла и к нам в Россию, где «действовала, определяя взаимные отношения между церковной и государственной властью, пока не была нарушена в царствование Алексея Михайловича» (Там же. С. 17) – также по аналогии с Византией, в чем усматривается отправная точка падения государства.
В последней, седьмой главе, об этом повествуется детально – рассматривается процесс постепенного уничтожения симфонии, причем особое внимание уделено реабилитации несправедливо оклеветанного «величайшего защитника Русской идеологии, борца против нарушения симфонии властей и, вместе с тем, проповедника истинной самодержавной Царской власти» (Там же. С. 18) – Патриарха Никона. Его деятельность «имела своею целью возглавление Русского государства властью такого Царя, при котором только и возможно осуществление симфонии властей и процветание Церкви и государства. За эту борьбу он тяжко страдал. И в этой борьбе он пал, но оставил завет всем Русским православным людям – чему они должны следовать для возрождения России» (Там же. С. 19). В завершение святитель призывает читателей «вместе с простым верующим Русским народом» прибегать к небесному заступлению Святейшего Никона, «благоговейно чтить его и содействовать прославлению его мощей в возрожденной России для причисления его к лику святых Российской Церкви» (Там же. С. 21).
Может, опять же, показаться неоправданным, что автор так много места – целую главу – отводит снятию наветов с Патриарха Никона. Однако это не случайно: именно Святейший Никон впервые сформулировал духовную идею Царской власти в России, определив и роль в ней Церкви.
«Патриарх Никон в понятие Римской Империи включает и Россию, как продолжение первой в отношении унаследования от нее императорской государственной власти, в которой еще святой Иоанн Златоуст видел „удерживающаго от среды“, (2 Сол. 2, 7), т. е. препятствие для появления антихриста» (Там же. С. 152).
2018-11-05.2.jpg«Отец и богомолец» Царский, «Великий Государь, Святейший Никон, Патриарх Московский и всея Руси» стал ярчайшим и авторитетнейшим выразителем Русского взгляда на «симфонию властей» – основополагающую идею православной государственности, утверждающую понимание власти духовной и светской как самостоятельных религиозных служений, церковных послушаний, призванных взаимными гармоничными усилиями управить «народ Божий» во благонравии и покое, необходимых для спасения души.
В предисловии к Служебнику, изданному в августе 1655 года по его благословению, говорится, что Господь даровал России «два великия дара» – благочестивого и христолюбивого великого Государя-Царя и Святейшего Патриарха. «Богоизбранная сия и богомудрая двоица», как вытекает из текста, есть основа благополучия и благоденствия Руси. «Да даст же [Господь] им, Государем, по пророку (т. е. согласно пророческим словам Священного Писания), желание сердец их.., да возрадуются вси, живущие под державою их.., яко да под единым их государским повелением вси, повсюду православнии народи живуще, утешительными песньми славят воздвигшаго их истиннаго Бога нашего», – говорится в заключение.
Именно нарушение этого взаимного сочетания властей, ставшее следствием целого ряда причин политического, религиозного и личного характера, легло в основание последовавшей драмы (а в перспективе более длительной – привело к ужасам советского богоборчества после Октябрьской революции).
 Митрополит Иоанн (Снычев), «Самодержавие духа»
«Т. к. оцерковление Русского государства имело своим источником истинную самодержавную власть в ее отношении к Церкви на основе симфонии властей; а расцерковление его было не чем иным, как нарушением этой симфонии Царской властью, которая в таком случае уже теряла свой истинный характер, – то можно сказать, что борьба Патриарха Никона была исповеднической защитой исконной Русской идеологии. Борьба Патриарха была направлена к тому, чтобы Русское государство возглавлялось истинною Царскою самодержавною властью, при которой только и возможно осуществление симфонии властей и, следовательно, – процветание Церкви и государства силою Православной веры» (Там же. С. 154–155).
Завершается книга твердым убеждением: «Без всяких колебаний будем стремиться к восстановлению в будущей России самодержавной власти Царя – Помазанника Божиего. И т. к. это стремление наше является основанным на Православной вере, то сам Господь будет нашим помощником в этом святом и патриотическом деле. Он Своею Божественною благодатию осуществит его на благо России» (Там же. С. 180).
 2018-11-05.3.jpg
2.2. «ОБ ИСТИННОМ 
МОНАРХИЧЕСКОМ 
МИРОСОЗЕРЦАНИИ»
Как отмечалось, эта книга является опровержением критического отзыва на «Русскую идеологию» некоего анонимного автора, который был напечатан в богословско-философском сборнике «Православный путь» (П. С. Л. К учению о Святой Руси // Православный путь. Ладомирово, 1940. № 2–3. С. 90–105). Святитель Серафим увидел, что его оппонент «противится учению, основанному на Священном Писании, исшедшем от Духа Святаго», почему «его возражения на это учение представляют собою отступление от истины» (Серафим (Соболев), архиеп. Об истинном монархическом миросозерцании. С. 81). Пламенный поборник православной истины, архипастырь посчитал необходимым вступить в полемику и показал себя блестящим апологетом, в четком и исчерпывающем ответе критику разъяснившим «истинное монархическое миросозерцание».
Что оно собой представляет, в чем состоит? Конкретной формулировки, как в «Русской идеологии», во «Вступлении» или в первой главе не дается. Однако на страницах сочинения определение встречается неоднократно – в разных вариациях, с акцентами на отдельные стороны, когда идет речь о главной отстаиваемой автором мысли.
Истинным святитель Серафим считает православное миросозерцание: «Доказательства, приводимые в „Русской идеологии“.., являются фундаментом истинного, т. е. православного монархического, миросозерцания» (Там же. С. 25); «Наше монархическое миросозерцание, как исходящее от Богооткровенной истины и Православной веры в нее, является истинным, церковным; а монархическое миросозерцание автора критической статьи, как рационалистическое, мы не можем назвать истинным и церковным» (Там же. С. 100).
Далее он поясняет, что источник этого истинного (православного, церковного) миросозерцания – Божественное Откровение, т. е. Священное Писание и святоотеческое наследие: «Все сводится к тому, что у нас учение о Царской власти основано на ясном и положительном учении Божественного Откровения» (Там же); «Статья „К учению о Святой Руси“ расходится со Священным Писанием, уничтожая через то основы истинного монархического воззрения» (Там же. С. 47); «Автор критики обвиняет нас в стремлении абсолютизировать Царскую власть… и, как это ни странно, – за наше основанное на Священном Писании и Святых Отцах учение» (Там же. С. 61–62).
Суть же данного мировоззрения – убежденность в богоустановленности Царской власти, подразумевающая отношение к ней как к религиозной ценности: «Православное миросозерцание смотрит на Царскую власть „как таковую“, „саму по себе“, т. е. в ее существе, как на богоустановленную» (Там же. С. 63); «В основе всех… возражений автора критики лежит отрицание богооткровенной истины о богоустановленности Царской власти» (Там же. С. 66); «Автор критики не считает Царскую власть как таковую религиозною ценностью, ибо не смотрит на нее как на богоустановленную» (Там же. С. 63); «Мы заявляем, что власть Царя-Помазанника по своему великому значению есть ценность сама по себе» (Там же. С. 99).
Таким образом, истинное монархическое миросозерцание состоит в вере в богооткровенное православное учение о богоустановленности Царской власти с соответственным отношением к ней как к религиозной ценности.
2.2.1. Анализ сочинения
По объему данная работа примерно в полтора раза меньше «Русской идеологии». Но по насыщенности содержания, точнее – обилию мыслей, она ее превосходит. Основные положения «Идеологии» – фундаментальные, простые и ясные. Здесь же идея одна: опровержение ложного мировоззрения автора критики – в частности, отрицания истины о богоустановленности Царской власти. Однако апологет православного миросозерцания рассматривает и обличает как грубые, вопиющие, так и тончайшие мысленные уклонения оппонента, почему количество глав возросло в два раза – до четырнадцати. В качестве названий снова поставлены тезисы и также имеются «Вступление» и «Заключение».
На сей раз поглавного обзора содержания во «Вступлении» святитель Серафим не дает, но зато в последней, четырнадцатой главе «Несостоятельность взгляда автора критики на свой критический отзыв как на дополнение к нашей книге „Русская идеология“» он кратко формулирует наиболее существенные различия в учениях своего противника и своей критикуемой им книги. Наш анализ построен по принципу «от общего к частному», поэтому сначала будет сказано о ключевых моментах, а потом о деталях.
Итак, святитель выделяет следующие пункты:
1) вопрос о богоустановленности Царской власти: «Мы… указывали на ряд наших коренных расхождений по вопросам о богоустановленности Царской власти, ее основанности на Священном Писании и ее догматизации, точнее сказать – догматизации учения о Царской власти» (Там же. С. 99);
2) вопрос о ценности Царской властиМы заявляем, что власть Царя-Помазанника по своему великому значению есть ценность сама по себе. Автор критической статьи приписывает этой власти ценность относительную» (Там же);
3) вопрос о почитании личности Царя: «По учению „Русской Идеологии“, личность Царя – Помазанника Божиего – является для нас священной, т. е. предметом особенного благоговейного нашего внимания. Автор критического отзыва говорит, что предметом нашего внимания должна быть не личность Царя и его власть, а его отношение к Богу и своей Царской власти» (Там же);
2018-11-05.4.jpg
4) вопрос об определенности учения о Царской власти: «Мы утверждаем, что… данный вопрос в своей сущности ясно, положительно и определенно решен в Божественном Откровении. Автор критической статьи это отвергает и говорит, что учение о Царской власти есть проблема, т. е. что вопрос этот еще не решен окончательно и потому подлежит рационалистическому исследованию» (Там же. С. 100);
5) расхождения в толкованиях библейских и святоотеческих текстов: «Большое различие наблюдается между его и нашим толкованием библейского текста.., евангельского места… и других мест Священного Писания; в толковании слов святого Феодора Студита и слов митрополита Филарета» (Там же).
В первой главе рассматриваются два возражения: 1) «нельзя говорить, что только одна Царская власть установлена Богом», т. к. издревле существовали и иные виды власти – отца над сыном, ветхозаветных Патриархов, вождей, судей… и 2) Царская самодержавная власть не установлена Богом как таковая, но появилась по попущению Божию как снисхождение к человеческой немощи, в результате «падения» израильского народа, якобы уклонившегося от непосредственного Боговластия – теократии.
Относительно первого, ссылаясь на святителя Филарета Московского, богомудрый Владыка поясняет: «Митрополит Филарет говорит не о разных видах власти над народом, а об одной только Царской власти в различных ее проявлениях, которые все коренятся во власти отца, этом первоначальном виде той же Царской власти» (Там же. С. 27).
Второе утверждение чрезвычайно важно, поскольку эта ошибочная точка зрения распространена и в наши дни, в том числе, к сожалению, среди священнослужителей и церковных миссионеров. Так, член Синодальной Библейско-богословской комиссии и Межсоборного присутствия Московского Патриархата философ Аркадий Малер в статье под названием «Православие не значит Монархия» заявляет: «Еще в Ветхом Завете первой формой государственного правления было судейство, т. е. прямая теократия, непосредственно подчиненная Богу. Когда же народ потребовал у последнего судии Самуила дать им Царя, дабы быть „как прочие народы“ (1 Цар. 8, 20), то Господь разгневался на свой народ – „ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня“ (1 Цар. 8, 7), – и само установление Царства было наказанием для Израиля. Но поскольку эта новая, качественно худшая и заимствованная у язычников, форма правления имела божественную санкцию, то сопротивляться ей было уже неблагочестиво» (Малер А. Православие не значит Монархия. URL: http://katehon.ru/html/top/eccleo/pravoslavie_ne_znachit_monarhia.html).
Святитель Серафим блестяще доказывает неправоту такого понимания библейских событий. Он объясняет, что «нельзя смешивать два явления, совершенно различные по своей сущности: желание иметь земного Царя – с одной стороны, и отвержение Израилем Бога как Небесного Царя – с другой» (Серафим (Соболев), архиеп. Об истинном монархическом миросозерцании. С. 29). «Нигде в библейском повествовании о происхождении в израильском народе Царской власти – ни в словах Господа, ни в словах пророка Самуила – не сказано, что Царская власть, как и у прочих народов, или желание иметь ее являются грехом, требующим покаяния. Напротив, установленная в Израиле Царская власть представляется в Библии фактом положительным, учрежденным от Бога для спасения израильского народа от врагов его» (Там же. С. 31). Причем толкование о «падении» богохульно, т. к. «приводит к мысли о возможности отношения Бога ко греху на основе компромисса, который в данном случае есть не что иное, как принятие Богом в свое общение израильского народа при наличии его греха, без покаяния в нем. Мысль о таком отношении Бога ко греху является для нас недопустимой» (Там же. С. 32).
Николай Борисов
 
Продолжение следует
 

http://www.pkrest.ru             

___________________ 
Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998
.
.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели