Ювеналы получили отпор

Минюст РФ отверг навязываемую ЕСПЧ «борьбу против домашнего насилия» 

Ювеналы получили отпор

Как известно, сейчас в Государственной Думе готовится к принятию скандальный законопроект о так называемой профилактике семейно-бытового (домашнего) насилия. Его активно поддерживают действующие в России «неправительственные организации», получающие финансирование от правительства США и стран Евросоюза.

Множество специалистов в области права, общественных деятелей, политиков, дали этому законопроекту крайне негативную оценку, поскольку под видом защиты прав женщин и детей он вводит всевластие и произвол чиновников над институтом семьи. Так, доктор юридических наук, профессор Игорь Понкин, в своем заключении отметил следующее: «Законопроект характеризуется множеством критических недостатков… противоречит Конституции Российской Федерации, международным актам о правах человека, Семейному кодексу Российской Федерации. Принятие этого законопроекта вступит в существенное противоречие с фундаментальными правами семей (прежде всего – семей с детьми), детей и их родителей… Законопроект в случае его принятия будет способствовать массовым нарушениям прав и законных интересов семей, прав ребёнка, разрушению института семьи в России…».

Западные элиты давно уже поставили себе целью уничтожение института семьи во всем мире, финансируя радикальный феминизм, осужденную Русской Церковью ювенальную юстицию западного образца, легализацию наркотиков и тому подобные вещи.

Информацию обо всем этом легко найти на сайтах западных посольств, многих американских «благотворительных» фондов, грантовых программ. Конечно, антисемейная работа прикрыта красивыми словесами о «защите прав» женщин, или детей, или разных «меньшинств». Кроме прочего, антисемейные социальные технологии продвигаются и в СМИ с помощью жалостных тем о страшных мучениях, которые якобы массово причиняют в семье женщинам и детям мужчины. Конечно, совершаются и преступления, но они вовсе не носят такого тотального характера, как это заявляют фейковые «борцы с домашним насилием», желающие ввести государственное насилие над семьями. Под информационную кампанию о реальных и надуманных случаях насилия в семье они по всему миру протаскивают подобные вышеуказанному законы, по которым мужчину, главу семьи, можно бездоказательно арестовать, или лишить собственности, или отобрать у него детей. И сделать это можно по простому бездоказательному заявлению женщины или ребенка, которых на это могут сподвигнуть чиновники. Эта травля белых семейных мужчин именуется на Закпаде «позитивной дискриминацией» и считается великим «достижением демократии».

Всевластие чиновников, которые могут похищать детей у родителей достигло в США и Евросоюзе такого масштаба, что взрослые люди зачастую уже и не хотят жениться и заводить себе «павликов морозовых». Мужчины опасаются вступать в брак, где женщина может засудить мужа за то, что он повысил голос, или просто из-за возникшей к нему неприязни.

В прошлом году почти такой же деструктивный закон под названием «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» был покорно принят депутатами Верховной рады Украины, которой приказал это сделать посол США, хотя против этого выступала масса общественных и религиозных организаций. А Россия в эти дни в очередной раз доказала, что обладает определенным суверенитетом и не позволит так просто навязывать антисемейные законы.

Российское правительство не рассматривает домашнее насилие в качестве «серьезной проблемы» и считает, что его масштабы в стране «достаточно преувеличены». Такая позиция высказана в официальном ответе Минюста в ЕСПЧ.

Более того, российские власти предполагают, что в ситуации домашнего насилия мужчины больше страдают от дискриминации, поскольку в их случае не принято просить о защите от лиц другого пола. Авторы документа делают вывод, что России не нужен отдельный закон о домашнем насилии, а лоббисты закона о домашнем насилии «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

Летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации.

«Пострадавшие подали жалобы независимо друг от друга, даже в разные годы, — подчеркнула в беседе с “Ъ” адвокат Ольга Гнездилова из “Правовой инициативы” (эта НКО сопровождает жалобу Елены Гершман).— Но они говорят о схожих нарушениях, поэтому ЕСПЧ принял решение объединить жалобы и задать по ним общие вопросы сторонам». Среди прочего суд спросил, существует ли в России «законодательная база для наказания за все формы домашнего насилия и обеспечения гарантий для жертв». Также ЕСПЧ интересовался, признают ли российские власти серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия и связанной с ним дискриминации женщин. Последний вопрос в списке: есть ли в стране системная проблема нарушения прав женщин и требует ли она общих мер?

И вот в СМИ появился официальный ответ на эти претензии от правительства РФ, который был в конце октября направлен в ЕСПЧ. Документ на английском языке подписан заместителем министра юстиции РФ Михаилом Гальпериным.

В нем говорится, что «посягательство на физическое лицо карается независимо от пола потерпевшего и от того, было ли оно совершено членами семьи, партнерами или третьими лицами». Авторы ответа признают, что в России домашнее насилие «никогда не рассматривалось в качестве отдельного преступления», но указывают, что УК и КоАП РФ «содержат более 40 уголовных и не менее пяти административных положений, касающихся различных актов насилия в отношении личности». В качестве примера они приводят «умышленное причинение вреда здоровью» различной тяжести, «нанесение побоев», «пытки» и другие статьи кодексов.

Правительство признает, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но подчеркивает, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены».

Говоря о дискриминации, авторы документа делают правильный вывод: «Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях.

Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола». Также в документе говорится, что по статистике о насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, «большинство пострадавших являются мужчинами».

«Российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия, — говорится в документе.— Правительство вновь заявляет, что нет особой необходимости в принятии конкретных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье, до тех пор пока существующие средства правовой защиты такого же характера остаются эффективными». Законодательство РФ «полностью соответствует семейно-охранительному подходу, согласно которому чрезмерное вмешательство государства в частную и семейную жизнь нарушает право личности на неприкосновенность частной жизни. В том числе и ее выбор урегулировать ситуацию с обидчиком ради сохранения личных отношений в семье, а не оставлять этот вопрос на усмотрение органов государственной власти», поясняют в Минюсте.

Добавлю от себя, что в случае принятия закона «о домашнем насилии» чиновникам соцопеки стало бы еще проще заниматься «людоловством», делая детей сиротами при живых родителях, обвиненных, например, в «психологическом насилии» над детьми.

Конечно, лично на мой взгляд, надо было бы вообще разорвать отношение с ЕСПЧ, который является антирусской и антихристианской структурой. Но в этой кризисной ситуации хорошо уже и то, что власти РФ не танцуют под дудку ЕСПЧ. Конечно, пока свое веское слово сказал Минюст, а Дума еще думает. Она пока еще не проголосовала за принятие или отклонение дегенеративного законопроекта «борцунов» с домашним насилием, а на деле – с институтом семьи.

Я искренне надеюсь, особенно после громкого заявления нашего Минюста, что Госдума отклонит этот позорный законопроект, что она не превратится в штамповочную машину решений западных правительств, как та же вышеуказанная Верховная рада. Ведь Рада даже до победы Майдана нередко представляла собой смешное зрелище некоего туземного хурала, продвигающего в жизнь решения «белых господ», а сейчас – тем более. Вспоминаю, например, как еще задолго до проамериканского переворота, 15 апреля 2011 года в Верховной раде Украины прошли слушания парламентского Комитета Верховной рады по вопросу введения на Украине ювенальной юстиции, где и мне удалось кратко выступить. Попытки введения ювенальной юстиции на Украине вызвали серьезное неприятие общества. Но это мнение общества очень не хотели услышать организаторы слушаний. Они явно решили слушать только мнения лоббистов ювенальной юстиции, а отнюдь не членов общественных организаций и движений, большинство которых выступает против введения системы ювенальной юстиции западного образца, которая уже привела к фактическому разрушению института семьи на Западе.

Организаторы комитетских слушаний не позволяли многим членам общественных организаций и журналистам аккредитоваться на это заседание, под предлогом того, что в зале якобы уже нет мест. Но те немногие члены оппозиционных ювенальщине общественных движений, которые все-таки смогли попасть туда, увидели полупустой зал, где могло поместиться множество людей. Все было ложью…

Зато ведущая не лимитировала время для «своих» — ювеналов. Причем полный абсурд: в графу «от общественных организаций» в списке выступающих были записаны… канадская гражданка Таня Амир, директор проекта «Реформирование системы ювенальной юстиции в Украине». Проект финансировало правительство Канады. То есть было открыто признано, что законы для Украины будут писать иностранцы. Но зачем же тогда было говорить, что это якобы мнение представителей украинских общественных организаций. Не надо врать, господа, пишите уж прямо: это мнение представителей иностранных правительств, которые после Майдана добились введения всех требуемых антисемейных законов, от ювенальщины до липовой борьбы с «домашним насилием». Также в список «украинских общественных организаций» тогда попала «Ла-Страда» — международная организация феминисток, получающая гранты правительства США и ряда западноевропейских держав, как и другие подобные «общественные» организации иностранных агентов влияния. А теперь Екатерина Левченко — глава этой «Ла-Страды», в советское время бывшая аспиранткой кафедры научного коммунизма, доросла до поста «Уполномоченного Кабинета Министров по гендерной политике».

Надо не допустить, чтобы такой кошмар позорной потери суверенитета произошел в Российской Федерации. Чтобы и у нас принимались столь деструктивные законы, а государственную карьеру делали через участие в грантовых программах правительств США и Евросоюза.

И важно отбросить жалостливые манипуляции лоббистов подобных законов. Например, они любят вспоминать о случае, когда муж отрубил жене руки, экстраполируя этот случай на общую ситуацию в российских семьях. Но если говорить о данном конкретном случае, то муж ее долгое время бил. Ничто не мешало ей уйти, снять побои на камеру и написать заявление в полицию. Вместо этого она с ним жила и терпела, хотя вполне могла бы решить проблему в рамках действующего законодательства. И как бы тут помог закон о семейном насилии? А никак. При этом не стоит говорить, что преступления совершают одни мужчины, как это врут феминистки. Конечно, женщины обычно слишком слабы, чтобы отрубить мужу руки, но проломить голову топором или отравить – таких случаев не так уж мало, что вовсе не является поводом дать всевластие чиновникам над институтом семьи. Это убьет семью, а не решит проблему насилия. Лоббисты этих законов не ставят себе таких задач в принципе, приводя совершенно лживые данные о насилии в семье. Несмотря на имеющиеся прискорбные случаи преступлений в семье, которые были и будут, увы, во все времена, семья все же остается самым безопасным местом, намного более безопасным, чем улица, развлекательные или учебные заведения, производства, транспорт. Согласно ГИАЦ МВД, в 2015 году насильственные семейно-бытовые преступления составляли лишь 2,2% от общего числа всех видов преступлений, совершенных против женщин.

Игорь Друзь
Источник: Столетие.ру
.
.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели