Президентские выборы в Белоруссии: в ожидании Божьего суда 

Часть 1 (в частях). Грозные тучи над Белоруссией 

 В Республике Беларусь стремительно приближаются назначенные на 9 августа президентские выборы. В нынешнем году они проходят на фоне непредсказуемой эпидемии коронавируса и бескарантинной политики государственного на него ответа. Кроме того, впервые за многие годы выборам не будет предшествовать Всебелорусское народное собрание, на котором обычно принимался стратегический документ о государственном развитии на будущую пятилетку. Однако далеко не это составляет существенную особенность очередных выборов – этой выплаты дани демократическим догматам. Как никогда велика в этот раз возможность неожиданного развития событий. 

На первый взгляд, – всё как всегда. Выборы в Белоруссии давно превратились в упорядоченный ритуал, посредством которого верховная республиканская власть воспроизводит себя, а также приводит в представительные органы заранее согласованных людей. Для значительной части населения, воспитанной на либерально-демократических догматах еще с позднесоветских времен, такой порядок кажется возмутительным и неприемлемым: их не смущает весь тот парад пародий на народовластие в окружающем мире, который производится по западным лекалам, составленным западной же олигархической элитой, пришедшей к власти на волне «просвещенческих» революций XVIXX вв. 

Православные патриоты смотрят на этот ритуал по-другому: как порочную, но неизбежную плату русского народа за увлечение западными секулярными идеологиями и богоотступничество, венчавшееся масонско-иудейской антицерковной, антимонархической и антинародной революцией 1917 года. Более того, как было показано нами ранее по случаю последних парламентских выборов, многое в белорусской политической системе долгое время несло на себе отпечаток монархизма и здоровой народной соборности, так нужной Отечеству и так ненавистной западным менторам и находящимся под их духовным влиянием «прогрессивным слоям общества» в самой Белоруссии. 

Все элементы сложившегося ритуала вполне соблюдены. Экономическая ситуация далека от критической, хотя либеральные сторонники коронавирусной паники делали всё, что могли (в основном информационно-психологически), чтобы вынудить государственное руководство ввести в стране режим экономического паралича. Сам день выборов назначен на начало основного отпускного месяца, когда столица и крупные города должны освободиться от скопления людей и особенно запальчивой молодежи. Классический набор революционных средств «гражданскому обществу» не предоставлен, несмотря ни на какие попытки западной элиты приманить Александра Лукашенко в условиях «суверенной диверсификации» внешней и внутренней политики. Так что же свидетельствует о возможности «неожиданного развития событий», грозящего неприятностями не только лично главе государства и части правящего слоя (самой здравой), но и всему белорусскому народу? 

Конечно, вполне возможно, что и на этот раз «обойдется», и судьба Белой Руси на ближайшую перспективу будет решаться уже после выборов, вокруг грядущей политической реформы, где прозападная, либерально-националистическая часть правящей элиты попытается «мирным способом» взять власть в стране и завершить политический разворот в сторону рыночного капитализма, прозападного внешнеполитического нейтралитета, литвинского национализма и либерально-экуменической идеологии. «Обойдется» – поскольку по ряду понятных причин всякая нынешняя альтернатива Александру Лукашенко означает именно такой разворот. Чтобы понять это достаточно ознакомиться с установочными интервью на революционных рупорах TUT.by и «Навiны» двух «нерадикальных» оппозиционных кандидатов (некоторые пытаются даже представить их чуть ли не как пророссийских) – банкира Виктора Бабарико и цифровика Валерия Цепкало. Не требуется даже глубокого анализа, чтобы диагностировать их как убежденных западников, либерал-рыночников (почти воинственных) и постиндустриалистов, совершенно чуждых Христианству и, несомненно, готовых с потрохами сдать страну западным элитам и их соответствующим местным протеже, с соответствующей не только экономической, но и идеологической, ценностной и религиозной программой. При этом не стоит удивляться, если в этом западным элитам с удовольствием будет подыгрывать и космополитическая часть околокремлевской российской элиты, которую ряд официальных и оппозиционных пропагандистов в Беларуси постоянно пытаются представить чуть ли не олицетворением и ледоколами Русского мира. 

Однако следует признать весьма вескую обоснованность допущения, что в этот раз может «не обойтись» и в новый год страна войдет уже совсем в другом состоянии. Что позволяет так говорить? 

При всём богатстве имеющихся для этого частных обстоятельств, внешних предпосылок, отнюдь не они первенствуют среди причин возможной политической катастрофы в Белоруссии. Что же тогда? То, что хорошо понятно христианам и что вообще находится за пределами внимания большинства нынешнего населения (белорусского и мирового), в том числе влиятельных политиков и начитанной интеллигенции, – воля Божья, Божий Промысел и суд. Что такое Божий суд уже в земной жизни людей и народов, – хорошо известно православным и ярко проявляется в том же коронавирусе (что нами также показано в отдельном исследовании): в то время, как старец с букетом немощей или хрупкая девушка могут легко его пережить, крепкий и здоровый мужчина, почти никогда не обращавшийся к врачам, за несколько дней может сойти во гроб. Точно так же и в общественном процессе: нет воли Божьей – и максимальный набор сложностей и противоречий разрешаются чудесным образом; есть воля Божья – и из самых незначительных искр вспыхивает неудержимое пламя, а из разрозненной мозаики обстоятельств составляется цепная реакция и уже никакие меры защиты не способны ее остановить. Известно, что и революции происходят, как правило, на волне политического или экономического подъема, а не в условиях гнетущей беспросветности. 

Наш главный тезис заключается в том, что серьезные потрясения в Белоруссии заслужены перед лицом Божьего суда и одновременно могут оказаться безальтернативным хирургическим средством исцеления по Его милости. Кем заслужены? Отнюдь не одним главой государства! Но всеми тремя основными ипостасями Белой Руси, которые в своем здоровом состоянии составляют единствогосударством с его верховной властью, Церковью и самим народом. 

Итак, что можно сказать о «заслугах» главы государства и возглавляемой им государственного руководства? Несколько лет назад мы описывали «Стратегию разрушительных сил в Белоруссии: от десоветизации к дерусификациидебелоруссизации и дерусификации», которая последнее десятилетие (и даже более) активно осуществлялась с явного попущения Александра Лукашенко, а порой и при его содействии. В его коронной теме общественно-экономической политики устойчиво осуществлялся поворот от народно-солидарной нравственной экономики к либерально-рыночному капитализму с формированием и соответствующей протоолигархии как в сфере крупного бизнеса, так и в лице его единомышленников в исполнительной власти, что было отражено нами в соответствующем аналитическом цикле. 

В плане духовного фундамента белорусского общества дела обстоят ничуть не лучше. С одной стороны, осуществлялось системное ползучее наступление на семейно-нравственные ценности (также описанное нами в цикле «Борьбы против семьи и целомудрия в Белоруссии»). С другой стороны, нарастала «борьба против православно-русского народного самосознания» с одновременным замещением его, с одной стороны, либерально-мещанской безыдейностью, с другой же – насаждением литвинскойпрозападно-русофобской лжеисторической мифологии и национальной самоидентификации в форме дуалистической спайки «белорусского шляхетства» и «народного язычества», с одновременным стихийным замещением в духовной культуре традиционных русских христианских начал на западные постмодернистские. 

Откровенным вызовом Богу в этой области стал переход в последние годы к политике восхваления Февральско-Октябрьской революции как «матери белорусской национальной государственности» (вместо предшествующего акцента на ВОВ и послевоенный период БССР) с одновременным уничижением дореволюционной православной царско-имперской русской государственности, полным игнорированием исторического этапа пребывания в ней Белой Руси как периода ее возрождения и расцвета, а не угнетения. Символом данной политики можно считать сохранившееся доминирование революционной топонимики и монументалистики во всех городах Белоруссии с почти полным игнорированием великого дореволюционного периода и, в частности, восстановленный инфернальный мемориал на главной станции метро в честь жертв революционной провокации против царства святого царя Николая II (аналог «кровавого воскресенья»). По всем духовным законам, почитание революции против великих предшественников означает призвание такой же революции на себя, тем более что капиталистичность нынешней Белоруссии (не говоря уже о РФ) едва ли превосходит собой ту. 

В собственно высшей области религиозной политики стал происходить переход от доктрины Православия как искомого стержня государственной идеологии к неосекулярности с построением «межконфессиональной нации» при периферизации Церкви и маргинализации охранительных православно-патриотических сил в ней. Наконец, в тесной взаимосвязи с указанным отступничеством происходил стратегический разворот и в идеологии внешней политики: от западного бастиона Русского мира, центра собирания славянства, светильника антиглобализма и нравственных идеалов для окружающего мира – к «независимой (от России) европейской нации», проводящей «суверенную» (от России) политику безыдейной «нейтральности и многовекторности», лукаво скрывающей собою отход от идеалов, союзнических установок и долга в сторону ползучей прозападной евроинтеграции с ложным «миротворчеством» (бандеровцев и их либерально-фашистских западных покровителей с якобы равновиновной российской стороной). 

Всё перечисленное является весьма тяжким и ложащимся на весь народ согрешением перед Богом. С давних пор оно составляло несомненный удел и манифест прозападной революционной оппозиции, однако постепенно просачивалось и захватывало политику Александра Лукашенко и весомой доли его политико-идеологического окружения, государственных учреждений и ведомств (особенно гуманитарно-идеологических), значительно усилившись в последнюю пятилетку после Евромайдана и «новороссийской весны». Как показало это время, ни пример Евромайдана и Виктора Януковича, ни подобные им «цветные революции» (точнее называемые «бархатными» или бескровными) и их жертвы в лице С.МилошевичаМ.КаддафиС.Хуссейна (еще ранее Н.Чаушеску) толком президента Беларуси ничему не научили. 

Прежде всего, Александр Григорьевич позволил постепенно сформироваться в своем окружении консолидированной прозападной части элиты со спектром мотивации от либеральных и националистических приверженностей и убеждений до личного корыстного интереса и, несомненно, связанной с западными политическими центрами (даже если некоторые из них находятся на востоке, в России). Данная группировка, объединенная общими задачами, представляет собой «шестую колонну» во власти (и во влиятельных кругах): внешне лукаво, даже демонстративно лояльная, она, во-первых, стремится направить мысли самого президента, чиновников и простого народа на ложный и даже самоубийственный путь под «гуманистическими» предлогами; во-вторых, выжидает момента, когда можно будет тем или иным способом взять власть в свои руки, и сформировать из самой себя «новую правящую элиту Беларуси» под западным протекторатом (в том числе поделив народную собственность) – по образу всей постсоциалистической Европы и Кавказа. 

Формирование такой либеральной элиты стало закономерным итогом, во-первых, озвученных в 2000-х установок кадровой политики на «предпочтение преданных идейным», во-вторых, отказа выстраивать духовно-патриотическую идеологию, требующую, разумеется, движения против течения или «пути всего цивилизованного мира», за которым некогда Александр Лукашенко обещал «свой народ не вести». Ныне высунувшиеся «преданные» («системные», «лояльные») В.Цепкало и В.Бабарикопо чём свет хулящие и лично А.Лукашенко, и политическо-экономический строй Белоруссии всей ее современной эпохи, провозглашающие откровенно неолиберальную глобалистскую идеологию – это лишь вершинки айсберга той политической группировки, которая по подобию кремлевской вызрела в слоях правящей элиты республики. А ведь экспертам хорошо известно, что все отечественные майданы последнего столетия (для Европы – последнего двухсотлетия), включая Октябрьский переворот, были лишь внешней декорацией или, как максимум, подпоркой и трамплином для элитных заговоров и «дворцовых переворотов» как подлинного эпицентра революции. 

«Шестая колонна» (любящая улыбаться и целоваться) присутствовала и присутствует в любом иерархическом сообществе на земле, начиная с двенадцати апостолов Христа. Однако далеко не в каждом сообществе ей позволяется вырасти в могущественную силу, способную взять власть и, в конце концов, погубить данное сообщество, в том числе коренным образом переродив его под свои интересы и замыслы. То, что в круг интересов прозападной либерально-националистической группировки входит избавление от главы белорусского государства, не может всерьез даже ставиться под сомнениеК сожалению, Александр Григорьевич и по сей самый день, пытаясь предупредить угрозы, не понимает вполне, «откуда ветры дуют на нашу белорусскую землю» (позволив увлечь себя мнимыми страхами перед безыдейной околокремлевской олигархией и якобы связанной с нею идеологией Русского мира), – равно как и опрометчиво считает, что главным (если не единственным) источником угрозы для государства и его личной власти являются экономические проблемы или коррупция, в которой он наивно видит и причину украинской катастрофы. Не осознал он и то, что без серьезных преобразований в духовно-нравственном воспитании народа и непосредственно в подготовке общественной элиты, невозможно победить никакими жесткими мерами и саму коррупцию, в том числе политическую (то есть, предательство родины): наглядный пример СССР и здесь не был осмыслен. 

Катастрофические ошибки за последнее 15-летие были допущены белорусским лидером в социологическом плане – в плане определения общественных слоев, на которых бы опирался и сам президент, и которые служили бы опорой для государственного развития (в том числе в становлении той самой элиты). Если сказать коротко, то своих идейных союзников (и внутренних, и внешних) он практически полностью растерял, а среди своих противников союзников он не приобрел и приобрести не мог. При этом таковых идейных союзников он с собой во многом лишил и само белорусское государство, отдав его если пока не во владение, то в значительной мере в распоряжение людям, скажем мягко, далеким от понятий патриотизма и служения общему делу и благу. 

Прежде всего, последние лет пятнадцать происходило мягкое удушение патриотических сил, которые в Белоруссии по определению могут быть только прорусско-патриотическими – наследниками западнорусской дореволюционной идеологии и ее преемников в послевоенном БССР, альтернативой которым могут быть сугубо прозападные квазипатриотические хлопоманы. Удушение это происходило как путем постепенного выдавливания из государственного аппарата, ключевых учреждений и ведомств идейных государственников-русофилов, славянофилов, так и всяческое препятствование становлению в Белоруссии патриотического (и особенно православно-патриотического) гражданского общества, соответствующих общественных объединений, средств массовой информации. Совершенно естественно, даже без отдельных усилий президентской Администрации, гражданское общество приобретало дуалистические черты – «бюрократического официоза» (начиная с официальных профсоюзов и неокомсомольской БРСМ), обреченного на скепсис и недоверие со стороны большинства населения, и «свободного и независимого» сообщества прозападных либералов и националистов. Идейным патриотам в нем места не находилось. 

Тогда же и разные государственно духовно-идеологические учреждения стали заполняться либералами и откровенными литвинистами, в том числе бывшими членами фашистского «Белорусского народного фронта» и его союзников, сохранившими свои убежденияЯрким проявлением данного процесса стала такая же дуалистическая картина в сфере СМИ, когда лидером мнений (в том числе признанным «королем байнета») при прямой административной поддержке быстро стал TUT.by покойного Юрия Зиссера – ведущий рассадник всякой идеологической скверны, включая разврат, содомию, бандеровщинурусофобию, литвинизм и полонофильствоантицерковность, антисоветизм (с явной симпатией к большевизму), глобализм, гендеризм, постмодернизм и всеохватывающий антропологический либерализм. Ныне «умеренно-оппозиционный» TUT.by, даже лишившись своего проводыряпрямо на глазах разжигает революционное пламя, готовясь при возможности стать главным рупором Евромайдана. 

Символом провала политики в области традиционных СМИ стало интервью многолетнего министра общественно-политической печати Беларуси пана Якубовича «Радио Свободы» и «Rzeczpospolita» сразу после отставки, в которых он, наряду с прочим, хвалился разгромом черносотенства и нейтрализацией охранительных прорусских сил в пользу «свободных»Интернет же пространство (вкупе с социальными сетями) было почти полностью взято под контроль революционных прозападных сил, имеющих на это значительное иностранное финансирование, методическую поддержку вражеских спецслужб и возможность беспрепятственно действовать из-за рубежа (про какой-либо вразумительный ответ и альтернативу со стороны России говорить так и не пришлось). Символом этого захвата, притом при поддержке мощных прозападных сил в самой власти, стало судилище над тремя православно-патриотическими учеными-публицистами, лишь вскрывавших происходящие реальные процессы, на фоне полной свободы и безнаказанности в самой оголтелой русофобской и антигосударственной пропаганде своих «оппозиционных» оппонентов (вплоть до самых мерзких оскорблений самого президента, причем, помимо прочих, – со стороны неонациста и главного заявителя на тех самых трех жертв-патриотов!). 

Аналогичные процессы происходили и в области экономического управления и соответствующей кадровой политики. Постепенно государственники-хозяйственники замещались на ключевых (да и второстепенных) должностях либерал-рыночниками, занявших все ведущие посты в министерствах финансов, экономики, торговли, Нацбанке, в конце концов, в лице банкиров заняв и кресла премьер-министра и вице-премьера правительства. Следует, впрочем, отметить, что белорусская экономическо-образовательная система уже давно перешла на воспроизводство либерально-рыночных кадров, никак не связанных со знаменитой «белорусской экономической моделью». Соответствующим образом постепенно, но коренным образом изменялась и экономическая политика в государствесолидарно-нравственная («неосоветская») идеология которой всё больше сохраняла жизнь преимущественно в одной риторике государственного идеологического аппарата. Олицетворением утраты нравственных ориентиров в хозяйствовании стали растляющее заполонение страны казинокурительными «Табакерками»доктрина либерализация торговли алкоголем. Постепенно идеологи «Перестройки 2.0» перестали даже скрываться, а символами и квинтэссенцией кадровой революции здесь стали, вначале, замена на должности главного экономического советника Президента толкового государственника, сторонника сталинской и кейнсианской парадигм управления, хозяйственника С.П.Ткачева вызванным из США выпускником Фулбрайта, белорусским «чикагским мальчиком», финансистом и цифровизатором К.Рудым; а в завершении – мотивировочные слова только что ушедшего в отставку главы белорусского правительства, банкира С.Румаса«Я хочу заняться бизнесом, хочу заработать деньги, немалые деньги, я могу их заработать». 

Но, возможно, самый мощный «выстрел себе в ногу» был нанесен руководством государства в результате отказа от ранее ярко декларируемой установки на союз государства и Православной Церкви, которая доселе призывалась к служению главного идеолога белорусского народа. Собственно, Церковь могла и должна была стать и центром и источником идейной и личной консолидации белорусских патриотических сил. Конечно, во многом глубокий «Кризис в отношениях государства и Церкви в Белоруссии» был обусловлен уходом на покой «собинного друга» Александра Лукашенко, митрополита Филарета (Вахромеева) и прислании ему на смену из Москвы далекого от понятий строительства церковно-государственной симфонии митрополита Павла. Однако во многом и сам президент, и особенно его стратеги-идеологи в том же едином духе развернули религиозную политику в сторону превращения Церкви из «идеолога нации» в «учреждение по благотворительности и традиционным обычаям», одновременно понуждая ее к отказу от идеологии Русского мира (за которой стоит завет Святой Руси) и к вступлению в тесные связи с католическим Костелом ради фантомного проекта «межконфессионального братства» со строительством «многоконфессиональной белорусской нации» с естественно следующим отсюда уклонением в сторону «церковной автокефалии» и даже Унии. Сложно в полной мере при этом судить о степени влияния Администрации Президента на ключевые кадровые решения в Церкви, однако в последнее десятилетие ключевые должности во «внешних» Синодальных отделах Экзархата (а кое-где и епархий – особенно Гродненской) заняли «молодые и прогрессивные» идейные либералы и националисты в рясах, более ли менее активные сторонники экуменизма и тесных связей с Европой (включая Стамбул). 

Что же получил от этой «мудрой церковной политики» Александр Лукашенко и само белорусское государство? Ныне либеральное и влиятельное (прежде всего, на умы, особенно молодые) священство уверенно расшатывает церковное благочестие и ясность церковного взгляда на политические процессы и более или менее громко выражает оппозиционные взгляды, явно готовясь при случае «богословски» поддержать местный Майдан, вслед за их украинскими товарищами. Сама Церковь в ее государственной миссии и связанных с ней направлениях общественного служения, по сути, полупарализована. Авторитет президента среди православных верующих в значительной степени подорван: бунтовать против него они, разумеется, не будут (речь, опять же, не идет о либеральном клире и находящихся под их воздействием мирян, особенно из молодежи), но и на поддержку (при необходимости и физическую) ему едва ли стоит рассчитывать. 

Одновременно «друзья-католики», которым в этот период всячески стремился угодить президент Беларуси (от выделения роскошных участков земли под строительство костелов и закрытие глаза на источники финансирования до зазываний в Беларусь папы Римского), практически не скрывают своих революционных политических приверженностей и намерений: достаточно хотя бы изучить данные социальных сетей (в частности, революционных сообществ и их костяк). Да иное, если знать подлинную историю Белоруссии (как и всей Восточной Европы), – просто невозможно! Про «братьев-протестантов» и говорить не приходится: их политическая позиция заложена уже в самом их названии, а, будучи филиалами в основном американских сект, прозападный переворот является их политическим кредо. 

 

 

Пантелеимон Филиппович

Специально для “Русского пути” 

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели