102 года “великой” революции

Сто вторая годовщина Октябрьской революции снова обострила споры о значении этого события, а также и смысле революции Февральской.

Снова левые говорят о том, что они, будто бы, «подстегнули» развитие России. Некоторые из них даже договариваются до того, что Октябрьская революция «вывела Россию из первой мировой войны». Но на самом деле она ввергла Россию в войну гражданскую, намного более страшную для русского народа, чем пресловутая «империалистическая». В Первой мировой войне погибло меньше миллиона подданных Российской империи, а в результате войны гражданской и вызванных ею разрушений инфраструктуры и болезней – до 12 млн.

И это не говоря о тяжелейшем экономическом ущербе, о массовом уничтожении культурных ценностей, о громадной «утечке мозгов» из России, когда величайшие русские ученые, подобные авиаконструктору Сикорскому и одному из творцов телевидения Владимиру Зворыкину вынужденно покинули Родину.

При этом руководство большевиков вполне сознательно и методично разжигало гражданскую войну задолго до 1917 года. Например, еще 17 октября 1914 г. Ленин давал такие наставления члену Бюро ЦК РСДРП(б) А.Г. Шляпникову, который тогда был одним из руководителей питерского большевицкого подполья: «Лозунг мира, по-моему, неправилен в данный момент. Это – обывательский, поповский лозунг. Пролетарский лозунг должен быть: ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА». И Шляпников сполна выполнил эти указания своего вождя…

Главной катастрофой 1917 года был все же Февраль, когда произошло свержение монархии. Свержение царя, который, одновременно, являлся законодательной и исполнительной властью, который был духовным и культурным символом страны, вызвало страшный управленческий хаос, разброд и шатания в войсках в условиях тяжелой войны. И это при том, что Россия в момент февральской революции 1917 года стояла накануне победы, что признавали, как известно, «военный мозг» Германии генерал фон Людендорф, Черчилль, и многие другие политики того времени. Например, генерал фон Людендорф писал: «Я отнюдь не являюсь сторонником бесполезных обсуждений, но я всё же должен дать себе отчет в том, как сложилась бы обстановка, если бы русские в апреле или мае перешли в наступление… В апреле и мае 1917 г., несмотря на одержанную победу на р. Эн и в Шампани, только русская революция спасла нас от гибели».

Однако, не будь Октябрьской революции, продолжившей Февральскую, у России еще были шансы на спасение, на избежание трагедии гражданской войны, уничтожения христианства и христиан, голода и репрессий. Именно Октябрь сделал катастрофу неизбежной.

Ныне все больше набирает обороты неокоммунистическая пропаганда о том, что большевики, якобы, не принимали участия в свержении монархии, а наоборот, пришли потом на образовавшиеся от этого падения политические развалины, и “скрепили страну” своим переворотом. Нет, большевики принимали значительное участие в развале, и такие новодельные мифы были немыслимы даже в советское время. Большевики принимали активнейшее участие в свержении монархии, поэтому и были вознаграждены Керенским крупной фракцией в Петросовете. Керенские и Ульяновы, кстати, дружили семьями много лет.

Еще в 1903 году I Программа РСДРП(б) провозгласила: «Партия ставит своей ближайшей задачей низвержение царского самодержавия».
«Царское правительство — надо стереть с лица земли», — заявлял Ленин (Полное собрание сочинений, изд. 5-е, т. 19, с. 422). Способы разрушения монархии и Российской империи были определены четко: «Нисколько не отрицая в принципе насилия и террора, мы требовали работы над подготовкой таких форм насилия, которые бы рассчитывали на непосредственное участие массы и обеспечивали бы это участие» (Ленин, Полное собрание сочинений, т. 6, с. 386).

Также Ленин за много лет до революции готовился к детоубийству, собираясь убить всю царскую семью, от детей до стариков. И если так он собирался поступить с ни в чем не повинными царскими детьми, то было понятно, что жизнь простых людей и их детей при нем не будет стоить и выеденного яйца, что и подтвердили будущие события.

Известный большевик Бонч-Бруевич вспоминал о восторженном отношении Ленина к террористу Нечаеву и о его ненависти к царской семье: “Совершенно забывают, — говорил Владимир Ильич, — что Нечаев обладал особым талантом организатора, умением всюду устанавливать особые навыки конспиративной работы, умел свои мысли облачать в такие потрясающие формулировки, которые оставались памятны на всю жизнь. Достаточно вспомнить его ответ в одной листовке, когда на вопрос — “Кого же надо уничтожить из царствующего дома?”, Нечаев даёт точный ответ: “Всю большую ектению”.

Это сформулировано так просто и ясно, что понятно для каждого человека, жившего в то время в России, когда православие господствовало, когда огромное большинство так или иначе, по тем или другим причинам, бывали в церкви и все знали, что на великой, на большой ектении вспоминается весь царствующий дом, все члены дома Романовых. Кого же уничтожить из них? — спросит себя самый простой читатель. — Да ВЕСЬ дом Романовых, — должен он был дать себе ответ. Ведь это просто до гениальности!”

Итак, желание террориста Нечаева вырезать всю огромную семью, включая детей, добрый Ильич находил «гениальным»…

В период февральских событий 1917-го большевики занимались разложением войск, организацией погромов и убийствами полицейских, радикализацией «улицы».

В советское время о Феврале писали так: «Руководство практической работой большевистской партии осуществлялось в это время находившимся в Петрограде Бюро Центрального Комитета нашей партии во главе с тов. Молотовым»; «большевики руководили непосредственной борьбой масс на улицах» («История ВКП(б). Краткий курс»).
Бюро ЦК РСДРП(б) состояло тогда из трех человек: А. Г. Шляпникова (будущий нарком труда в первом составе советского правительства), В. М. Молотова (будущий сталинский наркоминдел) и П. Залуцкого. В 1937 году Шляпникова расстреляли, поэтому в «Кратком курсе истории ВКП(б)» он не упомянут в одном ряду с Молотовым.
В автобиографии Шляпников откровенно заявляет: РСДРП(б) «была единственной революционной партией, призывавшей рабочие массы к вооруженному восстанию, к вооруженной борьбе против царизма».

 

О распропагандировании солдат: «Повсюду работники наших подпольных коллективов стремились охватить движение, направляя его на путь революционных демонстраций и братанья рабочих с солдатами… Связи с казармами у Петербургского Комитета и по районам налаживались”.

О боях «бескровной»: «… Большинство товарищей было занято уличной борьбой. Еще во многих местах города приходилось вести бой с засевшими в засадах городовыми. В некоторых казармах заперлись верные царю офицеры и отбивались пулеметным огнем. Наиболее активные товарищи были в рядах тех, которые добивали остатки сопротивляющегося царизма».

О большевистском Манифесте и Исполнительном Комитете Петроградского Совета, в который вошли все трое членов Бюро ЦК: «Первые заседания Исп. Комитета, как 27-го, так и в следующие дни, были заседаниями органа власти революционной демократии. И, казалось, что те лозунги, которые были выдвинуты нами в Манифесте Центрального Комитета РСДРП о Временном Революционном Правительстве, получают свое выражение в действиях и намерениях Исп. Комитета. Наш Манифест и его лозунги в те дни не только никем не опровергались, но даже и распространялись органом Совета».

Недавно прочитал заметку одной деятельницы левых взглядов, которая тоже сваливала всю Февральскую революцию на пресловутых «либералов», заявляя о том, что “большевиков было всего около 50 000”. Да, было “всего” около 50 000 террористов, шпионов и агитаторов. У Дудаева в расцвет его силы было меньше 30 000 боевиков, но от них всю Россию лихорадило в 90-е годы…

Сила большевиков, мощно поддерживаемых иностранными разведками, проявилась еще в период Японской войны, когда, например, большевик Бабушкин со своим отрядом террористов перерезал Транссиб, отрезав Российскую императорскую армию от европейской части страны. Большевики совместно с другими революционерами наполовину парализовали тыл своими стачками, террором и антигосударственной пропагандой.

Конечно, при наличии такой банды предателей в тылу, нашей армии было трудно побеждать. Но, тем не менее, если бы не организованная большевиками и либералами революция, то Россия, без сомнения, победила бы в Первой мировой войне, получила бы свою контрибуцию от Германии, осуществила бы значительные территориальные приобретения.

Сегодня, “благодаря” большевицкому наследию, в России живет не миллиард человек, как рассчитывал Менделеев, исходя из царских темпов роста населения, а всего полтораста миллионов, причем в границах едва ли не царства Ивана Грозного. Гражданская война, несколько искусственных голодовок, репрессии, разрешение и пропаганда абортов большевиками катастрофически сократили население.

Левые любят задавать риторический вопрос: “Почему же такая замечательная и успешная Российская империя рухнула в результате заговора”.

Но и на это уже многократно ответили историки. На свете нет ничего вечного, однако православные монархии – это самые долгосрочные государственные проекты в истории. Русь монархическая просуществовала более 900 лет, и одна только империя Романовых прожила более 300. А СССР – всего 70 лет, что ниже среднего даже для возраста одного человека, не говоря уж о государстве.

Правда, сейчас любят говорить о якобы «многотысячелетней» истории Китая. Однако это миф. Там каждые 250-300 лет происходила смута и разрушение, после чего власти брали иностранцы, или местные мятежники, причем при этом там менялось все, от религии, до языка. Современному коммунистическому Китаю 70 лет, и он имеет очень мало общего с прежними государствами на данной территории.

Конечно, царя предало окружение, но и большевики играли немалую роль февральской революции, много лет ведя террор и антигосударственную пропаганду и активно помогая Керенскому в 1917 году.

Никакого “отречения” как некоего добровольного акта не было, а было свержение царя и монархии, как о том справедливо писали при советской власти. В момент этого самого «отречения» Петроград был уже полностью захвачен мятежниками, командующие фронтами перешли на их сторону, царский поезд был заблокирован бунтовщиками. Заговорщики выставили царю ультиматум и подсунули какую-то бумажку о «добровольном» устранении от власти, которую он, скорее всего, и не подписывал.

Правда, он и не стал оспаривать версию о ее подписании. Он уже просто не мог удержать власть. Если бы император Николай II воспротивился, то смог бы только вызвать вспышку гражданской войны. Войны еще в 1917 году, в момент, когда Германия была по-прежнему сильна, и тогда немцы прорвали бы фронт и заняли Питер.

Вероятнее всего, именно эти соображения и вызвали его молчание, но уж точно не шкурные соображения – император был патриотом России и смелым человеком. Он, например, не раз лично выезжал на фронт в зону обстрела, хотя мог бы этого не делать, занимался рискованными видами спорта, был профессиональным военным. В свое время он, несмотря на трусливое поведение окружения, титаническими усилиями сумел подавить революцию 1905 года, но на этот раз силы были слишком неравными. Русский царь сделал все, что мог, и погиб, как часовой на посту.

Тому же Сталину в период Второй мировой войны приходилось намного легче, поскольку тогда Великобритания и США были реально на его стороне против Гитлера, и внесли, как отмечал, например, маршал Жуков, очень большой вклад в победу своими поставками оружия, амуниции и продовольствия для советских войск. А в Первую мировую против России реально выступил весь мир. Страны Оси вели прямое вторжение, а «союзные» страны Антанты раздували в ней внутреннюю смуту. Впрочем, этим же занималась и «осевые» Германия с Австрией. Вдобавок, упадок веры и патриотизма в верхушке России привел к тому, что царя (а заодно и всю Россию) предало его ближайшее окружение. А «заговора не может предвидеть даже цезарь».

Уже давно документально доказано участие властей США и в Февральской, и в Октябрьской революции. Президент США Вудро Вильсон лично помогал Троцкому и его банде приехать в Россию для участия в революционных процессах, а богатейшие кланы США его финансировали. Эти факты обнародованы, например, в содержательной книге американского профессора Энтони Саттона «Уолл-стрит и большевицкая революция». Очевидно, эти спонсоры сильно повлияли на создание автономных национальных республик с правом выхода из Союза, что стало настоящей бомбой замедленного действия под государством.

Кроме того, революционно-атеистический режим НИКОГДА не является долговечным по меркам истории. Каждый из них НЕИЗБЕЖНО заканчивает тем, что его верхушка делит собственность и опускает страну в разруху (читайте “Скотный двор” Оруэлла, этого глубокого знатока революций).

Сейчас даже КНДР и Куба постепенно переходят на рельсы захвата госсобственности своей номенклатурой и встраивания в западный мир, а остальные соцстраны уже давно к этому пришли. То есть за красной большевицкой революцией сразу же маячил оранжевый закат перестройки и майданов.

Уверен, что реальные заокеанские творцы «русской» революции прекрасно это все понимали. Такие же революционные государственные образования, как СССР – Социалистическая Федератиивная Республика Югославия и Чехословацкая Социалистическая Республика рухнули еще быстрее.

Это абсолютная неизбежность для таких стран с их атеистическим основанием и с разделением на автономные нацреспублики. Нас долго приучали к нелепой мысли, что планировать будущее можно только пятилетками. Но некоторые сверхбогатые и сверхвлиятельные кланы, столетиями изучающие исторические закономерности, могут планировать на куда более долгосрочные периоды. Думаю, что те, кто планировал Февральскую революцию, видели (и хотели) ее продолжения в виде Октября, и ее конца в виде «перестройки» и майданов. Такие удары по России приближали их мировое господство.

Игорь Друзь

Источник: https://ren.tv

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели