Восстание «спящих»: Матвиенко, Илларион и прочие пошли в атаку на «скрепы»

В беспрецедентной кампании по внедрению антисемейных западных механизмов вмешательства в каждую семью под предлогом «профилактики домашнего насилия» заработала тяжелая артиллерия. В поддержку законопроекта в эфире канала «Россия 24» выступил председатель Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Илларион, в прошлом неоднократно попадавшийся на откровенно сомнительных антихристианских заявлениях вроде пропаганды «гуманного секспросвета» в школах, не говоря уж об его постоянных попытках слиться в духовном экстазе с «братьями-католиками». А сегодня на авансцену, вслед на Алексеем Навальным, вылезла заслуженная ювенальщица, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. И если Матвиенко, как универсальный солдат, просто выполняет чью-то команду, и теоретически может передумать, то «митрополитик» Илларион выступил против официальной позиции РПЦ, озвученной в понедельник 25 ноября – этот законопроект «не соответствует поставленной российским руководством цели укрепления традиционной семьи».

Для начала напомним, что говорил митрополит Илларион в своей телепередаче в мае 2018 года:

«Должен сказать, что закон о декриминализации домашнего насилия в церковной среде вызвал очень противоречивую реакцию. В основном, насколько я могу судить, это была негативная реакция. Я сам реагировал на эту законодательную инициативу негативно. Это прямое следствие неудачной законодательной инициативы. Думаю, что любые новые законодательные инициативы в этой области должны быть направлены только на искоренение такого пагубного явления, как домашнее насилие.

Причем формы насилия могут быть самые разные: это не обязательно физическое насилие, это может быть вербальное насилие, когда молодые оскорбляют стариков, когда старики чувствуют себя в собственной семье потерянными и ненужными, когда их лишают каких-то удовольствий или даже лишают еды – ведь это все разные формы домашнего насилия», – заявил Иларион.

Вот так тонко один из высокопоставленных сановников РПЦ повторил все ключевые установки разработчиков законопроекта: фемоюриста Мари Давтян и прочих активисток из признанного инагентом Консорциума женских неправительственных организаций (КЖНО), инагента фонда «Анна», учившейся в США депутата Оксаны Пушкиной, не вылезающий из ЕС фем-блогерши Алены Поповой и т.д. Он прямо выступил за расширение законодательства до включения туда «резиновых» расплывчатых определений экономического и психологического насилия, со ссылкой на которые третьи лица, в первую очередь те же феминистски могут влезть в любую семью.

Досконально повторил Илларион и поныне тиражируемую большинством СМИ ложь о том, что в 2017 году, якобы, произошла декриминализация побоев в семье, которые ранее всегда находились в перечне уголовных преступлений. Это наглая ложь и манипуляция, которые необходимо повсеместно разоблачать. На самом деле в 2016 году по личному поручению Президента о смягчении наказаний за нетяжкие преступления в Госдуме рассматривался законопроект о декриминализации статьи 116 УК РФ «Побои». Изначально предлагалось перенести весь состав «побоев» в КОАП, за исключением побоев из хулиганских или экстремистских побуждений, которые и ранее были выведены в отдельный пункт данной статьи и считались отягчающими обстоятельствами.

Но перед вторым чтением депутат-лоббист Павел Крашенинников, ранее работавший у Ельцина министром юстиции, внес поправку, согласно которой «побои в отношении близких лиц» должны были также остаться уголовным преступлением. Таким образом, впервые в истории российского законодательства побои в семье были выделены в отдельную группу и криминализированы, приравнены к побоям по экстремистским мотивам, а сама семья – к какому-то хулиганскому объединению. Естественно, такой расклад не устроил родительскую общественность, очень быстро распознавшей в принятом законе запрет на воспитание собственных детей – и после массовых протестов по всей стране в 2017 году категория «побои в отношении близких лиц» исчезла из ст. 116 УК РФ.

А теперь внимательно смотрим, что сказал Иларион в минувшие выходные:

«С 2017 года в России действует закон, которым побои были переведены из разряда уголовных преступлений в разряд административных правонарушений. В последнее время все чаще звучат призывы к пересмотру данного законодательного акта. Этот закон не способствовал снижению уровня домашнего насилия и эта проблема по-прежнему стоит очень остро.

Я думаю, что это тема, которую нельзя снять с повестки дня, — ее должны продолжать обсуждать наши законодатели, чтобы усовершенствовать систему наказаний за домашнее насилие, а также систему доказывания фактов домашнего насилия. Представители традиционных конфессий Российской Федерации, которые имеют очень богатый опыт общения с людьми, подвергавшимися или подвергающимися домашнему насилию, здесь могли бы оказать большую консультативную помощь», – заявил митрополит.

И вот тут самое время указать главному церковному дипломату-переговорщику, любителю «богословских диалогов», что он в высказывании частных оценочных суждений по разным вопросам, будучи при этом фактически вторым лицом в РПЦ, зашел уже слишком далеко. Хотя бы потому что представители, как минимум, одной традиционной конфессии РФ – Православия – свою позицию по законопроекту уже высказали совершенно четко, и она диаметрально противоположна позиции Илариона.

Так, Патриаршая комиссия по вопросам семьи во главе с протоиереем Димитрием Смирновым последовательно выступает против «профилактики домашнего насилия» по западным лекалам. Последнее на данный момент яркое выступление против законопроекта от ответственного секретаря Комиссии о. Федора Лукьянова имело место на слушаниях в Общественной палате в середине октября 2019 г.

«Когда мы сталкиваемся с законопроектами, правовыми решениями, основанными на радикальных антисемейных идеологиях, а именно таков законопроект о профилактике т.н. “семейного насилия”, который сегодня здесь обсуждается, такое единение всех здоровых общественных сил становится особенно важным.

Патриаршая комиссия отрицательно оценивает этот законопроект. Эта позиция неоднократно официально озвучивалась Комиссией, в связи с этим ею был опубликован целый ряд документов – все они сохраняют свое значение. В прошлом году, в ответ на многочисленные обращения, Комиссия подробно изложила свои оценки в документе, озаглавленном «Разъяснение позиции Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в отношении преступлений, совершаемых в семейном окружении».

Патриаршая комиссия серьезно озабочена деятельностью лоббистов, добивающихся принятия в России закона о профилактике т.н. «домашнего насилия». Причины этой озабоченности просты. Во-первых, под видом лекарства от определенной социальной проблемы, нам предлагаются меры, в основе которых лежит вполне конкретная радикальная антисемейная идеология – идеология феминизма. Во-вторых, лоббисты этих законопроектов добиваются своего очень агрессивными методами, во многом построенными на лжи, на введении людей в заблуждение. Кстати, в ответ на взвешенную и подробно объясняемую позицию Патриаршей комиссии, эту ложь нередко обращали против нее. И это, само по себе, очень красноречивый факт.

Общественность убеждают, что российская семья – это просто мрачный застенок и пыточная камера для женщин и детей. Чтобы создать это впечатление, распространяются данные, которые выдаются за статистику, но, в действительности, не имеют под собой никаких реальных оснований. Нас пытаются уверить, что в России 40% тяжких преступлений совершаются в семьях, что ежегодно 14 тысяч женщин убивают мужья, что каждый год от семейного насилия страдают 16 миллионов женщин и т.п. Но при внимательном изучении оказывается, что эти данные никак не связаны с реальностью. С помощью этих ложных утверждений лоббисты манипулируют общественным мнением, давя на эмоции неподготовленных людей. Они старательно создают у общества впечатление, что брак и семья – это зло, источник угрозы и опасности для женщин и детей. Между тем хорошо известно, что это неправда. Реальные статистические данные убедительно показывают, что брак и основанная на нем семья – это основная защита женщин и детей от всех реальных угроз, с которыми они могут столкнуться», – подчеркнул о. Федор.

Как видим, Илларион просто наплевал на официальную позицию своих собратьев по служению Христу. Но и это еще не все. В понедельник, 25 ноября, была озвучена официальная позиция священноначалия РПЦ, которую озвучил замглавы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.

«Мы считаем проведение (протестного) митинга, посвященного закону о семейно-бытовом насилии, очень важным сигналом, который нельзя игнорировать. У православной общественности нет никаких иллюзий относительно того, что семейно-бытовое насилие существует и несет определенные угрозы благополучию семьи. Но те рецепты, которые предлагают в обсуждаемом законопроекте, вызывают очень много сомнений.

Для разработки этого законопроекта был использован западный опыт борьбы с семейным насилием. То, насколько этот опыт является эффективным и насколько он действительно препятствует семейному насилию, вызывает очень большие вопросы. Мы знаем, что в западном общественно-политическом и правовом контексте семья подвергается очень серьезному переосмыслению, и то, что мы имеем на выходе, вовсе не соответствует поставленной российским руководством цели укрепления традиционной семьи.

Поэтому Русская церковь исходит из того, что для комплексного решения проблемы насилия в семье необходимо широкое общественное обсуждение, необходим учет ценностей традиционной российской семьи, а не тех конструктов, касающихся понятия института семьи, которые, к сожалению, созданы в некоторых западных государствах и используются для дальнейшей ликвидации института традиционной семьи», – отметил Кипшидзе.

Вот такой шах и мат заявлению Илариона, после которого очень хочется спросить – как он будет дальше смотреть в глаза своим прихожанам и телезрителям, саморазоблачившись в качестве банального иностранного агента влияния, засланного казачка-разрушителя в недрах Русской Церкви? И получит ли его антисемейная и антицерковная позиция должную оценку у священноначалия?

Впрочем, «митрополитик» Илларион оказался не единственным за сегодняшний день ньюсмейкером со знаком «минус».

Как сообщает ТАСС, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила что «правительство и российский парламент считают, что в РФ нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием»: “Я хочу сказать, что сегодня и в парламенте, и в правительстве единодушная точка зрения, что нужны дополнительные меры по недопущению, по борьбе с домашним насилием”, – сказала Матвиенко.

При этом Матвиенко сослалась на некие социологические исследования, которые доказали ей что «большинство людей поддерживает необходимость усиления борьбы с домашним насилием». “Некоторые задают вопрос: а зачем новый закон, у нас и так много норм? У нас действительно много норм в законодательстве, но наша рабочая группа при Совете Федерации внимательным образом все проанализировала и пришла к выводу, что нужны некоторые изменения в существующий кодекс. Сам закон о профилактике насилия – это, если хотите, выражение государственной политики, необходимость бороться с этим злом, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия любых форм насилия”, – подчеркнула Матвиенко.

По мнению спикера Совфеда, разрабатываемый ее подчиненными законопроект «не содержит норм, которые предполагают избыточное вмешательство в личную жизнь и дела семьи. “Мы настроены на то, что до 1 декабря законопроект с учетом всех высказанных замечаний должен быть доработан, мы не собираемся задерживать его внесение в Госдуму”, – подчеркнула Матвиенко.

Хотелось бы, конечно, думать что Матвиенко права, и из законопроекта о насилии над семьей исчезли все три основных его «кита»: охранное предписание (вместе с судебным предписанием), лишающее «насильника» права на общение с семьей и проживание в своем доме, права «третьих лиц» (читай—прозападных НКО) «стучать» на семью в полиции и в суд (на Западе именно их заявления становятся основанием для большинства охранных ордеров, а не заявления потерпевших), а также понятия «экономического», «психологического» и «сексуального» насилия. Да не верится: только ради этого этот закон и затевался.

И Матвиенко, скорее всего, отнюдь не заблуждается, когда несет чушь про то что законопроект «не содержит норм, которые предполагают избыточное вмешательство в личную жизнь и дела семьи». Нам бы очень хотелось чтобы Валентина Ивановна действительно не понимала что она говорит и что делает, лоббируя борьбу с институтом семьи в России. Но не получается. Ее участие в реализации решений Каирской конференции по народонаселению, представлявшей собой сговор мировых финансовых элит с целью депопуляции (сокращения населения) большинства стран, равно как и обстоятельства принятия ювенальной Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы, не оставляют для таких надежд никакого основания.

С Матвиенко и Илларионом все ясно. Вопрос лишь в том, что скажут их начальники—и есть ли у них вообще какая-то позиция по этому вопросу, от ответа на который зависит будущее России

Источник: РИА Катюша

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели