Почему я, женщина, против феминисток

В России пора начинать серьезное обсуждение «женского вопроса»

Говоря  о скандальном законопроекте «О профилактике семейно-бытового насилия», мы  все  время подчеркиваем, что  его авторы и лоббисты – феминистки. Ну и что, спросит иной родитель (иная родительница), что в этом плохого, ведь феминистки выступают за права женщин и за права детей (к  слову, в основном, девочек)? То есть их цели изначально благие, просто они чего-то недопоняли, им надо только объяснить, они поймут и дальше уж точно будут все  делать правильно. Но давайте  разберемся, кто такие сами феминистки, почему они так жаждут взять под строгий контроль то, что контролю не подлежит – личные взаимоотношения родных и близких людей. И почему  они, по сути,  не могут и не имеют права представлять интересы обычных женщин.

Часть первая

Начнем с определения самого термина «феминистка» – производного от слова «фемина».  Во всех словарях, которые удалось посмотреть, толкование этого латинского слова дается как «женщина». Но в  этом есть доля  лукавства, т.к. «фемина» означает не просто «человек женского рода», а духовную характеристику женщины. Расшифровка с приводится в известном труде «Молот ведьм» (полное название «Молот Ведьм, уничтожающий Ведьм и их ереси, подобно сильнейшему мечу»), написанном в 1487-м году доминиканским инквизитором и католическим приором Генрихом Крамером вместе с деканом Кельнского университета, инквизитором Якобом Шпренгером.

Согласно им, этимология слова «femina» (женщина) такова: «fe» (fides – вера) и «minus» (менее). Таким образом, слово «femina» означает «имеющая меньше веры». Отсюда, феминизм – движение маловерных женщин, стремящихся отвратить от веры в Бога и от соблюдения  Его заповедей и других «дочерей Евы». Доказательства того, что это так и  есть, мы  видим  на  каждом  шагу.

Идем  дальше. Как  уже  говорилось, феминистки борются  за  права женщин. Что это означает в  духовном плане? Заранее прошу прощения за попытку «женского» толкования Библии, но без этого не обойтись.

Богословами давно признано, что мы, женщины, по своей природе более плотские, то есть более подвержены страстям, чем мужчины. По утверждению святых отцов, это наказание за преслушание Евы, которой перед ее изгнанием из Эдема Господь сказал: «умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт. 3, 16).  Вот это – то главное, с  чем  яростно сражаются маловерные феминистки с незапамятных времен. Но что означает заповеданное  господство мужчины над нами?

Согласно Толковому словарю В.И. Даля, в русском языке первое значение слова господин – «Господь и государь», то есть Бог и царь. Муж должен был быть для жены земным образом Царя Небесного, охраняющим ее от козней сатаны и от главного последствия первородного греха – гордыни. Подтверждение тому мы находим в Деяниях апостолов.

В главе 5 Послания к Ефесянам апостол Павел говорит: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же спаситель тела; но, как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем» (Еф. 5, 22-24). Та же мысль проводится и в Первом Послании к Коринфянам: «Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава  – муж, а Христу глава – Бог <…> Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа» (1Кор.  11, 3; 7 – 9).

Уже  слышу негодующие крики женщин: «Да  как  можно им повиноваться?! Да  какие  они  цари? Еще  чего не хватало!» Но подождите  кричать, это еще  далеко не все.

В Первом Послании к Тимофею апостола Павла сказано:

«Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1Тим. 2, 11-15).

Итак, по слову апостольскому, женщине надлежит верой и правдой служить своему плотскому господину, учиться у него,  не стремиться к тому, чтобы быть равной ему и, тем более, выше его (вот ужас-то!). Это тоже можно рассматривать как часть нашего наказания за гордыню. Поскольку Ева не только ослушалась Божьего повеления,  пожелав вкусить от древа познания, но и восхотела стать «как бог, знающий добро и зло» (Быт. 3, 5). То есть она, созданная Богом даже не в качестве отдельного человека, а опосредованно, из ребра мужчины, захотела сразу, одним махом постичь духовные  законы  и  сравняться в знании с Самим Творцом. Казалось бы, какое отношение это имеет к феминисткам? Да самое прямое, если приложить библейские истины к  нашей земной, современной жизни.

Сатана, под видом змея-искусителя, внушил первой женщине  мысль о равенстве ее прав на знание правам Самого Создателя и, отсюда, о равных с Ним возможностях: «будете как боги». Так Евой был совершен первый грех. Тогда, по логике, вторым, подобным ему, грехом является… феминизм, то есть идея равноправия с мужчиной. Ведь она вытекает из желания равного доступа к знаниям и получения равных прав с нашим господином, по слову Божьему (то есть земным «царем и богом» женщины), во всех сферах жизни.

Таким образом, именно благодаря феминисткам мы уже два века «на земном уровне» постоянно воспроизводим первородный грех, стремясь теперь уже не к несбыточному божественному предназначению, а к вполне реальному господству в этой жизни наравне с мужчиной.

Впрочем, даже и не наравне. В том же «Молоте  ведьм»  приводится  высказывание  о женщине древнегреческого философа Теофраста: «Если ты предоставишь к ее услугам целый дом, а за собой оставишь лишь какое-либо право голоса, то она будет думать, что ей не доверяют. Она начнет вступать в споры. А если ты не поторопишься ей уступить, она приготовит яд и будет искать помощи у кудесников и ясновидцев». В наше время феминистки вместо кудесников гораздо охотнее прибегают к услугам политиков. «Хороший» гендерный закон или  законопроект, подобный СБН, по силе  действия могут быть сравнимы лишь с хорошей  дозой самого смертельного яда для «непокорных» мужчин.

Давайте говорить откровенно: получение образования для многих из нас – это не только возможность развить свои способности, приобрести какие-то специальные знания для будущей профессии (кстати, нередко из разряда «мужских»). Это и  – пусть даже не осознаваемая многими, – потребность уподобиться мужчине (то есть стать подобной ему, похожей на него), чтобы  быть самой себе господином (госпожой), самой себе богом и царем – со всеми вытекающими из этого губительными последствиями для души и тела.

Образованной женщине нередко кажется, что мужчина – именно как господин и посредник между ней и Господом, оберегающий ее от «искушений лукавого», – ей уже не нужен. Образ-овавшись, то есть как бы приняв на себя мужской образ, «равноправная» женщина вполне логично начинает претендовать и на равное с мужчиной право сакрального общения с Творцом  (это ответ на вопрос, почему феминистки на Западе так стремятся стать «священнослужительницами»). Но, как известно, знания, полученные Евой через грех преслушания, не  привели первую женщину к Богу, а, наоборот, заставили  бежать от Него. Потому и наша образованность нередко оборачивается нам же во зло. Вот лишь несколько примеров тому.

Во-первых, обратите внимание, что достижение равноправия во многих странах автоматически привело к росту числа абортов. То есть, помимо того, что женщины через это – по ведению или неведению, в данном случае неважно, – впадают в грех убийства, оно способствует также не умножению, а сокращению рода человеческого. Что, естественно, противоречит Божьему замыслу о нашем предназначении и словам апостола о «спасении через чадородие». Именно равноправие с мужчинами, в том числе и на  получение знаний, предоставленное женщинам только в XX веке, менее чем за сто лет привело к тягчайшему демографическому кризису в так называемых цивилизованных странах и лишило многие миллионы женщин во всем мире вечного спасения, поскольку нераскаянный грех аборта издавна признан Церковью одним из смертных грехов.

Во-вторых, именно предоставление равных прав в сферах жизни, до того бывших сугубо мужскими (политика, армейская служба, законодательная, судебная власть и т.д.), коренным образом изменило ситуацию во всем мире, причем далеко не всегда  в лучшую сторону.

В-третьих, желание постоянно повышать свой уровень знаний наравне с сильным полом приводит к тому, что мы невольно стараемся принять мужской образ мыслей и мужской стиль поведения. То есть неосознанно стремимся к тому, чтобы отказаться от своего пола  и  стать бесполыми. Это, кстати, является  одним  из объяснений резкого роста числа трансгендеров среди девочек. При всем при том, что характерно, не столько даже сами «многие знания» и «мужские» профессии искажают наш природный образ жены и матери, сколько, зачастую, неумение (или неспособность?) совместить развитый ум и высокий интеллект с нашей эмоционально-чувственной и духовной сферой. Иными словами, большая образованность нередко порождает в нас и большую гордыню – все происходит так же, как «во время оно» случилось и с нашей прародительницей. С той лишь разницей, что в этот раз господствовать над нами, а, следовательно, и охранять нас от «искушений лукавого», увы, уже практически некому.

Ни для кого не секрет, что на бытовом уровне многие «чересчур умные» женщины, – которых, объективно, среди феминисток большинство, – отличаются скверным характером и не имеют полноценной семьи. Чрезмерная интеллектуальность «сушит» женское сердце. Желание непременно сравняться с мужчиной, а то и стать выше его по социальному статусу, подсознательно вынуждает видеть в нем не защитника, не опору и союзника в семейной жизни, тем более, не господина, которому надо верно служить и перед которым надо смирять себя, а всего лишь равного по праву на знание завистливого конкурента в карьерном росте. В подобной ситуации рождение детей, конечно, будет восприниматься не как «спасение в чадородии», а как досадная помеха самореализации и чувственным наслаждениям. А любой бытовой конфликт – как покушение на права госпожи и попытка мужчины вновь превратить ее в «служанку». Сказанное относится к распространенному заблуждению, что феминистки, действительно, способны  бороться за сохранение семьи  и  семейных отношений  в их  традиционном  понимании. Как  раз благодаря  их усилиям в борьбе за  равноправие современная семья весьма  далека от этого.

Еще раз вспомним о том, что сказал апостол Павел: «учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем» (1Тим. 2, 12). Как Церковь не может по своей прихоти толковать слово Божье без того, чтобы не впасть в ересь, так и женщина, если уж на то пошло, не может учить мужчину без опасности привнести в свое поучение то, что пойдет на пользу ей, а не ему. И так уже, благодаря нашему представлению о том, каким должен быть мужчина, с колыбели во многих семьях, особенно неполных, он воспитывается нами не только не господином, готовым в дальнейшем защитить женщину от искушений сатаны – что может сделать только человек, сильный духом, – даже не равным нам, но нашим слугой, точнее, рабом. Таким образом, мы, вместе с правами и равноприобретенными знаниями приняв на себя чужой – мужской – образ господина (госпожи), свой собственный женский образ служительницы и помощницы пытаемся, в какой-то степени,  навязать мужчине. Но такой мужчина вряд ли способен в полной мере воплотить в своей семье образ малой церкви. А раз в создании семьи отсутствует  высокий духовный смысл, нет в ней любви-служения женщины, значит, есть лишь простое плотское сожительство двух равноправных земных «богов». Кто станет в такой семье защитником другого от козней сатаны, если оба являются равносильными «господами»? Кто будет повиноваться супругу, как Церковь повинуется Христу, если жена изначально считает именно себя достойной служения и поклонения, а муж не способен (не научен!) стать  главой жены?

Равенство прав мужчины с женщиной на деле, как мы видим,  оборачивается их взаимной духовной слабостью и, фактически, бесполостью. Но бесполый мужчина может создать семью с женщиной, а может и с другим, таким же бесполым, мужчиной – ведь цель создания малой церкви и спасения через чадородие здесь уже не стоит… В итоге, как и некогда после грехопадения в Эдеме, вечные муки грозят и впавшему через равноправную женщину в грех богоотступничества бесполому мужчине, и самой такой же бесполой женщине, уверовавшей в свое равенство с заповеданным ей Богом господином.

Круг замкнулся. Наш грех вернулся к нам же. От приобретенного феминистками в  многолетней борьбе с мужчинами равенства прав и возможности почувствовать себя образованной, как мужчина, мы, обычные женщины, потеряли гораздо больше: мы утратили душевный мир, сами себя изгнали из рая, который был когда-то в нашей душе. Мы потеряли возможность чувствовать себя женщинами соответственно своей изначальной сути…

 

Продолжение следует.

Галина Пырх

Источник: https://ruskline.ru

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели