Борьба патриотических и либерально-прозападных сил в Белоруссии: в государственно-общественной сфере больше просвета, чем в церковной 

Часть 2. Кадры решают всё  
Пока белорусская Православная церковь пребывает если и не в парализации в своем общественно-народном служении, то опутанной по рукам и ногам «Черной синодальной тройкой» и их сообщниками, в белорусском государстве происходили – несомненно, по молитвам верных пастырей и чад самой Церкви – отрадные изменения, которыхпо человеческому разумению, учитывая общую траекторию движения, быть совсем бы не было должно. Сразу заметим, что эти изменения ни в коем случае не должны вводить в радужные обольщения: всё, написанное в рамках обзоров «Стратегии разрушительных сил в Белоруссии: от “десоветизации” к дерусификации, дебелорусизации и дехристианизации», сохраняет актуальность и происходит одновременно с самими благими переменами – происходит и по сей самый день; антинародные силы по-прежнему занимают прочные позиции во власти, более того, учатся на собственных ошибках, совершенствуют свое лукавство и саму коварную стратегию, готовятся к решающему рывку; наконец, преобладающая часть руководства страны по-прежнему далека в своей жизни и мышлении от Церкви, но духовно тянется к Западу, олицетворяющему «земной рай». 

И однако же изменения есть – и немалые. И, также упреждая их анализ, снова оговоримся, что не стали бы тратить усилия на их выделение ради самих себя: для победных фанфар и иных здравниц существуют и вполне хватает многочисленных церковных и государственных прокламаций, отчетов, награждений и заседаний. Выделение и обобщение положительных перемен в государственной жизни нужны как раз потому, что, в первую очередь, Церковь в лице белорусского церковного руководства совершенно не спешит обратить на них внимание, поддержать и войти в тесное сотрудничество, – к чему призвана Богом ради духовного возрождения белорусского Отечества, подвергающегося в то же самое время осаде в полуокружении со стороны сил зла, и спасения народа. Напротив, часто наблюдается обратное (и особенно в лице указанной «черной синодальной тройки»): активное и дружественное сотрудничество с безразличными и даже откровенно вражескими антихристианскими и антинародными силами при игнорировании или даже подавлении сил союзных и подлинно патриотических. Эталоном такого парадокса выступает всё тот же подчинившей себе Патриархию Отдел внешних церковных связей, который на протяжении многих лет саботировал взаимодействие с православными поместными церквями, предпочитая им еретиков-латинян и прочих иноверцев, а также всячески отгораживался от ревнителей-охранителей (в том числе, коллективных) собственной церкви (а то и подвергал их репрессиям), оказывая внимание и даже угождения с награждениями различного рода либералам и даже безбожникам. Итак, положительные изменения в белорусском государстве Церковь призвана учесть, поддержать и, более того, подхватить, одухотворить, а то и возглавить. 

Еще раз напомним наши наблюдения о самом важном здесь вопросе, которому Церковь веками уделяла особое внимание и который ранее был под защитой самого монархического государственного устройства – о престолонаследии: «Очевидно, что вопрос о передаче власти от Александра Лукашенко встает все более отчетливо – в силу возраста, в силу естественной усталости (в том числе психологической) от многолетнего напряженного правления и законного права (и желания) уйти на заслуженный покой… И здесь во весь рост встает фигура старшего сына президента Виктора Лукашенко – верующего многодетного отца, опытного руководителя силовым блоком правительства (в качестве помощника главы государства по соответствующему направлению)… Пусть не из самых достойных уст, но прозвучало вполне верное описание ситуации, когда в свете приближающейся передачи власти все больше очерчиваются фигуры Виктора Лукашенко со стоящим за ним патриотическим кругом во власти и Владимира Макея со стоящей за ним либерально-националистической прозападной группировкой. И судьба Белоруссии оказывается кардинально противоположной в зависимости от того, какая из группировок возобладает. Во всяком случае, для Церкви, святого Православия, всего белорусского народа (и, вполне вероятно, самого А.Лукашенко и его детей) приход второй группировки к власти будет катастрофой… Ныне важно из исторического опыта сделать правильные выводы и вспомнить, что Церковь должна стоять и обычно в истории стояла за правду и свершение Божьей воли (которая почти всегда требует синергийного соучастия воли человеческой) во всех без исключений делах, включая политические. В данном случае это означает смелое (без боязни кому-то не угодить, включая внутренним лепиным) выступление с церковным суждением о делах государственных и богословски выверенным убеждением президента А.Г.Лукашенко, во-первых, в катастрофической пагубности для страны рассматриваемого под воздействием известной части его окружения варианта “выхода” из ситуации “престолонаследия” путем замены президентской республики на парламентскую с введением партийной системы. А, во-вторых, – в необходимости отбросить предрассудки и ту же неловкость перед “прогрессивной общественностью” (у себя и за рубежом) за передачу власти от отца сыну (заодно прекратив клевету на православную монархию). То есть, открыто ее поддержать и освятить церковным словом. Спася тем самым страну, народ и саму Церковь на Белой Руси от украинского сценария». 

Собственно, вокруг имен те самые положительные изменения в белорусском государстве и начали завязываться. К концу 2016 года положение казалось отчаянным. После утверждения во власти в 2008 году серого кардинала, западника, либерала и литвинского националиста, ватиканофила и многолетнего посланника в западноевропейские структуры Владимира Макея, ставшего главой Администрации Президента и далеко не только «архитектором многовекторной внешней политик Беларуси», началось кадровое обновление правящей элиты – эволюционной по форме и революционной по содержанию. На смену постсоветским государственникам, патриотам той или иной глубины, сторонникам славянофильства и общерусского единства, стали приходить молодые (и не только) либералы-рыночники, криптонационалисты с элегантно прикрываемой русофобией, криптоуниаты и сторонники «глобальных» западных ценностей и норм – также, конечно, разной степени приверженности. Даже после ухода В.Макея в руководители МИД новоиспеченная «элита» никуда не делась: напротив, поскольку Администрацию Президента возглавили сугубые хозяйственники-администраторы, бразды стратегическо-идеологического управления остались фактически у самого В.Макея, который в новой должности стал активно настраивать мосты между белорусской властью и вельможами, с одной стороны, и западной элитой – с другой. 

Экономические министерства Минфина, Нацбанка, Минэкономики, Минторга, Госкомимущества стали буквально оккупироваться махровейшими рыночниками-монетаристами, трепещущими перед советами МВФ, Всемирного Банка и «уважаемыми западными партнерами», адептами приватизации и ВТО, способными дать в этом фору даже своим российским коллегам. Символом рыночного разворота стала тогда смена главного экономического советника главы государства с идейного плановика-народника М.Ткачева вначале на проштрафившегося банкира-строителя П.Прокоповича, не сумевшего совместить финансовый централизм и рыночную свободу, а потом (не без помощи крупного валютно-финансового кризиса сомнительного происхождения) – на кумира всех оппозиционных СМИ и западных дипломатов, макеевского приближенного, Кирилла Рудого – ультралиберала, выпускника капиталистической Мекки, чикагского фонда Фулбрайта. О крае катастрофы, до которой было при младолибералах за 10 лет доведено белорусское народное хозяйство чисто финансовыми методами монетаристов, ранее говорилось подробно. В этой сфере и по сей день меньше всего просветов, несмотря на «ссылку» самого «чикагского мальчика» Рудого в Китай и отставку самых рьяных «реформаторов» типа замминистра экономики Заборовского в условиях «разочарования либеральными реформами руководства страны и лично Александра Лукашенко», отраженного в его послании Национальному Собранию и белорусскому народу 2017 года, – именно здесь (наряду с МИД, в котором безраздельно господствуют западопоклонники во главе с самим Макеем) вьется гнездо компрадорской квазиэлиты, настроенной на мягкую украинизацию или даже прямой дворцовый переворот. 

Самые же подрывные изменения произошли в идеологических ведомствах, оказывающих прямое воздействие на общее направление народного духа и духовности, предопределяющих долгосрочную судьбу народа и государства. Как известно, идеологическое управление в Администрации Президента (причем сразу в двух ключевых должностях идеологического советника президента и начальника идеологического управления) на долгие годы оказалось в руках иудея В.Янчевского, при котором управление всей республиканской общественно-политической печатью на те же долгие годы оказалось в руках другого иудея, открытого западника-русофоба, антицерковника П.Якубовича, управление почти всем республиканским телевидением – идейным литвинистом и умеренным сторонником легализации проституции, порнографии и наркотиков Г.Давыдько, а королем Бай-нета был сделан при непосредственном содействии макеевско-янчевской Администрации содомско-русофобский портал TUT-by воинственного хасида Зиссера с настоящей местной Кларой Цеткин, его супругой Чернявской. Одновременно начали себя гораздо вольготнее чувствовать национал-русофобская и либеральная оппозиция, которую стали всячески интегрировать в «системное пространство» (по сути, легитимировать), а государственные интеллектуальные центры (научные и учебные заведения, СМИ) стали наполняться их уже системными единомышленниками. В правительстве министерство образования на те же долгие годы попало в руки реформаторов-поклонников Болонского процесса (физматовцам, видящим образование сквозь призму западного технического прогресса) С.Маскевича и «беларусизатора» М.Журавковаминистерство здравоохранения – к лоббисту внедрения всех иноземных мерзостей (вплоть до бюджетных операций по «смене пола», метадоно-заместительной «терапии» и «секс-просвета») В.Жарко, разведшему в своем ведомстве эпохальную коррупцию и ставшему, в итоге, даже гуманитарным вице-премьером. Министерство культуры оказалось в руках воинственных «беларусизаторов» (литвинистов-полонофилов) макеевского назначенца П.Латушко с Т.Стружецким и затем Б.Светловым, бывшим заместителем министра культуры в годы псевдонационалистического неоколлаборационизма (до прихода к власти А.Лукашенко), при котором председателем Республиканского совета при правительстве стал еще один министр-БНФовец А.Бутевич. 

В этот период бурным цветом стала расцветать реабилитация и героизация (с мемориализацией) польско-литовской шляхты и их преемников –  хлопоманов – вплоть до кайзеровских и даже гитлеровских коллаборационистов, напротив, все олицетворявшее Русский мир стало усиленно игнорироваться и постепенно поддушиваться, дойдя до открытых репрессий против православных ученых-публицистов, защитников единства Руси при министре информации Лилии Ананич. При ней воинственные русофобы не только обнаглели в своей открытой пропаганде в СМИ лжи и ненависти к России, но стали главными доносчиками у государственных служб против белорусских православных патриотов-русофилов. В это же самое время – не без провального кадрового решения патриарха Кирилла – началось отчуждение между государственным руководством и православной Церковью, напротив, происходило сближение его с Ватиканом и местным костелом, явно оживлялись взаимосвязанные идеи экуменизма, автокефалии и унии, всё более объемная свобода предоставлялась западным сектам, включая даже кришнаитов, иеговистов и неопятидесятников. Идеология церковно-государственной симфонии явно сменилась на идеологию межконфессионального союза и минимизации религиозности в жизни общества. Особый импульс процессу мрачной деградации придали события Евромайдана и Русской весны: окружению удалось внушить главе государства видение угрозы своей власти и государственной независимости в России (и, соответственно, Русской Православной Церкви), а источник укрепления суверенитета – в сближении с Западом, сдерживании Русского мира и актуализации польско-литовского шляхетско-католического наследия как основы «белорусской национальной идентичности». Западные элиты, в свою очередь, распростерли объятия, стали забрасывать различными (как правило, низкопробными) пряниками и приманками, подыгрывать наивной игре Беларуси в «регионального донора безопасности», «всеобщего миротворца», «моста между Востоком и Западом». Дело стало приобретать характер обвала. 

И вот, в самые дни ареста трех православных ученых-патриотов с безумными обвинениями в экстремизме, унижении национального достоинства Беларуси и разжигании вражды между Беларусью и Россией по доносу местного бандеровца Рабенка (известного самыми грязными обвинениями самого А.Лукашенко) и при одобрении митрополита Павла и российского посла Сурикова, а также развернувшегося гонения еще одного православного патриота-подвижника В.Грозова, начатого тем же митрополитом Павлом по наущению внутрицерковной пятой колонны во главе с иереем Н.Коржичем и также законченного вопиюще несправедливым приговором, – подул ветер перемен (здесь весьма уместно вспомнить о таком нелюбимом обновленцами в Церкви явлении, как искупительное страдание). И подул он сразу же в виде главнейшей кадровой перемены – по сути, второго лица в белорусской власти, главы Администрации Президента, которой стала полочанка Наталья Кочанова, незадолго до этого перемещенная из Полоцка прямо в кресло вице-премьера по социально-гуманитарным вопросам, а идеологический штурвал у непотопляемого Янчевского перехватил спортивный функционер Максим Рыженков (что ознаменовало начало эпохи пусть и ошибочной, но не катастрофической национальной идеологии «спортивных зрелищ и достижений»), который до этого был замечен в подозрительном отношении к польской внешней политике. 

Наталья Кочанова. Фото из Ð°Ñ€Ñ…Ð¸Ð²Ð°В правительство управлять народообразующим социально-гуманитарным блоком Наталью Кочанову, по признанию самого А.Лукашенко, исходатайствовали силовики, до пены изо рта ненавистные прозападной группировке во власти и даже в самые темные годы остававшиеся оплотом патриотического направления, собранные под командованием уже упомянутого президентского сына Виктора Лукашенко, а также отодвинутого на задний план после поражения в противостоянии с Макеем Виктора Шеймана с единомышленниками. Лучше всего нынешнюю начальницу всей государственной кадровой политики характеризует, помимо рекомендации силовиков, то, что вышла она из простых тружеников-инженеров, бόльшую часть жизни провела в очень скромных бытовых условиях и никогда не помышляла о столичной карьере, читает духовную литературу, что любит русскую классику и педагогические идеи В.Сухомлинского, смиряется перед мужем, также «гордится своим крестником-племянником — подполковником российской армии, который награжден Орденом Мужества» и в целом считает, что «для женщины первоочередное предназначение – это семья», наконец, «удостоена ордена Святой Евфросинии Полоцкой», а, «будучи председателем Новополоцкого горисполкома, приняла участие в антиабортной акции “Поставь свечу”, проходившей в Полоцке». Заметим, с тех и до сих пор Церковь так и не попыталась создать с Натальей Кочановой Совет по защите нравственности (не говоря уже о христианской идеологии) при Администрации Президента, даже несмотря на прямой призыв к этому А.Г.Лукашенко. 

Одновременно с этой главной перестановкой Белоруссия обрела и нового министра образования: после многих лет либерально-болонских технократов, лебезивших перед Западом, третировавшим школу реформами, начиная с пресловутого ЦТ и создания «среднего образования для избранных», эту должность занял глава белорусской Компартии, педагог-воспитатель со стажем Игорь Карпенко, невраждебный Церкви, с достаточно консервативными взглядами и, в частности, прекративший постыдную рыночную практику выделения в среднем образовании детей «первого и второго сортов». Тут же заместителем министра информации, а вскоре (после увольнения руководства министерства во главе с министром Ананич и всего состава Государственной комиссии экспертиз после позора с обвинениями трех патриотических ученых-публицистов) – и министром информации стал советский военный журналист, православный верующий и радетель духовно-нравственной тематики в крупнейших белорусских изданиях Александр Карлюкевич, пример белорусоязычного патриота-славянофила из белорусской глубинки. 

Наконец, на гребне этой же волны министром труда и социальной защиты – вместо печально известной Марианны Щеткиной, проводника политики сворачивания социального государства, инициатора псевдосоветского декрета «О предупреждении социального иждивенчества» и повышения пенсионного возраста, «за время руководства которой Министерством труда и социальной защиты, Беларусь, по оценке Международной конфедерации профсоюзов оказалась в десятке стран с худшими условиями труда», яростной проводницы гендерного равенства, ныне, как сенаторши, повсеместно носящейся с лоббированием глобалистских «Целей тысячелетия», – стал Валерий Малашко, длительное время управлявший здравоохранением Могилевской области, шедший навстречу православно-патриотической общественности Могилевщины и, хотя и «не глубоко верующий человек, вместе с тем, трепетно относящийся к посещению храма, чтению Библии, истории религии». Вскоре он заместил собой на должности министра здравоохранения верного слугу масонской ВОЗ В.Жарко, нанесшего колоссальный удар по государственной системе здравоохранения, собиравшегося запретить использование христианской символики в больницах и поликлиниках. При новом министре министерство здравоохранения взяло курс на «прерывание беременности по желанию женщин только после предабортного консультирования» и выступило с инициативой запрета на проведение абортных детоубийств в наиболее заинтересованных в них частных медицинских центрах. Напомним, что и в случае с намерением Жарко сотоварищи запретить религиозную символику для врачей, и в случае с данной возможностью нанести удар по жертвоприношению дьяволу полную пассивность проявило руководство Церкви, в частности, Синодальная комиссия по защите материнства и семейных ценностей. 

С долгожданной сменой министра культуры и назначением на этот пост Юрия Бондаря закончилась целая эпоха безраздельного господства в этом духовно-идеологическом органе власти белорусского государства литвинистов и «беларусизаторов», наступившая с приходом идейного хлопомана, ставленника Макея и польского посла Павла Латушко, который начал с «беларусизации» (дерусификации и криптополонизации) самого министерства. Знамением стала уже сама русскоязычность нового министра, поскольку за последнее десятилетие почти вся сфера не только художественного искусства, но и всей государственной культурной политики была переведена на «беларускую мову», на которой говорит несколько процентов населения Белоруссии (причем не в западных ее областях, а в крупных городах и преимущественно лицами происхождения не белорусского, но польского, еврейского и великоросского). Главная проблема с нынешней «мовой» заключается в том, что она не является тем белорусским наречием, на котором говорили столетиями предки нынешних белорусов и которое глубоко изучали и возрождали вначале именно великоросские, а потом и белорусские ученые во главе с академиком Е.Ф.Карским, но представляет собой искусственный новодел польско-католических хлопоманов в.п. XIX в. и большевиков XX в., перед которым стояла одна единственная цель – разрушить русское самосознание белорусов, отторгнуть их психологически от великороссов и приблизить к полякам. Удивительно то, что исконно белорусское (как и малоросское) наречие было и является простонародным языком белорусской (и, соответственно, украинской) деревни наряду с высоким общерусским языком города и высших сословий, восходящим к церковно-славянскому корню. Общерусский язык и местные наречия всегда органично сочетались между собой и питали друг друга, в то время как «мова» со времен революции насаждалась всегда принудительно и располагается между русским и польским языком, постоянно уклоняясь ее носителями в сторону второго (а также английского койне Запада). И насаждается эта «мова» (которой, заметим, не владеет сам А.Г.Лукашенко) именно в качестве «языка элиты» (новой шляхты) – языка культурных мероприятий, торжеств, подписей знаковых исторических мест и сооружений, основного языка «передовой европейской» религии католического Костела в Беларуси (заметим, с недавних пор, сильно разбавив «мовой» польский стандарт), который пытаются продвигать и в Православную Церковь, – в то время, как русский язык стремятся выставить языком грубой повседневности, бизнеса и «рабочих классов». 

Чтобы понять, насколько чужда министру Ю.Бондарю псевдобелорусская панско-плебанская культурная традиция, достаточно обратить внимание на его статью, написанную в журнале Администрации Президента на пике литвинизации в начале 2016 года совместно со столпом единства Русского мира в Белоруссии, частично по этой причине опальным профессором Львом Криштаповичем – притом по теме суверенной государственной идеологии на основе «Самобытных ценностей». Не менее красноречивы и частые выставки на духовную тематику в созданной во время ректорства Ю.Бондаря постоянной художественной галереи Университета культуры во Дворце Республики. Даже по поводу допуска оккультно-богохульных кинофильма «Матильда» и спектакля «Саломея» Министерство обращалось к Церкви, и только попустительство митрополита Павла и откровенное пособничество кощунствам с поношением православных ревнителей со стороны иерея Лепина позволили им свободно состояться. Окончательно же кадровый разворот в Министерстве культуры был закреплен назначением новых заместителей министра – декана одного из факультетов Университета культуры Натальи Карчевской (не замеченной в распространенных в данной среде литвинско-неоязыческих увлечениях) и советника белорусского посольства в России, руководителя Делового и культурного комплекса Посольства Беларуси в России с характерным именем Сергея Шереметьева. Данному кадровому назначению предшествовало и еще более знаменательное кадровое обновление идеологического руководства – назначение на должность заместителя премьер-министра по социально-гуманитарной сфере (бывшую должность Натальи Кочановой) бывшего начальника Сергея Шереметьева, военного офицера, многолетнего руководителя российского направления в МИД, стоявшего у истоков создания Таможенного союза и ЕАЭС, наконец, последнего посла Беларуси в Российской Федерации Игоря Петришенко. 

Одновременно в том же духе происходили и обновления в сфере высшего образования, важнейшим из которых стало назначение ректором главного ВУЗа страны, Белорусского государственного университета, Андрея Короля – бывшего ректора Гродненского государственного университета (в городе на границе с Польшей и с огромной польско-католической диаспорой), укрепивший его в качестве едва ли не главного в стране образовательного оплота православного Русского мира. Достаточно указать на «сопроводительную справку» при назначении Андрея Короля со стороны рупора прозападной либерально-националистической оппозиции: «Известно, что Короля в свое время продвинул возглавлявший Гродненскую область Семен Шапиро [к слову авторитетный хозяйственный управленец старой плеяды, яркий пример достойного еврея-патриота]. Известно, что Король [имени его «Наша нива» принципиально не употребляет] защищал диссертации по педагогике в России. А также то, что Король вычистил там всех оппозиционно настроенных преподавателей… Кандидатскую и докторскую защищал в Москве… Известно, что Король – религиозный [православный] человек, его прадед был священником… “Для меня Король – личность серая и московская… При нем же началось уничтожение истфака… Там сейчас история Беларуси преподается по-русски. Там остались работать пенсионеры, прогрессивных элементов зачмырили и вычистили! Король – питомец московской академической школы, и мне жаль БГУ, поскольку в Короле ничего белорусского нет. Нигде и никогда он публично не выступил по-белорусски. При нем в ГрГУ приезжал Нарышкин (тогда – спикер Госдумы России), а историки-пенсионеры стали просить создать при ГрГУ филиал “Русского исторического общества”». 

А вот другой историк – депутат Палаты представителей Игорь Марзалюк (которого уж точно к «белорусофобам» не отнесешь) «придерживается других позиций и в адрес Короля может сказать только добрые слова: “Это прекрасный, достойный профессионал. Я лично счастлив, что этот человек будет ректором БГУ. Если бы каждый ректор так радел так за свой коллектив, как Король в Гродно, то преподаватели не говорили бы, что их унижают. Гродненский университет по количеству защищенных диссертаций, по качеству, и по финансированию тех, кто умеет и любит работать, один из самых лучших. И я считаю, что это один из самых правильных выборов сегодня. А что говорят, что он белорусский язык ликвидировал в ГрГУ – ложь! Со мной Король разговаривает по-белорусски. Ректор – это всегда сочетание ученого и администратора. И то, и другое у Короля получается отлично. Я удовлетворен решениями главы государства и в отношении других ректоров – для этих людей Беларусь не просто место проживания, а Родина… А вы спросите у гродненских преподавателей, которые не сбежали работать на польские поля, а остались: что изменилось, когда пришел Король? Я приятно был удивлен той системой материального стимулирования специалистов, которая есть в Гродно. Многим столичным ректорам надо бы поучиться как бережно и лояльно относиться к высоким профессионалам. И не надо лепить из Короля белорусофоба. Посмотрите, кто у него проректоры. Вы назовете их белорусофобами? Надо быть больным на голову, чтобы считать, что в Гродно что-то было плохо сделано. Это обиды тех, кого по разным причинам уволили. Он боролся против полонизации, а не против белорускости, вот что я скажу». Какие еще характеристики и какой призыв от Бога нужен Православной Церкви, чтобы буквально ринутся выстраивать всестороннее сотрудничество с Белорусским государственным университетом, философско-социальный факультет которого возглавляет такой же православный ученый-русофил Вадим Францевич Гигин! 

Но, быть может, самым прекрасным знаменательным событием в государственной кадровой политике Белоруссии и, в частности, в народообразующей информационно-идеологической области, – которую до сих пор недооценивает глава государства и недооценивает радикально, держа едва ли не в нищете ее тружеников (ученых, журналистов, деятелей художественной культуры, воспитателей), – стала смена руководства главных государственных СМИ и, прежде всего, что казалось где-то уже недостижимым, председателя Белтелерадиокопании Геннадия Брониславовича Давыдько и сугубо – главного иудейского смотрителя над белорусской идеологией Павла Израилевича Якубовича. Того самого, который сразу после увольнения рванул с откровениями к своим революционным друзьям и врагам Православной Церкви и русской государственности – госдеповской «Радио Свободе» и польской «Rzeczpospolita». После этой смены оздоровление монопольного органа общественно-политической печати Белоруссии, холдинга «СБ. Беларусь сегодня» и государственного телевидения стало заметным невооруженному взгляду. 

Повторимся, говорить о решительном переломе и, тем более, необратимом успехе в развороте государственной идеологической политики весьма опрометчиво. Тем более, что придушенная изнутри Церковь доселе практически никак не воспользовалась этим оздоровлением. В свою очередь, прозападная шестая колонна во власти и прозападная часть околовластной элиты, а также их либерально-националистическая идеологическая обслуга весьма хорошо осознают как свои упущения, так и возможности, выстраивая соответственно и планы, сводящиеся неизменно к одному – украинизации Белоруссии, ее духовному и геополитическому выворачиванию и разворачиванию на Запад. Эти планы – в частности, касающиеся собственного видения «кадровых перспектив» белорусского государства весьма прозрачно отражаются одним из рупоров компрадоров – «Центром стратегических и внешнеполитических исследований», работающим под эгидой и за деньги одновременно западных фондов (германских и натовских) и Министерства иностранных дел Макея, и его сопредседателем Цариком. Доселе «Центр» усиленно продавливал тонко-иезуитскими приемами простые идеи: единственную угрозу для белорусского суверенитета и власти лично А.Лукашенко представляет собой путинская Россия – агрессивная и желающая втянуть Беларусь в войну с Западом, планирующая спровоцировать внутренний кризис, чтобы потом «по-крымски» захватить Беларусь при помощи армии и, во всяком случае, сменить А.Лукашенко на свою марионетку; США, Евросоюз и НАТО – лишь пытаются цивилизованно противостоять российской агрессии, желают покоя и стабильности во всем мире и не представляют никакой угрозы для Беларуси; спасение самой Беларуси и власти А.Лукашенко – во всемерном сближении с Западом, открытию себя западным некоммерческим организациям, в реформировании «прогнившей» экономики по рецептам МВФ. Главными же врагами такого спасения и агентами Кремля неприкрыто называется блок силовиков из всех силовых органов, но особенно лично министр внутренних дел охранитель И.Шуневич, а также «промышленное лобби» в виде сторонников планового многоукладного народного хозяйства среди чиновников, а также руководителей государственных предприятий. 

Важен здесь даже не сам набор идей, типичный для прозападной оппозиции, но попытка строить из себя «независимую третью силу» (впрочем, разбивающуюся о названия СМИ, к которым они обращаются со своими материалами), а также целевой адресат «аналитических» посланий. Таковым адресатом всегда являлось не столько оппозиционно-прозападное «гражданское общество», и без того имеющее целый спектр СМИ для услаждения – от «Народной воли» до TUT-бая, но именно прозападно настроенная и особенно растерянная часть чиновничьей номенклатуры, а главное – высшее руководство страны во главе с А.Г.Лукашенко и его советниками, которое, по замыслу хозяев «Центра», должно быть введено в заблуждение и перенастроено на нужный им мыслительный лад. По мере достижения успеха в указанной белорусской «Перестройке 2.0» лукавый подхалимаж к власти и науськивание ее против России рос и достигал невиданных степеней фантазии и клеветы. Есть у «Центра» и еще один целевой адресат и особая «миссия» – служить скрытым средством сообщения между западной элитой и ее подельниками в белорусской власти и элите: написанные по заказу западных «партнеров» материалы призваны служить инструкцией для «Спящих» в Белоруссии, написанные же по заказу местных агентов самого Запада – служить отчетом о своих планах и рекомендациями для действия самих западных спецслужб в отношении Белоруссии (в частности, указанием на их главных общих противников во власти). Но вот после выявления явной охранительно-контрреволюционной тенденции белорусского руководства к отказу от украинского пути (выразившейся, в частности, в кадровой политике), льстивая маска начала спадать с царико-сивицкого лица, и первая функция одурманивания высокопоставленных чиновников стала явно уступать второй функции – организационному сопровождению антигосударственного заговора. 

В статье «Беларусь-Россия: сценарии эволюции “гибридного союза”» Царик, оказавшийся новоиспеченным масонским стипендиатом Chevening Scholarship 2017/2018 в «Школе славянских и восточно-европейских исследований Лондонского университетского колледжа», и стоящая за ним шестая колонна в белорусской власти прямо указывают на план главной кадровой перестановки, которая запустила бы и все остальные – «весьма вероятный транзит власти в Беларуси и России в перспективе пяти-шести лет». Решительность компрадоров только увеличивается по причине роста «требований Россией политической лояльности и солидарности на международной арене, наносящих вполне ощутимый ущерб белорусской стороне [то есть, прозападной группировке]. А после того, как РПЦ [якобы] использовала территорию Беларуси для объявления о прекращении евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом, данные издержки могут начать расти экспоненциально [то есть, разрушаться план интеграции с Ватиканом, на которую белорусские коллаборационисты также получают солидные средства]. При этом уровень финансовой поддержки белорусской экономики со стороны Москвы столь же последовательно снижается [на самом деле выгоды для народов, наоборот, лишь растут, а снижается – возможность распиливать ненужные стране кредиты, вгоняющие ее в долговую кабалу, а также торговать по серым схемам топливом с режимом Порошенко]». Наконец, коллаборационисты либерально-фашистского Рейха провозглашают «несовместимость агрессивной внешней политики России с многовекторной внешней политикой Беларуси [то есть, их собственным коллаборационизмом], а также с самим существованием суверенного белорусского государства [с которым как своей потенциальной собственностью они отождествляют самих себя вкупе с зарубежными гауляйтерами] как актора, обладающего стратегической автономией на международной арене». 

Итак, по совместному плану «шестой колонны» западников в белорусской власти и их западных патронов, «парламентские и президентские выборы в Беларуси, которые должны пройти не позже третьего квартала 2020 года, будут важным этапом в трансформации политического режима… Выбор преемника, определение институционального дизайна в “постлукашенковской” Беларуси и содержания конституционной реформы, формирование нового элитного консенсуса и стратегической повестки нового правительства – решение этих и других задач в условиях усиливающегося давления со стороны Москвы требует максимальной мобилизации, гибкости и поддержки со стороны международного сообщества. Особенно учитывая уязвимость белорусской экономики, половинчатость реформ и острый долговой кризис, грозящий в случае внешнеэкономических потрясений [вызванных желанным разрывом с Россией по украинскому сценарию] дефолтом национальной экономики». При успешной реализации данного заговора переговаривающиеся через Царика-Сивицкого западные стратеги и белорусские коллаборационистские элиты рассчитывают провести один из двух сценариев: а) «радикальный» – «в результате неудачного давления Москвы Беларусь выходит из интеграционных образований на постсоветском пространстве, запуская процесс коренной трансформации как белорусско-российских отношений, так и политической карты всего восточноевропейского региона»; и б) «умеренный оптимистичный» – «белорусскому руководству удается при поддержке международного сообщества провести транзит власти без существенных издержек и удачно интегрировать экономические реформы и либерализацию в повестку дня нового правительства при сохранении устойчивости режима и монополии на применение насилия внутри страны [то есть, против «ватников и колорадов»]. Данный сценарий предполагает расширение стратегической автономии Беларуси в отношениях с Россией при сохранении институциональных рамок этих отношений». Два нежелательных для них альтернативных сценария («радикальный» и «умеренный пессимистичный») рисуются как непременная утрата суверенитета под гнетом Москвы с «резким ухудшением качества управления…, возможным дефолтом по обязательствам, социальными протестами, утратой монополии на насилие». Вариант укрепления суверенитета в Союзе с Россией с улучшением качества управления и жизни и с гражданским миром иезуитско-масонскими выкормышами, разумеется, опускается – как и тот факт, что описанный ими «апокалипсис» произошел на Украине как раз на противоположном, предлагаемом ими пути. 

Итак, вражеская сторона всерьез начала подготовку к естественному или искусственному уходу из власти А.Г.Лукашенко и ожидаемому сражению за власть между условными коллективными Виктором Лукашенко и Владимиром Макеем. У здоровых патриотических сил во главе с Церковью еще есть возможность принять разумное и богоугодное участие в этом отнюдь не духовно-нейтральном противостоянии.

Пантелеимон Филиппович

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Перейти к верхней панели