Русская сотня против десятитысячной армии

Любой русский XIX века без особых затруднений, при желании мог попасть в мир Али-Бабы, Ходжи Насреддина и сказок Тысячи и Одной Ночи. Для этого достаточно было поехать в Кокандское ханство или Бухарский эмират – государства, располагавшиеся на территории, где потом советская власть сформирует республики Средней Азии.

Коканд и Бухара были настоящими восточными государствами из сказок – с ханами и эмирами, беками и хакимами, шариатским судом с судьями-казиями. С гаремами и восточными базарами.

Коканд и Бухара полностью соответствовали и восточным политическим традициям. Их постоянно сотрясали заговоры и мятежи, претенденты на власть и их родственники сменяли друг друга на престоле. В перерывах между усобицами, эмиры и ханы активно боролись за власть и влияние на окрестные земли. Они то дружили, то воевали с Россией. А подвластные им казахские и киргизское племена, не в силах выдерживать поборы и террор со стороны наместников хана и эмира, массово переходили в российское подданство, получая взамен средства на постройку мечетей, школ, караван-сараев. Русские создали для охраны от ханских отрядов Оренбургскую, Западно-Сибирскую, а также Сыр-Дарьинскую пограничные линии.

В конце концов, периодические набеги на русское порубежье вынудили власти нашей Империи, и, в частности, оренбургского губернатора  Перовского нанести ответные удары. Василий Алексеевич Перовский был сыном известного русского государственного деятеля Алексея Разумовского. Таким образом, сам Перовский являлся внуком последнего гетмана Войска Запорожского, Кирилла Разумовского. Так что, именно русский потомок малороссов завоёвывал для Отечества Среднюю Азию.

В 1853 году Перовский, лично командуя отрядом, взял кокандскую крепость Ак-Мечеть. Наши отряды воевали по-русски – одной-двумя сотнями против десятков тысяч азиатов. Русские построили укрепление Верное на реке Алматы (которое сегодня стало крупнейшим городом независимого Казахстана). Будущий главнокомандующий сербской армией во время их освободительной войны, тогда ещё полковник Михаил Черняев, взял Ташкент.

А взятие Ташкента произошло во многом благодаря героизму простой уральской казачьей сотни под командованием есаула Василия Серова. Её выслал на разведку губернатор Туркестана полковник Жемчужников, узнав о том, что в степи шалят разбойники. На самом деле шалили не разбойники, а десятитысячное кокандское войско, с припасами и артиллерией, которым командовал кокандский правитель Алимкул. Войско собиралось взять Туркестан, обороняемый пятисотенным гарнизоном.

Высланная в разведку казачья сотня с одним полевым орудием подошла к селению Икан, где казаки узнали от местных, что Икан занят армией противника. Казаки успели только занять оборонительную позицию, использовав небольшую канаву и мешки  с припасами.  Армия кокандцев окружила русских. Конница Алмкула предпринимала атаку за атакой, но казаки встречали её меткими залпами. После того, как казаки отбили несколько атак, из тел кокандцев и их лошадей можно было соорудить новую линию укреплений, что казаки и сделали.

Тогда кокандцы решили расстрелять наших из пушек. Больше всего урона их выстрелы нанесли животным — казачьим лошадям и верблюдам. Однако тела четвероногих друзей спасали казаков – уральцы прятались за ними. В ответ поражая из русских нарезных ружей кокандских военачальников, выцеливая их по расшитым халатам и дорогому оружию.

Единственное полевое орудие казаки постоянно перемещали, создавая видимость своей многочисленности. Благодаря маневрированию казаков Алимкул считал, что наших в десять раз больше. Он прислал есаулу Серову записку, в которой написал: «Куда теперь уйдешь от меня? Отряд, высланный из Азрета разбит и прогнан назад; из тысячи твоего отряда не останется ни одного. Сдайся и прими нашу веру; никого не обижу»

Речь в записке была о небольшом отряде поручика Сукорко численностью 150 человек, высланном из Туркестана на помощь Серову. Отряд поручика не смог пробиться через армию кокандцев и отступил в город.

Алимкул попытался через парламентеров убедить есаула, что отряд, шедший на помощь, разбит. Неизвестно, поверили ли ему казаки, но сдаваться они отказались. Двум казакам и одному киргизу удалось тайком пробраться в Туркестан к полковнику Жемчужникову. А он, несмотря на малочисленность гарнизона, отправил половину его – более двухсот солдат с двумя орудиями, помочь казакам.

В это время Серов отвлекал кокандцев притворными переговорами, выигрывая время, а враги строили щиты на телегах, чтобы скрываться за этими щитами от казачьих пуль. Видя, что патронов мало, а враг хочет окружить русскую позицию телегами и под их прикрытием атаковать, казаки решили прорываться. Навстречу кокандцам ринулся отряд, построенный в каре. Эта штыковая атака стоила казакам 37 погибших, но враги дрогнули, и оставшиеся смогли пробить неприятельское кольцо.

Оставив в руках только личное оружие и патроны, казаки шли пешком в окружении врагов. Вражеские конники метали в русских копья и зверски расправлялись с отставшими ранеными.

Уже затемно отступающие казаки увидели бегущий им навстречу отряд под командованием всё того же поручика Сукорко. Обессиленные казаки уже не могли идти, их пришлось нести на руках и везти на телегах. Но армия Алимкула, понеся значительные потери от одной казачьей сотни, развернулась и ушла домой в Ташкент. Так был сорван план захвата Туркестана.

Однако, русские поняли, что переговорами Алимкула не остановить, и Ташкент придётся брать. Что и было сделано в следующем году. Во многом это помогла сделать моральная победа казаков в Иканском сражении. Слава об этом событии разнеслась по всей Средней Азии. Отныне каждый знал, что и десятитысячная армия не может победить русскую сотню.

Иканское дело стоило 4-й сотне 2-го Уральского казачьего полка половины личного состава. Есаул Серов был ранен, еще один офицер – убит. Из 5 урядников убиты четверо, убито 50 казаков, ранены – почти все.

Впоследствии Василий Серов сделал карьеру, дослужившись до чина генерал-лейтенанта. За Иканский бой он был награждён орденом Святого Георгия 4 класса, все выжившие казаки – Георгиевскими крестами. Сотня получила особые знаки отличия на головные уборы, а о самом сражении казаки сложили песню.

Участники сражения, их дети и родственники пользовались заслуженным уважением в Уральском казачьем войске. К двадцатилетию события на его месте был сооружен памятник доблести русских воинов…

…который после революции был уничтожен большевиками. А улица в Ташкенте, названная Иканской, была советской властью переименована в честь большевистского деятеля Ахунбабаева. Так что у тех, кто сегодня в Европе сносит памятники советским воинам, были вполне себе советские предшественники, чья деятельность была ничем не лучше…

Алексей Селиванов

Источник: https://rusorel.info

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели