Короткие ноги антицерковной лжи

Много ли священнослужителей умерло в период коронавируса?

Когда читаешь интересные статьи в интернете, то иногда в подстрочниках этих статей появляются другие, уже антицерковные публикации. До последнего времени авторы оных упражнялись в известном еще с периода советского безбожия деле – издеваться по поводу имущественных отношений в Церкви. Но ныне у этой излюбленной воинствующими безбожниками темы появился новый, значительно более «актуальный» акцент.

Суть его сводится к следующему: якобы, «при эпидемии коронавируса попы не захотели соблюдать карантинные правила, боясь потерять свои доходы, они отказались проводить богослужения онлайн; из-за чего поставили под угрозу смерти не только своих прихожан, но и собственные жизни, поэтому ныне священники РПЦ массами умирают».

Действительно, на РНЛ опубликован «Синодик русского духовенства, скончавшегося в период коронавируса», в котором на момент написания этой статьи уже 43 имени. Сразу замечу, что все эти священнослужители и монахи Русской Православной Церкви, согласно слову евангельскому, – это добрые пастыри, положившие души свои за овцы (ср.Ин.10: 11). Но посмотрим, как же распределяется число почивших священнослужителей и монахов по их государственной принадлежности?

Итак, умерли от коронавируса: Белоруссия – 2 священника; Украина – 6 священников; РФ – 33 священнослужителя и монаха (кроме того, 1 клирик РПЦ в США и 1 монахиня Минского монастыря). На первый взгляд в подавляющем большинстве это граждане Российской Федерации. Но в процентном отношении к общему количеству православных священнослужителей картина несколько иная: РФ – 0,085 процента от общего числа в почти 40000 священнослужителей; Белоруссия – 0,1 процента от 2000 священнослужителей; Украина – 0, 055 процента от 12500-13000 священнослужителей.

О чем это свидетельствует, если мы учтем, что в РФ церковный карантин соблюдается очень строго? В частности, на РНЛ за этот период появилось достаточно много душераздирающих публикаций о том, как прихожан не пускают в храмы; как православные не всегда могут там причаститься; как запрещают священников, посмевших нарушить эти карантинные правила и т.д. и т.п. А вот в Белоруссии карантин, в том числе и церковный, отсутствует полностью, но, между тем, процент умерших священнослужителей там и в РФ практически одинаков.

Особенно интересен этот процент по Украине, где, хотя и были ведены определенные карантинные правила, но Божественная литургия, как правило, все равно совершалась в присутствии верующих, которые за ней свободно причащались; правда, все это происходило не в самом храме, а перед ним, в церковном дворе. И что же – процент умерших священнослужителей в полтора раза меньше, чем в РФ, где, как уже было сказано, карантинные правила соблюдались с особой жестокостью.

Опять же, о чем это свидетельствует? Очевидно о том, что церковный карантин (вопреки вышеупомянутым писулькам подстрочных или, лучше сказать, подколодно-атеистических авторов), мягко говоря, малоэффективен в борьбе с нынешней эпидемией. Ибо тут действуют другие, не санитарные, а духовные законы. В частности, меня удивил вышеприведенный минимальный процент именно по моей Украине. Но тут дело скорее всего вот в чем.

У нас несколько иная ситуация с Православием, чем в РФ или Белоруссии. Если в оных всякая мразь просто строчит свои лживые, как было выше показано, статейки «про попов, из-за денег нарушающих карантин», то на Украине определенные националистические силы прямо обвиняют Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата, что «она, не желая совершать свои богослужения онлайн, по заданию Москвы специально травит украинский народ коронавирусом (!)». И эту бредятину в той или иной (правда, чаще в более мягкой) форме периодически озвучивает украинское телевидение, и под влиянием которой у нас (например, в Одессе) уже были опасные теракты против УПЦ МП.

Вот Господь, думаю, через эти 0,055 процента и показал, чего стоят эти бредни! Ведь украинский священник, как и любой другой православный священнослужитель, потребляющий после всех своих прихожан чашу, с точки зрения санитарии – первый потенциальный кандидат на заражение любой болезнью, в частности, коронавирусом. И если в УПЦ МП процент таких заболевших и умерших священнослужителей в полтора-два раза меньше, чем в других Церквях, то тем более он меньше и среди, без всяких препятствий причащающихся, прихожан нашей Церкви.

Заканчивая эту статью, хочется сказать следующее. Есть такое аскетическое правило: «Послушание выше поста и молитвы». Но, думаю, оно все же не выше Евхаристии, ибо, как учат нас святые отцы, да это и само собой разумеется – на земле нет ничего выше ее!

Протоиерей Георгий Городенцев, кандидат богословия, Одесса

Источник: https://ruskline.ru

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели