Для России денег нет: Орешкин предложил инвестировать заграницу 5 трлн рублей и поднять зарплату чиновникам на 630 млрд руб.

Минэкономразвития РФ представило Президенту свое видение «экономического рывка». По мнению чиновников, «рывок» состоит из двух главных составляющих — вывода 5 трлн рублей за границу и увеличения «материальной мотивации» чиновников на 630 млрд руб. Для импортозамещения, развития собственных производств и прочих «скучных» дел у министра Орешкина не то, что денег нет, но и не должно быть, ибо это разрушит «сформированную макроэкономическую конструкцию». Тем более, когда премьер Медведев уже анонсировал следующие 6 лет «тяжелых времен».

Как сообщил Интерфакс, еще в конце августа Минэкономразвития представило Президенту три новых направления использования исключительно за рубежом средств Фонда национального благосостояния, размер которого в 2019 году может достичь 7% ВВП. Об этом журналистам сообщили в финансово-экономическом блоке правительства. Напомним, в соответствии с Бюджетным Кодексом предусмотрена возможность использования резервов после того, как их уровень достигнет 7% ВВП (в этом объеме не учитываются уже инвестированные в проекты средства фонда).

По словам сотрудников правительства, Президент концептуально поддержал предложения. Это подтвердил источник в одном из ведомств, работающих над исполнением поручения Президента от 2 сентября по итогам письма. Речь идет о том, что неиспользуемых денег у государства собралось слишком много. Объем Фонда национального благосостояния на 1 сентября составлял 5,16 трлн рублей, или $75,8 млрд. Только за август он вырос почти на 316 млрд рублей и в правительстве начали думать, куда их деть. Раньше было проще — вкладывали в гособлигации США и все, а теперь вкладывать туда уже страшно, ибо даже до Минфина и Минэкономразвития дошло, что могут просто отобрать.

В своем письме глава Минэкономразвития Максим Орешкин сообщает: денег у нас много, при сохранении цен на нефть на текущем уровне размер ликвидной части ФНБ по итогам 2019 года превысит 7% ВВП. Министр считает, что одним из инструментов, направленных на достижение целей, поставленных Президентом в майском указе в отношении темпов экономического роста и расширения несырьевого неэнергетического экспорта, могло бы стать изменение направления инвестирования средств ФНБ в объеме превышения размера фонда уровня 7% ВВП. Тут можно было бы только аплодировать — это как раз то, о чем столько лет говорил Глазьев, да и многие другие экономисты не из либерального блока — вложение в собственное производство, замена старого оборудования на заводах, разработка новых товаров, увеличение доходов населения и как следствие, увеличение внутреннего спроса на эти товары. Но мы рано радовались. Орешкин обо всем этом и не помышляет. В МЭРТ понимают майские указы Президента несколько по-иному. Орешкин подчеркивает, что для того, чтобы новый механизм не разрушал сформированную гайдаровцами «макроэкономическую конструкцию», инвестиции ни в коем случае не должны идти в страну и должны обязательно сохранить внешний характер относительно российской экономики (то есть инвестироваться в проекты за пределами РФ).

В своем письме он предлагает три новых направления инвестирования средств:
1. направлять их на кредитование иностранных покупателей российской продукции за границей с использованием механизмов Росэксимбанка и ЭКСАРа. Такой механизм уже действует в ОПК – российское оружие покупают преимущественно на российские же деньги. В прошлом году объем продаж достиг 15 млрд долларов.
2. направлять деньги на льготное финансирование создания производств российских компаний за рубежом в целях увеличения доступа на рынки третьих стран при условии сохранения значительной части добавленной стоимости произведенной продукции на территории РФ.

Почему появление новых заводов и создание высокотехнологичных и хорошо оплачиваемых рабочих мест в России невозможно и как оно обрушит нефтегазовую конструкцию Орешкина, реально непонятно. Видимо либеральная псевдорелигия, по которой, все что сделано у нас – уже плохо, не позволяет.

Деньги пойдут на льготное финансирование создания сервисных центров по обслуживанию российской продукции на рынках третьих стран. И здесь возникает вопрос — почему государство должно дать корпорациям деньги на обслуживание их сервисных центров, но при малейшей попытке хоть часть этих денег из корпораций вернуть обратно, там начинается жуткая истерика – злой Путин нас обдирает, как это случилось с олигархами-металлургами, куда закачивались миллиарды долларов, когда был кризис и которые показали большую дулю, как только Белоусов заговорил, что долг платежом красен и надо бы поделиться со страной доходами.

Само собой, на эту тему не мог не высказаться главбух правительства вице-премьер Силуанов. «Мы говорили, что если сохранится конъюнктура цен на мировых рынках, и вы видите, как активно у нас идет пополнение ФНБ, в 2019 году мы его уже пополним до 7% ВВП, и тогда мы можем говорить, что часть средств размещать в капитал второго уровня ВЭБа, который дальше будет генерить дополнительные ресурсы», – сказал Силуанов журналистам в сентябре в ходе Восточного экономического форума.

А собственно, почему ВЭБ? Не может же быть, что эту финансовую структуру выбрали только из-за того, что с мая сего года её возглавил бывший вице-премьер, друг Силуанова и Дмитрия Анатольевича миллиардер и подозреваемый британцами в хранении незаконных средств в Лондоне, Игорь Шувалов. Да ну, быть того не может, чтобы наше правительство вступило в некий сговор…

А вот что может быть, так это увеличение бюджетных ассигнования на «материальную мотивацию» чиновников, как следует из проекта федерального бюджета. Документом предлагается зарезервировать на эти цели 138,6 млрд руб. в 2019 году и 208,9 млрд руб. в 2020 году. Это, соответственно, на 39 млрд и 109 млрд руб. больше, чем предусмотрено действующим законом о бюджете. В 2021 году на материальную мотивацию госслужащих предложено выделить еще больше — 284,4 млрд руб. 

Согласно «дорожной карте» правительства по реализации президентского указа о госслужбе, Минтруд совместно с Минфином и Минэкономразвития в четвертом квартале 2018 года должен подготовить изменения в законодательство, предусматривающие совершенствование системы материального стимулирования чиновников, увеличения гарантированной части их денежного содержания, а также повышения в оплате труда доли, обусловленной эффективностью их работы. Пресс-служба Минтруда сообщила, что ведомство «прорабатывает вопрос». При этом, по данным Росстата, средняя зарплата госслужащих в федеральных органах в 2017 году составила 118,8 тыс. руб. в месяц, но там без учета территориальных органов и опять же средняя по больнице, где учитывается зарплата рядового клерка и министра. Хотя, опять же, данный доход уже тогда превышал средний по стране почти в три раза. Как сообщили РИА «Новости», данный бюджет Правительство РФ на заседании в четверг уже одобрило. “Приняли”, — сказал Мутко журналистам, отвечая на соответствующий вопрос. 

Итог же всем нововведениям подвел премьер Медведев. Следующий шестилетний цикл в экономике России будет непростым, заявил он на заседании правительства. “Мы должны учитывать ситуацию на сырьевых и финансовых рынках, а также не в меньшей степени возможное расширение торговых войн и усиление протекционизма и санкционного давления”, — предупредил он. По словам Медведева, Россия будет выстраивать свою экономическую политику так, чтобы “во-первых, уверенно развиваться даже в таких, прямо скажем, не вполне благоприятных условиях, а во-вторых, обеспечить устойчивое повышение уровня жизни”. 

Напомним, еще будучи президентом, в 2011 году Дмитрий Медведев стал говорить о «непростых годах». «Итоги развития нашей страны за прошлый год выглядят в общем весьма неплохо, об этом недавно говорилось на заседании правительства. Но мы не должны смотреть назад, мы должны смотреть вперед, потому что нам нужно думать о подготовке стратегии развития на длительный период, и этот год, как я уже сказал, будет явно непростым», — говорил он до введения санкций и торговых войн. Но, по его словам, присоединение к ВТО должно было дать новую реальность, в которой мы получим новый рывок.

Почему-то рывка не было и в 2013 году, опять же до санкций и торговых войн, Дмитрий Анатольевич объявил новые «непростые времена», но теперь выход из них искали в отказе от всеобщей занятости. “Нас ждут непростые времена”, – заявил Медведев в Сочи, пояснив: “в этот период нам пора воспользоваться нашим серьезным преимуществом – низким по сравнению с европейскими странами уровнем безработицы – и уйти от политики сохранения занятости любой ценой…” 

“Кому-то – это может быть довольно значительная часть населения – придется менять не только место работы, но и профессию, а также место жительства”, – добавил глава правительства. В итоге, ни ВТО, ни отказ от сохранения занятости снова рывка не дали. Понятно, что 2014 – 2017 годы стали непростыми из-за санкций, выходом из которого должно стать импортозамещение, которое должно было дать рывок экономики. Но, как выяснилось, и оно не выполнено и теперь рывок нам должен дать вывод 5 трлн за рубеж и увеличение премий чиновникам. Правда, рывка надо подождать еще 6 лет, а там можно снова запеть про непростые времена и придумать новый повод для рывка.

Источник: РИА Катюша

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели