Пасха белорусская: ковчег посреди многовирусной стихии

Часть 2. Вспышка суверенности

В Белоруссии Пасха Христова состоялась. В отличие от окружающего «цивилизованного сообщества прогрессивных стран», за которым в кои-то веки не пошло белорусское руководство. В кои-то веки – как в славные времена в.п. 1990-2000-х, вызвав волну бодрых восклицаний со стороны патриотических сил и простого народа во всем Русском мире (и не только), брюзжащее недовольство ВОЗ и представителей западной элиты и их «независимых гражданских структур», привычные приступы ярости прозападной либерально-националистической общественности.

Отметим, что даже на федеральном «Первом телеканале» популярное общественно-политическое ток-шоу по теме «Белоруссия и коронавирус» прошло при явной солидаризации с белорусским президентом и выбранном им путем. Ибо это и есть подлинно суверенный поступок, суверенная политика: не квазисуверенная в пику российскому руководству и в угоду Западу (как уже многие годы вбивает в голову белорусам внешнеполитическое ведомство Владимира Макея и выстроенная при его участии часть идеологической вертикали), а подлинная – по разуму, ради народа и даже немного с оглядкой на Бога! Посреди окружающего моря многовирусной стихии – не только биологической, но еще более духовно-психологической – Белая Русь внезапно даже для себя оказалась одиноко плавающим ковчегом не только в плане общественного здравомыслия, но и в религиозно-пасхальном!

Действительно, в силу тянущегося последнее десятилетие кризиса внутри белорусского Экзархата, вызванного им заметного духовного упадка, и в нынешних испытаниях вряд ли можно было бы ожидать достаточной ревности о вере и благочестии и мужественной решительности пойти против внешнего течения. Следует, однако, признать, что в настоящем коронакризисе политика церковного руководства и лично митрополита Минского Павла даже в заданном коридоре возможностей склонилась максимально «вправо», отвергнув соблазн радикальных уступок духу и требованиям либерального гуманизма и его влиятельным и громким представителям: Церковь Белой Руси более чем достойно прошла путь Великого Поста до Пасхи. Однако главная заслуга в «белорусской Пасхе» в этот раз принадлежит, безусловно, главе государства Александру Лукашенко.

Несомненно, БЕСПРИСТРАСТНЫМ христианам нельзя здесь впадать в ложные «верноподданические восторги». В последнее десятилетие (особенно со времен украинского Евромайдана 2014 года и Русской весны) президент Беларуси совершил или позволил совершить своему окружению не просто ряд шагов, а целый системный политический разворот в ложном направлении – губительном, в том числе, и лично для него, на том же самом пути, по которому недавно прошли его коллеги С.Хуссейн, М.Каддафи, С.Милошевич, В.Янукович (в известной мере эти слова могут быть применены и к Владимиру Путину), неизменно надеявшиеся на благоволение и дружелюбность Запада, «благотворность» его рецептов и разной «помощи».

И речь далеко не только и не столько о геополитическом развороте на Запад (о нём-то как раз пока и рано говорить). Во многом произошел принципиальный отказ от некогда заявленного самим Александром Лукашенко завета самому себе «не вести белорусский народ за всем цивилизованным миром», идущим в пропасть. Во всех областях государственной политики стал происходить постепенный дрейф «от “десоветизации” к дерусификации, дебелорусизации и дехристианизации».

Это выразилось и в системном повороте от солидарно-нравственной к рыночно-капиталистической экономике (вопреки сохраняющемся в пропаганде воспевании, в основном, старых заслуг), подрывающем и политическую, и духовную крепость белорусской государственности и народа (впрочем, даже в таком виде белорусский капитализм далеко отстоит от «высот» капитализма российского), и в стремительном распространении в народе (а особенно среди столичного чиновничества, не говоря уже об интеллигенции и молодежи) западного мировосприятия и системы ценностей, в частности, носящих характер антисемейный и шире – антидуховный и антинравственный. Параллельным курсом следовал неприкрытый разворот в политике исторической памяти и народного самосознания от русского единства и славянофильства к кресовому литвинизму, псевдосуверенному европейничанью и враждебности к Русскому миру (как, прежде всего, духовной сущности), с чем совершенно закономерно связалась и новая религиозная политика по мягкому сдерживанию Православия с мягким же благоволением католицизму и идеям униатства и автокефализма как его разновидности. Политика на Украине с явными следами коллаборационизма с олигархического-нацистским режимом, «потепление» отношений с самыми одиозными антирусскими и антихристианскими режимами Запада (США и Великобритании) вплоть до сотрудничества с ними по гуманитарной, военной и линии спецслужб только логически завершало развитие внутреннего духовного коронавируса. Самое же главное: в белорусской правящей элите (и связанной с нею гуманитарной интеллигенцией) – как и ранее на Украине и других «многовекторных» государствах (включая Российскую Федерацию, а еще ранее – СССР), совершенно явно созрела и консолидировалась идейно и политически прозападная группировка с очевидными стратегическими целями и идеологическими ориентациями.

Тем замечательнее оказался нынешний «бунт» против «общечеловеческого пути» и «цивилизованного международного сообщества»! Безусловно, главным мотивом в нем у белорусского руководства и лично Александра Лукашенко оказался совсем не религиозный и даже не антиглобалистско-идеологический, но прагматический: для неспекулятивной и несырьевой белорусской экономики длительный «всенародный отпуск» оказался бы катастрофой, которую обязательно использовали бы в своих целях и оппозиционные «народные радетели», а главное – иностранные кредиторы и иные «благодетели», а также их сторонники внутри самой власти.

Несомненно, что либерально-прозападная часть ближнего окружения (прежде всего, связанная с МИД В.Макея, публично хамски оскорбившего Россию в ответ на ее помощь Белоруссии в борьбе с вирусом, и с фондами ООН) с самого начала подталкивала главу государства «не выдумывать» и идти по «общечеловеческому пути» согласно западным рецептам. В частности, работающий на МИД (в Беларуси во многом параллельная Администрация Президента) воинственно-антироссийский, либерально-проамериканский «Центр внешнеполитических и стратегических исследований» предрекает Белоруссии массовую смертность, мягко называет избранную государственную политику «авторитарно-неэффективной» (бросающей людей на произвол судьбы), «демонстрирующей серьезные изъяны» и «рискующей оказаться совершенно провальной», призывает склонить голову перед указаниями ВОЗ, максимально внедрять механизмы всеобщего электронного контроля, а главную угрозу пандемии видит в захвате Беларуси со стороны Российской Федерации.

Однако и религиозную и идеологическую составляющую в решениях президента также нельзя отрицать. Собственно говоря, Александр Лукашенко (как и здравомыслящая часть элиты) никогда не прельщался «миролюбием» западных «лисиц»: скорее он сильно ослаб в понимании их методологии и уверовал в свою способность ее контролировать. Там же, где козни «уважаемых партнёров» для него оказались видны, он прямо заявил, что «Беларусь не станет отмахиваться от рекомендаций ВОЗ», но будет идти своим путем (в частности, не впадая в государственную панику). При этом совершенной клеветой являются «пропагандистские 7 мифов» об «отрицании коронавируса» в Беларуси и обреченности белорусов на массовый мор, сопровождавшие информационную истерику с Запада и прозападных сил в самой Белоруссии. Указывается на системный характер антивирусных мер в Белоруссии и напоминается, что «система здравоохранения Беларуси является одной из лучших, если не лучшей на всём постсоветском пространстве. В рейтинге агентства Bloomberg медицина Беларуси была оценена выше, чем медицина России и даже США… По количеству койко-мест на душу населения Беларусь уверенно входит в десятку мировых лидеров, за что в свое время подверглась критике ВОЗ, которая требовала снизить количество больниц и, соответственно, койко-мест в стране».

Без лишней огласки в «рекомендательном порядке» с начала апреля начали «приостанавливать работу дискотек, ночных клубов, кальянных, боулинга, бильярдных, компьютерных клубов» и иные массовые увеселительные заведения. Но не храмы! Хотя идейным и политическим либералам хотелось бы ровно наоборот. Нужно признать, что приостановка эта шла и идет крайне неуверенно и недостаточно, что отражает засилье в последнее десятилетие в государственной идеологии и политике западнического либерально-гуманистического духа гедонистического угодничества: несомненно, что решительные меры хотя бы по ограничению деятельности капищ потребительско-развлекательной цивилизации (особенно в Великий Пост) вкупе с церковной молитвой, несомненно, дало бы и совсем другую картину заболеваемости в стране.

Но чем-чем, а Церковью с Ее священным уставом рационалисту-прагматику можно было бы вполне безболезненно пожертвовать! Тем более, когда почти во всех государствах православных народов храмы были закрыты для мирян, притом зачастую без противления, а иногда и по воле самого священноначалия. И когда вездесущая ВОЗ (взявшая в Белоруссии много редутов посредством «бескорыстной материальной помощи» вплоть до признания нормой содомии и бюджетных операций по «смене пола») напрямую «призывает запретить в Беларуси проведение богослужений». Тем не менее, Александр Григорьевич изначально твердо заявил, что храмы закрываться не будут и, более того, связал с Пасхой свои надежды на преодоление коронавируса. И на протяжении всего Великого Поста вплоть до Светлой седмицы все храмы Белой Руси и ее столицы исправно служили соборную службу!

В сам же день Пасхи Александр Лукашенко уже второй раз за год посетил православный монастырь (чего ранее не случалось вообще), Благовещенский мужской в Лядах под Минском, где разразился речью, которую вполне можно было бы назвать проповедью и признать достойной руководителя русского государства.

Из нее особенно следует выделить слова, совсем не характерные для современных светских лиц (и просто невозможных без благодати): «Мы пришли в храм, потому что Он на нас смотрит, и Он нам поможет… Но где-то и накажет за все наши прегрешения, уж слишком в последнее время мы ведем себя не так, как Он нам завещал и завещает… Мы вообще отошли от принципов нормальной морали. Мы занимаемся больше стяжательством и накопительством… Так и думаю, что, наверное, Он нам по делу стукнул по голове… Вы знаете, одному трудно в мире особенно уж идти против течения, но я всё-таки принял решение… Воскресение Христово – это свидетельство победы добра над злом, это пример самопожертвования, и поэтому мы не должны прятаться за стенами храма и бояться зайти в храм. Потому что Он не боялся, Он жертвовал ради людей – почему же мы спрятались?». Недаром и данное выступление, и в целом занятая президентом позиция отозвались искренней благодарностью и одобрением со стороны таких высокодуховных лиц, как игуменья полоцкого Свято-Евфросиньевского монастыря Евдокия и духовник минского Свято-Елизаветинского монастыря протоиерей Андрей, чем вызвали на себя горы проклятий и оскорблений со стороны либерально-прозападной «цивилизованной» публики (в том числе и церковной).

Конечно, и здесь не следует слишком обольщаться: между словом и делом длинный путь! Символично, что телесюжету о посещении президентом монастыря предшествовал сюжет в межконфессионально-экуменической идеологической канве о «единстве», в котором «различия в вере не имеют значения», тем более православных и католиков – «на первый взгляд, разных конфессий, но исповедующих одну религию – христианство». И даже, дескать, найден «символ, который как нельзя лучше объединяет и католиков, и православных», – Остробрамская Матерь Божья, которой «одинаково поклоняются обе ветви христианства». Характерно, что далее прозвучала сказка от настоятеля гродненского Кафедрального собора Георгия Роя (известного представителя местной плеяды литвинистов) о славном государстве «Беларуси, Литвы и Польши», которое было «шматканфесiйнай тэрыторыяй, дзе» якобы «мiрна ўжывалiся i праваслаўныя, i каталiкi» (невозможно поверить, что клирик Г.Рой является невеждой в истории), которым «такiя агульныя святынi дапамагалi пераадольваць супярэчнасцi i адчужанасць», и перед которой когда «накiроўваюцца на вайну, падыйдуць i праваслаўныя, i каталiкi, памоляцца i папросяць Багародзiцу» (разумеется, о победе над православными москалями): «гэта наша (праваслаўных i каталiкоў) супольная святыня, якую немагчыма падзялiць». И здесь перед нами открывается особая грань коронавирусной истории.

Пантелеймон Филиппович

Источник: http://teleskop-by.org

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели