Криптоколонии: прошлое и будущее

Часть 2
(см. ч. 1  )
Мы сделали все возможное, чтобы поддерживать дружеские дипломатические отношения с большевиками, и мы признали, что они де-факто являются правителями: мы не собирались свергнуть большевицкое правительство в Москве.

Премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж

Всякая попытка интервенции в России без согласия советского правительства превратится в движение для свержения советского правительства ради реставрации царизма. Никто из нас не имел ни малейшего желания реставрировать в России царизм…”

Президент США Вильсон

 

В первой части данной статьи мною был приведен ряд важных аргументов в пользу того, что основные государства мира на сегодня являются криптоколониями наднациональных структур. И это подчинение произошло достаточно давно, наиболее ярко проявившись в период так называемой пандемии, когда практически все страны покорно исполняли заведомо вредоносные приказы ВОЗ.

Еще в начале 20 века была проведена серия «социальных» и «национальных» революций в последних государствах, неподконтрольных глобалистам, являвшихся фактическими интервенциями глобалистов, осуществленных руками местных и иностранных наемников. Кроме царской России – главного препятствия на пути апокалиптических процессов, жертвами криптоинтервенций условного мирового правительства стали Австро-Венгерская и Германская империи, Османская Турция и цинский Китай, а также ряд других стран, которые тоже в некоторой степени мешали построению нового мирового порядка.

Контроль над новыми колониями стал осуществляться при помощи разных способов. Зависимость от глобалистов является, например, идеологической: старые традиции были растоптаны, им на смену были насильственно навязаны революционные европейские идеологии. Зависимость была и политической: революционные режимы были легализованы тогдашним «мировым сообществом» на условиях покорности планам глобалистов; конечно, публично они часто ругались, но на деле не прерывали теснейшего сотрудничества. Те же большевики картинно грозились похоронить «мировую буржуазию», но в реальности отдавали ей огромные ценности Российской империи и богатейшие концессии. Зависимость была и кадровой: политические лидеры криптоколоний прошли заграничные школы промывки мозгов, стали членами тоталитарных сект и иностранных спецслужб, и на каждого из них у кураторов революций имелись горы компромата. Имелась и сильнейшая экономическая зависимость: кровавые революции разрушили экономику бывших независимых государств, им требовались новые заграничные технологии и оружие, которые митрополия давала только на условиях исполнения приказов.

Американским профессором Саттоном и рядом других исследователей на основании архивных данных четко доказана огромная поддержка «русской революции» политическими лидерами и крупнейшими капиталистами США и Европы. Правда, коммунистические историки любят кричать об «интервенции 14 держав», посланных «буржуазами», против «первого государства рабочих и крестьян». Но эта «интервенция» была очень своеобразной: не было ни одной крупной битвы «интервентов» и большевиков. Антанта, только что сломавшая шею мощнейшей Германской империи, «почему-то» не смогла подавить плохо обученные и рваные орды большевиков. И вышли из Советской России «империалистические силы» безо всяких «сталинградов» и «курской дуги»: так же спокойно, как вошли.
Профессор Саттон, изучив секретные инструкции президента США Вильсона, данные им командованию американского экспедиционного корпуса, приходит к такому выводу: «Тщательное изучение доступных архивов показывает, что американская интервенция имела мало общего с антибольшевицкой деятельностью, как это утверждают Советы, Дж. Кеннан и другие писатели… На самом деле Соединенные Штаты захватили Транссибирскую магистраль и удерживали ее [«чтобы не пустить к магистрали японцев»] до тех пор, пока Советы не окрепли настолько, чтобы ее контролировать… Имеются данные Госдепартамента, что большевикам поставлялось оружие и снаряжение… Советы были так благодарны за американскую помощь в революции, что в 1920 г., когда последние американские войска уходили из Владивостока, большевики устроили им дружеские проводы».
Параллельно во всяких лозаннах кровавая буржуазия, вроде как зверски ненавидевшая большевиков, вела дружественные переговоры с ее руководством. Переговоры вскоре закончились признанием буржуями якобы ненавидимой ими «молодой пролетарской республики». Попутно вожди русских пролетариев – дворянин Бланк и буржуа Бронштейн одарили империалистов таким огромным количеством драгметаллов и антиквариата Российской империи, что ими до сих пор завалены антикварные магазины США и Европы, и даже мелкий посредник Хаммер стал мультимиллионером на этом потоке русского богатства на Запад. И в конце жизни он хвастался, что был другом и Ленина, и Рейгана.

Далее наступило время больших строек, когда американские компании строили для СССР Магнитку, Днепрогэс, Сталинградский тракторный и кучу других объектов, направленных на увеличение военной мощи Советского Союза. Преступной коллективизации, репрессий и разграбления всех ресурсов, благодаря которым вожди пролетариата рассчитывались с вождями империалистов, последние как бы и не замечали, как и возникшего вследствие этого искусственного голода. Кстати, США, де-факто признавшие власть большевиков с самого начала, де-юре признали ее именно в разгар голода, в 1933 году, когда, по признанию самого Сталина, в СССР погибло 10 млн. человек.

 

Американские олигархи молчаливо одобряли кошмар коллективизации и репрессий, проводимых под предлогом воплощения в жизнь коммунистических идей, при этом помогая усиливаться военному потенциалу СССР и Германии.

Причем усиливать Германию было велено и СССР; значительная часть немецкого офицерского корпуса прошла выучку на советских полигонах, а последние поезда с продуктами и сырьем ехали в Третий Рейх аж до середины июня 1941 года. Как это часто бывает в случае с криптоколониями, советские газеты сопровождали происходящее сотрудничество с капиталистами США и германскими генералами руганью в адрес американского империализма и немецкого милитаризма, на что империалисты и милитаристы не обижались, в свою очередь ругая коммунистический режим в местных СМИ, а процесс раздувания войны шел своим чередом…

Когда столкновение между обоими получателями американской поддержки стало неизбежным, прозвучало судьбоносное интервью Гарри Трумэна – будущего президента США, опубликованное в газете «Нью Йорк Таймс» 24 июня 1941 года:

„Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет выигрывать Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга, хотя мне не хочется ни при каких условиях видеть Гитлера в победителях.“

Дивным образом его завет был полностью исполнен. Большая часть войны прошла на территории СССР, который понес чудовищные потери, наибольшие из всех, а Гитлер проиграл.

В свете возможных «канцлер-актов» советских вождей с западными сюзеренами еще подозрительнее выглядят сталинские методы ведения войны, когда отступающие советские войска часто разрушали инфраструктуру оставляемых районов, обрекая остающееся там население на голод, когда не считались с потерями при военных операциях, бросали пленных и инвалидов на произвол судьбы. Все шло как-то подозрительно схоже с пожеланиями масона 33 градуса Трумэна: «Пусть они как можно больше убивают друг друга…». Не зря по поводу всего этого маршал Конев после войны заявил: «Сталинская победа – всенародная беда».

Я уже писал, о том, что революционные государства были нарочно созданы недолговечными по историческим меркам. И пресловутая “концепция запланированного устаревания” промышленных товаров была разработана и применена в сфере геополитического строительства как минимум на сто лет раньше – при создании СССР. Ведь тогда были заложены настоящие мины замедленного действия, которые просто не могли не взорвать единое государство.

Напомню, что в единой и неделимой Российской империи просто не было легального политического механизма для выхода из ее состава. А в СССР, изначально создававшемся как союз суверенных государств, право выхода было. Оно могло казаться формальностью, но такие огромные права, прописанные в Конституции, всегда рано или поздно наполняются реальным содержанием.

Сам принцип построения атеистических социалистических конфедеративных государств подразумевал их неизбежный распад спустя короткое по историческим меркам время после их создания. СССР создавался под сильнейшим влиянием оккультно-финансовых кланов США и Европы. Об этом, как известно, написана книга уже упомянутого проф. Саттона “Уолл-Стрит и большевицкая революция”, где автор на основе рассекреченных архивных данных полностью доказал огромную поддержку политической верхушки США и международных банкиров Февральской и Октябрьской революций, а значит – и создания возникшего из них СССР. Уверен, что все это планировалось изначально, ведь мировая Закулиса мыслит не “пятилетками”, а веками.

Большинство современных историков объясняет эти странные мины, заложенные еще при создании Советского Союза, неким давлением националистов на московское руководство, а также большевицкими планами всемирной революции. Но такие объяснения достаточно нелепы.

К примеру, было бы смешно думать, что казахские националисты в 1936 году смогли так надавить на Сталина, чтобы он создал им тогда столь крупное квазигосударство – Казахскую ССР, да еще и расположенное на землях Южной Сибири, где большинство людей были русскими. Более того, незадолго перед этим он провел там чудовищную коллективизацию, устроив репрессии и искусственный голод, от которых, по некоторым подсчетам, погибло до 20% казахов. Что ж тогда “влиятельные” казахские националисты не смогли надавить на Сталина, чтобы этот кошмар прекратить?

Нет, на самом деле власть большевиков, уничтоживших или изгнавших русскую элиту, зачистивших все центры сопротивления, была практически абсолютной. Кроме того, Сталин к тому времени давно отмежевался от планов всемирной революции. Зачем же ему была нужна Казахская ССР?

(см. http://rossiyaplyus.info/25414-20/ и http://rossiyaplyus.info/25420-20/)

Также и Украина создана большевиками, которые создали УССР с правом выхода, насильно запихнули в нее Донбасс и Крым, провели там тотальную принудительную украинизацию. Вдобавок Сталин сделал УССР членом-учредителем ООН, что и предопределило ее выход из Союза спустя всего менее, чем через 40 лет после смерти вождя. Также его меры по автономизации УССР сделали войну на Донбассе практически неизбежной.

При «диктатуре пролетариата» рабочим УССР, большинство которых были русскоязычными, пришлось учить украинский, и почти все вывески даже в русскоязычном Харькове и Одессе были на украинском, чтоб русские знали свое убогое место. 12 февраля 1929 года «интернационалист» Сталин, выступая на встрече с украинскими литераторами, заявил:

«…Мы стоим за покровительственную политику в отношении развития национальной культуры у отсталых национальностей… На каком, например, языке мы можем поднять культуру Украины? ТОЛЬКО НА УКРАИНСКОМ.

…Совершенно правильно то, что раньше рабочие на Украине были русские, а теперь – украинцы…

Даже коренные русские рабочие, которые отмахивались раньше и не хотели изучать украинского языка, – а я знаю многих таких, которые жаловались мне: «не могу, тов. Сталин, изучать украинский язык, язык не поворачивается», – теперь по-иному говорят, научились украинскому языку».

Также сильные мины замедленного действия были заложены большевиками и под Кавказ, где конфликт в Карабахе впоследствии закономерно стал одним из запалов развала СССР.

Думаю, если кто и мог “надавить” на Кремль для сотворения таких ненужных ему кульбитов, так это пресловутые “западные партнеры” – спонсоры революции 1917 года. Тем более, что они тогда рьяно занимались вышеупомянутой индустриализацией СССР, готовясь стравить его с Германией, которую они тоже накачивали мускулами. Это давало им дополнительные рычаги давления на советское руководство. СССР должен был сократить население и территории бывшей Российской империи, потому повоевать с Германией, а потом развалиться на куски по их плану, что в итоге и произошло, только, вероятно, несколько позже, чем они надеялись.

Все это многим покажется невероятной «теорией заговора» и «конспирологией», но только этим можно объяснить вышеупомянутый «нацибилдинг» большевиков в республиках, крайне невыгодный для их собственной власти. Официальные версии гласят, что в СССР правили идейные коммунисты, которые лишь из любви к своим утопиям провели кровавую коллективизацию, дехристианизацию, в которой тоже были репрессированы миллионы клириков и активных мирян, что нанесло также и колоссальные экономические убытки стране, разрешили аборты, в которых за последние сто лет погибло до миллиарда младенцев. Но эти вещи были крайне невыгодны большевикам в долгосрочной перспективе. Римский император Тиберий, когда вельможи попросили его сильно повысить налоги на простых людей, ответил просто: «Boni pastores est tondere pecus, поп deglubere (Хороший пастух стрижет своих овец, но не сдирает с них шкуры)». Если бы большевики были независимыми правителями, то они могли бы долгосрочно править захваченной страной, без кровавых социальных и национальных проектов, которые, в конечном счете, подорвали не только Россию, но и их собственную власть.

В целом сегодня считается, что в СССР правили идейные коммунисты, которых на закате Союза сменили антикоммунисты, развалившие его и социализм. Потом здесь возник дикий капитализм, ельцинское компрадорство, но на смену ему пришли силовики, которые стали защищать национальные интересы.

На самом деле складывается впечатление, что от 1917 года до наших дней в России существует достаточно четкая преемственность власти. Известно, например, что большевик Куусинен – непотопляемый масон из ленинской гвардии, один из руководителей Коминтерна, уцелел и в годы большого террора, а потом сумел продвинуть на пост главы КГБ Андропова, который с середины 70-х годов стал и фактическим главой государства. Андропов, в свою очередь, продвинул Горбачева, Яковлева и Шеварнадзе, который, в свою очередь, продвинули Ельцина и К, и совместными усилиями развалили Союз, который уже стал отыгранной картой в глазах мировой закулисы.

Наличия в органах власти национально-ориентированных людей нельзя отрицать, и благодаря им Россия еще как-то держится. Но в целом эта схема официальной историографии не выдерживает никакой критики. Все намного больше похоже на логическое развитие революционных процессов 1917 года, слегка замаскированное русско-патриотической риторикой, чем на вставание с колен. Уже после окончания открытого ельцинского либерализма в антирусские режимы, сложившиеся в бывших республиках СССР, из Москвы вдувались огромные «ярды», немалая часть из которых шла на антирусскую пропаганду и на вооружение местных армий. Русским движениям никто не помогал, в то время, как возрастанию нацизма помогали правительства США, Евросоюза и Израиля, а по ряду данных – и структуры РФ. РФ признала результаты первого майдана с незаконным «избранием» русофоба Ющенко. РФ признала результаты второго майдана, причем еще до официального признания подарив антирусскому майданному режиму огромные запасы оружия из ставшего российским Крыма. Потом 8 лет говорилось, что альтернативы минским договорнякам нет, и майданный режим стабильно снабжался ресурсами из РФ, которая все эти годы оставалась одним из главных инвесторов Украины. Потом началась странная война с режимом, при которой главный враг преспокойно гуляет по Киеву, главный штаб ВСУ и укро-пропаганда работают, как часы, а обещанные Минообороны РФ удары по центрам принятия решений в Киеве так ни разу и не были нанесены.

Происходящее уже начинает сильно напоминать управляемый конфликт между Индией и Пакистаном: обе страны входят в Содружество наций, главой которого является Ее Величество; воюющие стороны взаимно ослабляют друг друга, сокращают население, а выигрывает «третейская судья» в короне…

Если посмотреть на все это с точки зрения того, что революция 1917 года была предназначена для воплощения социальной утопии коммунизма, но зато нынешняя РФ – это порвавшая с революцией суверенная держава, встающая с колен, то происходящее – это театр абсурда, похожий не просто на ошибки управленцев, а на их шизофрению, что очень странно. Но если посмотреть на происходящее через призму версии о том, что Россия утратила суверенитет еще сто с лишним лет назад, что ее элита была уничтожена, или изгнана, а огромная часть населения была сознательно уничтожена интервентами, замаскированными под «строителей светлого будущего», то все станет более понятным. И если допустить, что коммунизм был только ширмой для покорения и уничтожения русского народа и встраивания его остатков в глобальный мир, то все логично идет по старому плану. В этом случае в силу преемственности верхушки РФ от ленинской РСФСР становится ясно, что та же мощная поддержка б. УССР, та же передача ей громадных запасов крымского оружия в апреле 2014 года – это только продолжение столетней давности линии 12 съезда РКП (б) на создание «антироссий» на базе советских республик. Напомню, что суть решений данного судьбоносного съезда, если отбросить идеологическую маскировочную шелуху, состоит в борьбе против русскости во всех смыслах, в накачке ресурсами национальных республик и в поддержке их националистической, русофобской интеллигенции.

Тем не менее, несмотря на все, Россия, которая стала полигоном революций чуть более ста лет назад, является менее апостасийной, чем европейские режимы, в которых революции прошли уже сотни лет назад. В сравнении с ними даже РФ является, можно сказать, оплотом традиционализма, и в «гонках инвалидов» мі выигрываем. РФ, конечно, намного менее революционна, чем та же фактически оккупированная Украина и, тем более, патронирующий ее условный Запад. Падение Донбасса означало бы, среди прочего, дехристианизацию, продажа земли Соросу, биолаборатории НАТО, конопляные марши и радужные флаги. На фоне этого даже РФ выглядит еще более – менее приемлемой.

Я еще давно писал, что сейчас во всем мире существуют только более апостасийные режимы, и менее апостасийные. И в таких условиях надо быть на стороне меньших, чтобы стараться хоть приостановить процессы дехристианизации, стараясь при этом вызвать в России процессы покаяния и возврата к царскому пути. Потом похожую мысль, только по-другому сформулированную, я читал у выдающегося белогвардейского военного теоретика Месснера. Этот русский немец в после второй мировой написал, что все режимы сейчас – революционные, больше, или меньше:

«В двух всемирных войнах и во многих местных родилась и развивалась Всемирная Революция, войны сплелись с мятежами, мятежи – с войнами, создалась новая форма вооруженных конфликтов, которую назовем МЯТЕЖЕВОЙНОЙ, в которой воителями являются не только войска и не столько войска, сколько народные движения…. В прежних войнах важным почиталось завоевание территории. Впредь важнейшим будет почитаться завоевание душ во враждующем государстве. Воевать будут не на двухмерной поверхности, как встарь, не в трехмерном пространстве, как было во времена нарождения военной авиации, а в четырёхмерном, где психика воюющих народов является четвёртым измерением…”.

И в войне в этом «четвертом измерении» у нас остаются некоторые шансы. Многократно в истории бывали случаи, когда апостасия оборачивалась вспять, ярким примером чего было окончание смутного времени в России, хотя казалось, что нашей стране окончательно уготована участь дробления и католизации. И сейчас несмотря на ее крайне зависимый статус, Бог легко может повернуть все вспять, если хоть десять процентов населения будут этого достойны. Ведь и создание самого долгосрочного государственного проекта в истории человечества – Ромейской (Византийской) империи произошло в момент, когда христиан в ней было даже меньше 10%, а остальные прозябали в «ценностях» упадка.

Игорь Друзь, специально для «Русского пути»

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники