БОРЬБА ПРОТИВ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В БЕЛОРУССИИ ИЗВНЕ И ИЗНУТРИ И ЕЕ ПОДЛИННОЕ ПРИЗВАНИЕ 

 Часть 15. Призвание Церкви в Белой Руси: святорусское историческое просвещение учащейся молодежи и всего народа 

Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6Часть 7.Часть 8Часть 9. Часть 10Часть 11Часть 12Часть 13Часть 14. 

Особенным поприщем, к которому призвана Церковь, является историческое просвещение народа и борьба за историческую правду. Целью этой Ее деятельности в Белоруссии является раскрытие перед народом его православно-русской природы (этнической, но особенно духовной) и одновременно соответствующего высокого мессианского исторического призвания, также – возрождение в нем подлинного, триединого русского народного самосознания и опровержение криптопольско-литвинской и поликонфессионально-униатской мифологии, антиправославно-русофобской лжи. 

Указанная и доказанная православными подвижниками-учеными историками-западноруссистами (учениками и наследниками святителей Георгия (Конисского) и Иосифа (Семашко)), выдающимся православным философом, белорусом Николаем Лосским правда о «многовековой борьбе белорусов за свою русскость и Православие» должна быть привнесена Церковью в умы и сердца белорусов и стать основой их исторического самосознания как в восприятии прошлого, так и в устремлениях в настоящем к будущему. Правдивая западнорусская историософия является, с одной стороны, необходимым следствием православного воцерковления белорусов (как и украинцев-малороссов), а с другой, напротив, – одним из его оснований, магистральных путей, ведущих к этому воцерковлению, здоровому духовному пробуждению, особенно молодежи. Еще слабо осознанная даже многими священнослужителями истина состоит в том, что историческая правда (живая и духовно истолкованная) является не только подспорьем и свидетельством «общего развития» и «интеллектуальной эрудиции», но и средством духовного (в том числе душеспасительного) наставления и утверждения. Недаром стержнем ветхозаветной части Священного Писания (Библии) во главе с Пятикнижием Моисея является история избранного народа (преемником которого последнее тысячелетие и является народ русский), являющаяся средством духовного самопознания и научения для всех народов и даже отдельных лиц. Историческая правда – лучший обличитель всякой лжи и лукавства, ересей и ложных идеологий, их главных рыцарей и орденов. 

В этой области, как было показано в масштабном аналитическом исследовании, на Белой Руси к настоящему моменту сложилась наиболее критичная ситуация (но далеко не безысходная). По ряду описанных причин Александр Лукашенко в последнее десятилетие отдал данную сферу во многом на откуп откровенным и умеренным русофобам, прозападным националистам, литвинским мистификаторам, враждебным Православию и Русской православной церкви (как его истинному носителю) и желающим под видом «национальной идентичности» провести дерусификацию с дехристианизацией и неополонизацию с общей вестернизацией белорусов и их государства. Вместе с тем, сам президент, разумеется, не является идейным литвином и неоиезуитом и сам лишь требует дополнительного исторического просвещения, а главное – духовно-политического вразумления в том, что католическо-шляхетский литвинизм, плавно переходящий в англосаксонский (германский и американский) коллаборационизм, никакой «национальной идентичности» Беларуси не создаст, суверенитета ей (как и гарантий безопасности самому президенту в будущем) не обеспечит. Напротив, он уничтожит их (как сделал это на Украине), опозорит и превратит имя самого Александра Лукашенко в истории из «белорусского батьки», выдающегося государственного деятеля, народного самодержца и спасителя в эпоху лихолетья, поборника славянского единства и хранителя западного бастиона Руси в предателя народа, пособника белорусских бандеровцев и местной капиталистической олигархии, обведенного вокруг пальца западными политиками и спецслужбами. 

Для решения сотериологической задачи исторического просвещения народа и, прежде всего, самих православных Синоду белорусского Экзархата Русской церкви жизненно необходимо учредить особый Синодальный отдел исторической памяти (просвещения) с созданием сочлененных с ним отделов в каждой епархии. Тем более что кого-кого, а достойных историков у Церкви в Белоруссии хватает – как среди священства, так и среди мирян. Очень важно, что церковное историческое просвещение ни в коем случае не должно ограничиваться лишь сугубо церковной историей, но уяснять и изъяснить в православном ключе события во всех областях жизни западнорусского народа во все эпохи. Еще раз укажем на примеры тех изданий, которые должны буквально лежать на прилавках каждого прихода, присутствовать на каждом внешнем церковном мероприятии для любой общественной группы (а для этого должны быть переизданы крупным тиражом). Это – «Несвядомая история Белой Руси». Это разрабатываемая серия «Славные имена Белой Руси». Это «Святые и пророки Белой Руси». Наконец, это учебник по истории Белоруссии институтского учителя самого А.Г.Лукашенко, выдающего ученого-западноруссиста Якова Трещенка, а также его статья «Две белорусские национальные идеи (католический национал-сепаратизм и православная национальная идея)». Кто дерзнет открыто блокировать труды учителя главы государства?! Ну и, конечно, обязательным для чтения всеми является дилогия святителя Иоанна (Снычева) «Русская симфония» как выдающееся пособие по отечественной православной историософии. 

Первой же целевой аудиторией для постижения данной литературы должны стать не кто-нибудь, а те самые 2000 белорусских православных священников – хранителей (по чину) правды и носителей сугубых просветительских даров Духа Святого. Практика показывает, что распространенное среди многих из них историческое невежество доходит даже до противоположных – либеральных и литвинско-националистических – воззрений. А какого источника осознания напряженности исторической духовной борьбы (ныне не угасающей, но только обостряющейся) и вдохновения в служении они этим лишаются! Кроме того, в миссию исторического просвещения (включая распространение подобных книг, организацию церковно-патриотических объединений памяти знаменательных лиц и событий) нужно всячески впрягать горячую белорусскую молодежь, которая, вместе с тем, приобретет и предмет подвижнического, героического служения – в условиях идеологической пустоты как в государственной молодежной политике (где она постепенно заполняется ползучим русофобским литвинизмом), так и зачастую в церковной (где преобладает душевное общение и умеренно-развлекательные мероприятия). 

Следует также всячески распространять собственные титанические труды и переиздания, выполненные подвижниками из «Института русской цивилизации», созданного по благословению того же владыки Иоанна. Более того, – в сотрудничестве с ними создавать новые творения православной мысли. И речь идет далеко не об одной истории. Православной переработки требует вся отечественная философско-гуманитарная наука, находящаяся ныне в плену иезуитских, протестантских, талмудических, рационально-атеистических (либерально-гуманистических) идей и принципов, прячущихся под видом «объективной науки» на «современном этапе ее прогресса». Например, достаточно взглянуть на собрание сочинений известного профессора МГИМО В.А.Катасонова, чтобы убедиться, насколько коренным образом возможно перестроить основания экономической науки, образования и политики в Белоруссии, где для этого пока еще имеются и политические условия (лучшие, чем в Российской Федерации). В целом же, конечно, необходимо полноценное начало сотрудничества Церкви с гуманитарной интеллигенцией (академической и университетской, художественной, журналистской и т.п.), объединение своих собственных чад в ее рядах в отраслевые союзы и далее единый союз и – в их лице – следование по пути духовного просвещения (прежде всего, перемены образа мысли) их коллег, еще не ставших религиозными адептами антихристианской цивилизации Западаа также ведения доброжелательной полемики и с убежденными оппонентами: не откроется ли истина и им! 

Среди исторических периодов и тем, на которые Церковь в своем историческом просвещении должна обратить первоочередное внимание, следует выделить три периода-темы. Первое: эпоха ВКЛ и Речи Посполитой, в которой Церковь обязана проповедовать правду об агрессии Польши и Ватикана (особенно с появлением ордена иезуитов), о предательстве высшего западнорусского сословия (боярства), бόльшая часть которого предала свой народ, отступила от православной веры, отреклась от родного русского языка ради выгод и привилегий (или хотя бы мнимой «гарантии безопасности» от поляков), которые сулило им польско-литовское шляхетство с переходом в католицизм и на польский язык. О том, что эти предатели вели постыдную личную и общественную жизнь, презирали и, как иуды, ненавидели и терроризировали простой и сохранивший веру народ Белой Руси, никогда не имея с ним ничего общего. Что именно они несли в себе коллаборационистскую традицию, поддерживая (вместе с аутентичными польскими магнатами) то Сигизмундов и Баториев, то Наполеона, то Вильгельма, то Гитлера, то американский Госдеп. Что попытка их героизации и введения в «белорусский пантеон» – недопустимый позор и злодейство, равносильное героизации нацистов. А также Церковь обязана говорить правду о насильственном внедрении на белорусские земли в эту эпоху католического Костела и последующей его жестокой борьбы на истребление Православия на Белой Руси (в том числе посредством автокефализации от Москвы и униатства). 

Второе: эпоха поздней Российской Империи, революции и СССР ленинско-троцкистского периода, в которой Церковь обязана проповедовать правду о том, что в своем большинстве белорусы всей душой стояли за Православную веру, Царя-помазанника и единое русское отечество, будучи его патриотами, напрочь отвергая все попытки навязать им сепаратистский национализм (в том числе «беларусизацию») и лозунги революции (до победы масонских февралистов). О том, что они активнее, чем где-либо еще в Российской Империи (наряду с малороссами), чуть ли не поголовно поддерживали охранительные политические силы (достаточно взглянуть на представительство губерний в III Государственной Думе), вступали в черносотенные союзы (прежде всего, «Союз русского народа»), оболганные большевиками и либералами и представлявшие собой межсословное объединение ревнителей идеалов Святой Руси, а не искусственные провластные партии с националистическими лозунгами погромов и дискриминации. Наконец, о том, что, напротив, так называемые «белорусские возрожденцы», начиная от Адама Мицкевича, Винцента Дунина-Мартинкевича и Франциска Богушевича, «гомоновцев» и «нашенивцев», и вплоть до «беларусизаторов» 1920-х были хлопоманами-вырожденцами – польскими или полонизированными католиками-русофобами (а также масонами и атеистами), презиравшими белорусский народ и его православную веру, но прикидывавшимися ради своих коварных замыслов его друзьями, якобы желающими ему «свободного и независимого процветания». 

Белорусы и, в первую очередь, православные должны ясно помнить (а в большинстве своем – просто узнать) про преемников хлопоманов (точнее стадию развития самих хлопоманов), отцов «белорусско-литвинского национализма» – «кресовцев» или «краёвцев» – «католическое и польскоязычноесреднезажиточное и зажиточное дворянство Белоруссии и Литвы…, расширенное за счет интеллигенции», продвигавших в начале XX века «идеологию “краёвости” (или “краевую концепцию”, “краевую идею”), базировавшуюся на идее нации граждан, согласно которой все коренные жители литовско-белорусского края (земель бывшего Великого Княжества Литовского), независимо от их этнически-культурной (и религиозной) принадлежности, являются “гражданами края” и должны сообща работать на его развитие, процветание и политическую субъектность» (то есть, на всемерное отделение от России – вначале политическое, а потом и духовное вплоть до религиозного). Церковь должна и перевести с иезуитского на понятный язык эту «краёвую идею» (литвинизм) – идеологию ретро-романтизации и возрождения Речи Посполитой «обоих наций», в которой обеспечивается господство польско-литовским католикам, их вере, языку, культуре, идеологии, а оторванные от своего общего православного русского тела православные белорусы обязаны им покориться (а потом и постепенно утратить свою православность и белорусскость). Более же всего Церковью (всем православно-патриотическим сообществом) должны быть обличены и постоянно обличаться неистовые и небезуспешные попытки (со стороны прозападной части политической элиты и интегрировавшейся в систему госучреждений «краёвой» интеллигенции, включая выходцев из русофобской оппозиции) продвинуть и утвердить данную «краёвую идеологию» («беларуский литвинизм») и в нынешнем белорусском государстве – в адаптированных вариантах, но с явными маркерами: идею «межконфессиональной (по сути, униатской) европейской нации», нацеленной, в конечном счете, на Запад и его либеральный путь и ценности. Как известно, имеются сторонники у данной идеологии и среди высокопоставленного священства, именуемого православнымпередающего ее и своей пастве. 

А вот оправдание черносотенства само по себе является священной обязанностью (ожидаемого подвига) Церкви – и не только в Белоруссии, но и во всей поместной Русской церкви. Оправдание – не пропагандистская апология, а именно правдосвидетельство! Это оправдание должно строиться на напоминании Церковью обществу и, прежде всего, самой себе (своим членам), что суть черносотенства заключена в его названии – идеале русского черносошного крестьянина как верующего и верноподданного государю и Отечеству свободного труженика (часто в суровых условиях), олицетворяющего собою общедержавную триаду «Православия-Самодержавия-Народности». Что у политической силы, символом которой было провозглашено славное нижегородское черносошное ополчение Кузьмы Минина, соответствующей была и политическая программа, которая может служить образцом церковно-государственной идеологии и для нынешней Белой Руси. Что потому-то их так и ненавидели и уничтожали большевики (с либералами часто легко примиряясь и даже кооперируясь – как и в наше время), что большевистская «забота о трудовом народе», бывшая великой ложью и использовавшаяся (как у тех же криптопольских хлопоманов) для прикрытия реальных антицерковных, антигосударственных и антинародных революционных целей, особенно ярко разоблачалась на фоне убеждений и деятельности черносотенцев, среди которых преобладали отнюдь не дворяне и промышленники, и которые отнюдь не выступали за капиталистический строй.  Что, наконец, видными членами черносотенных союзов были великие святые, начиная с самого царя-мученика Николая II и далее преподобного Иоанна (Кронштадтского), святителя Тихона патриарха Московского и всея Руси, священномученика Иоанна (Восторгова) и других. 

Только одного указания на данные имена достаточно для любого христианина, чтобы осознать праведность и священность черносотенного движения и союзов, немыслимость для них какой-либо жестокости, беззаконных погромов и расправ, в частности, над евреями. И здесь необходимо свидетельство правды о том, что если черносотенцы и противостояли еврейским организациям, то не из некоего «националистического антисемитизма», а по причине реальной их деятельности в авангарде революции по подрыву православной Церкви и государственности, включая прямой террор (достаточно ознакомиться с дореволюционным «террором эсеров», не говоря уже про «Красный террор» 1918-1923 гг. и частично «Большой террор» 1937-1938 гг.). Но при этом, как христиане, сами не только не приветствовали какие-либо проявления террора, но, напротив, – всячески пресекали тех, кто, прикрываясь охранительными лозунгами, занимался воровством, бандитизмом и насилием над невиновными (точно так же, как и в годы Великой Отечественной войны в рамках партизанского движения, которое точно таким же способом пытаются объявить бандитским, кивая на «партизанских» бандитов). В конце концов, именно черносотенцы стояли грудью за Церковь и Отечество перед натиском антихристианской революции, и именно они мученически первыми и более всех были подвергнуты гонениям и террору еще с Февральского первого этапа революции. Нежелание совершать подвиг их реабилитации для Церкви в нравственном плане не может быть ничем иным, как предательством, и, несомненно, повлечет и уже влечет за собой соответствующие последствия: Бог не благословит подлинного возрождения Белой Руси (и самой Руси) без оправдания и прославления тех, кто нес истинное и жертвенное служение в защиту Святой Руси в недавнем прошлом, и на кого должны равняться православные патриоты (во главе со священнослужителями) в настоящем. 

В конце концов, без этого историко-просветительского подвига невозможно и становление православно-патриотической силы собственно в наши дни – в дни, когда натиск и шествие антихристианских сил с Запада (идей, ценностей, организаций) и непосредственно самой «цветной революции» (лишь несколько поменявшей раскраску) только усиливается и пока одолевает. А Православная Церковь в Белой Руси прямо называется мозговыми штабами Запада главным стратегическим врагом (препятствием для смены самосознания и системы ценностей белорусов) и мишенью, на которую при первой же возможности обрушится удар Запада и его местных подельников. Пагубный опыт начала XX века, когда церковное руководство (за исключением нескольких архиереев-подвижников во главе с будущим патриархом, святителем Тихоном и множества рядовых священнослужителей во главе с праведным Иоанном (Кронштадским)) не поддержало и скорее с опаской отстранилось от черносотенцев и вскоре вкусило горькие плоды благодушного «нейтралитета» и равнодушного бездействия (еще более ужасными оказались последствия для самой Церкви), должен стать большим вразумлением (как, впрочем, и для государственной власти в ее уповании на бюрократию и безусловных демонстративных лоялистов) с практическими выводами. Пример следует брать со Свято-Успенской Почаевской Лавры, которая была церковным сердцем подлинного черносотенства (начиная с подлинного Православия) 100 лет назад – остается таковым и теперь, более всех пожиная плоды ереси «аполитичного православия». 

Наконец, третье и, возможно самое главное: сама по себе эпоха нахождения Белой Руси в составе Российской Империи в период 1772-1917 гг. Эта эпоха – самая оболганная для Белоруссии: вначале большевиками, а потом и либералами с псевдонационалистами. Она очень плохо вписывается в хранимую, во многом, и нынешним руководством историческую мифологию якобы прогрессивной для белорусов и Белой Руси революции 1917 года и последующих политических и антропологических событий. И этим успешно пользуются идейные националисты-революционеры, оппозиционные к самой белорусской власти. В действительности, если принимать политические взгляды и идеи РСДРП с ее союзниками и переносить их на нынешнее время и применять к Республике Беларусь, то нынешняя власть и государственный строй (не говоря уже о российских) оказываются гораздо более «буржуазными» и «капиталистическими», нежели в предреволюционной Российской Империи с ее недостатками, накопившимися с петровских времен. Справедливости (в том числе в распределении благ) ныне гораздо меньше, чем тогда. И, соответственно, поддержкой «идей Октября» (как и Февраля) белорусская власть сама же и роет себе могилу, одобряя революционное решение классовых противоречий и общественных пороков, настраивая в ближайшей перспективе народ на бунтарское отношение к самой себе вплоть до мятежа, которым воспользуются члены прозападной «шестой колонны» во власти. 

Церковь должна это открыто провозгласить. Как и то, что в составе Российской Империи Белая Русь и ее народ переживали подлинное возрождение, духовный и государственный расцвет, что Российская Империя была для белорусов не чужим, якобы «ограничивающим суверенитет», а своим, родным государством, в котором белорусы были определены частью титульной государствообразующей русской нации-народа, а белорусская свобода и суверенитет были обеспечены и осуществлены в полной мере. Как и то, что идеология Российской Империи и особенно консервативных общественных движений (во главе со славянофилами и черносотенцами) – как раз наиболее близка взглядам и политике самого Александра Лукашенко (в период его правления до начала увлечения западничеством). И если он по-прежнему искренне верит в эти идеи (о чем часто говорит), то он призван опереться в истории как раз на идеологию православных патриотов и имперский период белорусской истории. А не идеологию кровавых революционеров, безбожников и предателей-пораженцев, постепенно перетекающую и в идеологию прозападных либералов-капиталистов. 

Но и помимо того Церковь в Белоруссии обязана защищать и буквально правдой оправдывать священную царскую власть и непосредственно личности каждого из замечательных царей, начиная с народного радетеля мученика Павла I, и уж конечно – до святого царя Николая II. То есть, делать противоположное тому, что было сделано в истории с показом в Белоруссии кощунственной «Матильды». Великолепным примером может служить выставка «Венценосная семья», требующая тиражирования и широкого продвижения (с дополнением государственной стороны жизни святого царя), а также «появление на карте Борисова трех улиц, названных в честь членов императорской фамилии дома Романовых…(собственно Романовская улица, а также улицы Александровская и Павловская)», смело поддержанное руководством райисполкома «как возвращение к историческим традициям города, где в начале 20 века улицы назывались в честь императорских особ», и возмутившее «патриотическую общественность» во главе с «известным борисовским краеведом Александром Розенблюмом». 

Беря имперский период белорусской истории, особое внимание следует обратить на почитание личности графа М.Н.Муравьева-Виленского, подавившего польское восстание на белорусской земле, но еще до этого в качестве Гродненского генерал-губернатора внесшего огромный вклад в равноапостольное дело святителя Иосифа (Семашко) по возвращению белорусов из Унии в Церковь и ставшего воистину отцом белорусской ветви русского народа. Ибо к середине XIX века никаких белорусов не существовало. Были западнорусские мужики – бесправные, забитые, безграмотные, измученные, униженные – и обнаглевшая и растленная негой польская и ополяченная шляхта, рабовладельчески высасывавшая всю кровь из «быдла» и мечтавшая при первой же возможности восстановить Польшу с белорусскими землями и рабами в своем составе. И только благоверный граф Муравьев, верующий и патриот, – под градом критики и ненависти как из Варшавы, так и из Петербурга, – за несколько лет после польского восстания 1863 года вывел белорусов из-под польско-католической кабалы, создал для них систему образования (которая вскоре возвела многих простых белорусов в число первых лиц Империи) и лично организовал строительство множества православных храмов, которые «белорусская шляхта» усиленно разрушала на протяжении трех вековДо самой революции простой белорусский народ называл графа Михаила Муравьева, отметим особо, «батькой» и молился за него как за своего отца. 

Следует сказать, что научно-просветительское общество «Западная Русь» приложило уйму усилий, чтобы возродить в народной памяти этого величайшего в истории для белорусов православного государственного деятеля. Венцом этих усилий стала научная конференция при приходе храма Покрова Богородицы в Минске в рамках Свято-Михайловских чтений, посвященная М.Н.Муравьеву, а в ее начале, «21 ноября в день празднования Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных в нижнем храме Минского прихода в честь Покрова Пресвятой Богородицы по инициативе научно-просветительского проекта “Западная Русь” и Братства в честь Архистратига Михаила, сразу после Божественной литургии, состоялась Лития по болярину Михаилу – графу Михаилу Муравьеву-Виленскому. Перед началом Литии протоиерей Виктор Беляков обратился к собравшимся со словом, и рассказал, что ранее существовала традиция, установленная митрополитом Литовским и Виленским Иосифом (Семашко), по которой в Михайлов день во всех церквях белорусских губерний Российской Империи (Северо-Западный край) служили памятные молебны по болярину Михаилу – графу Муравьеву-Виленскому. Отец Виктор отметил, что эта традиция изначально нашла горячий отклик со стороны белорусов, которые называли Михаила Николаевича Муравьева БАТЬКОЙ и он был объектом поклонения белорусских крестьян, которые видели в нем “заступника”, подлинного освободителя от экономического гнета польских панов… При непосредственном участии М.Н. Муравьева за короткий срок (с 1863 по 1865 гг.) было построено 98 церквей; отремонтировано – 126; перестроено из костельных зданий – 16; построены 63 часовни. При каждой построенной церкви была открыта приходская школа. После отставки графа Муравьева, по намеченному им плану было построено еще сотни сельских церквей, получивших в народе название “муравьевки”. Этим граф Муравьев-Виленский заложил прочные основы духовной стойкости белорусов, а приходские школы способствовали появлению западнорусской интеллигенции, чиновничества и офицерства из простого народа. Последний раз памятные молебны по болярину Михаилу в белорусских церквях прошли в 1916 году и с 1917 были прерваны». 

Указанная конференция с молебном, деятельность «Западной Руси» по возвеличиванию имени благоверного графа М.Муравьева, да и вообще ее деятельность вызывали злобу до ярости не только у прозападной оппозиции, но и у влиятельной прозападной группировки во власти, а также «кресовцев» даже в церковной администрации. Вскоре им удалось выдавить из Белоруссии настоятеля Покровского храма архимандрита Вассиана, пресечь возрожденную церковную традицию. Молебнов с тех пор не было. Как и практически никаких церковных упоминаний о графе М.Н.Муравьеве – в духе общей теплохладности нынешнего церковного руководства. Однако это никак не снимает данный вопрос с повестки дня и ответственности – в целом с Церкви и ее пастырей. Отречение от хранения памяти о человеке, которому во многом обязаны даже своим нынешним существованием и Церковь Белой Руси, и сам белорусский народа значит, и от воспитания на этой памяти молодого (и не только) поколения белорусов и их собственного самосознания в угоду влиятельным сторонникам «нерусской белорусской идентичности» (литвинизма) и «европейской суверенности» во власти (не говоря уже о прямых западниках, филокатоликах и антиправославных русофобах) – равносильно предательству Иуде и не меньше. А ведь одно предательство тянет за собой цепь других! Само сообщество православных историков «Западная Русь» также подвергалось обильному поношению не только в СМИ прозападной оппозиции, но и в ведущих государственных СМИ во времена П.Якубовича и Г.Давыдько. В том числе оно было лишено возможности нести свое слово правды в народ (в частности, учащейся молодежи). А ведь Церковь в лице пастырей должна была бы первой (и поныне должна) поддержать сообщество «Западная Русь», исполнявшее их собственное служение! Вместо этого белорусское церковное руководство оказалось молчащим и стоящим в стороне. 

Православная Церковь обязана провести глубокую ревизию исторически значимых для Белой Руси (зачастую и всей Империи) событий и великих личностей имперского периода (коих огромное множество, что, в частности, и отражается в вышеуказанных «Славных именах Белой Руси») и далее, соборно опираясь на поддержку мирян, организованных, в том числе, в составе профильных союзов (прежде всего, научного сообщества), в частности, составляя обращения к органам власти со сбором подписей, добиваться их увековечивания и почитания в виде церковно-государственно-общественных мероприятий (в том числе в учебных заведениях), памятников, названий улиц и учреждений. Особого внимания, притом торжественного, должны быть удостоены так называемые «разделы Речи Посполитой» – то есть, акты освобождения и воссоединения русских земель в 1772, 1792, 1795 годах (без включения и пяди земель польских), которым всеми силами способствовал, в частности, святитель Георгий Могилевский. Чему, разумеется, будут всячески препятствовать (как и в случае с Воссоединением Западной Белоруссии в 1939 году) прозападные, пропольскиелитвинские силы во власти и вне ее. Как видим, приближаются 225-летний, 230-летний и 250-летий юбилеи этих событий государственного, народного и духовно-религиозного возрождения Белоруссии, требующие всенародного православного торжества. Разумеется, сказанное касается и подобных многочисленных событий и лиц разных эпох – например, «забытых героев православной веры Могилёвского восстания 1618 года». 

И, конечно же, Церковь обязана соборно (в том числе, опять же, коллективными обращениями и официальными заявлениями) вести войну против, для начала, вопиющих случаев прославления и обеления черных событий и личностей отечественной истории, которых ныне ряд «государственных» идеологов всячески стремятся включить в «белорусский пантеон» и круг священных дат (чего стоит только прославление юбилея оккупационной для Белой Руси Люблинской унии). В частности, до́лжно объявить подлинный крестовый поход против откровенно русофобской и антихристианской (в том числе неоязыческой) псевдоисторической литературы, которая заполонила исторические отделы центральных книжных магазинов Белоруссии. И не только книжные магазины, но и телеканалы: в частности, когда то же освобождение Белой Руси от польской оккупации при разделах Речи Посполитой, «журналист ОНТ Дмитрий Семченко в сюжете…об истории белорусской Конституции, начав издалека – со Статута Великого Княжества Литовского», – называет «захватом белорусских земель Российской империей…, скорбит по поводу “конституции” БНР… Самое симптоматичное при этом – то, что Дмитрий Семченко руководит на ОНТ группой (пулом) журналистов, освещающих президентские мероприятия». 

Еще раз вспомним, что от решительной апологии и прославления ряда гитлеровских коллаборационистов (уже мягко начавшейся) по украинскому образцу подобных деятелей в государственных учреждениях и в самой власти (и, прежде всего, В.Макея с его друзьями из «Батьковщины») удерживает очень немногое (в частности, личность самого А.Лукашенко). К ним готовы присоединиться и «кресовцы» из православного духовенства, уже создавшие целый культ вокруг виднейшей коллаборационистки БНР и Третьего Рейха Л.Гениюш непосредственно в городе Зельва и в целом в Гродненской епархии, на сайте которой даже «на удивление [для администрации русофобского сайта] уважительно сделана страничка о Ларисе Гениюш», а также «единственный памятник в РБ с символикой БНР – БЧБ-флагом и Погоней», не только установлен руководством епархии по главе с епископом Артемием, но и удостаивается постоянного им почитания. К слову, и Н.Арсеньевой, нацистской коллаборационистке и жене самого главы всех «белорусских» карателей Франтишка Кушеля, гимн которой «Магутны божа» (общий для коллаборационистов и всей нацистской эмиграции и диаспоры на Западе) вовсю распевается хором той же Гродненской епархии, также установлен и также безнаказанно стоит уже 16 лет памятник в Старых Дорогах. О какой борьбе с антиправославно-русофобской лжеисторической мифологией можно вести речь в таких условиях! 

Между тем, замечательный пример подлинного свидетельства Церкви об исторической истине, как раз защищающего светлую имперскую эпоху жизни белорусского народа и обличающую попытки возвеличивания в Беларуси антиправославных и русофобско-антибелорусских деятелей и событий, подает белорусский православный священник и историк Алексий (Хотеев) в ответ на соучастие государственного руководства в прославлении польского революционера-террориста и кумира русофобской оппозиции и католического Костела Констанция Калиновского и его мнимых «останков» (захороненных в вильнюсском мавзолее в подражание отцу его героизации Ленину): «Убийц священнослужителей чествуют на государственном уровне… То, что сегодня Беларуси навязывают прославление польских мятежников, симптоматично и укладывается в общую схему. Но героизировать убийц? Мятежники огнём и мечом насаждали свои законы и порядки, и страна, дотоле жившая мирно, заполыхала, огласилась стонами и криками невинных жертв. То, что восстание было направлено на присоединение Белоруссии и Литвы к Польше, и тот же Калиновский рассылал приказы от имени польского правительства, что жертвами повстанческих отрядов становились мирные белорусы, для пропагандистов восстания не важно. Народ Белоруссии не пошёл за восставшими. Более того, крестьяне…деятельно встали на сторону русского правительства, хватая по дорогам и лесным тропинкам бегущих от регулярных войск мятежников… Как после того, что было, возводить на пьедестал “героев”, подобных Калиновскому?». Пока, увы, подобные свидетельства (во всяком случае публичные) со стороны священнослужителей единичны, носят характер личного подвига и даже не начинали выстраиваться в системную просветительскую деятельность со стороны священноначалия (тем более, ключевые профильные Синодальные отделы возглавляют сторонники противоположной, «кресовой» и в целом «проевропейской», идеологии). 

Вступая в священную борьбу за святую правду истории Белой Руси как части единой Святой Руси, Церкви необходимо усердно прильнуть к завязывающемуся и развивающемуся научному и просветительскому сотрудничеству между белорусскими и российскими учеными-историками, одновременно всемерно способствуя данному его завязыванию и развитию. И делать это во всем многообразии форм: выдвижением от Церкви ученых представителей, организацией мероприятий, подготовкой научно-просветительских материалов. И разве не приглашением к таковой синергии является неожиданное создание «нового научного журнала “Белорусский исторический обзор”…, учрежденного Институтом истории НАН Беларуси, Институтом российский истории РАН и российским фондом “Историческая память”! Он ставит своей целью сближение позиций и оценок белорусских и российских историков на основе общего понимания событий, явлений и персоналий прошлого. Издание ориентировано в первую очередь на публикацию рецензий на труды по истории Беларуси, освещающие трансформацию социальной структуры населения, развитие белорусского национального движения, динамику географических границ, формирование национального самосознания, внутреннего развития и взаимодействия с другими государствами и народами, влияние глобальных конфликтов на прошлое и настоящее Беларуси. Его основная задача – создание определенной дискуссионной площадки для ученых двух стран». И если эту площадку не займет Церковь в лице православных ученых, то ее займут голубевытарасыорловы и прочие местные наследники Геббельса, ЛастовскогоЕрмаловича, Покровского с марксистскими пестунами его школы, да и либералы из России подтянутся. 

Если говорить о физических площадках российско-белорусского научно-исторического сотрудничества с участием Церкви, то прекрасным примером таковой может служить «прошедшая на историческом факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова международная российско-белорусская конференция “Вектор развития Союзного государства Беларуси и России и историческая ретроспектива российско-белорусских отношений”…, организованная Фондом развития институтов гражданского общества “Народная дипломатия” при поддержке Гражданской инициативы “Союз”…, и в которой приняли участие учёные, представители экспертного сообщества, дипломатические работники, сотрудники интеграционных структур, представители Русской Православной Церкви». Здесь особенно следует отметить смелое для нашего времени «приветственное слово Архиепископа Витебского и Оршанского Димитрия» – главы епархии, особенно проявившей себя на почве духовно-патриотического служения, сотрудничества с казачеством. Здесь владыка подает и всем архипастырям и пастырям пример доблестного включения в дело исторического правдоглаголания и просвещения. 

Главное вразумление из данного приветствия владыки как для российско-белорусского Союза, так и сугубо для разработки учеными, экспертами, чиновниками, священниками «исторической ретроспективы российско-белорусских отношений», содержится в следующих словах: «Примером подлинного единения, к которому должны стремиться наши государства, служит Русская Православная Церковь, объединяющая верующих в России и в Беларуси, сохраняющая [все 1000 лет своей истории] духовную общность народов Святой Руси… С крещением Руси братские славянские народы не только восприняли неисчерпаемые сокровища церковной письменности – Священное Писание, творения святых отцов, жития святых и богослужебные книги, но обрели основу для своего духовного единства, сформировавшую менталитет и архетипы сознания. В Евангелии от Матфея сказано (Мф.12:25): “…всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит”… Церковь будет поддерживать и вдохновлять людей на пути интеграции. Она будет постоянно подчеркивать важность совместной жизни братских народов – при всем уважении к суверенитетам стран и к сделанному историческому выбору». 

Собственно ключевые установки для совместной работы белорусских и российских умов на почве произращения единого правдивого исторического самосознания под церковным окормлением задал в своем докладе главный вдохновитель конференции, президент Фонда «Народная дипломатия» А.В.Кочетков: «Единственно возможный вектор развития Союзного государства основывается на бесспорной истине, что оба наших государства, Республика Беларусь и Российская Федерация, входят в общерусское цивилизационное пространство и исторически являются составными его частями. Столкнувшись с невиданной со времен окончания Холодной войны идеологической экспансией Запада, наши народы вновь оказались перед выбором: влиться и раствориться в Западном мире на условиях, предлагаемых американскими и европейскими политиками, или сохранить свою самобытную цивилизацию и продолжить свой путь развития на основании собственного богатого исторического опыта. 

Следствием Западной экспансии стала информационная цивилизационная война, невольными свидетелями и участниками которой являемся все мы. В этой войне история и историческая наука играет едва ли не ключевую роль. Современная информационная война – это война смыслов. Историческая наука играет здесь роль единственного легитимизирующего смысл фактора. С помощью истории осуществляются попытки конструирования настоящего и будущего через манипулирование и оперирование прошлым. По сути, история в той или иной форме является основой любой идеологии. Именно поэтому одной из основных целей современной “западной” идеологической экспансии является разрушение того единого общерусского исторического пространства, которое противоречит целям и не вписывается в идеологию современного Запада. Важной составной частью современного идеологического и цивилизационного противостояния является формирование новых идентичностей, когда исторически сложившаяся идентичность подменяется искусственной, основанной на чужой традиции и истории. В случае с Белоруссией мы являемся свидетелями формирования идентичности на основе отрицания русскости белорусов… Через навязывание чужой, по сути польской, идентичности осуществляется активная виртуализация и мифологизация истории, когда молодому поколению навязывается вымышленная и не имеющая ничего общего с фактами историческая картина. 

К сожалению, далеко не все профессиональные историки, как в Белоруссии, так и в России, отдают себе отчет [многие как раз отдают], что разрушение общего исторического пространства, искажение исторического сознания неизбежно приведет к увеличению числа сторонников дезинтеграции Союзного государства, которых пока ещё не так много… В тоже время, тесная интеграция с Россией, развитие Общерусского цивилизационного пространства, которое включает в себя не только единую историческую, но также культурную, образовательную, информационную составляющие, является залогом сохранения самобытности и самостоятельности [а также, особо подчеркнем, и православной духовности и нравственности] не только белорусов и русских-великороссов, но и всех других народов, входящих в наше общерусское цивилизационное пространство… Общерусское цивилизационное пространство гораздо шире государственных границ Республики Беларусь и Российской Федерации, но это вовсе не означает, что сегодня необходимо сделать границы этого пространства границами какого-либо государства. Просто, чтобы поступательно развиваться в дальнейшем, нашим странам необходимо это пространство всячески укреплять и расширять, именно это послужит залогом дальнейшего развития государств, входящих в Общерусскую цивилизацию». С наложением Церковью на данные слова духовно-религиозной печати Православия патриотическое сообщество России и Белоруссии во главе с самой Церковью получает готовую матрицу для своего хождения «в народ» и ко власть имущим. 

 

Пантелеимон Филиппович

Источник: teleskop-by.org

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели