БОРЬБА ПРОТИВ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В БЕЛОРУССИИ ИЗВНЕ И ИЗНУТРИ  И ЕЕ ПОДЛИННОЕ ПРИЗВАНИЕ 

Часть 5. Миф о многоконфессиональности Белоруссии и фарисейская личина католического Костела 

 Часть 1.  Часть 2Часть 3Часть 4 

 Многоконфессиональность как таковая в нынешнюю эпоху является не только и даже не столько социологическим фактом, сколько намерением и планом западной антихристианской элиты, которая хорошо знает, что народное единство и даже государственность может держаться только на религиозных духовных началах – даже, до определенной степени, на искаженных (еретических).

Более того, как мы неоднократно подчеркивали, даже вавилонское смешение, воспроизводством которого для своего нового и последнего апокалиптического столпотворения занимаются безбожники-глобалисты (и примером которого был ленинско-троцкистский СССР), требует и обязательно создает для себя религию – суррогатную, идолопоклонническую. Имеется таковая и у США как эталона «многоконфессионального государства» в глазах сатанистской олигархии – религия оккультного ультралиберализма, которая охватывает и «традиционные религии», но выпячивает наверх те, которые сами в себе содержат самый большой потенциал бесчинства и вольнодумства (прежде всего, иудаизм и протестантизм, с которыми всё больше стремится в этом конкурировать и католицизм). Утверждению глобальной «многоконфессиональности государств» (особенно в еще имеющей островки консервативности Европе) служит и стратегия «великого переселения мигрантов» (включая и ее военно-интервенционистскую составляющую), которую успешно исполняют якобы «провалившие» миграционную политику марионетки, стоящие во главе европейских держав. 

Как мы показали в предыдущей главемежконфессиональность и, как правило, стоящая за ней многоконфессиональность, отнюдь не составляют некоего богатства нации и государства (как это кажется поверхностному культурологическому взгляду), поскольку и само множество религиозных конфессий – отнюдь не цветовая и не цветочная палитра, обогащающая культурную оранжерею человечества. Небогоданные религии – это дьявольские сорняки, «вражеские плевелы» между православной пшеницей (Мф.13:25), препятствующие духовному преображению, возвышению и цветению личности и народа (да и всего человечества). Всё доброе в этих религиях – просто использованный дьяволом материал для соблазнения ими людей и народов, который постепенно (как мы видим по всем таким религиям мира) также переводится в безбожную греховную форму, направляя людей и народы к итоговому дьяволопоклонству в лице Антихриста. И миссия Белой Руси как части Святой Руси состоит не в том, чтобы создавать иллюзорный «мост между Католицизмом и Православием» как некий синоним «моста между Западом и Востоком», а в том, чтобы хранить и проповедовать (и особенно Западу) Истину – Православие в ипостаси как вероучения, так и благочестивой церковной жизни. 

Но есть ли вообще серьезные демографические (социологические) предпосылки в Белоруссии для называния ее многоконфессиональной?! Ибо это, безусловно, должно отражаться на государственной религиозной политике: ведь как учит Православие, человек имеет свободную волю и навязывать Истину ему нельзя! Более того, уважать нужно человека (и не творить над ним насилие), даже если его религия охватывает доли процента граждан государства. Но это еще не означает многоконфессиональности государства и самого народа! Нет ли в Польше Православия? Есть, и даже существует Польская поместная церковь! Но ведь никто не требует от Польши, чтобы она считалась многоконфессиональным государством и исходя из этого строила свою законодательную базу! Еще более это относится к государству Израиль, в котором доля неиудеев еще на порядок больше. Поэтому, несомненно, навязывание Белоруссии, как и России, ярлыка многоконфессиональности является ничем иным, как идеологической диверсией, направленной на подрыв возрождения Православия, Церкви и их народообразующей и государствосозидающей миссии. Зачастую это оборачивается (как в системе образования) откровенным консервированием атеизма. 

Обратимся к религиозной социологии. Нужно сказать, что при отсутствии в Белоруссии такого «блага цивилизации», как «независимые социологические службы» (независимые, как правило, от всех и всего, кроме финансирующих их «исследования» заказчиков), имеющиеся данные по конфессиональной статистике достаточно точны и в целом подтверждаются даже противоборствующей стороной (за исключением самогό католического Костела, который традиционно пытается завысить свои статистические данные в 2-2,5 раза). Как видим, по данным служб Администрации Президента и Уполномоченного по делам религий, за время правления А.Г.Лукашенко из года в год в Белоруссии росло число, во всяком случае, самоопределяющихся в религии (от 50% до 95%), а также доля православных в отношении к католикам – от 80% (еще ранее – 73%) к 14% до 83% к 10% от общего числа верующих (по последним данным Уполномоченного Л.П.Гуляко, уже – 85% на 7,5%). Что и неудивительно, поскольку почти все католики собраны на западе Белоруссии, которая во время Красного террора и «безбожных пятилеток» в СССР входила в состав Польши. Да и на протяжении всего постсталинского периода католический Костел сильно не трогали (в том числе в угоду «благодарным» союзникам по Варшавскому договору и «западным партнерам») – в отличие от Церкви. Таким образом, по мере преодоления атеистического наследия прирост числа верующих шел и будет идти за счет увеличения числа православных. Тем более, что если у Церкви есть благодать Божья, доходящая до сердец людей, то у католического Костела нет ничего, чем он мог бы зажечь сердца, – кроме националистической пропаганды на основе литвинской (криптопольской) лжи, в которой католицизму принадлежит центральное место. 

И этот прогноз более чем подтверждается самым последним масштабным исследованием, проведенным отнюдь не другом Церкви, а напротив, – по заказу враждебного западного НКО «Исследовательский центр ИПМ», воспользовавшегося для этого «Октябрьским экономическим форумом», организуемым им совместно с условно белорусским макеевским МИДом под патронажем и финансированием всего цвета западных структур политики «мягкой силы»: Евросоюза, USAID, МВФ, Всемирного банка. И что мы видим? При полной географической, половой, возрастной, профессиональной пропорциональности и количественной репрезентативности исследования выяснилось, что из верующих в Бога уже 63% населения (и такого же числа считающих себя религиозными – пусть не всегда обоснованно) при лишь 11% неверующих 92,3% составляют православные и только 6,5% – католики (при 4,7% всех остальных)! То есть, число православных в Белоруссии больше католиков в 14 раз! Как можно это назвать «многоконфессиональностью»?! К этому нужно добавить еще и то, что около 3% населения Белоруссии – или примерно половина от всех католиков (с учетом того, что католичества составляет ключевой атрибут национальной идентификации у поляков) – относятся к чисто польской диаспоре, имея «карту поляка» (скрытого второго гражданства). Наконец, и из оставшихся 3%-в населения значительная часть, живущая в основном в приграничных с Польшей и Литвой областях, заявляя себя белорусами по гражданскому принципу, являются полностью интегрированными в польскую культуру (в том числе и политическую) и чаще всего называют себя белорусскими поляками. Посему вполне правомерно католицизм называть не «тоже белорусской религией», а религией (конфессией) польской диаспоры в Белоруссии. 

Единственной отрицательной поправкой к данной статистической картине может служить то, что пока еще – с одной стороны, закономерно, в силу указанной истории 1920-1930-х, с другой стороны, по современным упущениям Церкви в деле проповеди – среди католиков (не говоря уже о протестантах) доля людей религиозных (или считающих себя таковыми, особенно учитывая, что понимается под «религиозностью» в католицизме) и ведущих хоть немного религиозную жизнь превышает аналогичную долю среди православных: по данным явно расположенной к западным конфессиям сотрудницы Института философии НАН Беларуси Натальи Кутузовой – примерно в 2,5 раза. Но это существенно не меняет главный вывод по данным из всех источников: в религиозном плане Белоруссия является глубоко «моноконфессиональной» страной, а белорусы как народ (а точнее одна из трех ветвей-народностей народа русского) являются православными, а не многоконфессиональными. 

Однако Ватикан и его белорусское наместничество такая ситуация никак не может устроить, причем – ни само такое положение дел, ни его официальное изображение – статистический и идеологический образ. Как же католический Костел пытается изменить статистико-идеологический образ, который далее, через его внедрение в умы, призван поменять и саму реальность? Прежде всего, – это как раз то самое навязывание белорусам под видом «национальной» польско-католической версии истории и исторической памяти с соответствующими героями, знаковыми событиями, оценками событий, программой культурной жизни Белоруссии, в которых белорусам отведено место «благодарных холопов у католических панов». О чем нами написан целый аналитический цикл. Главный вывод из этой версии «истории», который должны сделать белорусы, – то, что католический Костел якобы является исконной для белорусов религией, более того, с ним якобы связаны основные победы и слава белорусского народа, наконец, именно он, дескать, являлся исконным защитником белорусской национальной идентичности. Сравнительная успешность этой стратегии, как писалось ранее, обусловлена активным проникновением католиков либо филокатоликов в политическую элиту и интеллигенцию (достаточно вспомнить, что литвинскую «беларусизацию» начал ставший министром культуры польский посол из команды Макея пан Латушко и его заместитель по посольству и министерству Тадеуш Стружецкий, а потом Мечислав Черник), далее болезненным псевдонационализмом значительной части самόй гуманитарной интеллигенции и, наконец, поиском руководства страны «спасения от Русской весны» в «древнебелорусской идентичности», которая была бы отличной от русско-православной. Поработители, истязатели, убийцы белорусов на протяжении веков, предатели народа, безбожники и развратники подаются в официальной исторической идеологии в качестве «великих сынов Беларуси». Про неспособность Костела воздействовать на душу белорусов Божьей благодатью, благодатным церковным учением, касаться самых сердец людей (кроме как лукавыми прельщениями) – и тем самым прирастать числом – даже говорить невозможно. 

Со стороны статистической пропаганды сюда добавляется и искусственное завышение католиками своей численности. Кроме вышеуказанных едва ли не «1,5-2 миллионов белорусских католиков» (в отличие от реальных 550-570 тысяч) особенно удивляет невесть откуда взявшиеся 54,9% католиков от числа жителей Гродненской области и просто поражает внезапно «произошедший» в период с 2004 по 2013 год 3-кратный рост числа и доли католиков в Минско-Могилевской диоцезии, больше напоминающий «ошибку набора». По странной «случайности» именно в этот же период «произошел» гигантский 2,5-кратный рост числа парафий до 222, ровно на 100 превосходящий подробные данные о парафиях по данному диоцезу на поименных источниках Костела. Очевидно, эти 100 парафий-призраков находятся примерно там же, где и 400000 дополнительных католиков одного только центрального региона страны. 

Насколько значима для Костела статистическая картинка для проведения своей иезуитской дипломатии и пропаганды, показывает гневное «открытое письмо главы католической церкви Беларуси министру внутренних дел Беларуси Игорю Шуневичу» с «высказыванием недовольства тем, что [ни много ни мало!] в последние годы [якобы] искусственно занижается количество верующих, принимающих участие в рождественских и пасхальных богослужениях». Причем приведенные «точные» данные самого Костела в 11000 человек в Рождественскую ночь (сами по себе не заоблачные) тяжело укладываются в пространство имеющихся в Минске 5 костелов, 5 каплиц и еще нескольких (около 10) домашних помещений: с учетом еще и посиделочного характера католических «богослужений» (например, в главном костеле Минска) в них в сумме едва ли уместится 3000-4000 человек. Однако требования «толерантности» и волна «беларусизации» вынудили в 2016 году МВД оправдываться и взять обязательство «впредь использовать данные о численности граждан, участвующих в праздновании религиозных событий, исключительно в служебных целях без размещения в открытом доступе». Примерно из тех же соображений (как «толерантного религиозного молчания», так и мифологии «многоконфессиональности», боящейся обличенияиз грядущей в текущем году переписи населения категорически изъята важнейшая графа «вероисповедание». 

Есть, однако, и сфера, в которой демонстративная статистика католического Костела в Беларуси плавно переходит и сливается с попытками собственно экспансионистской практики. Это – строительство костелов и миссионерские кадры. При распаде СССР соотношение сохранившихся костелов и храмов в Белоруссии было не равное, но сопоставимое, поскольку именно Западной Беларуси, вошедшей в состав СССР в 1939 году удалось сохранить значительную часть религиозных сооружений и притом – в пользу католических. Однако затем доля храмов начала и продолжала неустанно расти сообразно наличию верующих и сейчас она достигла соотношения около 1360 православных приходских храмов к 400 парафиальным костелам (77% на 23% или 3,4 к 1). Причем красноречиво это соотношение по областям (без учета общин со строящимися и домовыми церквами): в Гродненской – 216 к 166 (1,3 к 1), в Витебской – 164 к 77 (2,1 к 1), в Минской – 326 к 83 (3,9 к 1), в Брестской – 385 к 56 (6,9 к 1), в Гомельской – 163 к 14 (11,6 к 1), в Могилевской – 110 к 8 (13,8 к 1). Следует также отметить, что преобладающая часть костелов (в отличие от храмов) осталась от еще дореволюционных времен и размещена в малых и даже вымирающих деревнях (каждый третий костел – в пограничных с Литвой районах). Причем даже если мы возьмем такие католические центры, как Гродно и особенно Лида (где треть всех горожан составляют поляки), то и здесь православных храмов больше, чем костелов (соответственно, 15 к 11 и 8 к 5), а если взять только новопостроенные – то и того больше (примерно в 2 раза). 

Однако здесь начинаются важные тонкости, приоткрывающие стратегию Ватикана. Прежде всего, укажем, что при 400 имеющихся костелах (и менее 100 построенных за все годы независимости) созданы еще 140 парафий с планом строительства костелов (пусть ряд из них пока существуют только в мечтах и на бумаге). Для сравнения, Церковь, построившая за эти годы более 1000 и обладающая ныне более 1360 храмов (включая десятки соборов), имеет еще лишь примерно 350 приходов (лишь в 2,5 раза больше, нежели у католиков). Еще более удивительна региональная сторона строительства. Всмотримся внимательнее в инвестиционный план Костела. Этот план нацелен отнюдь не на обеспечение молитвенными помещениями верующих соразмерно их численности. Так, 15 костелов запланированы к строительству в Могилевской области, где всего-то имеется 8 скромных костелов, в Гомельской области – 7 костелов при 14 имеющихся. А в самом Могилеве, где днем с огнем не сыскать католика, к имеющемуся костелу основаны еще три общины для их строительства, при том, что православных храмов в городе родной области главы государства только 9 (при одном строящемся). Еще более живописная ситуация складывается в совершенно православном Витебске, где уже построено 4 костела и планируется еще 2 – при 17 построенных православных храмах и 8 строящихся (то есть, почти 1 к 4). При этом 2 из действующих 4 костелов занимают монашеские ордены. Судя по всему, будет и третий. Есть у католиков своя изюминка и в цитадели Православия – религиозной Брестчине. При повсеместной лепоте православных храмов на самом востоке области, в молодом, но крупном городе Барановичи вдруг оказывается 5 католических костелов (в том числе 1 монастырь), 4 из которых построены в недавнее время, – на фоне 4 (и 1-го строящегося) православного храма. 

Не может быть никаких сомнений, что такие ячейки католичества, забрасываемые в крупные города в тылу православных земель, призваны служить отнюдь не средством проповеди Евангелия и христианских истин, духовного окормления мирян, но, по сути, политико-пропагандистскими центрами распространения пропольских и в целом прозападных (в том числе историко-рефлексивных) взглядов и революционных настроений. И строятся костелы в весьма роскошных местах. Зная, как недешево стоит строительство религиозных зданий, невозможно представить, чтобы так щедро собирались пожертвования с местных прихожан (особенно где их очень мало), поэтому, несомненно, необходимо вести речь именно об «иностранных инвестициях» (прежде всего, из Ватикана и Польши) – и отнюдь не в экономический потенциал, как и не в духовное возрождение Белой Руси и укрепление ее государственности. 

И особенно ярко показывает это нам создание парафий и строительство костелов в столице Белой Руси Минске. Как мы помним, соотношение православных христиан и католиков в Белоруссии варьируется, по разным данным, от 10 к 1 до 14 к 1 (а храмов к костелам – 3,4 к одному, и стремительно растет, хоть и далеко от пропорции верующих). А вот в Минске, в котором соотношение православных и католиков примерно соответствует среднему по стране, на 42 построенные или строящиеся храма имеется 17 построенных либо строящихся (причем достаточно быстро именно в последние 10 лет) костелов – то есть, только в 2,5 раза больше! Еще более знаковыми является соотношение зарегистрированных минских религиозных общин Церкви и Костела: 47 к 21 (в том числе одной униатской) или, как видим, только в 2,2 раза больше. Ну а уж строящихся храмов/костелов – и вообще: 17 к 9 или лишь в 1,9 раз больше. При этом у православной Церкви, как уже писалось, существуют немалые проблемы с получением от главы государства земли и разрешения на строительство (можно говорить по крайней мере о 5 таких приходах). Обеспеченность же православными храмами жителей столицы находится на удручающем уровне (что в исходном состоянии само по себе естественно с учетом почти 70-кратного роста населения Минска за 100 постреволюционных лет) – 1 построенный приходской храм на примерно 75000 человек, а с учетом строящихся и планируемых – на около 40000 (сопоставимый провал наблюдается только для Могилева и молодого Солигорска, впрочем, быстро строящегося). Весьма специфическая картина для соблюдения даже простого равноправия православных и католиков, не говоря уже об установленном по закону первенстве Православия в историко-культурной основе Белоруссии, не так ли! 

Одновременно православным не дается возможность и не оказывается государственная помощь в восстановлении разрушенных большевиками величественных православных храмов-святынь в центре Минска (как и в других городах, а также частично сохранившихся в весях) – в отличие от замков польско-литовской магнатерии – Казанского собора, Петропавловского Кафедрального собора, первой каменной церкви Рождества Богородицы XII в. на древнем минском городище, Александро-Невской часовни в парке прямо напротив Администрации Александра Лукашенко и ряда других. Здесь же следует вспомнить и в целом – об архитектурной диверсии белорусской столицы с «превращением ее исторического центра – древнерусского города-героя Минска – в польско-еврейское местечко в XVII-XVIII вв.». Даже отсюда можно и нужно сделать вывод, что на протяжении последнего десятилетия «беларусизации» оказывалась привилегированная поддержка католическому Костелу (и особенно в Минске) и притом – целенаправленно. И если главе государства прозападными представителями его окружения это преподносилось (а им – воспринималось) как способ создать «свой образ “беларуского мира”», альтернативного триединому миру Русскому, – многоконфессионально-межконфессиональный, мостообразный между Востоком и Западом, эталон толерантности, – а также визитную карточку этого «мира» – столицу в «национальном» облике (польско-еврейского местечка), которая бы сделала Минск якобы заманчивей для европейцев, то самими организаторами это рассматривалось и рассматривается еще и в прикладном значении. 

Опутывание белорусской столицы несоразмерным числом католических парафий с костелами служит созданию мощной централизованной прозападной идеологической структуры и штаба с революционным и коллаборационистским потенциалом. Таковыми и служил католический Костел в Белоруссии на протяжении всего XIX века до революции (а также во время германских оккупаций в 1918 г. и 1941-1944 гг.), точно также проявив себя и с самого начала постсоветской независимости (на Костел и на протестантские секты, а также через них на соответствующие страны и их элиты были завязаны БНФ и иные либерально-националистические революционные движения). Помимо прочего, и сам Костел создает этим картину «многоконфессионального» Минска (а оттуда, глядишь, и всей страны), наводя туман на умы чиновников (в том числе самого А.Лукашенко) и сковывая православную Церковь, сдерживая возможности ее сотрудничества и симфонии с белорусским государством. А вспомнив еще о 10 костелах, расставленных воль границы Минска, вполне можно говорить о своеобразной духовной осаде – очередной в истории продвижения Ватикана и Польши на Восток. И данная армия непременно будет выжидать и готовиться к заветному часу X – в координации с прозападной группировкой во власти, политической оппозицией и «литвинской» гуманитарной интеллигенцией. К этой армии следует добавить и планомерно разрастающееся в условиях религиозного либерализма число протестантских сект, которые (особенно в лице своих лидеров) всегда идеализируют родной для них Запад, сам либерально-гуманистический образ мысли и жизни и, соответственно, настраивают своих адептов на бунт против государственного строя, а в нужный момент – на выступление для его свержения и смены на ставленников Запада. Протестантам, к тому же, гораздо легче – в условиях рыночной либерализации в Беларуси – получать и землю под строительство: они за нее платят. И готовы заплатить немало, учитывая, какое финансирование они получают напрямую из США и Евросоюза. 

Есть, однако, и еще более яркое и даже существенное статистическое свидетельство, с одной стороны, православной моноконфессиональности Белоруссии, с другой стороны, стремления католического Костела скрыть эту правду. Речь идет о клире – православном и католическом. В православной Церкви на примерно 1360 приходских храмов (и около 1740 приходов) приходится около 2000 священников, при этом действуют 2 духовные семинарии и Институт теологии главного университета страны БГУ, постоянно выпускающие новых священнослужителей. И, хотя нехватка священства и сказывается, подрастают (в многодетных семьях) дети первого поколения большого постсоветского священнического призыва, которые, как правило, следуют по стопам отцов. 

Совсем иная ситуация в католическом Костеле: на всю Белоруссию имеется примерно 480 ксендзов на 490 учрежденных и около 550 созданных парафий. К тому же ситуация еще и ухудшается кризисным положением дел в католических семинариях по причине «малого числа желающих и кадровой проблемы», усугубляемой бездетностью ксендзов. Заметим попутно, что само открытие второй семинарии (как и у православной Церкви!) в насквозь православном Пинске само по себе было попыткой создания еще одного плацдарма для иезуитской миссии. Сам ксендз и радио «Свобода», как видим, винят в нежелании белорусов становиться ксендзами, конечно, Мировую войну и кровавый сталинизм, «физически уничтожившие сотни белорусских священников», забывая, правда, о том, что Пинская епархия во время «сталинизма» входила в состав Польши Пилсудского, которая буквально лелеяла Костел и устраивала жестокие репрессии против православных белорусов. Наконец, очень важный факт состоит в том, что из этих 480 ксендзов примерно 30% являются иностранцами (практически все – поляками и гражданами Польши), что, во-первых, разрешается только с особого разрешения Уполномоченного по делам религии, во-вторых, очень неодобрительно воспринимается главой государства. И снова попутно заметим, что и понятное желание А.Лукашенко иметь «больше местных ксендзов» (да еще и завести для их «умудрения» в центре Минска католическую духовную академию) для самой Белоруссии отнюдь не желательно: католицизм является польско-латинской верой, чуждой белорусскому народу, привнесенной на его земли только в конце XIV века (а повально насаждавшейся со времени аннексии ВКЛ Польшей в 1569 году) и принесшей белорусам огромные страдания и духовный вред. 

Но, слава Богу, Он и не допускает размножаться собственно белорусским ксендзам (в силу известного древнего антиканонического произвола в католицизме – целибата для клириков, а значит и бездетности): «в Гродненской семинарии обучаются всего лишь 27 человек, а в Пинской – 19. Прием в 2014 году составил 2 и 3 человека соответственно». Лишь некоторые из них станут ксендзами, что и естественно для религиозно отмирающей и духовно бесплодной конфессии. Зато «некоторые ксендзы из Польши пробуют заниматься политикой. Им не нравится наша страна, наши законы, руководство. В таких случаях мы не согласовываем продление их пребывания в нашей стране. Мы не против приглашения иностранных священнослужителей… Но мы всегда подчеркиваем, что они должны заниматься теми вопросами, для которых их пригласили в страну, ради которых они ехали и подписывали соглашения с религиозными объединениями… Более того, в 2014 году некоторые католические клирики, служение которых в Беларуси было согласовано, не въехали в страну в положенные сроки и не прошли регистрацию в органах внутренних дел в качестве священнослужителей. А некоторые за год пребывают за границей 340 дней, а числятся священнослужителями конкретных культовых учреждений». Более того, если «пазнаёмiцца са святарамi», например, Гродненской диацезии, то выяснится, что почти все они (включая «белорусов») свою профессиональную подготовку проходили в Польше. Как следствие, в последнее время всё чаще дается отказ продлевать разрешение на служение иностранных (польских) ксендзов. Впрочем, одновременно чинятся препятствия и приезду для служения на белорусскую землю православных священников из братской России. 

В итоге, образуется весьма показательное соотношение ксендзов и парафий: если у Церкви число священников уверенно превышает 1 священника на храм (и соотношение растет), то у Костела это соотношение явно меньше 1 ксендза на парафию (и соотношение падает), включая засланных из Польши. Особенно примечательна ситуация на Полесье, где для Брестской и Гомельской областей отношение составляет 52 ксендза на 85 парафий (61%-я обеспеченность), а также Витебщины, где данное соотношение – 94 ксендза на 129 парафий (73%-я обеспеченность). Таков печальный, но справедливый итог 600-летней насильственной экспансии Костела на земли Белой Руси. Соотношение же ксендзов и православных священников оказывается примерно 1 к 4, что менее (то есть, в пользу католиков) реального соотношения верующих (от текущего 1 к 4-5 до потенциального 1 к 14, которому соответствует и соотношение крещаемых и отпеваемых), не говоря уже о соотношении костелов и храмов (около 1 к 3,6). 

Однако Костел просто так сдаваться не собирается, и у него и здесь есть план. Прежде всего, он выражен в численности бискупов – 8 (православных епископов в Белоруссии – 17, то есть, только в 2 раза больше), что также создает – особенно у чиновников – ощущение «конфессиональной соразмерности». Чтобы было понятно, например, на 29 ксендзов Пинской диоцезии приходится сразу 2 бискупа. Но, кроме того, оказываетсяу Костела в Белоруссии имеется еще и 146 монахов, 302 монашки и 9 монастырей. Откуда же их столько и на что направлены их силы? Происхождение установить тяжело, но едва ли все они (и даже большинство из них) – белорусы. И цель их и всего Костела в Белоруссии – отнюдь не забота о преображении душ своей паствы. 

Здесь важно вспомнить о сути самого католического Костела – его происхождении и цели. Костел возник около 1000-1200 лет назад как латинско-папистская околохристианская ересь, раскол которой от Вселенской Церкви был окончательно и с заметным опозданием утвержден в 1054 году. Причина этого отпадения коренилась в самом духе романо-германского мiра – в безуспешности его миссии (в отличие от греков и славян) преодолеть в себе язычество с его гордостью ума, тщеславием, любовью к власти, насилию, богатству и чувственным наслаждениям. В итоге, у простонародья, у аристократии вплоть до князей и королей, наконец, у самого римского клира эти страсти вызвали накопление ряда пороков, вылившихся и в область самой церковной жизни, включая вероучение. Решающий момент в падении: был введен еретический принцип возможности пересмотра апостольско-святоотеческих церковных канонов и даже догматов веры – по сути, хула на Святого Духа. В западную теологию стала уверенно вводиться античная языческая философия. Данная шизофрения передалась и на моральное учение и повседневную практику западных европейцев. Захватнические войны и грабежи (да еще и под кощунственным названием «крестовых походов» и потом «великих географических открытий»), возрождение рабовладельчества и ростовщичество, симония, разврат, битвы за власть – всё это католический Костел не только одобрял, не только в нем участвовал, но возглавлял их! Растлевая души европейцев всеми пороками, а главное – уничтожая своим лицемерием в них веру, папский католицизм породил саму европейскую Революцию, которая вначале была направлена против него самого, но постепенно им же самим и возглавленная. 

Продвигаясь по этому пути от века к веку, католический Костел, как известно, исторически уже давным-давно совершенно перестал беспокоится о душах паствы, их преображении, возвышении и спасении. Его (речь о папе, его кардиналах и епископате, которым в католицизме должны без рассуждений подчиняться все нижестоящие) беспокоит другое – земные блага: власть, деньги и слава. Потому католики давно и не занимаются аскезой с духовным деланием, но, как известно, направляют все силы на внешнюю социальную деятельность. Притом проповедь слова Божьего в нее почти не входит, равно как и «дела милосердия» в католицизме, если кем-то и творятся совершенно искренне и безкорыстно, то в самой латинянской системе имеют место вспомогательное – «инвестиций в репутацию». Цель же ереси папизма главная (хорошо известная), – это привести людей к покорности и служению папе Римскому и его политической структуре – Костелу. Привести, как мы знаем из кодекса иезуитов – доминирующего в католицизме уже несколько столетий ордена, к которому впервые открыто принадлежит последний папа Франциск, – любой ценой. 

То, насколько папа Римский в католицизме уже давно занял место Христа, можно увидеть из догматизированного «постановления Первого Ватиканского Собора, сделанного при папе Пии IX-м в 1870 году», в которые даже сложно поверить: «Папа (Римский) есть божественный человек и человеческий бог. Посему никто не может судить его, или о нем. Папа имеет божескую власть, и власть его неограниченна. Ему возможно на земле то же самое, что на небесах Богу. Что сделано папою, то все равно что сделано Богом. Заповеди его дόлжно исполнять, как заповеди Божии. Только один Бог подобен папе; папа повелевает небесными и земными вещами. Папа в мiре то же, что Бог в мiре или что душа в теле. Власть папы выше всякой сотворенной власти, ибо она некоторым образом распространяется на предметы небесные, земные и преисподние… Во власть и волю папы отдано все, и никто и ничто не может ему противиться. Если бы папа увлек за собою в ад миллионы людей, то никто бы из них не имел права спросить его: отец святой, зачем ты это делаешь? Папа непогрешим, как Бог, и может делать все, что Бог делает. Воля Бога, а, следовательно, и папы, который есть наместник Бога, – имеет верховную власть повсюду. Он опоясан двумя мечами, то есть властвует над духовными и мiрскими: над патриархами и епископами, над императорами и королями. Все люди на свете – его подданные. Он – всё, выше всего и содержит в себе все. Что он хвалит или порицает, то должны все хвалить или порицать. 

Папа может изменить природу вещей, делать из ничего что-либо. Он властен из неправды сотворить правду, властен против правды, без правды и вопреки правде делать все, что ему угодно. Он может возражать против Апостолов и против заповедей, преданных Апостолами. Он властен исправлять все, что признает нужным, в Новом Завете, может изменять самые Таинства, установленные Иисусом Христом. Он имеет такую силу на небесах, что и умерших людей властен возводить в Святые, кого захочет… Папа имеет власть над чистилищем и адом. Он – Владыка вселенной. Неограниченною своею властью он делает все единственно по своему произволу, может делать даже более, чем нам или ему известно. Сомневаться в его могуществе – святотатство. Власть его выше и обширнее власти всех святых и ангелов. Никто не имеет права даже мысленно протестовать против его приговора или суда… Только папе предоставлена власть отнимать что бы то ни было у кого бы то ни было и отдавать другому. Папа имеет власть отнимать и раздавать империи, королевства, княжества и всякое имущество. Власть свою папа получает прямо от Бога, а императоры и короли [что уж говорить о президентах!] от папы… Кто не повинуется папе, тот не повинуется Богу. Все, что папа делает, угодно Богу… Власть его распространяется на небесное, земное и преисподнее. Он есть подобие Христа, и в теле его живет Святой Дух… Папа не может заблуждаться, он – всемогущ, в нем вся полнота власти… Если папа изрек приговор против Суда Божия, то Суд Божий должен быть исправлен и изменен. Папа – Свет веры и отражение Истины. Папа есть все над всем и может все». И этот догмат католического сатанизма никем никогда не отменен и даже не оспорен! Каждый папа, принимающий сан, подписывается под этим сатанизмом. 

В своей исконной европейской вотчине полностью деградировавший еретический католицизм давно потерял какую-либо религиозную власть над умами (особенно после ультрамодернистского II Ватиканского собора): некогда католические Франция, Бельгия, Испания, Чехия, Австрия по доле атеистов опережают даже протестантские страны, а по глубине внедрения либерально-содомских порядков уступают лишь Скандинавии; на всех порах за ними мчатся и еще совсем недавние ревнители Костела: Ирландия, Хорватия, Польша, Литва и Италия. В той же Белоруссии после постсоветского открытия собственно западному католическому мiру религиозность собственно белорусских католиков постоянно падала (с.101) и сводилась к традиционной ритуальности и, заметим, национальной идентичности – разумеется, польско-кресовой. 

Ныне же католический Костел держится в Европе исключительно на встраивании в светские политические и экономические структуры (в тип которых, впрочем, он сам и вырождался на протяжении последнего 1000-летия) с прямо вытекающими отсюда последствиями. Которые ведут и уже давно привели его на службу штатных идеологов у талмудическо-масонской западной элиты, выстраивающей «новый порядок» на антихристианских либерально-тоталитарных началах. Так завершается длительная «трансформация католицизма из околохристианской ереси в религию антихриста». Приведем только несколько вопиющих свежих свидетельств. Хотя, что примеров! Достаточно вспомнить, как «Государственный Секретарь Ватикана, кардинал Пьетро Паролин, принял приглашение от закрытого Бильдербергского клуба, очередное заседание которого прошло в итальянском Турине… Он был “вынужден” принять приглашение после того как организаторы клуба “несколько раз” и “очень настойчиво” обратились к нему полгода назад. Так Ватикан попытался оправдаться перед своей паствой после того, как этот человек, второй по иерархии после папы Франциска, принял участие в этом собрании членов секты масонов… Паролин “долго” думал над ответом, и “принял решение посетить заседание, посоветовавшись с нужными людьми (очевидно, с иезуитом Франциском, который и дал “добро” на эту встречу с глобальным злом – прим. ред.)”… Представитель Ватикана согласился с тем, что Паролин “хорошо знал” о “противоречивом характере” мероприятия, но чувствовал себе спокойно из-за того, что уже встречался с другими участниками клуба “в другой обстановке”. То есть, выражаясь человеческим языком, он знал об антихристианском характере заседания, но согласился принять приглашение, ибо и раньше поддерживал контакты с сатанистами. Руководство католической “церкви” снова показало миру свое настоящее лицо». 

Друг митрополитов Илариона и минского Павла католический «архиепископ» Вены и всея Австрии К.Шернбурн «отпраздновал “Всемирный день СПИДА” в кафедральном соборе Вены, проведя богослужение. Мероприятие проводилось при спонсорской поддержке отъявленного гомосексуалиста, Герри Кеслера, который является организатором “Бала жизни” – крупнейшего гей-мероприятия в Европе. Кеслер и Шёнборн регулярно проводят время за ужином в приватной обстановке. Кардинал Шёнборн приветствовал Кеслера у входа в собор. В ходе своей приветственной речи он вновь поблагодарил Кеслера и “всех тех, кто несет ответственность за проведение Бала Жизни”. В ходе молитвы за людей, погибших от СПИДа, Шёнборн придумал историю о том, что каждый день “один из них” находит Божий дом, ведь души усопших “не могут скитаться вечно”. В ходе молитвы, известный травести Томас Нойвирт, который выступает под псевдонимом “Кончита Вурст [да-да!], выразил сожаление о “преследовании тех, кто хочет проживать свою жизнь по-другому”. После этого он пригласил всех присутствующих подойти поближе и добавить ладан в общую чашу, чтобы увековечить память усопших. В ходе заключительного слова Кеслер заявил о том, что тот, кого вы любите, и то, во что вы верите, не имеет никакого значения. Кардинал Шёнборн поблагодарил Кеслера за его слова». 

В «более продвинутой» Швеции местное католическое отделение строящейся церкви-министерства идеологии западного государства Антихриста уже не только одобряет, но возглавляет марши содомитов, мечтая перенести их и в более консервативные регионы и, прежде всего – православные. На той же оккупированной Украине католическо-униатские религиозные учебные заведения являются центрами пропаганды содомии. Добавим сюда еще и историю с живописными фото о том, как «католический кардинал благословил проведение рок-концерта в венском соборе…с элементами сатанизма». Если их можно назвать «элементами»… Впрочем, и сам «брат п. Кирилла» папа Римский, из которого патриархийные экуменисты упорно пытаются сделать (в воображении православных) «соратника в борьбе за традиционные ценности», «признает, что геев таковыми создал Бог». Точно так же выступает он за «проведение в школах “объективного” сексуального образования “без идеологических штампов”», поскольку это «поможет раскрывать лучшее в людях». Впрочем, это лишь капля в его откровенно сатанистском мировоззрении, которое Франциск лишь не сразу доводит до своей паствы, но по-иезуитски дозированно. 

Пантелеимон Филиппович

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели