Об опасности перегибов в борьбе с коронавирусом

Обеспечение здоровья населения не должно стать карт-бланшем для слежки за частной жизнью

27 апреля 2020 года «Коммерсантъ» опубликовал статью комиссара Совета Европы по правам человека госпожи Дуни Миятович «Обеспечение здоровья населения не должно стать карт-бланшем для слежки за частной жизнью».

Об угрозах построения тоталитарного режима китайского образца под предлогом «борьбы с распространением коронавирусной инфекции» приходилось писать уже неоднократно. В частности, в статьях «Апокалипсис на наших глазах?»«Пожалуйте в цифровой ГУЛАГ!» и «Следующий этап – QR-код на лоб каждому человеку?».

Средства массовой дезинформации буквально круглые сутки терроризируют народ, нагнетая панику и ажиотаж вокруг проблемы коронавируса. Идёт беспрецедентная промывка мозгов. Многие люди живут в атмосфере страха смерти от COVID-19. Такими легко управлять. Добропорядочным гражданам предлагается поменять свою богоданную свободу на мифическую безопасность бренной плоти. Неслучайно Геннадий Григорьевич Онищенко на заседании президиума РАН заявил по этому поводу: «Что касается информационной кампании, она имеет все признаки микст-гибридной информационно-террористической атаки».

Атака эта носит всемирный характер. Причём вслед за Онищенко целый ряд видных учёных заявил о том, что сильнейший «информационный шум» создаётся с определённым умыслом по чьей-то команде.

В связи с этим статья госпожи Миятович имеет актуальнейший характер. Прежде всего, потому что в России идёт беспардонное попрание конституционных прав и свобод граждан, которые не подлежат ограничению даже в условиях чрезвычайного положения.

Итак, комиссар Совета Европы по правам человека заявляет: «Пандемия коронавируса заставила власти по всему миру заняться разработкой и внедрением в жизнь новых технологий, призванных ограничить распространение болезни… Необходимо, чтобы цифровые технологии для обеспечения нужд здравоохранения соответствовали стандартам соблюдения права на частную жизнь. Проектирование, разработка и использование цифровых технологий имеют важные юридические и этические аспекты, которые нельзя не учитывать».

Говоря о новых способах слежения за гражданами  госпожа Миятович отмечает: «Они также могут быть использованы нам во вред: вторгаться в нашу частную жизнь и ограничивать нашу способность участвовать в жизни общества. Этот риск уже появился в некоторых европейских странах.

В России власти используют уличные камеры с функцией распознавания лиц для обеспечения соблюдения мер по карантину. При этом нет надлежащих гарантий того, что такие интрузивные (навязанные, внедрённые – авт.) технологии не будут в будущем использоваться в более широком ключе и с совсем иными целями…»

Далее приводятся примеры ущемления прав и свобод в других странах – Азербайджане, Черногории, Польше, Турции, Испании и Великобритании. Поэтому Еврокомиссар констатирует: «Это всё – тревожные примеры более общей тенденции обеспечения слежки за людьми в Европе, которая вызывает обеспокоенность в свете её совместимости со стандартами в области прав человека, регулирующими защиту персональных данных, включая прецедентное право Европейского суда по правам человека.

Суд признавал, что ограничения прав человека могут иметь место и что использование персональных данных может быть необходимо в определенных чрезвычайных ситуациях.

Тем не менее, он также подчеркнул, что государства могут собирать, использовать и хранить конфиденциальные персональные данные только в исключительных и точно определенных обстоятельствах, предлагая при этом адекватные правовые гарантии соблюдения прав человека и обеспечивая независимый надзор. Органы государственной власти также должны гарантировать, что принятые меры основаны на законе, являются необходимыми для достижения преследуемой цели, также являются наименее интрузивными и будут отменены сразу, как только исчезнут причины, обусловившие принятие этих мер» (!)

Неплохое напоминание для не в меру ретивых российских IT-чиновников и градоначальников, якобы желающих равняться на европейские стандарты. Ведь недаром правозащитники опасаются цифровой слежки за москвичами и жителями других регионов и после окончания карантина.

Так, с запуском новых цифровых систем чиновники получат актуальные личные данные миллионов горожан, включая фактические адреса проживания, маршруты передвижения, номера автомобилей и фотографии москвичей для загрузки в системы распознавания лиц. Ряд депутатов и правозащитников опасаются, что эту информацию затем используют для слежки за «неблагонадежными», то есть имеющими свой взгляд на происходящее гражданами, по китайскому сценарию. Эксперты не исключают и её утечки на черный рынок.

«Сомневаюсь, что московское правительство сможет на должном уровне обеспечить защиту персональных данных, значит, информация может стать товаром», – замечает депутат Мосгордумы Максим Круглов. С этими словами согласны другие эксперты.

Сегодня получившие практически неограниченную власть руководители ряда регионов, прикрываясь благими целями, ведут целенаправленную атаку на достоинство и свободы граждан.  Контроль хотят осуществлять как с помощью видеокамер, так и по геолокационным данным с мобильных телефонов. Власти могут отслеживать и операции по банковским картам, сделанные, к примеру, в удаленном от дома человека районе.

А госпожа Миятович пишет: «Хотя цифровые технологии могут помочь в реагировании на пандемию, мы не должны думать, что они могут решить все проблемы. Прибегать к их помощи следует только в случае их использования с соблюдением демократических правил. Если европейские государства не будут соблюдать эти правовые границы, они рискуют поставить под угрозу нашу систему защиты прав человека, при этом не улучшив защиту нашего здоровья. В демократической стране не нужно жертвовать частной жизнью, чтобы защитить здоровье населения. Напротив, здоровье и защита персональных данных – неотъемлемые части достойной и безопасной жизни».

Так, по крайней мере, должно быть. Но по всему видно, что демократия может выродиться в небывалый в истории человечества тоталитаризм. Поэтому далее комиссар Совета Европы по правам человека приводит основные требования, которые позволяют обеспечить, разумное внедрение технологий во благо, а не против прав человека, демократии и верховенства права. Эти требования необходимо знать не только правозащитникам, но и каждому гражданину:

•          Во-первых, власти государств должны удостовериться, что цифровые устройства разрабатываются и используются в соответствии с нормами конфиденциальности и недискриминации. Такие устройства должны быть анонимными, зашифрованными, децентрализованными, работать с открытым исходным кодом и быть доступными как можно большему числу людей, тем самым преодолевая цифровое разделение, которое все ещё присутствует в Европе. Их использование должно быть добровольным, основанным на информированном согласии, ограниченным целями охраны здоровья, содержать чёткие временные рамки и быть полностью подотчетным. Пользователи должны иметь возможность в любой момент отказаться от их использования и удалить все свои персональные данные. Также они должны иметь возможность оспаривать вмешательство в их частную сферу с помощью независимых и эффективных средств правовой защиты.

•          Во-вторых, законы, позволяющие государствам собирать, использовать и хранить персональные данные, должны строго соответствовать праву на неприкосновенность частной жизни, защищенному как национальными конституционными положениями, так и прецедентным правом Европейского суда по правам человека и Суда Европейского союза.

•          В-третьих, действия, предпринимаемые органами государственной власти, должны подлежать независимому надзору. Во времена, когда опасения за наше здоровье могут по понятным причинам способствовать всё большему принятию людьми различного рода интрузивных мер, роль осуществления постоянного надзора со стороны независимых и компетентных органов, способных действовать вне режима чрезвычайных обстоятельств, становится ещё более важной. Такой надзор может включать в себя судебный контроль и подотчетность, а также мониторинг со стороны парламента и национальных правозащитных учреждений. Как минимум независимые органы по защите персональных данных должны тестировать и одобрять внедрение технологических устройств, прежде чем они будут использоваться органами государственной власти и их партнерами».

В заключение госпожа Миятович констатирует: «Кризис общественного здравоохранения – это реальная угроза, требующая эффективного реагирования. Однако меры наблюдения и слежки, которые обходят требования соблюдения прав человека и верховенства закона, не являются демократическим решением».

Остаётся надеяться, что этот голос будет услышан и в России. Причём всеми гражданами, которые дорожат своей богоданной свободой и хотят за неё бороться. В противном случае люди будут жить в условиях богоборческой тоталитарной тирании.

Поэтому полезно ещё раз вспомнить и об официальной позиции Русской Православной Церкви в отношении цифровых технологий. В 2007 году Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем выступлении в ПАСЕ подчеркнул: «Технологический прогресс по-новому ставит вопрос о правах человека. И верующим людям есть, что сказать по вопросам биоэтики, электронной идентификации и иным направлениям развития технологий, которые вызывают обеспокоенность многих людей. Человек должен оставаться человеком – не товаром, не подконтрольным элементом электронных систем».

В «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятых Архиерейским Собором 2008 года, четко заявлено: «Частная жизнь, мировоззрение и воля людей не должны быть предметом тотального контроля… Методы сбора и обработки информации о людях не должны принижать человеческое достоинство, ограничивать свободу и превращать человека из субъекта общественных отношений в объект машинного управления…

Для наших правозащитных трудов ныне следует особо выделить следующие области: … недопущение тотального контроля над человеческой личностью, над её мировоззренческим выбором и частной жизнью через использование современных технологий и политических манипуляций».

В документе «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», принятом Архиерейским Собором 2013 года чётко заявлено: «Церковь считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации».

Не следует также забывать, что эта позиция Церкви получила полную поддержку Государственно-правового управления Президента Российской Федерации.

Валерий Павлович Филимонов, русский православный писатель

Источник: https://ruskline.ru

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели