Масон признал поджог парижского собора «братьями»  

 

Интервью философа-масона Ливри дало новые аргументы в пользу версии о поджоге Нотр-Дам сектантами

Известный филолог и философ Анатолий Ливри (урожденный Лившиц) дал недавно достаточно сенсационное интервью, в котором, среди прочего, признал вину тоталитарной секты масонов в поджоге знаменитого храма Парижской Богоматери. Этот бывший москвич, ныне являющийся гражданином Франции и Швейцарии, ранее был известен своими относительно консервативными выступлениями: он осуждал растворение европейских народов в потоке мигрантов, разрушение семьи и культуры в Евросоюзе.

Но в этом интервью он вдруг признался, что является масоном, и его речь состояла из хитрого смешения правды и лжи.

Интервью г-н Ливри начал с правдивых рассказов о влиятельности масонства, о том, как он разбогател и сделал карьеру благодаря членству в ложе, отметил, что во Франции масоны часто могут даже не платить штрафы за неправильную парковку автомобиля: чуть ли не все полицейские чины состоят в секте и могут списать штрафы с «братьев».

Однако все это известно. Но далее он начал говорить вещи, мягко говоря, странные, рассказывая, что есть-де «хорошие» масонские ложи, выступающие за традиционализм, а есть плохие – левые, поддерживающие космополитизм, мультикультурализм и тотальный разврат. Он состоит в «хорошей» ложе, и она ему помогает в его общественной деятельности, имеющей консервативную направленность. Ливри столь умилительно об этом рассказал, что прямо захотелось обнять его и прослезится. Однако также хочется спросить: если столько вокруг хороших масонов, то почему победила линия плохих? И Анатолий Ливри сам на это невольно отвечает, объясняя, как с помощью «консервативных» лож верховные кукловоды манипулируют массами. Как пример он привел недавнее открытое письмо отставных французских силовиков правительству, где они потребовали радикально уменьшить число мигрантов. Ливри объяснил, что это был спектакль, повторяющийся перед каждыми выборами, когда власти запускают в медийную сферу управляемые «фашистские» страшилки, на фоне которых должен легко выиграть их кандидат, вполне себе либеральный. Ливри заявил, что большинство подписантов – члены масонских лож, хоть и «правых», и их выступления согласованы.

Слова Ливри совпадают и с другими масонскими источниками, в которых проявилась их антитрадиционная и антихристианская сущность, за которую масонство и было осуждено в мировом православии, а также в католицизме (впрочем, после недавних либеральных реформ запрет членства в ложах для католиков был отменен). А в ряде стран мира, например – в Италии, масоны также не имеют права занимать государственных постов, ибо деятельность данной секты считается подрывной.

И откровения Ливри, вряд ли возможные без одобрения «мастеров» – это тоже явный проект, предназначенный для реабилитации секты масонов в глазах консерваторов, для расширения возможностей их слива. Масоны, реально раскрывавшие тайны своей секты, которой клялись быть верными до смерти, обычно заканчивали очень плохо. А антиглобалистские выступления Ливри его положение не пошатнули: значит, «высокоградусные» довольны им, хотя он вроде бы шел «против линии партии». Однако из его весьма самодовольного интервью явно следует, что это – человек гордый, который ради красного словца не пожалеет и отца. И Ливри мимоходом наговорил то, что может рассердить «мастеров», отметив, что знаменитый собор Нотр-Дам сожгли «братья». На 23 минуте он заговорил о якобы имеющихся больших противоречиях между «реальным» масонством, строившим храмы и замки, и «спекулятивным»:

«Можно говорить о подводных камнях, которые упали с Собора Парижской Богоматери, когда ЕГО СОЖГЛИ ДРУГИЕ БРАТЬЯ».

Заметим, что слова Ливри об участии масонов в строительстве собора вполне правдивы. Члены лож, как минимум, активно участвовали в его реконструкции, происходившей в 19 веке.  Испанский писатель Хосе Луис Коррал, являющийся также профессором истории, доказал это в 2006 году, когда нашел в шпиле собора пластину, украшенную масонскими символами и формулой, которую они произнесли перед началом своего «делания».

 

В 19 веке масонство вовсю занималось искажением христианской символики, веря, что, вставление их символов в храмы способствует искоренению христианства. Но в 20 и в 21 веках оно занялось уже сносом даже таких, пусть и меченых храмов. Ливри справедливо отметил, что едва ли не вся французская верхушка состоит в ложах. Добавим, что это сильно сказывается на ее политике. Вскоре после подозрительного пожара в Соборе Парижской Богоматери консервативная католическая газета La Croix сообщила, что с 1905 года там было уничтожено 277 христианских храмов, в среднем по 2,5 в год. Ещё триста, по данным Сагазана, находятся под угрозой сноса. Также власти страны отметились в гонениях на христианскую символику, на институт семьи и курсом на растление общества.

Естественно, при таких деяниях промасоненых правителей Франции версия поджога собора «братьями», о которой утвердительно упомянул Ливри, кажется вполне реальной.

Тем более, что расследование причин пожара в соборе Парижской Богоматери сразу же выявило большую задержку вызова спасателей. Сигнализация сработала в Нотр-Дам-де-Пари в 18:20, а звонок пожарникам поступил только в 18:43. Сотрудники объявили это самостоятельным поиском источника возгорания, но это сделано вопреки инструкциями и звучит не убедительно. Также непонятно, как от замыкания электричества могли столь легко и быстро запылать дубовые перекрытия, сделанные из вековых дубов и окаменевшие за сотни лет. Их зажечь очень сложно даже с помощью автогена, а тут все загорелось якобы от искр.

Охрана почему-то не спешила звонить пожарным, а они не спешили тушить собор. А когда тушение началось, то струи брандспойтов просто не добивали до нужной высоты, составлявшей 60-70 метров. Пожар «почему-то» произошел именно на том ярусе, на котором его было сложнее всего ликвидировать. Если это делали злоумышленники, то они рассчитали единственно верный план действий для нанесения наибольшего ущерба зданию. Также известно, что силы, которым не нравятся христианские храмы, очень любят символические жесты. Так вот этот пожар возник в первый день католической Страстной седмицы (недели перед Пасхой), а в Нортр-Дам хранится Терновый венец Христа, напоминающий именно об этом периоде Его земной жизни.

Однако, несмотря на эти, и многие другие подозрительные моменты, прокурор Парижа Реми Хетц поспешил сказать, что «склоняется в пользу того, что это был несчастный случай», хотя расследование тогда лишь началось. И немало независимых экспертов заявили, что это – поджог. Так, французский политолог и издатель Кристиан Буше по этому поводу сразу сказал: «…говорят о двух источниках возгорания, а это уже может означать умышленный поджог, особенно в связи с тем, что число аналогичных инцидентов, включая несколько пожаров в храмах, в последние месяцы возросло…».

Власти Франции, которые допустили, как минимум, большую халатность при ликвидации пожара, но выразили соболезнование по поводу повреждения «культурного наследия». Но не стоит умиляться этим показушным трауром Макрона, который ранее открыто посещал заседание главной масонской ложи «Великий Восток Франции». А торжественная речь Эммануэля Макрона после его победы на выборах прошла на фоне знаменитой Луврской пирамиды – признанного масонского символа с пропорциональным числом 666. Это выступление Макрона, победившего с числом 66,06% голосов, явно задумывалось символом нового курса, направленного на превращение страны в лабораторию для масонских экспериментов. Неудивительно, что Макрон, другие крупные политики и журналисты Франции практически не говорили о том, что собор Нотр-Дам был главным христианским храмом и символом Франции. Они лишь причитали о том, что сгорел видный «культурный объект» Парижа, а не храм, куда ходили десятки поколений французов и где хранилось множество святынь (часть которых, кстати, признается и православными).

Все происходило в русле интервью Жана-Филиппа Хюбша, Магистра «Великого Востока Франции», который открыто сказал, что восстановленный собор Парижской Богоматери следует превратить из храма в некое общественное место.

И дело действительно идет к тому, что храм станет чем-то другим. На Западе об этом справедливо пишут независимые наблюдатели, хотя в крупные СМИ им вход закрыт. Однако таких материалов выходит немало на небольших оппозиционных ресурсах. Например, на консервативном сайте Международной организации в защиту семьи к двухлетию пожара вышла статья под названием:

«Нотр-Дам де Пари, собор, мешающий французскому масонству. Два года после пожара».

 

В ней сделано предположение о поджоге, отмечена странность следствия, похожего на попытку замылить правду, и рассказано о масонских проектах «восстановления» собора, с помощью которых он будет сделан то ли капищем, то ли даже бассейном.

В общем, вполне возможно, что Анатолий Ливри в запале выболтал правду о масонском поджоге главного христианского храма Франции. Это явно не «конспирология-паранойя-теория заговоров», как любят говорить либералы, а обоснованная версия, заслуживающая, во всяком случае, глубокого изучения.

А для нас это лишний повод задуматься о ложных нападках на Россию со стороны Макрона и других западных политиков. При всех наших недостатках у нас не наблюдается даже половины тех нарушений прав христиан и махинаций, которые в Евросоюзе стали рутинным делом.

 

Игорь Друзь,

Источник: Рен ТВ

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели