“Небесная сотня” и “кровавое воскресенье”

В конце января произошли два события, немало повлиявшие на ход мировой истории: одно связано с евромайданом, другое – с революцией 1905 года.

19 января исполнилось 6 лет “крещения огнем” на майдане, когда главари путчистов окончательно сделали ставку на силовой сценарий захвата власти. В этот день они приказали своим боевикам напасть на милицию, используя “коктейли Молотова” и холодное оружие.

В конечном итоге все это вылилось в установление на Украине диктатуры проамериканских путчистов, привело к гражданской войне и вызвало западные санкции против России. Кроме того, Украина после этого надолго стала центром мирового кризиса, более острого, чем даже карибский кризис 1962 года. Украинская тема стала с тех пор настолько важной, что и сейчас, спустя 6 лет после начала событий, тот же импичмент Трампу во многом зависит именно от нее и вызван во многом ею же.

Итак, 19 января 2014 года, в христианский праздник Крещения Господня, террористы майдана напали на полицейские кордоны с целью незаконного прорыва в правительственный квартал. Эта дата, безусловно, была выбрана кураторами бандформирований, находившимися в посольстве США, отнюдь не случайно. Недавно профессор МГИМО Валентин Катасонов, много лет занимающийся системным экономическим и политическим анализом, отметил, что западным миром правят оккультисты, которые часто выбирают даты для значимых событий не просто так, а исходя из своих мистических соображений.

В случае событий 19 января 2014 года в украинских СМИ, финансируемых Соросом, тут же стала обыгрываться тема “Крещения огнем, водой и слезоточивым газом”. Огнем – поскольку “мирные митингари” швыряли в полицию “коктейлями Молотова”, водой и газом – поскольку “Беркут” отбивался от толпы погромщиков с помощью этих средств. При этом СМИ обвиняли в жестокости власть, а не террористов, напавших на правоохранителей. Пикантность ситуации еще и в том, что начальство ранее запрещало “Беркуту” использование водометов, но именно в крещенский праздник разрешило, причем такое разрешение было невозможно без согласия администрации президента, руководимой в ту пору сторонником майдана С. Левочкиным…

Понятно, что христианский праздник был испорчен и осквернен массовыми беспорядками, повлекшими сотни раненых. А нападения майданных террористов на “Беркут” продолжились и в последующие дни. В конечном итоге 22 января 2013 года стало знаковым днем, когда погибли первые участники Евромайдана — гражданин Украины армянского происхождения Сергей Нигоян и белорусский националист Михаил Жизневский. Гибель этих людей радикально подогрела протесты и стала фактической точкой невозврата по сползанию Украины в гражданскую войну.

Как показали все экспертизы, оба майданщика были убиты не из милицейского оружия, которым был вооружен “Беркут”, а из охотничьих ружей. Кроме того, экспертизы позволили установить, что погибшие получили огнестрельные ранения с расстояния двух-трех метров, на что указывают следы пороха, обнаруженные на их одежде. А сотрудники “Беркута” в момент инцидента находились на расстоянии не менее тридцати метров от майданщиков. И даже назначенные майданными властями следователи впоследствии признали высокую вероятность того, что эти лица могли быть убиты другими майданщиками для эскалации мятежа.

В 2017 году тогдашний начальник управления специальных расследований Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины Сергей Горбатюк обнародовал данные этих экспертиз, свидетельствующих о том, что “Беркут” не убивал Жизневского и Нигояна. Он заявил, что за убийством людей вполне могли стоять те, кто был заинтересован в дальнейшем разжигании конфликта, недвусмысленно намекнув на провокацию путчистов. К этому можно добавить, что Януковичу и его сторонникам эти убийства были крайне невыгодны, ибо вызывали новые нападки Запада и ставили под угрозу их зарубежные активы. А вот вождям майдана эти убийства были очень даже кстати, и им легко было их организовать технически.

Позже произошли гораздо более кровавые события, в которых погибли десятки людей, сотни были ранены. Некоторые “мирные протестующие”, подобно скандально известному Ивану Бубенчику, откровенно признались, что были вооружены и убивали правоохранителей. Но организаторы майдана все время голосили о “преступлениях диктаторского режима”, для чего сформировали целые “святцы” из “мучеников майдана”. В состав “Небесной сотни” власти дописали не только мятежников, но и убитых ими же правоохранителей, и пропавших без вести, и даже самоубийц. Надо же было как-то “накачать” численность жертв “бандитов у власти”, чтобы всколыхнуть народ и затем легитимизировать свой незаконный режим.

Возможно, что и дату 22 января для первых жертв майдана его кураторы выбрали не случайно. Именно 22 января (9 января по юлианскому календарю) 1905 года в раннем СССР отмечался день памяти жертв так называемого “Кровавого воскресенья”. Это был “красный день календаря”, его отмечали торжественными мероприятиями на государственном уровне, точно так же, как на современной постмайданной Украине – день памяти “Небесной сотни”.

Провокация “кровавого воскресенья” была очень похожа на вышеуказанную по своей сути. Только тогда правоохранители были, в отличие от “Беркута”, вооружены огнестрельным оружием, и революционерам не нужны были свои снайперы для убийства рабочих, им достаточно было спровоцировать солдат выстрелами в них из этого “мирного крестного хода”, чтобы вызвать ответный огонь, что и было сделано. Имена тех, кто вел на бойню доверчивую толпу, говорят сами за себя. Это печально известный провокатор поп Гапон, террорист-эсэр Пинхас Моисеевич Ру́тенберг и другие, столь же достойные “мирные митингари”, изначально готовившиеся к кровопролитию, что и сами они потом признали.

9 января большевик С.И. Гусев в письме к В.И. Ленину откровенно писал: “На воскресенье Гапон назначил шествие к Зимнему дворцу и подачу петиции с требованиями, вполне соответствующими программе-максимум (политической части) [имеется ввиду программа-максимум партии большевиков — П.М.]. Гапон предполагает, что будет 300.000 человек и предполагает запастись оружием“.

А вот что ответил Гапон в узком кругу уже после событий 9 января, когда один из его сподвижников спросил, что было бы, если бы государь вышел к народу: “Убили бы в полминут, полсекунд!”

Начальник Нарвско-Коломенского района генерал-майор Рудаковский докладывал вечером 9 января начальнику 1-й Гвардейской дивизии генералу А.Е. Зальцу: “Когда все увещевания не привели ни к каким результатам, был послан эскадрон Конно-Гренадерского полка, чтобы заставить рабочих возвратиться назад. В этот момент был тяжело ранен рабочим помощник пристава Петергофского участка поручик Жолткевич, а околоточный надзиратель убит. Толпа при приближении эскадрона раздалась по сторонам, а затем с ее стороны были произведены 2 выстрела из револьвера, не причинившие никакого вреда никому из людей эскадрона и задевших только гриву лошади. Кроме того, одним из рабочих был нанесен удар крестом взводному унтер-офицеру”.

Как видно из рапорта, первые выстрелы прозвучали не со стороны войск, а со стороны толпы, и первыми жертвами стали не рабочие, а чины полиции и армии. Отметим также, как ведет себя один из “верующих” участников демонстрации: крестом бьет унтер-офицера!

Но даже после этого вооруженного нападения войска не сразу открыли огонь. Рудаковский далее продолжает: “Когда эскадрон встретил вооруженное сопротивление и, не будучи в силах остановить движение толпы, возвратился назад, командовавший двумя ротами 93-го пехотного Иркутского полка капитан фон Гейн подал сигнал стрелять; повторяемый более трех раз, он не оказал воздействия, и толпа, продолжавшая наступать, приблизилась на 200 шагов. Тогда было сделано более 5 залпов, после чего толпа повернула назад и быстро рассеялась, оставив более сорока человек убитыми и ранеными. Последним немедленно была оказана помощь, и они все, за исключением легко раненых, взятых толпой, размещены в больницах Александровской, Алафузовской и Обуховской”.

Всего 9 января оказалось 96 человек убитых (в том числе околоточный надзиратель) и до 333 человек раненых, из коих умерли до 27 января еще 34 человека (в том числе один помощник пристава)”.

Напомним тем, кто забыл: в это время идет кровопролитная война с Японией! Всех пособников внешнему врагу во все времена, во всех странах безжалостно уничтожали!

Впоследствии враждебная русскому правительству печать преувеличивала число жертв в десятки раз, не утруждая себя документальными подтверждениями. Причем уже через несколько часов революционеры раздавали заранее отпечатанные листовки о том, что “кровавый царизм” убил много тысяч людей. Заранее – ибо в то время техника даже близко не позволяла так быстро напечатать листовки. “Кровавый” царь, которого на самом деле в момент событий в Петербурге вообще не было и которого окружение долго дезинформировало, был шокирован и удручен, написав в своем дневнике, что ему “больно и тяжело”. Он решил помочь семьям убитых, хотя вовсе не обязан был это делать. Из личных средств императора было выделено 50 000 руб. (более 51 млн руб. на современные деньги). Виновные в бездеятельности министры Муравьев и Святополк-Мирский немедленно отправлены в отставку.

Конечно, русский царь был неизмеримо умнее и порядочнее трусливого торгаша Януковича, их вообще нельзя сравнивать. Император не предал своих правоохранителей, в отличие от Януковича, поэтому он сумел справиться с революцией 1905-1907 годов. Царь проиграл войну с революцией только в 1917 году, когда его самого предало уже буквально все окружение, когда революцию против него поддержали все сильнейшие державы мира, пообещавшие заговорщикам легитимизировать ее результаты.

Что же касается культа жертв “Кровавого воскресенья”, то он был отменен в 1951 году. В то время СССР уже был полностью легитимизирован своей победой над нацистской Германией и не нуждался более в зыбком фундаменте из праздника памяти “жертв царского режима”. А вот майданный режим не смог победить даже ЛДНР, и поэтому он не станет отменять день памяти “Небесной сотни”…

Революционный режим на Украине тоже использует “Небесную сотню” в качестве своего рода “антисвятцев”, как большевики использовали убитых в “кровавое воскресенье”. “Мученикам майдана” даже читают “акафист” в псевдохристианской политической секте “ПЦУ” что является полным бредом с точки зрения канонов православия. А униатами даже была построена “часовня” памяти “Небесной сотни”, хоть погибла она (во всяком случае, ее большинство) при мятеже против законной власти, потому их даже хоронить по православным или католическим обычаям нельзя, не то что к лику святых причислять.

Все это и смешно, и печально наблюдать. Но не менее грустно видеть, как в России некоторые люди до сих пор истово веруют в свою “Небесную сотню” – в жертв “Кровавого воскресенья”, повторяют пропагандистские сказки майданщиков столетней давности о “кровавом царе”.

На самом деле схема организации революций через отсылку на тот свет “сакральных жертв” – “небесных сотен” – всегда буквально одна и та же. И спонсоры одни и те же – это финансовая олигархия США и Западной Европы, тоталитарные секты, самая гнилая часть местной верхушки.

Игорь Друзь

Источник: РЕН.ТВ

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели