Царский вопрос и архиерейское покаяние выходят на первое место в судьбе России 

Важнейшим духовным событием уходящего месяца (и одним из главных в целом году) для всей Руси неоспоримо является церковный День памяти святых царственных мучеников царя Николая, царицы Александры и пяти их царственных чад по случаю 101-й годовщины их мученической кончины. Отмечу отдельно – не просто мучеников, но мучеников-искупителей, принесших умилостивительную жертву за отступивший от Бога русский народ! Да-да, именно так – вопреки всему гвалту, который поднимают так называемые «борцы с царебожниками», которые, по сути, сами являются цареборцами.

И вопреки их клевете, заключающейся в приписывании «царебожникам» еретической чуши типа чуть ли не «веры во второе искупление царем Николаем II первородного греха». Впрочем, как правило, прицерковные обновленцы сами-то и не верят и в «первое» искупление первородного греха Христом как «юридическое понимание Евангелия». 

Но давайте обо всём по порядку. Итак. Прежде всего, необходимо осознать, что большинство даже православных людей (не говоря уже обо всех остальных) толком понятийно не осознают сущности истории с личностью царя Николая II (хотя большинство простых верующих эту сущность чувствуют сердцем). Ибо в этой личности, связанных с ней понятиях и событиях сходятся многочисленные богословские тайны и истины – и «тайна беззакония», и «мерзость запустения», и учение об «Удерживающем», и весь Апокалипсис, и даже тайна спасения рода человеческого. 

Прежде всего, нужно понять, что история со святым царем Николаем и его семьей – ни в коем случае не завершенная история, оставившая нам после себя очередных небесных заступников и очередное поучительное житие. Нет! История 1917-го года, которая, сама по себе, венчала (терновым венцом) предыдущую эпоху истории России как Третьего Рима и страны богоизбранного народа (то есть, Святой Руси), – народа заблудившегося и особенно в лице его первосвященников и князей-старейшин, – а также, вместе с тем, и эпоху «от Рождества Христова» всего человечества и сугубо богооступнической западной цивилизации, – эта история достигла своего апогея, но совершенно не завершилась, напротив, – замерла, зависла в пространстве и во времени! Для русского народа (а во многом – для человечества) 1917 год стал, без преувеличения, годом уподобительного повторения Адамова грехопадения и изгнания из рая в преддверие ада. И так же, как всё человечество после падения Адама живет в застывшем седьмом дне творения (с открытыми дверями в новосотворенный восьмой день), так и Русь: можно сказать, что мы живем в застывшем 1917-м году – в том плененном и порабощенном состоянии (лишь усугубленном) народа, государства и даже во многом самой Русской церкви, в которых они оказались в тот год. Хотя, казалось бы, столько всего произошло за это время! Но не сущностно! Люди не понимают, что космические ракеты, компьютеры, роботы и прочие полезные (да и то не всегда) игрушки – лишь те же самые бытовые приспособления, которые свой яркостью создают обманчивое впечатление неких качественных изменений и переходов (чуть ли не безвозвратных) человечества. 

В 1917 году «успешно» завершились «Ренессанс/Возрождение» и «Просвещение» во всем бывшем христианском мире, последним и величайшим очагом которого являлась и является Россия. Европа давно отвергла Бога в себе и повела наступление на Него и Его Церковь по всему миру – в том числе католической и протестантской лжепроповедью на всех континентах, – и главным образом в православной России и против православной России. Запад не устроила простая и одновременно премудрая Истина Христианства, но с презрением к таковой и к самой благодати Божией, «Возрождая» дохристианское язычество, Европа под чутким талмудическо-каббалистическим руководством первоотступников-иудеев возгордилась падшим умом человека и стала утверждать его «нэзалэжносць» и высший примат во всем (рационализм) и его главную «Просвещенную» «мудрость» – самодостаточность человека, его самоценность, высший во Вселенной и неподсудный статус его желаний, удовольствий и земного счастья в его субъективном восприятии (гуманизм)Сатанинская идея свободы и независимости от Бога, Его Заповедей и в целом Его воли при пренебрежительном отвержении Его благодати как ненужной – вот краткая и исчерпывающая формула всей цивилизации Запада, которую легко усваивают (притом на наших глазах) и, несомненно, усвоят и все остальные древние языческие цивилизации Китая, Индии, Аравии, Туркестана, Японии, Ирана, не говоря уже о тех же неграх и иных потомках Хама. Россия – с находящимися в союзе с ней немногими другими народами и странами (прежде всего, в славянском мире) – единственная, кто могла и была для того, в частности, избрана Богом, чтобы рассмотреть и узреть это искушение и падение Запада, отвергнуть его, обличить его, наконец, противостать ему. 

И во многом Святой Руси и Третьему Риму это удавалось, – несмотря на непреодолимое коварство их врага. Удавалось даже после безрассудностей Петра I и последующего «женского» во всех смыслах XVIII века. Но важнейшим условием, частью и органом этого противостояния, – ибо, как известно, даже глубоко верующий человек и народ сами по себе не могут избежать козней дьявола, – был (и есть!) Удерживающий. Коим, наряду со Святым Духом в целом, в общественном измерении является, по учению Церкви, православный царь-помазанник (в более узком смысле – даже законный царь-язычник и законная государственность как таковая). Благодать удержания от зла себя и окружающего мiра получает не только сам царь, но и подцарственный народ, которые, своевольно отрекаясь от Помазанника Божья, лишается и соответствующей благодати. Благодать православного царства дополняется и мудрыми достоинствами самого монархического государственного строя, для которого естественным является стремление к торжеству справедливости (а для православной монархии – вообще высокой правды и милосердия), к долгосрочному и даже многопоколенному планированию процветания, к всесословному согласию, к возвышению на всех уровнях и во всех учреждениях людей достойных и лучших, патриотов-государственников. В отличие от демократии и олигархии, которые как раз по своему естеству ведут к обратному. 

Однако благодатность православного царства даже важнее премудрости логики его устройства, ибо основана на духовном, а не душевном начале. Ибо, вспомним: что есть такое демократия? Это утверждение примата власти народа, не говоря уже о том, что даже не народа – а народного большинства в его мгновенных волеизъявлениях, что всегда ведет к олигархическому господству тех, кто этим большинством способен манипулировать. Таким образом, сознательное утверждение монархии народом (как и отдельными людьми) – это самоотречение, признание высшей воли над собой, и, прежде всего, – воли Божьей. То есть, это – смирение. А ведь «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6), и паки, «также и младшие, повинуйтесь пастырям; все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет.5:5). Соответственно, демократия во всех ее проявлениях (от которых следует отличать участие народа в управлении) – уже по одному своему определению суть противление Богу, которое влечет за собой противление Бога человеку и народу. 

Таким образом, поддавшаяся либерально-демократическим умствованиям и посулам значительная часть российской аристократии, затем и интеллигенции, мня себя «просвещенными», «говоря “я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды”», на самом деле «не знали, что они несчастны, и жалки, и нищи, и слепы, и наги» (Откр.3:17). И таковыми, в основном, и пребыли сквозь весь XX век по сей самый день. Ко времени революции 1917 года к ним присоединилось и немалое число простого народа: они хоть и не грезили «революцией достоинства» и «освобождения», но относились к монархии чисто потребительски, ожидая от нее выполнения своей демократической, а не Божьей воли. Посему, когда и возник момент испытания (пусть и максимально подогретый извне, когда значительное число патриотов были на фронте), не вступились за царя и царскую семью, не выступили против бόрзых самозванцев как в былые века. Но сначала решили отсидеться под «свободной» властью масонского Временного правительства, а потом еще и ринулись вслед воинственных сатанистов-большевиков. Дойдя в своем помешательстве до того, что в упор не видели, что костяк «новой власти», почти всю верхушку и особенно в «силовых органах» составляют извечные враги Христианства и русского народа – иудеи-талмудисты. И, к слову, по сей самый день в упор не видят и не ходят этого видеть, пытаясь найти правду и патриотизм у Соловьевых-Шапиров, Жириновских-Эпштейнов, Порошенок-Вальцманов с их Гройсманами (в пределах же Садового кольца – еще и у Познеров со Сванидзе) и просто Зеленских, восхищаясь Жванецкими и Макаревичами, доверяя главные республиканские СМИ Зиссерам и Якубовичам. Это помешательство и позволило сатанистам (как некогда сатане в раю) решительно, спокойно и безпрепятственно совершить свое ритуальное убийство святого царя, которое их нынешние либеральные преемники пытаются подменить простым расстрелом с захоронением. 

Об этом точь-в-точь писал еще полвека назад высоко почитаемый архиепископ Аверкий (Таушев): «Страшная ночь!.. Этой наступающей ночью исполняется точно 54 года со страшного злодеяния, которое совершилось на Русской земле при попустительстве православного русского народа: Увы! Как это ни страшно, как это ни больно, как это ни скорбно сознавать! Слабое утешение для нас в том, что непосредственное убиение Царской семьи совершено было нерусскими руками – руками неправославных и нерусских людей. Хотя это и так, но весь русский народ повинен в этом ужасном, беспримерном злодеянии, поскольку не противостал, не воспрепятствовал ему, а вел себя так, что это злодеяние явилось естественным выражением того настроения, которое к этому времени созрело в умах и сердцах несомненного большинства несчастных заблудившихся русских людей, начиная с “низов” и кончая самыми “верхами” – высшей знатью. Злодеяние это – совершенно беспримерное в истории не только России, но и всего человечества по своему крайнему напряжению злых сил, по своей невероятной, можно сказать, даже бессмысленной жестокости… 

Это убийство было продумано и организовано не кем другим, как слугами грядущего антихриста – теми продавшими свою душу сатане людьми, которые ведут самую напряженную подготовку к скорейшему воцарению в мире врага Христова – антихриста. Они отлично понимали [и, добавлю, понимают], что главное препятствие, стоявшее на их пути, – это православная царская Россия. А поэтому надо уничтожить Россию православную, устроив на месте ее безбожное богоборческое государство, которое бы постепенно распространило свою власть над всем миром. А для скорейшего и вернейшего уничтожения России надо было уничтожить того, кто был живым символом ее, – Царя православного, нашего благочестивейшего Государя, который был поистине благочестивейшим не только потому, что такова была формула поминовения его за богослужением, но и по-особенному, действительно, благочестивому настроению его подлинно христианской души. Вот почему так ненавидели его особенной лютой ненавистью все эти сатанисты – слуги антихриста, скрежетали зубами на него, клеветали… Изверги рода человеческого уготовили для царской семьи такую ужасную, жестокую, мучительную смерть. Поистине, только сам сатана мог так ополчиться со всею своею злобою на эту благочестивейшую семью и только потому, что она была символом Православной России, символом Святой Руси, которая была оплотом истинной, православной веры для всего мира, для всего человечества. Наш великий всероссийский праведник святой Иоанн Кронштадтский неоднократно высказывался прямо и решительно, что до тех пор антихрист не придет, пока существует в России самодержавная царская власть, которая сдерживает бесчинное шатание безбожников”. А когда царя не будет, тогда антихрист и явится». 

Но всё это – еще полбеды! Здесь мы переходим к самому ее очагу. Владыка Аверкий упустил в проповеди кое-что весьма важное. Мирской человек слаб и, охваченный мирской суетой, склонен пропускать духовные нападения, поддаваться бесовским внушениям и прельщениям. Поэтому мы находим несуразнейшие заблуждения у православных людей вплоть до великих Смут даже в самые духовные эпохи – типа Московского княжества-царства XVXVIXVII вв. Но вот священнослужители и особенно архиереи! Люди, облеченные особой благодатью ведения! Изо дня в день повторяющие вслух и про себя, на Литургиях и молебнах, с амвона и на плацах, евангельские истины и заповеди, имеющие непосредственное отношение ко всему происходившему (как и происходящему ныне) в государстве – прежде всего, о смирении и покаянии, почитании богоустановленных властей (Рим.13:1) и паче всего царской (1 Пет.2:13), о «кротости, алкании и жаждании правды» (Мф.5:5) и персонально каждому епископу (и через него – всем членам Церкви) – о необходимости «совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим.2:1-2)! Люди, для которых страх Божий, страх исказить Его слова и волю, казалось бы, должный срастись с дыханием! Которые, конечно, жили в тот период (при царях), когда церковные должности могли манить, сулить вполне обеспеченный достаток (которого, как и «свободы», архипастырям и «передовым богословам» все равно оказалось мало!), – но всё-таки не могли же совсем утратить разум и веру с памятью о посмертном суде и воздаянии! И которые всё же в большинстве своем, как и предвозвещал преподобный Серафим Саровский, впали в помрачение ума, а потом и совсем в беснование! 

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете» (Мф.23:13) – сказал Христос сквозь векам российским архиереям начала XX века (как и, забегая вперед, начала XXI века)! Вместо того, чтобы духовно укреплять народ и особенно высшее сословие, далее – строго обличить смутьянов (и обличать их идеи и дела многие годы) и воздвигнуть народ против них (как при Иоанне Грозном, при Минине и Пожарском или при избрании рода Романовых на царствование), они, наоборот, разглагольствовали о «необходимости свободы Церкви от государства» и при первой же возможности надели красные революционные банты, прямо на «торжественном» заседании, страшно сказать, «Святейшего» Синода выбросив протрет царя Николая II, приветствовали масонское Временное правительство, отслужили молебен (уж точно не Богу!) и постановили на богослужениях (!) совершать ектении и молебны за здравие банды Керенского и Милюкова! Не беснование ли?! И ведь очевидно, что случилось оно не внезапно, что оно лишь завершило продолжительный процесс духовного помутнения (в чем можно убедиться, прочтя тревожно-обличительные письма к архиереям еще святителя Игнатия (Брянчанинова)). 

Более того, за всё революционное время архиереи-иуды совершенно не вздумали раскаиваться в содеянном и в своем падшем состоянии в целом! Как известно, даже Поместный Собор 1917-1918 гг. – даже уже при захвате власти ленинско-троцкистскими террористами – был превращен ими в балаган, на котором львиная доля споров велась вокруг «прав Церкви (то есть, клира) в условиях свободного государства» и распределения финансов. О чем свидетельствовал и сам святитель Тихон, который стал на том соборе патриархом не благодаря, а вопреки собору, – и никогда не стал бы, если бы не чудом сохранившееся решение вопроса о патриаршестве жребием. Который, снова забегая вперед, глава ОВЦС Кирилл (Гундяев) сотоварищи решительно отменил, – как и закрытое голосование (предложенное архиепископом Полоцким Феодосием), – на Поместном Соборе 90 лет спустя, «выбирая» себя нынешним патриархом после внезапной смерти патриарха Алексия II. 

Но, быть может, исполнение пророчеств старцев (над которыми вкупе с верящими им и тогда посмеивались «прогрессивные» профессоры академий, «батюшки в натуре» и даже некоторые епископы) и приход к власти откровенных сатанистов с террором против Церкви образумил их? Как бы не так! Напротив, большинство (!) апостольских преемников-участников Поместного Собора как коллаборационисты поддержали и лично прошли через организованный большевиками обновленческий раскол, а уж решительно отвергли его – и совсем немногие. Ненавистное «сращивание государства и церкви» их при этом совершенно не смутило. А ведь, как мы знаем, нынешний патриарх Кирилл с его оруженосцем Иларионом и духовником Ювеналием, выходцы из ротовского ОВЦС (ставшего управлением хрущевско-андроповского КГБ), постановили почитать – даже богослужебно, изменив для этого тысячелетний литургический канон службы Успения Богородицы! – «Отцов Поместного Собора 1917-1918 гг.» подобно «Святым Отцам Семи Вселенских Соборов»! 

Теперь мы перейдем, можно сказать, к развязке и самой глубине тайны мученичества святого царя Николая II и его семьи, памяти их и их страданий и притом в связи с нынешним днем, в котором мы живем, с нынешними событиями и их ближайшими перспективами. Ведь правда в том, что при всем вкладе в революцию и цареубийство жидомасонов, подконтрольных им правительств и спецслужб западных держав, местных их вольных и невольных многообразных пособников (гордой вольнодумной аристократии и интеллигенции, жадных капиталистов, мятежных политиканов, бунтарских баб-суфражисток, всевозможных сектантов и раскольников, нацменов-сепаратистов, террористов, обезбашенной черни, раздухарившихся или, напротив, отстраненно взиравших представителей простого трудового народа) главными цареубийцами оказались российские архиереи! И разве впервые в истории! Потрясающе то, что безчисленное число раз прочтя евангельские повествования о Страстной Седмице, они так и не увидели в себе своих прямых коллег и предшественников – фарисеев и непосредственно «предавших Христа первосвященников и начальников наших [тогдашних алексеевых и милюковых] для осуждения на смерть и распявших Его» (Лк.24:20). Да-да, не пилаты и, при всей жестокости и ритуальности, не ленины-свердловы-троцкие, и уж тем более не кричащие толпы иерусалимских обывателей и российских рабочих и крестьян, по сути, предали на осуждение на самую жестокую смерть, соответственно, Христа и царя Николая II! Кстати, происходило свержение царя с предательством Синода в первую неделю Великого Поста, в дни чтения канона Андрей Критского: Господь буквально макал «Святейший Синод» (и с ним весь русский народ) лицами в разведенную ими же навозную жижу – подобно как на Тайной Вечере Иуду, иже, как и «Святейший Синод», «не восхоте разумети». 

Глубочайшее подобие страданий Христа и царя Николая II, их обстоятельств и значения уже отмечено высокой богословской мыслью, хотя и всячески опровергается «прогрессивными богословами» (в том числе высокопоставленными), в рационалистическое мировоззрение которых оно решительно не вписывается, а нередко и прямо бередит совесть. Действительно, нет и не было в человеческой истории более подобных на евангельские, нежели события российской революции 1917 года. 2,5 тысячи лет тому назад богоизбранный еврейский народ, народ-церковь, постепенно отступал и отступил от Ветхого Завета, увлекшись «прогрессивными» западными идеями и чаяниями, откуда и произошли саддукейство, фарисейство, национализм и гностический оккультизм. И когда пришел Христос и настало решающее мгновение в истории всего израильского народа и человечества, то вместо Спасителя и Мессии, которого они распознали бы, если бы хранили чистоту веры, они увидели «мешающего жить» нудного (да еще и стрёмного – перед лицом римских властейнравоучителя. И этими «они» более всего оказались первосвященники, и далее – связанные с ними книжники (ученая интеллигенция) и фарисеи (политические активисты). Они-то ожидали мессию, который придет исполнять их прихоти, приносить им национальную славу и богатство. А тут пришел кроткий Царь, который призвал к самоотречению, смирению. Не к господству над низшими сословиями, а служению им. Не к господству над другими народами, а к служению им – в проповеди Истины своей верой и жизнью. Который, наконец, намеревался принести себя в жертву, в том числе ради них самих, – жертву, в которой они даже не считали себя нуждающимися. 

Всё то же самое вполне необходимо сказать и про царя Николая II и богоизбранный русский народ, попавший под сильное духовное рабство Западу (как, к слову, и ранее и по сей день богоизбранный греческий народ, перед которым, однако, не стояли такие задачи и вызовы вселенского масштаба, как перед русским народом), и его духовных и политических вождей. Бог послал ему в конце времен (тысячелетней эпохи Святой Руси и одновременно перед временем антихриста) такого именно царя, который, несмотря на определенные политические ошибки (также допущенные не без Промысла свыше), был способен своей кротостью, смирением и жертвенностью вывести его из данного рабства, скрепить между собой все сословия и народы Империи и, наконец, духовно поразить окружающие языческие народы. С одним только условием – чтобы сам народ принял такого царя. Но, в итоге, они — и паче всего архиереи – так же, как и иудейские «первосвященники, которые отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря» (Ин.19:15), говорили: «нет у нас царя, кроме Конституции». Естественно, дьявольски лукавя: ибо под именем «кесаря» и «Конституции» они всего лишь скрывали свою собственную волю и свободу жить по своей воле. Случившееся в 1917 году, как и в 33-м, повторило случившееся за 2900 лет до того: «И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар.8:7). Нынешние «прогрессивные богословы» выводят отсюда якобы несовершенство или даже богонеугодность монархии. Но Богу была неугодна не монархия, а гордое своеволие и самонадеянность народа, – вот Он им и послал царя Саула, от которого все взвыли. И выли, пока не смирились до «не наша будет воля, а Твоя», и получили святого царя Давида (которого, к слову, также не раз предавали). Вот так и русский народ хотел свободы и получил себе «демократических царей» Ленина, Хрущева, Горбачева и Ельцина. А подначивавший Русь и всю Европу к мятежу еврейский народ получил Гитлера. 

Много еще подробностей следовало бы отследить в духовном историческом подобии и вкупе единстве 30-х и 1910-х годов от Рождества Христова. Но суть такова: как отпавшее от Бога человечество в целом нуждалось в искупительной жертве и покаянно-смиренном принятии этой жертвы, точно так же и вошедший в необратимую стадию духовного разложения (хоть и еще во многом, особенно среди простых людей, благочестивый – точно как и древнееврейский) русский народ-богоносец (от судьбы которого точно также зависели и зависят судьбы всего человечества) нуждался в таковой искупительной жертве, которая бы одновременно омывала бы кровью накопившиеся тяжелые грехи народа-отступника и одновременно духовно (да и душевно) сотрясала бы сам народ. Как и в случае с Крестом Христовым, вершина грехопадения русского народа премудро совпала и с самой искупительной жертвой его царя – в цареубийстве. И, заметим, царь-богослов Николай II хорошо провидел духовным разумом, понимал необходимость и выражал желание принесение этой «жертвы за Россию», о которой нередко говорил словами: «Если Богу нужна искупительная жертва за грех моего народа, для спасения России, я согласен быть ею! Да свершится воля Божия». «Прогрессивные» богословы оценивают это как некую прелесть святого царя (а давайте вспомним, как оценивали слова и намерения Христа его «прогрессивные» современники!). Но не они ли сами находятся в своей рационалистической прелести (хрестоматийным примером здесь служит история с «крещением на смертном одре» равноапостольного царя Константина)! 

Обратимся здесь к проповеди в последний день Царственных мучеников современного русского Златоуста протоиерея Александра (Шаргунова), который, снова забежим вперед, также, мягко говоря, не угоден (ещё бы!) в верхах фарисейской бюрократии папистской Московской Патриархии: «Год назад наша Православная Церковь торжественно вспоминала столетие со дня убиения Царя Николая II и его Августейшей Семьи. Но надо, чтобы эта память всегда благоговейно хранилась нами, чтобы мы ясно сознавали, что и как, и почему совершилось тогда, и в свете этого события видели все происходящее ныне с нами, и то, что скоро грядет. 

Государь Николай Александрович воспринимается нами сегодня как ангел, посланный Богом на землю накануне апокалиптических бурь в России и во всем мире. Он был дан, чтобы явить образец православного Государя на все времена, чтобы показать, чего мы лишаемся, теряя православную монархию. Все перевернулось, все тут же смело. Всякие попытки удержать распад были напрасны… Он был Помазанник Божий – по-гречески “христос” – тот, кто подлинно был причастен Царскому служению Христа, кто получил особые благодатные дары для своего ответственнейшего христианского служения. И это проявилось в его смирении перед волей Божией. Он был духовно Император, мученик, во всех смыслах осуществивший свое мистическое призвание, наиболее кроткий, наиболее угодивший Христу из всех православных Государей – именно такой, каким должен быть Царь в последние времена. Государь Николай II разделил Голгофу своего народа… Бог избрал самое лучшее. В жертву за Россию был принесен ее цвет: вначале государь с семьей, а потом – все верные Богу, Царю и Отечеству. Возможно ли было любить Россию чище, возвышеннее, преданнее, чем они? Они действительно любили ее даже до крови. В этом было глубокое мистическое понимание роли России во всем мире как православной державы и значения единения братских славянских народов. После убийства Царя вся сокрушительная мощь разрушения была направлена именно на Церковь, поскольку просто фактом своего существования, одним своим присутствием, Церковь воздействует на мир – может быть, более, чем своим словом, если она сохраняет подлинность, открывая собою миру невидимое. Мир также со своей стороны воздействует на Церковь, и это воздействие в значительной степени усиливается с устранением “Удерживающего” свободного распространения зла, которым, по объяснению святых отцов, является православный Царь». 

Таким образом, искупительная и страшная (особенно с учетом семьи) жертва кротким царем за свой народ, преданным своими, была принесена. К ней, безусловно, присоединились, как жертвы первомучеников к Жертве Христа, не изменяя и не дополняя ее, жертвы новомучеников и исповедников русской земли. Принесена она была с теми же словами: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят» (Лк.23:34), ибо, по словам царя-мучника, «не зло победит зло, но добро». И здесь мы переходим к самому важному для нас, живущих ныне. 

*** 

Любому вменяемому христианину очевидно, что 101 год назад «был взят от среды Удерживающий теперь» (2 Фес.2:7) – притом удерживающий не только Россию, но и весь мир. Россия пала и начала «совершаться тайна беззакония» в полной мере и предельной степени. Многосложная духовная суть которой (сводящаяся, разумеется, всё к тому же дьявольско-горделивому отвержению Бога и воодружения себя как истукана на Его место всяким отдельным человеком и всем человечеством в целом в союзе с бесовскими силами ада) имеет, тем не менее, простое внешнее выражение, выход: «мерзость запустения, стоящая на святом месте» (Мф.24:15), и «тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения» (2 Фес.2:8-10). 

Многие, и некоторые даже высокодуховные люди, полагали 100 лет назад, что вот он, конец, «близко, при дверех» (Мк.13:29). Но это было не так, ибо и многие пророчества (а вместе с тем и Божий Промысел – прежде всего, о ярком и недолгом торжестве истины, когда «проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф.24:14)) еще не сбылись. Да и люди тогда еще совсем не были массово погружены в сатанизм – в отличие от нынешнего поколения New Age, строительства глобальной ЕС-США-ООН-либерально-фашистской державы антихриста и электронно-оккультного концлагеря. Да и старцы-пророки не говорили тогда, что всё уже кончено, напротив, возвещая о возрождении России, – в отличие от старцев XX века (возьмем хотя бы всеми почитаемого преподобного Паисия Святогорца), которые прямо объявляли некоторым своим молодым чадам, что они увидят в лицо антихриста (а перед этим – русскую весну). Да и сама царская жертва за народ была бы тогда безсмысленнаибо возможность спасения для каждого в отдельности, разумеется, открыта самим Христом-Богом. 

Россия в XX веке прошла очень тяжелый и еще полностью не разобранный, не разгаданный путь, даже в постреволюционном состоянии частично сохранив и вернув себе после «сталинских репрессий» божественный статус государства-катехона (удерживающего). Русский народ не стал всемирным народом-революционером, как это сделали их богоизбранные предшественники и, между прочим, пытались сделать и самих русских («хворостом мiровой революции»). Однако сохранился этот статус народа-катехона лишь частично, притом держась едва-едва, на волоске. Однако несомненно, что все эти 101 год были и являются Вавилонским пленом России. Учитывая же, какие силы и какими методами ее стремились и стремятся духовно и политически уничтожить, частичное сохранение и сохранение русским народом зачатков веры и разобщенных христианских качеств – сплошное чудо и дар Божий, несомненно (для всех серьезных богословов), добытый искупительной жертвой и моисеевой умилостивительной молитвой (Исх.32:9-13) царя-мученика, его мученической семьи и сонма русских новомучеников и исповедников. 

Чудом было и религиозное возрождение последних 30 лет. Однако здесь мы и видим главное недоумение и беду: это религиозное возрождение застопорилось, забуксовало и даже все больше грозит выродиться в новое фарисейство с вольнодумством и теплохладностью! А если совсем просто и прямо: народ толком к вере, в Церковь и к Богу не вернулся и возвращаться не спешит. Храмы появились везде, но ходят в них на службы и особенно участвуют в Таинствах считанные проценты населения! Одновременно всё больше утопая в различных порочных страстях и грехах, превосходя советскую эпоху, вымирая и откровенно вырождаясь. Что особенно видно по духовному состоянию молодых поколений – притом в их нисхождении. Одновременно подвергаясь всё большему давлению и порабощению Западом (достаточно взглянуть на Украину), готовящемуся, в том числе физически, истребить всю Русь и русский народ. 

Как же так и почему?! Неужто благодать Святого Духа не та, что во времена апостолов? Или всё же что-то мешает ей молнией поразить Русь, а потом и человечество? Причин здесь много, и мы подробно их разбирали в нашей аналитике. Но главная нас возвращает к «тайне русского беззакония»: к катастрофе 1917 года и к искупительной жертве царя-страстотерпца. Эта жертва, как и в случае Христовой жертвы, сильна, но не всесильна: она может подействовать при одном важнейшем условии – принятии ее теми, за кого она приносилась. А что значит это принятие? Вспомним саму Пятидесятницу: «Мужи Израильские! Выслушайте слова сии: Иисуса Назорея, Мужа, засвидетельствованного вам от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него среди вас, как и сами знаете. Сего, по определенному совету и предведению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили; но Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его… Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли. Услышав это, они умилились сердцем и сказали Петру и прочим Апостолам: что нам делать, мужи братия? Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа» (Деян.2:22-25, 36-38). 

Верно, принятие жертвы за себя по своей же вине означает, прежде всего, покаяние. Без которого не только жертва не спасает, но и проклятие усиливается и усугубляется. Что мы и видели и видим по сей день на непослушавших апостолов «сынах противления, в которых действует ныне дух, князь, господствующий в воздухе» (Еф.2:2) – то есть, князь «духов поднебесных» дьявол, сделавший уже один народ-богоносец носителем себя-любимого. Вот и пишет тот же архиепископ Аверкий: «Увы! Все это случилось только потому, что православные русские люди не обращали внимания на пламенные призывы своего праведника [Иоанна Кронштадского], который часто в своих проповедях взывал: “Нам необходимы всеобщее нравственное очищение, всенародное глубокое покаяние, перемена нравов языческих на христианские. Очистимся, омоемся слезами покаяния, примиримся с Богом, и Бог примирится с нами!” Этого всеобщего нравственного очищения, этого всенародного глубокого покаяния не последовало. Не видно его – увы! – и до настоящего времени [сказано в 1972 году]! И в этом – единственная причина, почему, несмотря на горячее желание многих из нас, несмотря на наши молитвы, не приходит до сих пор спасение нашей Родины – России. Без покаяния нет спасения – так в один голос утверждали многие святые отцы Церкви и святые по­движники благочестия. И пока мы не образумимся полностью и не принесем настоящего покаяния Богу, до тех пор мы не можем рассчитывать ни на что хорошее, ни на что подлинно доброе: зло будет только все более и более усиливаться и сгущаться в мире, пока не придет страшная пора явления антихриста, признаки близкого пришествия которого становятся столь явными и очевидными, что только духовные слепцы этого не видят или, вернее, не хотят видеть и замечать». 

И теперь, конечно, самый главный вопрос: а принесено ли русским народом покаяние? Покаяние за богоотступничество в целом, но, прежде всего, за его печать, которая лежит на народе и делает его в основном глухим к действию благодати, – за отвержение царя-помазанника святого Николая II с преданием его на смерть от беззаконников и вместе с тем за отвержение богоустановленного православномонархического строя (в том числе с нарушением народной клятвы 1613 года)? Дадим слово патриарху Московскому Алексию II и возглавляемому им Священному Синоду РПЦ, сказанному дважды, в 1993 и 1998 гг.: «Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян»Раскаян ли он за последующие 20 лет? Никоим образом! И, хуже того, забегая вперед, даже усугублен при нынешнем патриархе Кирилле. 

Но что значит «раскаяться в цареубийстве»?! Это – важный вопрос, хотя и второй по важности: ибо главный вопрос: с кого это покаяние должно начаться и пойти? Оставим пока в стороне сокрушительную часть покаяния (на которую особенно нападают те же современные либеральствующие «прогрессивные богословы»): разумеется, покаяние за преступление, соделанное не тобой лично, даже еще до твоего рождения, – особое духовое деяние, связанное с духовным пониманием своего единства с родом и народом, способностью проникнуться болью и ответственностью за их грехи. И это охранителями-богословами также разложено на пальцах для «просвещенных» теоретиков-рационалистов, в частности, прибегая к примеру завершающей Великий Пост и Страстную Седмицу пасхальной песни трех отроков в Вавилонской печи (и вкупе самих Царских мучеников и большинства русских Новомучеников и исповедников), которые, разумеется, и близко лично не творили сказанное в словах покаяния за народ израильский: «Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, хвально и прославлено имя Твое вовеки. Ибо праведен Ты во всем, что соделал с нами, и все дела Твои истинны и пути Твои правы, и все суды Твои истинны.  Ты совершил истинные суды во всем, что навел на нас и на святый град отцов наших Иерусалим, потому что по истине и по суду навел Ты все это на нас за грехи наши. Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всем согрешили. Заповедей Твоих не слушали и не соблюдали их, и не поступали, как Ты повелел нам, чтобы благо нам было. И все, что Ты навел на нас, и все, что Ты соделал с нами, соделал по истинному суду. И предал нас в руки врагов беззаконных, ненавистнейших отступников, и царю неправосудному и злейшему на всей земле. И ныне мы не можем открыть уст наших; мы сделались стыдом и поношением для рабов Твоих и чтущих Тебя. Но не предай нас навсегда ради имени Твоего, и не разруши завета Твоего… Мы умалены, Господи, паче всех народов, и унижены ныне на всей земле за грехи наши, и нет у нас в настоящее время ни князя, ни пророка, ни вождя… Но с сокрушенным сердцем и смиренным духом да будем приняты… И ныне мы следуем за Тобою всем сердцем и боимся Тебя и ищем лица Твоего. Не посрами нас, но сотвори с нами по снисхождению Твоему и по множеству милости Твоей и избави нас силою чудес Твоих, и дай славу имени Твоему, Господи, и да постыдятся все, делающие рабам Твоим зло, и да постыдятся со всем могуществом, и сила их да сокрушится, и да познают, что Ты Господь Бог един и славен по всей вселенной» (Дан.3:24-45). Эти же слова, собственно, и требуются сейчас от русского народа. 

Но что действительно и непререкаемо требуется от русского народа в царском вопросе – это деятельная часть покаяния. Прежде всего, речь идет о церковном прославлении (канонизации), восстановлении чистого имени святого царя (с семьей), его народное и, в идеале, государственное прославление. Далее, как всем известно, греческое понятие покаяния μετάνοια в буквальном прочтении означает перемену ума. Народ обязан раскаяться в самих заблуждениях, приведших к цареубийству и к революционному свержению православной монархической государственности. Заблуждения, которые большинство людей на Руси носят и по сей день! Заблуждения демократического морока и в целом либерального мировоззрения. Если в самом убийстве и революции вроде бы ныне живущие люди участия и не принимали, то вот провалы по указанным пунктам восстановления истины и правды – уже несомненная вина ныне живущих. Но перед тем, как сказать несколько слов о них, сразу поставим самый главный из главных вопрос – а кто должен направить и повести народ к указанному покаянию и лично возглавить покаяние?! Сам ли простой постсоветский обыватель, подобно древним ниневитянам «не умеющий отличить правой руки от левой» (Иона 4:11)? А может быть «просвещенные» светские постсоветские ученые-гуманитарии, выросшие на диалектическом материализме и, позже, на либерально-постмодернистской шелухе, вкупе со светской интеллигенцией в целом? Так ведь последние не то что правую руку от левой (то есть, добро от зла, правду от неправды) отличить не могут – они, как жертвы мрачного «Просвещения», по канонам постмодернизма, вообще уже не ведают о существовании этих рук – добра от зла, правды и неправды, высокого и низменного, дойдя уже о неуверенности в существовании мужского и женского полов! «У каждого своя правда», «истина субъективна» – вот их «просвещенный» высокоинтеллектуальный девиз! 

Очевидно, – и само по себе, и из всего написанного выше, – что покаяние русского народа в грехе цареубийства и демократического бунта против Бога должны возглавить православные архиереи – апостольские преемники. Причем должны по двум главным причинам: а) они способны это сделать, ибо имеют знание от Священного Писания и Священного Писания (включая историю церкви и христианской государственности, а также революции), достаточно благодати ведения и разумения; б) их предшественники, как мы видели, являются главными виновниками трагедии и непосредственными цареубийцами и ересиархами либерализма и демократии. Должны – притом не просто призваны, но именно обязаны! Но делают ли? 

Как сообщает нам всё тот же архиепископ Аверкий (Таушев), «вот почему нынешний наступающий день [кончины Царственных мучеников] объявлен нашей высшей церковной властью [в РПЦЗ] Днем русской скорби и в этот день назначен строгий пост. Это день глубокого всенародного покаяния, к которому напрасно в свое время призывал нас великий всероссийский праведник [Иоанн Кронштадский]. Вот почему по окончании этой панихиды мы, по постановлению нашей высшей церковной власти, читаем особую, с покаянным коленопреклонением, покаянную молитву, слова коей заимствованы из молитвы трех отроков, находившихся в плену Вавилонском», – той самой, вышеприведенной молитвы. 

Слышал ли кто-то о том, чтобы в нынешней Русской церкви, в которой, полномочия Собора самочинно присвоил себе патриарх Кирилл, произвольно принимающий решения вместе со своим узким окружением во главе с мм. Иларионом и Ювеналием, были такие постановления? А главное – даже другое: представляет ли кто-либо себе, чтобы подобные постановления вообще могли быть изданы, исходя из духа нынешних «севших на Моисеевом седалище книжников и фарисеев» (Мф.23:2)? Та же самая ситуация сложилась и в Белоруссии, где правит еще один плод ОВЦС, присланный п. Кириллом и похожий на него по духу как две капли воды, со своими «избранниками». Вот о них, прежде всего, и речь. 

Повторяют ли они вместе с тремя отроками в сердце и уме великопостный псалом пророка Иеремии: «На реках Вавилонских, тамо седохом и плакахомвнегда помянути нам Сиона. На вербиих посреде eго обесихом органы наша. Яко тамо вопросиша ны пленшии нас о словесех песней и ведшии нас о пении: воспойте нам от песней Сионских. Како воспоем песнь Господню на земли чуждей? Аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя» (Пс.136:1-5)? Или всё же наоборот: хорошо себе устроились, забыв русский Иерусалим, оторвавшись от народа Божьего и заткнув ему рот, подобно большинству иудейских священников в Вавилонском плену, отнюдь не желают нести общенародный крест, страдать за правду и свидетельствовать о ней в основном в языческом окружении, но, напротив, всячески угождают не только светской власти, но и крупному бизнесу (олигархаты), либеральной интеллигенции и иностранным и иноверным господам, закрывая глаза и уста на творящееся беззаконие? 

И ведь не просто устроились, а еще и учат, что нынешнее положение Церкви (и соответствующее ему дело Ее духовного служения) самое лучшее – после угнетения со стороны царей и Сталина! Я напомню «безумные глаголы» патриарха Кирилла и его рупора В.Легойды, обладателя особняка в Австрии и непосредственного ведомственного начальника белорусского Лепина, сказанные ими в дни недавнего последнего Архиерейского Собора о «великом» Поместном Соборе 1917-1918 гг.: «Решение Собора означало важнейшую вещь: Церковь стала свободной от государства. Мы как-то привыкли считать, что государство подавляло Церковь в XX веке. Но и ведь и предыдущие 200 лет Церковь фактически управлялась государством… Синод фактически заменял патриарха… Кстати сказать, и до синодального периода Церковь была довольно плотно связана с государством. Уникальность же современной ситуации – именно в том, что сегодня, быть может первый раз за тысячелетнюю историю Русской церкви она настолько свободна в отношениях с государством. Это означает, что в процессе взаимодействия каждая из сторон безоговорочно сохраняет свою независимость… И это повод для радости и поддержки». То же самое примерно глаголет и безвольный и недееспособный в святительском служении минский митрополит Павел. 

Это «покаяние в грехе» клятвопреступления, предательства и цареубийства и либерального мятежа церковников в коллаборации с масонами и талмудистами?! Или, напротив, это стяжание дополнительного проклятия соучастием в темных делах 100-летней давности?! И ведь это твердая позиция либеральных хулителей из Московской Патриархии, которая на страницах своего гламурного «Фомы» по-иезуитски лукаво объяснит каждому «Почему Синод не вступился за царя»! 

А вспомним о самом главном событии в царском деле последних лет и даже всей постсоветской эпохи – масштабном ритуальном масонско-иудейском кощунстве в виде всероссийского показа «Матильды», за которое горой встало всё соответствующее сообщество Российской Федерации, да и той же Беларуси (во главе с Зиссером и Якубовичем). Тогда до дня начала самого сатанинского ритуала п.Кирилл не только ни слова не сказал, не собрал Собор, но – через свое окружение во главе с секретарем прот.А.Волковым (по иронии также зовут и гламурного секретаря митрополита Павла) и м.Иларионом – всячески подавлял выступление православно-патриотической общественности против великого зла. В Беларуси митрополит Павел попытался было что-то возразить в телепрограмме для узкого круга, но, когда дело дошло до дел и маленького Креста, «благословил» кощуннику Лепину от лица Церкви выступить (в государственной комиссии по культуре!) против православных патриотов и в защиту царехульного зрелища. Богохульного зрелища, через которое ныне живущий народ (и множество священнослужителей) были соединены с «согрешившими и беззаконовавшими отцами нашими». Надо сказать, что часть архиереев и священников России и Белоруссии проявили волю и обличили беззаконие – внутри Церкви, а некоторые даже вовне. Однако соборные органы, которым принадлежит законная власть в Церкви, и, прежде всего, Синоды и предстоятели глухо промолчали и, по словам святителя Григория Богослова, «молчанием предали Бога». 

А все ли архиереи отдают должное внимание службам в день памяти Царских мучеников, Крестным ходам? Уж точно не патриарх и его свита! Посетив для галочки впервые царский крестный ход в Екатеринбурге в прошлом юбилейном году, в этом он не только не соизволил потрудиться над воздвижением своим участием всецерковного и всенародного значения этого Крестного хода, но даже не отслужил никакой службы в этот день, направившись прямо на молодежный форум. А главный сайт Патриархии, ведомый Легойдой и Иларионом, вообще в эти дни ничего не написали о праздновании царской памяти, ограничившись сухим упоминанием о Крестном ходе в Екатеринбурге (российские федеральные СМИ вообще принципиально игнорируют сие великое событие, собирающего многие десятки тысяч людей). Неудивительно, что численность самого Хода при таком отношении начала спадать! К слову, точно такое же отношение мы увидели и со стороны митрополита Павла в Белоруссии. Да и, будем честны, чего еще ожидать от чад Хрущева и его ставленника м. Ротова, для которого главные враги – «душители свобод» русские цари и опомнившийся либерал-революционер Сталин! Ну плевать они хотели на подвиг царя-мученика, да и на саму Церковь – не как частную корпорацию, а как «столп и утверждение Истины» (1 Тим.3:15), торжествующую в вечности, но неизменно гонимую и ущемляемую (и от этого не менее воинствующую) на Земле! 

А вопрос с самим прославлением царственным мучеников! Ведь со стороны высокопоставленных «церковных» либералов было оказано всяческое сопротивление полноценной канонизации Царственных мучеников (почему и канонизированы они лишь как страстотерпцы) – такой, которая позволила бы народу осознать и подвиг царя, и его искупительную его жертву, и сам грех! Как ни парадоксально, но во время самой канонизации был одновременно совершен «Грех недопрославления» – одно из типичных проявлений лукавой постсоветской эпохи, когда, видя неизбежность торжества правды (как и в случае с самим восстановлением Церкви), не будучи способными задушить движение, известные «товарищи», согласно тысячелетним наставлениям своих учителей, возглавляют его. Оттуда и происходит «душитель Церкви кровавый Сталин» (это мы еще не вспоминаем «кровавого» Иоанна Грозного, задавшего жар жидовствующим архиереям и иереям своей эпохи!) и «предатель патриарх Сергий», с одной стороны, и «оттепельщик Хрущев» с «выдающимся Никодимом» и «героические освободители Церкви Горбачев и Ельцин» – с другой стороны. «Патриархийцы» умышленно и навязчиво «прославляют» и без их «прославления» почитаемого святого царя Николая II как лишь «доброго и набожного христианина, примерного семьянина и смиренно принявшего неизбежную смерть». Но не как благочестивого православного самодержца, самоотверженного отца народа и добровольного жертвенного христоподражателя-искупителя – искупителя и лично их собственных церковных грехов. Они, кстати, несомненно размышляют и над тем, как в обход церковного народа угодить «уважаемым партнерам» из «элиты» и признать известные останки «царскими мощами»! 

Неудивительно, что при всех нынешних информационных возможностях Кирилл-ИларионЛегойда и иже с ними и пальцем не поворачивают, чтобы бороться за правду о царе, просвещать народ о ней, обличать льющуюся с экранов (особенно усердствуют штатные «патриоты» Соловьев-Шапиро и Жириновский-Эпштейн) ложь и клевету на царя – про его якобы безволие, недееспособность, непригодность к государственному и военному правлению, малодушное предательство в случае с исторически крайне сомнительным отречением от престола (которое, если оно и было, ничуть не изменяет сути дела), про якобы его желание бежать из России, наткнувшееся на отказ Британии принять родственника. На всю эту ложь существует уйма научных доводов – сухих и ярких, но вкупе неоспоримых. Но – лишь чавкающее молчание в ответ. А порой – и прямое поддакивание. Особым позором покрыли себя патриархийные фарисеи в случае с Натальей Поклонской, которая мужественно выступала в защиту и прославление царя – и в деле «Матильды», и в случае с иконой царя на «Бессмертном полке». И как бы грязно и подло на нее не набрасывались не только либеральные псиные своры, но и прикремлевское «племя Баранчиков», они и сквозь зубы не процедили в защиту и хрупкой женщины, и самой царской правды, ни слова, которое, конечно, могло бы вызвать неудовольствием тех же «товарищей» из «российской элиты» (и не только российской). Ибо, раз уж о своре: «стражи Израилевы слепы все и невежды: все они немые псы, не могущие лаять, бредящие лежа, любящие спать. И это псы, жадные душею, не знающие сытости; и это пастыри бессмысленные: все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего, на свою корысть; приходите, говорят, я достану вина, и мы напьемся сикерыи завтра то же будет, что сегодня, да еще и больше» (Ис.56:10-12). А вспомним блестящий телеканал «Царьград», который быстро завоевывал российского (и не только) зрителя и, в частности, как раз прославился своей защитой правды о царе Николае II. И когда на него начались подковерные гонения и «случайные в рыночной экономике» финансовые проблемы у его попечителей, патриарх Кирилл с Легойдой и Иларионом пожалели сил, чтобы вступиться за него, и копейку – чтобы его поддержать (то ли дело гламурные «Парсуны» Легойды!). Да и, будем честны, они и за бесплатно не желали бы существования этого канала нелицемерного Православия! 

А ведется ли хотя бы минимальная просветительская работа по царской теме? Того же Златоуста протоиерея Александра Шаргунова (любая проповедь которого – духовный шедевр, в чем несложно убедиться) – днем с огнем не сыщешь в большинстве церковных лавок и магазинах. Хотя просто распространение книг его захватывающих дух проповедей было бы огромным вкладом в дело царского прославления и народного покаяния и метанойи! А дело духовного чада святителя Иоанна (Снычева), о распространении выдающихся (в частности, царско-исторических) трудов которого также уже молчим доктора наук, Олега Анатольевича Платонова с его сверхплодотворным Институтом русской цивилизации – настоящего подвижника в деле обличения лжи о царе Николае II, о «тайне беззакония» и прославления Святой Руси в целом! Его книги должны бы стать настольными в деле подлинного церковного просвещения народа (в общественно-историческом разрезе), просвещенного покаяния и возрождения святорусского самосознания. Но, напротив, его книг чиновники от Церкви чураются и боятся. В Белоруссии, напомним, именно в борьбе против распространения его книг был нанесен удар по просветительскому центру и издательству «Православная инициатива» В.В.Чертовича – удар талмудистов и либералов-западников, поддержанный тогда церковным руководством! Дело дошло до внесения трудов Олега Платонова в узкий список запрещенных «экстремистских» трудов Министерства информации РБ. При том, что, отметим, ученые-патриоты белорусской Академии наук (гораздо более ограниченные в свободе) относятся к Олегу Платонову с большим почтением и неоднократно приглашали в Минск даже в нелегкие посткрымские времена. Примерно то же самое и в России: предательски брошенный высокопоставленными церковниками на произвол русофобов-антицерковников и подконтрольных им чиновников, включая силовиков, этот служитель, в частности, народного покаяния за грехи цареубийства и либерально-революционной мятежности, находится ныне под гнетом тяжелых гонений и уж точно затыкания рта! К слову, – точно то же переживает ныне и православно-патриотический подвижник Владимир Бойко-Великий, во многом благодаря которому удалось затормозить ход инициированного с самого «верха» почитания «мощей Поросенкова Лога». 

А ведь слова Олега Платонова с опорой на святых, сказанные по тому же случаю Дня царственных мучеников, во всем подобны по духу и смыслу словам вышеуказанных проповедников, действительно церковны (в отличие от умничаний патриархийных мiролюбцевлюбимцем которых отнюдь не случайно оказался печально знаменитый белорусский «батюшка в натуре» А.Кухтахулящий самого святого царя) и как раз и ведут народ (если, конечно, эти слова ему доносят его пастыри) к покаянию и умудрению, в частности, по вопросу о возрождении с Богом Святой Руси: «Убийство Царя Николая II и его семьи – самое тягчайшее преступление во всемирной христианской истории. Силы, которые замыслили и осуществили его, покушались не просто на личную жизнь русского Царя, его супруги и детей, а на мировой порядок, заповеданный человечеству Иисусом Христом. В подвале дома Ипатьева совершилось ритуальное действо, была перейдена мистическая черта, за которой под ногами человечества разверзлась пропасть, поглотившая в революциях и войнах XX века около 100 миллионов людей, и, ускорив духовную деградацию остальной части человечества в трясине западной цивилизации и “массовой культуры”, вплотную приблизила конец мира. Мистический смысл преступления, совершенного в ночь с 16 на 17 июля 1918 г., состоял в том, что был убит не просто носитель верховной русской власти, а Удерживающий Христианской цивилизации, противостоящей тайне беззакония, воплотившейся в западной цивилизации, ядром которой сегодня являются Соединенные Штаты Америки… 

Русская духовная мысль все более глубоко обосновывает главную формулу Русской цивилизации, выражающуюся в святой триединой соборности: по словам, митрофорного протоиерея Василия Бощановского, Самодержавие – Православие – Народность. В ней нет ничего случайного. Каждый элемент выстрадан, вымолен, выпрошен у Бога”. Церковь как неиссякаемый источник чистой, ничем не замутненной Христовой Истины; русский народ как хранитель и убежденный почитатель этой Истины; православный русский Царь как первый Сын Православной Церкви и первый слуга своего народа, принявший на себя подвиг служения своему великому народу в духе Церковью проповедуемого, народом хранимого и исповедуемого Православия. Здесь все – и Церковь, и Царь, и Народ – стало сознательно, убежденно нацелено на служение единой Божественной Истине. Ее духом должна была насытиться жизнь великого народа – личная, семейная и государственно-общественная. Русское государство по плоти и крови своей от мира сего, но по духу оно не от мира сего, ибо его основное задание – не только внешнее устроение жизни Русского народа, а воплощение (конечно, в меру своих сил) в жизни Русского народа Царства Божия, Царства Христовой Истины, от любви и милосердия. Вот почему Русское Царство, по глубокому пониманию русских праведников, не просто царство земное, а Русь Святая – Православная, Дом Пресвятой Богородицы… 

Гибель Русского Царя до предела обострила столкновение двух цивилизаций – русской, православной, духовной, и западной криминально-космополитической. Это столкновение стало и последним актом, итогом двухтысячелетнего конфликта между Православием и западной идеологией. Святая Русь, Россия с момента принятия Христианства была главной христианской страной, наиболее последовательно сохранявшей чистоту веры. Русским людям был дан величайший дар служить главным носителем чистоты Православия. Но дар этот сопрягался с огромной духовной тяжестью и ответственностью. И русский народ на каком-то этапе, еще задолго до революции, не выдержал тяжести и ответственности. Богоотступничество – первоначально среди космополитизированного дворянства и интеллигенции уже в XVIII-XX веках – создало в русском обществе слой людей, потерявших чувство высшего служения, не понимавших духовного величия Православия и особой миссии русского Православного Царя. Духовное разложение образованного слоя постепенно вело к разложению и народных масс, хотя подавляющая часть русских людей сопротивлялась этому. 

Был ли у России шанс уйти от разложения и революции? Был ли другой путь, чтобы избегнуть цареубийства и катастрофы? Безусловно, был. Об этом свидетельствует появление среди русского народа двух великих святых – Иоанна Кронштадтского и Царя Николая II. Первый огненным слогом предупреждал русских о последствиях отступничества народа от православного служения. Второй был примером православного национального вождя, способного вести народ к высочайшим духовным вершинам и земным достижениям. Под водительством этих святых русский народ мог совершить прорыв в духовном разложении российского дворянства и интеллигенции, остановить наступление западной цивилизации. Однако большая часть народа [еще раз вспомним, что во главе их стали архиереи «Святейшего Синода», который ныне во многом заменен «Святейшим патриархом Кириллом»] приняла сторону не святого Православного Царя, а вождей западной цивилизации – Временного правительства и большевиков, лукаво обещавших построить “рай на земле”. 

Значительная часть русского народа либо поддержала цареубийц, либо равнодушно взирала на преступления, совершаемые ими. Десятки миллионов жертв стали справедливой Божьей карой за это отступничество. Как древние евреи лишились своего избранничества за отступление от Бога, уступив место христианским последователям Нового Завета, так и мы, русские, наказаны за свое отступничество от православного служения. Мы все, русские, виноваты, что не смогли сохранить своего православного царства, допустили уничтожение Православной Монархии. При нашем попустительстве был отрешен от власти последний русский Царь – Помазанник Божий, при нашем попущении была убита Царская семья и власть в стране захватили большевики, носители антирусской, антиславянской идеологии. В том кошмаре, какой создали в нашей стране последователи враждебной идеологии, нашлось немало русских людей, которые, забыв Бога и Царя, приняли сначала большевистский, а затем современный криминально-космополитический порядок. Череда чуждых России, жестоких и корыстных правителей от Ленина и Троцкого до наших дней обессилили нашу страну, превратив ее территории в кормушку для разных мастей преступников, жуликов и международных аферистов в авторитарном государстве за ширмой управляемой демократии». И, смею вас заверить, дорогие друзья, вот уже 101 год мы с вами находимся по уши в полной демократии (там в середине еще требуются «-рь-»). Безнадежно усугубляющейся и, со времени смерти Сталина, без малейших признаков контрреволюционного разворота, приведшей к почти завершенной «агонии революционно-демократической России». И ведь те же В.Путин и А.Лукашенко – не виновники, а скорее жертвы и заложники такого «демократического» положения и хода дел: даже если бы и могли они править по-христиански, не может Господь так благословить через них нераскаянный народ. 

Говоря о «деятельностном покаянии», можно было бы указать и на снятие соответствующих художественно-просветительских фильмов про святого царя, на которые, несомненно откликнулись бы выдающиеся режиссеры типа Н.БурляеваН.Михалкова и иных. Да и на снятие фильма общецерковного, соборно благословленного на распространение, что еще важнее. Или на строительство храмов в честь святых Царственных мучеников. Красноречивый пример из Минска: в ответ на просьбу прихожан о строительстве в честь них храма-часовни около строящегося храма преподобного Серафима Саровского, митрополит Павел сразу толерантно «смягчил» их предложение до Новомучеников и исповедников Русской церкви, а потом и до Благовещения Богородицы (в честь которого и без того в Минске строится собор). Толерантность – ко всему и всем, кроме братьев и сестер, а особенно ревнителей Православия, – и есть главное свойство ОВЦС-ных архиереев и иереев. О строительстве памятников царю и его семье (хотя бы при приходах), о проведении просветительских мероприятий, о работе с историками по поводу освящения соответствующих событий в учебниках для учащейся молодежи. И о другом. Вспомним еще раз хотя бы об упомянутых церковном (не)установлении Поста в день мученической кончины Царских мучеников и о (не)совершении всецерковных покаянных молитв. Но довольно и этого. Всё понятно и так. 

Нынешнее верховное церковное священноначалие (и возвышенные ими лица в низших санах и без оных) не проникнуто ни покаянием (в том числе за реальное уже соучастие в грехе 1917 года и всего XX века), ни болью за Церковь, Русь и народ и всё с ними творимое. Для выходцев из ротовского ОВЦС духовно и душевно близки не ревнители Православия, не простой верующий (и еще неверующий и страждущий) народ, а влиятельные и богатые бизнесмены, чиновники и просто модные знаменитости, а также иностранцы и иноверцы. Для них близко богословие точно не святых отцов (если только в абстрактно-отвлеченном виде), не святых Серафима Саровского и Иоанна Кронштадского. И уж точно не тема православного царства, Катехона и Святой Руси. Для них близко католическое схоластическое пустословие и протестантские а-ля шмемановские или кочетковские импровизации. Тех же, кому оно близко, это высшее начальство стремится локализировать и побыстрее отправить, например, на позорную «архиерейскую пенсию». 

Однако, как и их фарисейские предшественники 2000-летней давности они обречены и будут посрамлены. Средостение между Богом и русским народом, которое они воздвигли, будет разрушено Самим Богом – увы, не без большой встряски всей Руси, уже начавшейся на Украине. Победа будет за правдой, Царственными мучениками, всеми Новомучениками и исповедниками и радетелями Святой Руси. Завершающие слова статьи Олега Платонова напоминают «остающийся в силе завет святого праведного Иоанна Кронштадтского: “Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу; и будет, по завету князя Владимира – как единая церковь. Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня”». 

Пантелеимон Филиппович

.

.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники